Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
2004 Малько.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
16.11.2019
Размер:
1.9 Mб
Скачать

ствуют административные единицы, именуемые правительствен­ными округами (29 округов). Ведущее положение в управлении ими занимают правительственные президенты, назначаемые зе­мельными правительствами и непосредственно подчиняющиеся министрам внутренних дел земель. Правительственный прези­дент обладает широкими полномочиями по надзору за органа­ми коммунального управления. Ему непосредственно подчине­ны правительственный президиум (состоящий из чиновников, назначаемых в административном порядке и ведающих вопроса­ми общего управления), а также отраслевые органы управления. Эти управленческие структуры представляют собой систему мест­ного управления, построенную на принципах административно­го подчинения. Ее низовое звено — главы администраций рай­онов (ландраты и районные директора) одновременно являются и чиновниками, и главами исполнительных органов коммуналь­ного самоуправления. В данном случае мы наблюдаем смешан­ный вариант модели: сочетание местных органов самоуправле­ния и управления.

Разновидностью континентальной является иберийская сис­тема местного управления. Она получила распространение в испаноговорящих государствах Латинской Америки. Эта модель управления весьма вариативна, имеет существенные различия по странам. В латиноамериканских республиках, где сильна роль президента, значение и, соответственно, объем полномо­чий представителей центра значительно больше по сравнению с европейскими аналогами. Помимо контрольных функций пред­ставители центра руководят полицией и осуществляют надзор за деятельностью выборных органов местного самоуправления. При данной системе представитель центральной власти осуще­ствляет проверку законности актов, принимаемых органами местного самоуправления. Решение считается вступившим в силу, если в установленный срок на него не поступило возраже­ний от представителя центра. В качестве противовеса, гарантии независимого функционирования органов местного самоуправ­ления выступает их право на судебную защиту.

11.3. Компетенция муниципальных органов

Европейская хартия, устанавливая, по крайней мере, евро­пейский стандарт местного самоуправления, оговорила важней­шие параметры эффективного функционирования местного са-

моуправления: оно должно быть «одновременно эффективным и приближенным к каждому гражданину».

В мировой практике различают унифицированные и неунифи-цированные модели местного управления. При первой (Италия, Бельгия, Франция) действует единая система управления на местах, однопорядковые муниципальные органы обладают рав­ным статусом. Как правило, сама система таких органов регули­руется конституционными нормами.

При неунифицированной модели (Великобритания, США, Канада, ФРГ, Греция, Испания) однопорядковые муниципаль­ные органы обладают разным правовым статусом (это зависит главным образом от того, расположены они в городской или сельской местности). В этой модели местного управления каж­дая система содержит крупные подсистемы с собственными центрами регулирования и контроля муниципальной деятель­ности, занимающими промежуточное положение между обще­государственными органами и местностями. Существуют пря­мые административные отношения этих органов (независимо от вида и ступени) с соответствующими правительственными учреждениями. Заметим также, что элементы соподчинения между муниципалитетами различных ступеней наличествуют в ряде зарубежных стран.

Большинство европейских стран придерживается законода­тельного закрепления компетенции органов местного самоуп­равления. Доказано практикой, что компетенцию органов мест­ного самоуправления необходимо определять по мере возмож­ности в конституции и законодательстве, а не предоставлять на временной основе. В государствах — членах Европейского Со­юза существует возможность делегирования полномочий от вышестоящих к нижестоящим органам власти. Органы местно­го самоуправления в принципе не подчиняются вышестоящим уровням власти, за исключением тех сфер или вопросов, ответ­ственность за которые определена законом за вышестоящими органами.

Тем не менее существует несколько исключений из этого общеевропейского правила. В основном все они имеют отноше­ние к так называемому предварительному контролю за законно­стью. В таких странах, как Италия и Бельгия, некоторые реше­ния муниципальных или провинциальных советов являются объектом предварительного контроля на предмет их законно-

сти. Такой контроль осуществляется специальным правитель­ственным комитетом.

В соответствии с Европейской хартией местного самоуправ­ления разрешен только надзор по делегированным полномочи­ям; по собственным полномочиям допускается только последу­ющий надзор за законностью.

