Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
grevtsov.doc
Скачиваний:
52
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
2.09 Mб
Скачать

§ 3. Практические критерии самостоятельности социологии права

В юридической науке также можно встретить мнение, в соответствии с которым основными критериями самостоятельности науки является наличие собственных предмета и метода. Более конкретно это означает, что та или иная область научного знания обретает статус самостоятельной науки только тогда, когда у нее: 1) определен свой предмет, т. е. область социальной действительности, требующая или нуждающаяся в изучении и объяснении; 2) разработаны свои способы, приемы познания предмета.

Такой подход не бесспорен, поскольку далеко не всегда удается обосновать самостоятельность науки, опираясь только на названные выше критерии. Примером здесь может быть социология. Последняя давно сложилась и заявляет о себе в качестве самостоятельной науки, однако споры о ее предмете не затихают и сегодня. Если следовать названному выше правилу, то получается, что социология как наука не существует, поскольку нет предмета, который бы «принадлежал» только ей. Да и с методом социологии, если иметь в виду его принадлежность именно социологии, не все так ясно.

Дело, конечно, не только в том, что развитие современной науки оставляет все меньше оснований для вывода, будто каждая наука, чтобы обрести самостоятельность, должна очертить свой предмет и разработать свой метод. Многие науки успешно развиваются в качестве самостоятельных, хотя нацелены на одну и ту же область социума и используют если не один и тот же метод, то во многом единообразные приемы и способы познания

предмета.

В этом смысле небезынтересно замечание Э. Дюркгейма, который полагал, что прогрессивное развитие науки выражается главным образом, в том, ЧТО трактуемые ею вопросы не остаются в стационарном состоянии; лишь

22

Глава I

тогда говорят про данную науку, что она двигается вперед, если ею устанав­ливается дотоле неизвестная законосообразность явлений или, по крайней мере, открывается ряд новых факторов, которые, не позволяя делать окончательных выводов, способны изменить самую точку зрения на затрагиваемую проблему." Приведенная мысль может быть интерпретирована в том смысле, что дело не в предмете как таковом, а в том, какие его грани, с каким результатом изучаются и объясняются.

Если принять во внимание и это положение, то нельзя не признать, что ориентация только на предмет и метод может скорее запутать, нежели утвердить во мнении относительно самостоятельности той или иной науки. Это, можно сказать, теоретические критерии, способные содействовать решению, но не определять его. Не менее важными могут быть результаты в виде новых фактов, закономерностей и пр., которые устанавливаются, объясняются в рамках данного научного направления.

Пытаясь разобраться в статусе той или ной науки, необходимо опираться не только на теоретические критерии (предмет и метод), но и на практические. К числу таких критериев можно отнести следующие. Во-первых, наличие корпуса профессиональных ученых, которые ведут исследования в определенном направлении и добиваются научных результатов. Во-вторых, более или менее регулярные научные публикации, в которых представлены результаты научных изысканий (статьи, монографии), ведутся научные дискуссии и пр. В-третьих, наличие кафедр, где готовятся научные кадры. В-четвертых, важным критерием самостоятельности науки является наличие научно-исследовательских институтов по профилю, проведение научных конференций и симпозиумов.

Очевидно, что использование названных выше критериев в системе позволяет составить более полное представление о статусе той или иной научной дисциплины, в том числе и социологии права. И напротив, если ученый обращается только к какому-то одному критерию, сделанная им оценка статуса той или иной науки вряд ли может быть признана взвешенной. В частности, в содержательной работе известного французского ученого Ж. Карбонье можно встретить подобную попытку, которую вряд ли следует признать удачной. Указав на появление социологии права в XX в., он тут же углубляется в даль веков, обращаясь, в частности, к Аристотелю, что как раз и свидетельствует об использовании в данном случае только одного критерия.12

11 Дюркгейм Э. Самоубийство. М., 1994. С. 3.

12 Карбонье Ж. Юридическая социология. С. 74 и ел.

