Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
grevtsov.doc
Скачиваний:
52
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
2.09 Mб
Скачать

Глава VI

Проблемы правового развития российского общества

215

этих явлений. К примеру, правовые отношения предполагают (в правовой системе романо-германского типа), что их установление и реализация протекают в соответствии с нормой права. Это формальный признак, его, в какой-то степени, можно обнаружить в московском обществе тех времен, однако подход к правовым отношениям по существу требует обнаружения в них содержательных характеристик. Но сделать это совсем не просто, поскольку основы существовавшего тогда в России порядка требовали, чтобы в решении практически любого спора решающее слово оставалось за самим царем и его администрацией, а не за законом.

Далее, если в отношениях по поводу прав и свобод, юридических обязанностей одна сторона обладает возможностью в одностороннем порядке определять поведение другой стороны, такие отношения правовыми быть просто не могут. Не говоря уже о том, что установление подавляющего большинства отношений, которые мы условно именуем правовыми, вовсе не зависело в равной мере от каждой из сторон.

Итак, чтобы не прийти к далеко не беспочвенному, хотя и несколько парадоксальному, выводу об отсутствии в московском государстве каких бы то ни было следов правового развития, мы должны вновь обратиться к законодательству, а также к некоторым процессуальным правилам и процедурам признания и защиты субъективного права, которые более или менее строго соблюдались (процедура венчания на царство, правила созыва и работы Соборов и пр.). Именно это предоставляет определенные основания для мнения, что самые первые шаги в правовом развитии здесь были сделаны. На большее вряд ли можно было рассчитывать, поскольку, применяя типологию обществ и правового развития Г. С. Мэна, можно сделать вывод о том, что российское общество того периода было, во-первых, статическим, во-вторых, находящимся едва ли не на самом начальном этапе развития.

Второй этап — пожалуй, самый значительный во многих отношениях, не исключая и правового развития российского общества. Уровень последнего, во всяком случае, по зрелости предпосылок для правового развития, которые были заложены на этом этапе, стране, вплоть до 90-х годов XX в., превзойти не удавалось. Можно даже сказать, что в дальнейшем имело место либо простое заимствование и повторение основных технологий социальной жизни второго этапа, либо откат назад (исключая начало и конец XX столетия).

Это время достаточно заметных законодательных преобразований, в которых находили отражение обширные, порой, глубокие социально-экономические изменения. Это время реформ в области государственной службы и административного управления, формирования в стране основ местного самоуправления и местной самодеятельности, достаточно

основательных преобразований судебной системы, утверждения адвокатуры и др. Все это потребовало значительных корректив в позитивном праве.

К сожалению, слишком часто серьезные законодательные инициативы либо хоронились в царских кабинетах, либо не доводились имперской администрацией или сановными представителями российского общества до адресата, до реального применения подготовленного законодательного акта.

Нужно сказать, что многие из принципов обустройства социальной жизни московского государства и общества были востребованы вторым этапом в полной мере (хотя многое было отброшено, к примеру, симбиоз государственной и церковной власти в области законодательства при Петре I исчез навсегда).

Неделимость самодержавной власти, прикрепление населения к государственной службе, земле, городам, производствам — все это победно прошествует через весь этап. Перешли сюда и даже приобрели более широкий размах схватки между обществом и государством. Все нарастающее противостояние этих величин — главный мотив рассматриваемой эпохи, все остальное строилось на основе или вокруг данного противостояния. Формы последнего приобретают временами все более цивилизованный характер, хотя резких движений с обеих сторон также было достаточно. )

Обозначим главные направления, по которым пульсироваласониальная, политическая, правовая жизнь российского общества и государства того периода.

Во-первых, — это государственное и местное управление. Начиная с Петра I происходят серьезные, правда, нередко поспешные попытки модернизировать как сам аппарат управления, так и его технологию. И если в заслугу Петру I можно поставить его усилия по совершенствованию структур централизованного аппарата управления, то Александр I, в особенности Николай I, немало сделали для того, чтобы технология государственного и административного управления российским обществом отвечала не только средним, но и высоким оценкам.

Однако ведущими принципами на протяжении всего этапа продолжали оставаться неделимость самодержавной власти, ее положение в качестве последней инстанции по всем вопросам, всемогущество центральной администрации, ее стремление вмешиваться во все, даже в закоулки центрального и местного управления.

