Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Ответы на билеты (ГОСы).doc
Скачиваний:
2192
Добавлен:
11.03.2016
Размер:
5.94 Mб
Скачать

2. Внимание как результат ограниченности объема сознания.

Не объясняя, что понимается под объемом сознания, И. Герберт и У. Гамильтон считают, что более интенсивные представления в состоянии вытеснить или подавить менее интенсивные.

Недостатки: Теория не разъясняет самого важ­ного вопроса: если даже предположить, что появление интенсив­ного представления ведет к вытеснению или подавлению прочих, то все-таки остается необъяснимой интенсивность этого данного представления, а это-то и есть самое важное. Сторонники этой теории стараются объяснить интенсивность представления силой впечатления и степенью восприимчивости к нему субъекта Но что такое восприим­чивость субъекта к известному представлению, взятая сама по» себе, вне отношения к другим представлениям и к силе впечатле­ния, это совершенно непонятно; сила же впечатления есть фактор для субъекта внешний, субъект является в нем вполне страдаю­щим, тогда как непосредственное сознание обнаруживает извест­ную активность внимания.

Понятие об объеме созна­ния весьма неопределенно. Гамильтон определяет его известным числом представлений, а Гербарт — числом их и степенью проти­воположности. Но что такое одно представление, сказать нелегко. (Представление квадрата есть ли одно представление или несколь­ко (отдельные углы, стороны, площадь и проч.)?)

Выражение, что одно представление вытесняет другое, может иметь лишь фигуральное значение; но было бы крайне ложно придавать ему значение достаточного объяснения. А между тем разбираемая теория грешит именно таким предположением: она всегда, хотя более или менее скрыт­но, рассматривает представления как самостоятельные атомы, оказывающие прямо давление один на другой и заключенные в известном ограниченном объеме—сознании. Гораз­до вероятнее, что причина этой ограниченности лежит в процессе нервной задержки, местной гиперемии, имеющей следствием ане­мию прочих частей коры мозга, и тому подобных физиологичес­ких явлениях. Во всяком случае подавление одного представле­ния другим, его вытеснение и тому подобное есть совершенно произвольные предположения, не имеющие никакой основы в данных сознания, ибо никто этого подавления, вытеснения и того подобного не ощущает. Такое объяснение всегда наталкивается на дилемму, оба члена которой для него невозможны: спраши­вается, именно это подавление одного представления другим есть ли данное сознание или нет? Если признать первое, т. е. что по­давление тоже ощущается нами, оно должно входить во взаим­ную борьбу представлений как одно из них, и в таком случае должно нами ощущаться давление между этим ощущаемым дав­лением и прочими представлениями и т. д. до бесконечности. Если же это явление подавления само не есть факт сознания, если оно бессознательно, то нет никакого основания считать этот бессозна­тельный факт психическим, а, напротив, как все бессознательные факты, оно должно быть только физическим или физиологичес­ким, т. е. психологическая гипотеза ограниченного объема созна­ния переходит в гипотезу физиологическую.