Социология как наука: проблемы самостоятельности (статуса) 23 § 4. Статус и структура социологии права

Под статусом науки можно понимать, во-первых, ее положение (место) I системе родственных наук; во-вторых, ее самостоятельность; в-третьих, востребованность результатов науки обществом, что может проявляться не только в форме оперативного использования разработок науки, но и в ее институционализации, финансовых вложениях в нее со стороны государства и общества, характере представления науки (ее параметров) в средствах массовой информации и др.

Положение социологии права в системе общественных наук, в первую очередь по отношению к правоведению и общей социологии, не определено достаточно четко. К примеру, Н. Риффель, классифицируя современные течения в социологии права, выделяет три группы мнений по поводу соотношения последней с юриспруденцией: 1) социология права понимается как вспомогательная дисциплина в рамках правоведения (А. Нуссбаум, К. Ллевеллин и др.); 2) социология права рассматривается в качестве разновидности теории права (Э. Дюркгейм, А. Хегестрем, В. Лундштодт, Н. Луман и др.); 3) социология права является отраслью общей социологии или самостоятельной социологической дисциплиной (Е. Эрлих, Ж. Гурвич, М. Вебер, Р. Кениг и др.).13

Большинство отечественных ученых-юристов отстаивают тесную связь социологии права с теорией права, но одни считают, что социология права существует наряду с теорией права, другие же — внутри последней.

В. Н. Кудрявцев и В. П. Казимирчук полагают, что социология права является самостоятельной наукой, представляя собой определенным образом структурированную систему знаний о праве. Ученые считают, что сама перспектива единства (но не тождества) общей теории права и социологии права в настоящее время представляется уже достаточно определенной.14 11есколько раньше и более определенно такую позицию аргументировал Э. В. Кузнецов.15

Э. В. Тадевосян утверждает, будто социология права является отраслью общей социологии.16 Пытаясь аргументировать свое мнение, ученый, в частности, пишет, что социология права исследует социологическое в праве, г. е. рассматривает право как одну из социальных подсистем, как социальный

13 Riffel H. Rechtssoziologie. Eine sistematische Orientirung. Nuewied-Berlin (West), 1974. S. 404.

14 Кудрявцев В. Н., Казимирчук В. П. Современная социология права. М., 1995. С. 14.

15 Кузнецов Э. В. Философия права в России. М„ 1989. С. 136-138.

16 Тадевосян Э. В. Социология права и ее место в системе наук о праве // Государство и право. 1998. № 1. С. 46 и ел.

24

Глава I

институт. Это, по его мнению, означает, что право изучается данной наукой сточки зрения проявления в нем прежде всего интересов, ценностей и норм, действий и взаимодействий личностей, социальных групп и общества в целом. Поэтому, продолжает Э. В. Тадевосян, непосредственным объектом социологии права, строго говоря, является не само право, а его взаимосвязь и взаимодействие с социумом, что находит свое выражение как в социальной обусловленности права, так и в воздействии права на социальную реальность.

Что же касается юриспруденции, то это более частная общественная наука, в задачу которой входит изучение юридического в праве, т. е. исследование права как юридического института, правовой системы, внутренних закономерностей и механизмов взаимодействия ее структурных элементов.17

Трудно не заметить, что Э. В. Тадевосян пытается свести юридическую науку к так называемому нормативистскому направлению, когда предлагает юристам заниматься только изучением юридического в праве, главным образом, анализом внутренних закономерностей взаимодействия структурных элементов права. Чего стоит такой анализ, если «чистая» юриспруденция не должна даже пытаться изучать связи права с интересами людей, их поведением, взаимодействие права с социумом?

В этой связи не будет лишним напомнить классические исследования ученых, в юридическом характере которых вряд ли кто будет сомневаться: исследования цели и интереса в праве Р. Иеринга, методологическое требование Б. А. Кистяковского заниматься изучением права, воплощенного в социальный факт, исследования С. А. Муромцева. Последний в своем основном труде «Определение и основное разделение права» пытается не только объяснить социальную природу права, установить социальные законы его развития, но и формулирует важный методологический принцип учения о праве как социальном явлении: «Главная особенность определений, которые должны быть предложены в первом разделе этого труда, — разъясняет С. А. Муромцев, — состоит в том, чтобы вместо совокупности юридических норм под правом разуметь совокупность юридических отношений (правовой порядок). Нормы же представляются как некий атрибут порядка».18

В дополнение можно обратить внимание еще на одно обстоятельство. Э. В. Тадевосян упускает из виду чрезвычайно важный, принципиальный момент, относящийся к предмету социологии права. Дело в том, что социология права важнейшей своей задачей считает изучение действия права.