Подобное положение дел не могло не покоиться на совершенно несправедливом распределении прав и обязанностей в обществе, в первую очередь, субъективных прав и юридических обязанностей. Несправедливый характер выражался в тотальной концентрации прав в государстве. Отсюда — и оторванность законодательства от реальных помыслов, чаяний, интересов

Проблемы правового развития российского общества

217

людей, отсюда — его «книжность». Отсюда же — и правовой нигилизм, проникший буквально во все поры российского общества и утвердившийся там надолго и всерьез.

Во-вторых, — это преобразования самого общества, его структуры, потоков социальной мобильности его социальных слоев, групп. Преобразования в данном направлении становятся заметными еще при Петре I, начинают набирать силу при Екатерине Великой, но получают наибольшее развитие при Александре I и Николае I.

Данные преобразования неизбежно повлекли за собой не только определенный рост самосознания сословий, социальных групп, укрепление корпоративного духа (что для России было чрезвычайно важно), но и стремление участвовать на самостоятельной и активной основе с начала в общественной, а затем и в административной жизни.

Они подтолкнули развитие правосознания, правда, большей частью только отдельных представителей и слоев российского общества. Но все это так и не станет предметом профессионального законодательного разрешения. Чаще всего преобразования становятся предметом волевых, нередко весьма резких усмотрений самодержцев (к примеру, как известно, Николай 1 решительно пресекал попытки просвещенного меньшинства российского общества активно участвовать в общественной и административной жизни страны).

В-третьих, — собственно законодательные идеи и преобразования. Законодательных идей, начиная с Петра I, в особенности с Екатерины Великой, было немало, во всяком случае, значительно больше, чем реальных законодательных преобразований в самом обществе. В этом смысле достойно быть отмеченным, что М. М. Сперанский (по-видимому, намного опередивший западную мысль) пытался, правда, безуспешно, реализовать идею о необходимости ограничения законодательного произвола, т. е. произвола законодательной власти. Заметим, что в данном случае речь шла не об ограничении законодательной власти вообще, которая была воплощена исключительно в царе (М. М. Сперанский ставить так вопрос просто не мог). Речь идет об ограничении именно произвола законодательной власти, который может иметь место и тогда, когда законодательствует парламент. М. М. Сперанский считал необходимым ограничить законодательную власть определенным правовыми принципами. Он, в частности, писал: «Но польза и безопасность суть понятия неопределенные, подверженные разным изменениям. Если бы законы изменялись по различному образу сих понятий, они скоро бы припши в смешение и могли бы соделаться даже противны тому концу, для коего они существуют. Поэтому во всяком благоустроенном государстве должны быть начала законодательства положительные,

постоянные, неподвижные, с коими бы все другие законы могли быть соображены».19

В-четвертых, — развитие юридических учреждений. Конечно, в российском обществе издавна существовали и реформировались учреждения, которые применяли право. Однако практически до второй половины XIX столетия это были учреждения государственные, в том смысле, что основными их функциями было осуществление власти и управления. Применение права для них было деятельностью второго плана. Юридические учреждения как профессиональные организации, основной задачей которых является применение права в соответствии с законом, возникают в России только в ходе судебной реформы 1864 г.

В-пятых, ростки индивидуализма и движение в направлении признания основных гражданских (фундаментальных, неотъемлемых) субъективных прав и свобод, их гарантии и защиты. Ниже мы остано­вимся на каждом из обозначенных направлений развития российского общества.

Первое направление преобразования в области управления. Заметным событием в жизни российского общества было введение в 1722 г. Петром I Табели о рангах. В какой-то мере данный докумешчаожно считать законодательным актом, хотя это — вопрос специального юридического анализа. Для нас важно, что данным актом были упорядочены и узаконены критерии государственной службы. Но нельзя не замечать и другой наиважнейшей роли рассматриваемого документа, которым традиционная структура российского общества, в основе которой лежал сословно-личностный принцип, препарировалась: в нее вживлялось начало, которое требовало не личной службы, не происхождения, а добросовестного исполнения служебных обязанностей, предусмотренных и закрепленных нормативно.

За несколькими исключениями и несмотря на неясность отдельных положений, социально-правовое устройство Российской Империи вплоть до середины XIX в. укладывалось в рамки Табели о рангах 1722 г.20 Наряду с тем, что самодержавное государство получало возможность полного контроля за социальной иерархией, оно подчинило своей воле членов привилегированного класса (верхушку имперского режима).

Табель о рангах сообщала некоторую гибкость социальному устройству, что позволяло энергичным и способным лицам, всем тем, кто полностью отождествлял себя с целями и ценностями государства, подняться наверх и

19 Цит. по: Леонтович В. В. История либерализма в России. С. 70.

20 Paee M. Понять дореволюционную Россию... С. 52.

218

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]