Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
grevtsov.doc
Скачиваний:
52
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
2.09 Mб
Скачать

Глава III

КРАТКИЙ ОЧЕРК ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ ПРАВА

§ 1. Европейская школа в социологии права

Зарождение социологии права происходило, как уже отмечалось, на европейском континенте, в европейских университетах. Это был интересный и неоднозначный процесс, истоки которого можно искать сколь угодно глубоко, но мы ограничим поиск первой половиной XX столетия. Однако, пытаясь воспроизвести данный процесс, придется в какой-то мере отходить от сформулированного выше правила — использования всей системы критериев при обосновании статуса и характера науки. Но, видимо, это неизбежно, поскольку давно сложилось так, что процесс становления и развития науки прослеживался, главным образом, через концепции, идеи, выводы того или иного ученого (а не через наличие и количество кафедр, НИИ и др.).

Рудольф Иеринг (1818-1892) — яркий представитель течения в европейской социологии права, которое получило название право в категориях социальных целей. Р. Иеринг был, в первую очередь, ученым-юристом, на что указывают многие его предпочтения. В частности, право он понимал как совокупность юридических норм, исходящих от государства и опирающихся на возможность организованного государством принуждения к их исполнению.

По Р. Иерингу, основной признак права, позволяющий отличать право от морали, иных социальных явлений, — признание того или иного правила

государством в качестве правового, а также осуществление права с помощью государственной власти. Естественно, что в этом Р. Иеринг решительно расходился с другими учеными-юристами, работавшими в области социологии права. В частности, с немецким ученым, которого принято считать основателем социологии права, — Е. Эрлихом. Последний видел источник права не в государстве, а в обществе. В отношении же принуждения как признака права Е. Эрлих писал: «Из необозримого количества жизненных отношений только немногие ввиду исключений привлекают внимание судов и других учреж­дений. Ведь наша жизнь протекает не перед учреждениями. Есть миллионы людей, которые вступают в бесчисленное количество правовых отношений и которые настолько счастливы, что никогда не обращаются ни к одному учреждению».1

Вместе с тем Р. Иеринг, по определению Ж. Карбонье, был блистательной личностью, сумевший преодолеть ограниченность позитивистского подхода. Это, в первую очередь, проявилось в его учении о воле и интересе в праве.

Ж. Карбонье по этому поводу пишет, что Р. Иеринга привлекала не государственная воля, не спящая воля, но воля сражающаяся, столкновение воль, конфликт интересов.2 Его мысль о том, что отстаивать свое право — нравственная обязанность каждого, иллюстрирует уверенность ученого: право вплетено в повседневную жизнь.

Р. Иеринг в какой-то мере заставил юристов почувствовать некоторую бесплодность абстрактных понятийных конструкций, приучил их осмысливать право по преимуществу в понятиях интересов (откуда и идет название «юриспруденция интереса»).3

Ученый полагал, что право существует для реализации определенной цели. Последняя заключается в обеспечении условий общественной жизни и поэтому связана с содержанием права. Содержание права бесконечно разнообразно, в нем нет или почти нет ничего универсального, поскольку право не может осуществлять одни и те же нормы для всех времен и народов. Оно должно адаптировать нормы к условиям жизни того или иного народа, уровню его цивилизации и потребностям времени. Мерилом права служит не истина, а цель. Последняя всегда относительна. Некоторые правовые принципы, считал Р. Иеринг, встречающиеся во всех странах, имеют некоторое сходство с истиной, но называть эти принципы истиной неточно. Они являются результатом опыта, обеспечивающего достижение определенных целей.4

1Цит. по: Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 206.

2 Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986. С. 92.

3 Там же. С. 93.

4 Цит. по: Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. Москва- Будапешт, 1996. С. 179 и ел.

Краткий очерк возникновения и развития социологии права 43

Австро-германский ученый Евгений Эрлих (1862-1922) принадлежит к направлению «право в категориях внутреннего порядка человеческих ассоциаций». Его считают основателем социологии права, причем не только в ее концептуальной, но и практической части. В. А. Туманов пишет, что Е. Эрлих вплотную подошел к тому, что впоследствии стали называть конкретными социологическими исследованиями права и его явлений.5

В своей работе «Основы социологии права», изданной в 1913 г. (на русский язык не переводилась), он так выразил основную идею своей книги и социологии права как науки: «Говорят, что любая книга должна быть такой, чтобы ее смысл мог быть выражен в одной-единственной фразе. Если подвергнуть мою книгу такому испытанию, то эта фраза прозвучит следующим образом: центр тяжести развития права в наше время, как и во все времена — не в законодательстве, не в юриспруденции, не в судебной практике, а в самом обществе».6

Чтобы понять истоки права, процесс его развития, считал Е. Эрлих, следует прежде всего изучать порядок, существующий в союзах. Причина неудач всех предшествующих попыток объяснить право состояла в том, что они исходили из правовых предписаний, а не из этого порядка. Подобно тому как в далеком прошлом право представляло собой порядок, существующий в родах, семьях, домах, так и сегодня его следует искать в правилах, определяющих внутренний строй союзов и установленных с помощью соглашений, договоров, уставов.