17 Там же. Необходимо заметить, что само название статьи Э. В. Тадевосяна не говорит в пользу отстаиваемой им позиции.

18 Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. М„ 1879. С. 47.

Социология как наука: проблемы самостоятельности (статуса) 25

г)то весьма специфическая область юридической практики и вряд ли в рамках общей социологии, отрываясь от «юридического», можно надеяться на ее конструктивное изучение.

Современный исследователь данной проблемы В. В. Лапаева полагает, что без использования теоретического потенциала юридической науки социология права не может обрести статус полноценной научной дисциплины и будет представлять комплекс эмпирических исследований, не выходящих на фундаментальные проблемы правовой жизни общества. Наиболее плодотворно социология права может развиваться в рамках правоведения как отрасль последнего.19

Спор о месте социологии права и ее статусе, конечно же, нельзя рассматривать только как научную дискуссию о понятиях. За этим следует видеть весьма практические вопросы и перспективу: где, на каких факультетах должны создаваться кафедры социологии права, а значит и готовиться специалисты в этой области?

Следует согласиться с В. В. Лапаевой, что развитие социологии права в рамках общей социологии в качестве самостоятельной науки вряд ли возможно, поскольку ее теоретический потенциал будет крайне скуден и она, рано или поздно, будет сведена к фактологической базе, обслуживающей интересы ученых той или иной отрасли общей социологии. К этому можно добавить, что и судьба результатов исследований права, проведенных в соответствии с предложениями Э. В. Тадевосяна, вряд ли может быть нпечатляющей, поскольку они не могут быть востребованными в полной мере ни социологами, ни юристами.

Как отмечалось выше, статус науки выражается в мере востребован-i юсти ее результатов практикой, в первую очередь, теми структурами, которые формируют политику развития той или иной сферы общественной жизнедеятельности, а также в характере институционализации науки в обществе. Необходимо заметить, что получение информации об этом, особенно

0 востребованности результатов социологии права, дело весьма не простое.

1 Ie претендуя на полноту и окончательный характер такой информации, обратим ннимание на следующие данные.

Если выдерживать хронологию вопроса, то в первую очередь следует признать, что востребованность результатов немногочисленных отечественных исследований, основанных на энтузиазме нескольких ученых, имела место, главным образом, со стороны самих ученых.

Что касается практических вопросов развития социологии права, то можно предположить, что на базе проведенных социологических исследований правосознания, общественного мнения, источников юридической информации

19 Лапаева В. В. Социология права: в поисках новой парадигмы // Государство и право. 1992. №7. С. 20 и ел.

26

Глава!

населения, качества юридических услуг, получаемых гражданами в различныхюридических учреждениях, условий труда профессионального юриста (судейского корпуса)20 происходило и продолжает происходить некоторое обогащение и развитие практического сознания. Главным свидетельством этого процесса можно считать возникновение интереса к таким категориям и институтам юридической действительности, которые прежде находились в глубокой тени: к общественному мнению о праве, роли профессионального юриста и самих носителей правомочий — граждан в процессе действия права, к социальным последствиям действия (бездействия) права в обществе, социальной ценности права и др.

Структура современной социологии права отражает, в первую очередь, историю ее возникновения и развития в той или иной стране. Это значит, что пока еще рано говорить об общей для всех стран структуре социологии права как науки. А. Подгурецкий находит основания для того, чтобы четко различать географически очерченные центры социологии права: скандинавской, итальянской, американской, польской и др.2'

Некоторым достижением научной мысли является выделение европейской и американской школ социологии права. Предпочтения европейской школы очевидны и касаются теоретической основы социологии права. В американской школе многие ученые отдают приоритет тем методам, которые способны привести к быстрому и конкретному результату, пользе (одним из самых известных исследований, которое когда-либо было проведено в США, является исследование деятельности присяжных заседателей).