По способу формирования и статусу органов местного само­управления условно выделяют «парламентскую» и «президент­скую» модели.

Первая характеризуется избранием местных исполнительных органов представительными органами из своего состава. Во многих случаях глава местной администрации одновременно может являться председателем местного представительного органа. При этом представительный орган является вышестоя­щим по отношению к главе администрации, что подразумевает подотчетность последнего.

Вторая модель — прямые выборы населением как представи­тельного органа, так и главы местной администрации и даже некоторых должностных лиц исполнительной и судебной влас­ти (казначея, прокурора, мирового судьи, шерифа — начальни­ка полиции). Имея один общий источник власти, данные вы­борные органы осуществляют свою деятельность на паритетных началах.

Зачастую в одном государстве могут существовать обе эти модели. Например, для северо-германских земель ФРГ харак­терна «парламентская» модель, тогда как на юге преобладает «президентская».

Федеративные государства (США, Канада, Швейцария) от- личаются особой сложностью в организации местного самоуп- равления. Каждый субъект федерации имеет здесь свое админи- стративно-территориальное деление, которое складывалось в процессе многовекового исторического развития. В Конститу- ции Канады статус местных органов вообще четко не регламен- тирован. В п. 8 ст. 92 Конституционного акта 1867 г. (Консти- туции) лишь о том, что законодательные органы про- винций имеют право принимать законы, касающиеся своих муниципальных учреждений. В силу этого, а также особеннос- тей каждого субъекта федерации административно-территори- альное деление в канадских провинциях не одинаково. Даже в пределах одной провинции муниципальные органы часто име-

ют разные формы (в зависимости от целей, которые перед ними ставятся, от численности населения).

Для системы муниципальных органов США характерны: от­сутствие четкого разграничения правового статуса муниципали­тетов различных видов, несовпадение классификации этих ор­ганов с делением на городские и сельские территории, наконец, особая форма деконцентрации функций, при которой на терри­тории муниципальных органов для управления выделенными из их ведения службами создаются специальные округа, часто не совпадающие с другими административно-территориальными единицами.

Муниципальные органы призваны решать только местные дела, касающиеся обеспечения жизнедеятельности местного сообщества. К таковым относятся: руководство развитием ком­мунального хозяйства, муниципальной собственностью, реше­ние социальных вопросов, пожарная безопасность, санитарный контроль и т. д.

В унитарных государствах общий контроль за местными органами осуществляется центральным правительством (в лице одного или нескольких министерств). Во Франции и Италии, например, этим ведает министерство внутренних дел, в Япо­нии — министерство по делам местного самоуправления. В фе­деративных государствах деятельность местных органов контро­лируется, как правило, субъектами федерации.

Литература

Алебастрова И. А. Конституционное право зарубежных стран: Учеб. пособие. М., 2001. Гл. 12.

Ачкасов В. А. Опыт местного самоуправления на Западе // Правоведение. 1998. № 4.

Васильев В. И. Местное самоуправление. М., 1999.

Васютин Ю. С, Емельянов Н. А. Местное самоуправление в зарубежных странах: Учеб. пособие. Москва; Тула, 1998.

Глотов С. А. Конституционно-правовые проблемы сотрудни­чества России и Совета Европы в области прав человека. Сара­тов, 1999. Разд. IV. Гл. 2.

Драго Р. Административная наука. Пер. с франц. М., 1994.

Енгибарян Р. В., Тадевосян Э. В. Конституционное право. М., 2000. С. 476-482.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Б. А. Страшун. М., 1995. Т. 2. Гл. XI. §3.

Конституционное право зарубежных стран: Учебник / Под общ. ред. М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо, Л. М. Энтина. М.: Норма,

2002. С. 291-299.

Таболин В. В. Право муниципального управления. М., 1997. Тимофеев Н. С. Коммунальное право ФРГ. М., 1982. Черкасов А. И. Сравнительное местное управление: теория и практика. М., 1998.

Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. М.,

2003. С. 312-318.

Штатина М. А. Местное самоуправление в зарубежных стра­нах. М., 1994.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.