Таким образом, по Е. Эрлиху, именно внутренний порядок человеческих ассоциаций, а не юридических установлений, определяет и человеческую судьбу, и право. Важнейшим нюансом в размышлениях ученого можно считать его мнение, что сами люди рассматривают свои права как нечто, исходящее из их взаимоотношений, а не из юридических положений, которыми эти взаимоотношения регулируются.7

Понятно, что в рамках различных ассоциаций могут складываться и складываются самые различные нормы, в том числе и нормы права. В этот процесс «вплетается» обычно и правотворческая деятельность государства, которое является, по мнению Е. Эрлиха, одной из ассоциаций.

В научной литературе можно встретить мнение, что Е. Эрлих ввел в научный оборот два термина: «право в жизни» («живое право») и «право в книгах». Причем довольно заметна интерпретация данных понятий как противостоящих друг другу. По-видимому, такие интерпретации не совсем кор­ректны, поскольку Е. Эрлих писал о том, что превращение норм права,

5Туманов В. А. Буржуазная правовая идеология. М., 1971. С. 258.

6 Цит. по: Там же. С. 244.

7 См. об этом: Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. С. 181.

44

Глава III

изданных государством, в основополагающие правовые нормы происходит тогда, когда эти нормы становятся частью живого права, т. е. применяются,используются людьми в процессе их повседневного взаимодействия.

Живое право, считал ученый, всегда находится в состоянии эволюции и всегда идет впереди права, исходящего от государства. Поэтому, подчеркивал Е. Эрлих, задача юриспруденции состоит в том, чтобы смягчать напряженность, существующую между этими видами права в обществе. Право, таким образом, является продуктом социального развития и одновременно его фактором, стимулом.8

Другим смягчающим фактором, по мнению Е. Эрлиха, должны быть суды, правда, в тех случаях, когда имеется пробел в праве. В данном случае суды должны решать споры на основе живого права и отказываться применять застывшие или малоподвижные предписания закона государства.

И еще одна примечательная деталь — Е. Эрлих настаивал на введении на юридических факультетах курсов экономики, статистики, социологии и социальной психологии. В отношении социологии его проект, как видим, реализуется.

Разумеется, главные положения Е. Эрлиха были восприняты учеными неоднозначно. Наиболее часто он критикуется за неоправданное смешение обычаев и права.

Приведем пример достаточно профессиональной критики: Е. Эрлих делает различия между правовыми нормами, издаваемыми государством для конкретных целей, такими, как нормы, необходимые для защиты конституции, финансов, административной структуры и др., и юридическими нормами, с помощью которых государство лишь санкционирует некоторые социальные факты. Однако вопреки его заключениям относительно важности обычая, кажется, что сознательно творимое государством право все более расширяет свою сферу в ответ на современные общественные условия, требующие все большего государственного вмешательства. И это отодвигает обычай в тень общественной жизни.9

Соглашаясь с общим тоном замечаний, полагаем все же, что наиболее известные и интересные рассуждения и выводы Е. Эрлиха касаются права частного, но никак не публичного.

Известно, что основной метод публичного права — это юридическая централизация, выражающаяся в велениях, исходящих из единого центра, каковым является государство, государственная власть. Последняя своими нормами указывает отдельному лицу его юридическое место, его обязанности

Краткий очерк возникновения и развития социологии права 45

и права по отношению к государственному образованию как целому. Только от нее, от государственной власти, могут исходить распоряжения, определяющие положение каждого отдельного человека в данной сфере отношений, и оно не может быть изменено никакой частной волей, никакими частными соглашениями. Регулируя все эти отношения по собственному почину и исключительно по своей воле, государственная власть принципиально не может допустить в данных областях рядом с собой никакой другой воли, никакой другой инициативы. Поэтому исходящие от государства нормы здесь имеют (и должны иметь) безусловный, принудительный характер; предоставляемые здесь права имеют в то же самое время характер обязанностей: они должны быть осуществлены, так как неосуществление права в этом случае является неисполнением сопряженных с ним обязанностей.10 Типичным примером является организация армии, министерств, уголовного преследования и др.