В скандинавской социологии права проводятся как теоретические исследования, основным мотивом которых является выяснение общего содержания справедливости (А. Хегестром, В. Лундстедт, К. Оливекрона и др.), так и конкретные (эмпирические) правовые исследования, в которых идея справедливости получает то или иное практическое отражение применительно к конкретной области жизнедеятельности (к примеру, чувство справедливости у школьников, справедливость норм трудового права, социаль­ное содержание деятельности правосудия и др.). В итальянской социологии права наиболее заметный мотив — исследование судейского корпуса.

Все это свидетельствует, что здание социологии права, его основные элементы еще только возводятся, причем происходит это не по единому проекту.

20 См. об этом: Казимирчук В. П. Социологические исследования в праве; Кудрявцев В. Н,, Казимирчук В. П. Современная социология права; Соколов И. Я. Профессиональное сознание юристов. М., 1998; Гревцов Ю. И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996 и др.

21 Подгурецкий А. Очерк социологии права.

Социология как наука: проблемы самостоятельности (статуса) 27

Можно повторить вывод о том, что все предшествующее развитие социологии права проходило на основе самостоятельного выбора исследователями той или иной грани объекта, методологического U методического предпочтений.

Все это, безусловно, важный и необходимый этап развития социологии права. Но не менее ощущается необходимость последующих, на которых должна происходить отработка общих принципов и структуры социологии права. Общих — не в смысле ограничения свободы исследователя, а в плане формирования науки, которая не зависит уже полностью от местных приоритетов. Вряд ли кто сегодня всерьез будет говорить об американской, российской или французской математике, хотя можно говорить об оригинальных математических исследованиях во Франции, России, Америке.

Если попытаться в первом приближении очертить структуру социологии права как общей науки, то, очевидно, сегодня можно говорить об очень скромном наборе критериев, на основе которых данную структуру можно было бы отчетливо обозначить.

Во-первых, это два крупных элемента в современной социологии права — теоретический и эмпирический. Нужно отказаться от попыток разорвать, обособить или противопоставить указанные элементы в социологии права, которая немыслима в качестве самостоятельной науки вне единства данных элементов (в смысле взаимной потребности и взаимного обслужи­вания).

Результаты конкретных исследований права — это почва, на которой только и могут произрасти плоды самого высокого теоретического умозаключения. В свою очередь, развитие концептуальной части социологии права должно плодотворно сказываться на ориентациях ученых в области предмета исследования, выборе метода и др.

Во-вторых, можно говорить о структуре социологии права, состоящей из трех основных элементов: 1) позитивная социология права, в рамках которой исследуются и объясняются процессы происхождения, действия права и связанных с ним явлений (знание права, отношение к праву, юридическим учреждениям, престиж права, стиль поведения профессионального юриста и др.); 2) патология права, где концентрируются вопросы и методы изучения болезненного состояния права и правонарушений, а также связанные с ними явления — ригоризм и терпимость, социальная природа ответственности и наказания, пенитенциарная социология, стиль поведения в административной и уголовной юрисдикции и др.; 3) методы и методики исследования, которые включают как теоретические, так и прикладные приемы и способы изучения и объяснения права, его явлений в современном обществе.

28

Глава!

Литература для дополнительного чтения

  1. Дюркгейм Э. Метод социологии // Дюркгейм Э. Социология. М, 1995.

  2. Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1998.

3. Кулчар К. Основы социологии права. М., 1981. А. Лукич Р. Методология права. М., 1981.

  1. Монтескье Ш. Л. О духе законов. М., 1955.

  2. Право и социология. М., 1973.

  3. Рулан Н. Юридическая антропология. М., 1999Ч

  4. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

  5. Социология: Основы общей теории: Учебное пособие / Под ред. Г. В. Осипова, Л. Н. Москвичева. М., 1996.

10. Юридическая социология: Учебник для вузов/ Отв. ред. В. А. Глазырин. М., 2000.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]