К совершенно иному приему прибегает право в тех областях, которые причисляют к сфере права частного. Здесь государственная власть должна воздерживаться от непосредственного и властного регулирования отношений; она не должна ставить себя в положение единственного определяющего центра, а напротив, предоставлять регулирование отношений в этой сфере множеству маленьких центров, которые мыслятся как некоторые самостоятельные единицы, как субъекты права.

Государство не предписывает в данном случае частному лицу стать собственником, наследником или вступить в брак, все это зависит от самих частных лиц. Но государство должно охранять такое правовое отношение, устанавливаемое частной волей."

Юридическая социология, пишет Ж. Карбонье, многим обязана )милю Дюркгейму (1858-1917). Причем, не только тем, что она позаимствовала из его общесоциологической концепции. Э. Дюркгейм самым непосредственным образом интересовался правом. Одна из его первых работ посвящена Ш. Л. Монтескье, он был знаком и часто навещал Л. Дюги. Многие и i известных трудов ученого включают юридическую проблематику, благодаря ему юридической социологии был открыт путь в «Социологический ежегодник».12

Э. Дюркгейм в некоторых своих работах затрагивал важные проблемы теории права. В частности, он писал: «Право вырабатывается в глубинах общества, а законодатель лишь освящает процесс, который совершился без

8 Там же. С. 183.

9 Там же. С. 192.

10 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 38-39.

11 Там же.

12 Карбонье Ж. Юридическая социология. С. 103.

Краткий очерк возникновения и развития социологии права

47

него... поэтому... необходимо узнать, как право формируется под давлением социальных потребностей, как оно постоянно закрепляется, через какие степени кристаллизации оно последовательно проходит, как трансформируется».|3

Известно внимание, которое Э. Дюркгейм уделял нормам права. Он считал, что правовые нормы благодаря своему общему, универсальному характеру способны поведать о социальных фактах значительно больше, нежели чувства, мнения.

Э. Дюркгейм внес заметный вклад в развитие социологии права своими идеями и разработками в области природы девиантного поведения, понятия и назначения (роли) преступности как социального явления.

Чрезвычайно актуальным является и его учение об аномии — состоянии общества, которое наиболее точно передается такими понятиями, как дезорганизованность, дезориентированность, беспомощность людей вследствие деформаций в нормативной системе социума.

Наконец, социология права обязана этому ученому многими понятиями, которые он в той или иной степени сформулировал: социальное принуждение, коллективное сознание и коллективные чувства (правосознание), институт (права), система (правовая) и др. Разработанные им правила социологического метода, в частности, первое из правил — правило объективности (социальные факты следует рассматривать как вещи), прочно вошли, считает Ж. Карбонье, в научный обиход социологов права.

Интересны идеи Э. Дюркгейма в области солидарности, коллективного сознания (чувств), поскольку именно с этими явлениями ученый связывал состояние правового развития общества. Обратимся к некоторым из его идей, поскольку они сохраняют актуальность для современной социологии права.

Э. Дюркгейм различал механическую и органическую солидарность в обществе.

Механическая солидарность — это солидарность людей вследствие сходства. Такая солидарность возникает в обществе, где люди незначительно отличаются друг от друга. Будучи членами одного и того же коллектива, люди испытывают зачастую одинаковые чувства, поскольку привержены одинаковым ценностям. Такая коллективность обычно сплочена, так как индивиды дифференцированы слабо.

В обществе, где индивиды не похожи друг на друга, различны, утверждается органическая солидарность. По Э. Дюркгейму, органический

консенсус, сплоченность рождаются именно вследствие дифференциации индивидов.

В каждом из названных типов общества возникает, существует и действует коллективное сознание, однако роль его в каждом из них принципиально различна. В обществах с механической солидарностью коллективное сознание всемогуще, оно покрывает всю коллективность, мгновенно реагирует в той или иной форме на поведенческие акты членов сообщества. И чем сильнее коллективное сознание, тем сильнее оно возмущается нарушениями общественного императива.

При господстве органической солидарности, где каждый волен думать, желать, поступать по своим предпочтениям, сфера бытия, покрываемая общественным сознанием, сокращается.

Обозначенные методологические посылки Э. Дюркгейм кладет в основу своих взглядов на преступность и наказание.

Преступность, с точки зрения ученого, является совокупностью актов, нарушающих императив или запрет либо непосредственно ущемляющих коллективное сознание. Соответственно и наказание, его смысл, считает Э. Дюркгейм, — не в том, чтобы вызвать страх или отвадить от чего-либо. Функция наказания — удовлетворять общее сознание, ибо последнее оскорблено деянием, совершенным одним из членов коллективности, оно требует удовлетворения. И наказание виновного служит таким удовлетворением, очевидным для всех.14

К социологам права европейской школы определенно можно причислить Макса Вебера (1864-1920), хотя круг его научных интересов и полученных им результатов, конечно, значительно шире. Ж. Карбонье пишет, что свой богатый междисциплинарный опыт М. Вебер использовал при разработке собственной социологии права. Она изложена в его главном труде «Хозяйство и общество» (1922 г.) и занимает в нем одну обширную главу.15

Одно из главных понятий для М. Вебера — «правовой персонал». Под последним ученый понимал, в первую очередь, руководителей, судей, юристов, которые выдвинуты обществом, чтобы обеспечить соблюдение определенных норм и применять санкции при их нарушении. По М. Веберу, правовой персонал играет определяющую роль как в деле правопонимания, так и в реализации правовых норм.

В ходе исторического развития правовой персонал выступал в разных ролях. В целом же развитие шло от иррационального типа правового персонала в ранних обществах (харизматический вождь, кади) к рациональному типу

13 Дюркгейм Э. Социология. М., 1995. С. 196-197.

14 Цит. по: Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 322.

15 Карбонье Ж. Юридическая социология. С. 118.

в современных обществах (управляющий, образованный, профессионально действующий юрист). Развивающееся общество, по мнению ученого, требует рационализации права. Можно говорить о законе М. Вебера, звучащем так: прогрессивное развитие права идет в направлении его рационализации, которая включает все возрастающую специализацию и бюрократизацию.

Несомненная заслуга М. Вебера в развитии социологии права выразилась в его методологических разработках. В частности, в применении к правовым явлениям основных принципов научной стратегии, получившей название «понимающая социология». Более конкретно последнее означало поворот исследовательской мысли к живому человеку, требование выяснения того, каким образом человек мотивирует свое поведение в юридической сфере.

М. Вебер настаивал на необходимости понять смысл, придаваемый каждым субъектом своему поведению. Осознание субъективных значений тех или иных поступков подразумевает необходимость классификации категорий или типов социального поведения.16

Рассмотренные положения имеют своей основой важное понятие «социальное поведение». Заслуга М. Вебера в разработке данного понятия общепризнана. В частности, ученый писал, что социальное поведение — это 1) рациональное, т. е. осмысленное, мотивированное поведение; 2) поведение в составе взаимодействия, когда каждый из субъектов взаимодействия совершает поступок, смысл которого он соотносит с позицией другого (или других) таким образом, что поступки оказываются взаимно ориентированными друг на друга. Положение дел в современной европейской социологии права с точки зрения ее институционализации, научного потенциала, публикаций, интересных постановок вопросов скорее обнадеживает, нежели разочаровывает. По мнению В. Н. Кудрявцева и В. П. Казимирчука, интересные исследования в области законодательства проводятся сегодня в Дании, Бельгии, Швеции. Так, в последние годы под руководством Б. М. Блэгвад в Дании проведена серия исследований в области трудового законодательства, по материалам которых предприняты определенные изменения в этой сфере. В Бельгии под руководством П. Винке проводятся социологические исследования общественного мнения по поводу уголовного законодательства.

Ведущую роль в развитии европейской социологии права, по мнению тех же ученых, играют французские и итальянские социологи. Можно назвать Ж. Карбонье, под руководством которого в 70-е годы были организованы и проведены исследования в области гражданского и семейного законодательства. Ж. Карбонье вносит также заметный вклад в развитие концептуальной основы социологии права.

16 Арон Р. Этапы развития социологической мысли, С. 490.

Краткий очерк возникновения и развития социологии права 49

Благодаря усилиям видного французского юриста А. Арно был организован и эффективно действует в г. Онати Международный институт социологии права. Чрезвычайно важно, что помимо конференций, коллоквиумов, в которых ежегодно принимают участие представители всех европейских стран, институт ведет подготовку студентов — специалистов в области социологии права.

Итальянский центр социологии права, расположенный в Милане, возглавляют такие видные ученые, как Р. Треверс и В. Феррари. Центр объединяет усилия многих юристов-социологов. Издается ежеквартальный журнал «Социология права».

Активная научная и педагогическая деятельность в области социологии права ведется и в Германии. Российским научным кругам известны работы Н. Лумана, Н. Риффеля, крупнейшего специалиста в области изучения общественного мнения Э. Ноэль-Нойман, занимавшей пост директора Института публицистики при Университете г. Майнца, польского ученого А. Подгурецкого, венгерского — К. Кулчара, югославского — Р. Лукича и др.

В заключение заметим, что для европейской школы социологии права ведущей тенденцией всегда была и продолжает оставаться разработка теоретических основ социологии права, ее методов, структуры, методологических принципов организации и проведения социологических исследований права и его явлений.

'

2. Американская школа в социологии права

В рамках данной школы сложилось значительное количество течений. Некоторые из них весьма своеобразны, однако общим мотивом развития американской школы в социологии права, в особенности начиная с 40-х годов XX столетия, можно считать направление, получившее название прагматического инструментализма, у истоков которого находились О. Холмс, Р. Паунд, К. Ллевеллин, А. Коэн и др.

Основные постулаты прагматического инструментализма сводятся к следующим положениям. 1. Право существует, чтобы служить потребностям, интересам людей, внешним по отношению к праву. По мнению О. Холмса, «первое требование состоит в том, что право должно соответствовать реальным настроениям и требованиям общества, независимо от того, правильны они или нет». Намерения или требования людей могут вступать в конфликты, и право должно решать их, с тем чтобы максимально реализовать Эти намерения и интересы. 2. Право является, по существу, совокупностью социальных средств — орудием реализации целей, вытекающих из намерений

и интересов. Право, таким образом, — вид сложной техники. Эта техника, по словам К. Ллеввеллина, обширна и сложна, официальные лица, создающие и применяющие право, рассматриваются как «социальные инженеры», в чьих руках средства права имеют большие возможности социального совершенствования. 3. Судьи, так же, как и законодатели, выступают творцами права, поэтому творцы закона должны обязательно опираться на первоначальные и окончательные решения суда в определении подлинных интересов и намерений и при их выражении. 4. Согласно теории эффективности закона норма считается эффективной, если суд или иной орган вынес на ее основе решение или опирался на нее как на закон (содержание правового предписания, включая его разумность и соответствие моральным критериям, может в значительной степени не отвечать его эффективности). 5. Судьи и другие должностные лица при толковании и применении эффективного закона должны ориентироваться на его конечную цель. Судьи не должны следовать буквальному смыслу закона, а также прибегать к умозрительной логике или другим формалистическим методам — нормы права должны интерпрети­роваться в свете обоснованных целей и других задач, характерных для данного закона. 6. Успех применения закона должен быть оценен по последствиям его применения: если намеченные последствия наступили, тогда применение закона признается успешным.17

В нашей научной литературе при рассмотрении американской правовой теории, чаще используется понятие «правовой реализм». Современный американский исследователь пишет, что название «правовой реализм» в большой мере применимо к американской теории прагматического инструментализма, однако термин «правовой реализм» представляется недостаточно содержательным, а в некотором отношении — сверхсодержательным. С одной стороны, данным термином не охватываются построения О. Холмса, Р. Паунда, Д. Дьюи и Ф. Грея, а характеризуются идеи группы более молодых ученых, которые писали главным образом в 20-30 годы — К. Ллеввеллин, Д. Фрэнк, У. Кук. В этом смысле термин «правовой реализм» недостаточно содержателен. С другой стороны, он является как бы сверхсодержательным, поскольку отсылает, например, к вульгарным концепциям факторов, влияющих на судебные решения («гастрономическая» юриспруденция), положению о том, что реальность права заключается в моделях поведения судей, к взгляду на правовую теорию как на эмпирическую науку. Эти идеи не были инструменталистскими и не стали широко распространенными в правовом мире.18

17 Цит. по: Саммерс С. Р. Господствующая правовая теория в США // Советское государство и право. 1989. № 7. С. 113-114.

18 Там же.

51

Краткий очерк возникновения и развития социологии права

Конечно, рассмотренное не должно пониматься в том смысле, будто вся правовая теория американской школы может быть ограничена социологией права. Она гораздо содержательнее и шире, однако в ней весьма заметен слой, О котором идет речь, в том числе и за счет широких эмпирических исследований.

Необходимо отметить значительный вклад американских ученых в разработку как теоретических, так и практических вопросов девиантного поведения — его природы, видов, способов контроля. Здесь, в первую очередь, должны быть названы А. Коэн, Р. Мертон, Э. Саттерленд, Ф. Танненбаум, Н. Смелзер, В. Фокс и др. Подробнее на некоторых разработках названных ученых предполагается остановиться в соответствующих разделах.

Несмотря на то, что в рамках этой школы был сформулированы ряд теоретических идей и концепций (в первую очередь, Р. Паундом), все-таки ее основная направленность состояла в разработке технологий организации и проведения эмпирических исследований в интересах быстрого получения результатов и оперативного их использования практикой.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]