Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Основы педагогики и психологии / Узнадзе Д.Н. - Общая психология.pdf
Скачиваний:
62
Добавлен:
15.04.2015
Размер:
5.53 Mб
Скачать

346

Глава девятая

Свойства внимания

КОЛЬ скоро внимание проявляется в ясности и отчетливости содержания со­ знания, то тогда оно непременно должно иметь и ступени интенсивности, в соот­ ветствие с которыми изменяется уровень ясности и отчетливости. Наряду с этим внимание имеет определенный объем, то есть большее или меньшее количество со­ держания, на которое оно распространяется. И, наконец, внимание может иметь более или менее длительное действие, следовательно, оно имеет и темпоральные

свойства — константность и лабильность, быструю и медленную адаптацию.

Рассмотрим каждое из этих свойств в отдельности.

1. Вопрос интенсивности внимания

Интенсивность внимания различна не только у разных людей, но и у одного и того же человека в различные периоды жизни и в различных условиях: наши мысли и представления порой характеризуются необыкновенной отчетливостью, а иногда бывают весьма неопределенными и туманными. Одним словом, уровень нашего со­ знания всегда характеризуется определенными колебаниями, которые в нормальных пределах можно считать колебанием внимания.

На интенсивность внимания влияют следующие факторы: 1) эмоциональные переживания: эмоция возбуждающего характера средней интенсивности, например, радость, способствует интенсивности внимания, а переживание противоположного содержания становится помехой и снижает его; 2) умственная усталость снижает уровень активности внимания. Наши реакции замедляются и утрачивают точность, снижается сенсорная координация, ослабевает чувствительность органов чувств, умственная работа становится менее продуктивной; 3) питание и различные фар­ макологические вещества по-разному действуют на различные формы активности; 4) влияние внешних условий, например времени года, местонахождения и пр. на плодотворность нашей активности сомнений не вызывает; 5) влияют также различные периоды суток: у одних внимание интенсивнее работает по утрам, у других — по вечерам, некоторые достигают максимального уровня в полдень, а другие —

вполночь.

2.Объем внимания

Объем сенсорного внимания. Вследствие «узости сознания» внимание человека может уделяться лишь определенному количеству явлений или объектов. Следователь­ но, оно вынуждено из неисчислимого количества внешних раздражителей выбирать лишь некоторые. Естественно возникает вопрос: каков объем внимания человека? Сколько впечатлений одновременно с одинаковой отчетливостью мы можем пере­ жить в максимально благоприятных условиях?

Для изучения данного вопроса проведено множество экспериментальных ис­ следований, посвященных, в первую очередь, объему сенсорного внимания.

Для этих целей обычно используется тахистоскоп — аппарат, преимущество которого состоит в возможности моментального предъявления оптических впечат­ лений. В результате различных исследований выяснилось, что человек одновременно способен различить шесть простых впечатлений: скажем, шесть точек, шесть букв или цифр. Но если число элементов превышает шесть, мы приходим в состояние растерянности и не замечаем, сколько их. Из последующих опытов выяснилось, что

Психология внимания

347

количество элементов значения не имеет: когда испытуемому предъявляют сложные единицы, содержащие по несколько элементов, он и в этом случае замечает шесть таких единиц; например, если распределить по четыре или по шесть точек так, что­ бы они составили какую-либо единицу (например, четырехугольник), то испытуе­ мый заметит шесть таких фигур. Следовательно, он замечает не шесть точек, а го­ раздо больше (шесть раз по шесть). Неважно, что предъявляется испытуемому — отдельные слова или отдельные буквы, в обоих случаях объем его внимания опре­ деляется шестью единицами, невзирая на то, что в случае предъявления испытуе­ мому слов количество букв значительно превышает (по Вундту, в три раза) число несвязанных букв.

Из сказанного очевидно, что убежденность традиционной психологии в том, что все зависит от элементов, то есть взгляд так называемой «психологии элемен­ тов» ошибочен: наше внимание интересуют не элементы, а целостные «гештальты», то есть то, что может иметь какой-либо смысл для субъекта поскольку, поскольку оно связано с поведением.

Следует отметить, что наряду с этими шестью элементами замечаются и дру­ гие, но очень туманно. Как отмечалось выше, структура сознания в случае работы внимания является следующей: существует особенно ясное содержание, а наряду с ним — менее ясные, в зависимости от их близости к господствующему содержанию сознания.

Как показало исследование Вестфаля, существует несколько ступеней со­ знания, резко отличающихся друг от друга. Особенно можно выделить три ступени: 1) ступень простой данности, заключающаяся в том, что испытуемый, замечая форму фигуры, не замечает ее цвет, хотя и знает, что она имеет и определенный цвет. Следовательно, содержание сознания составляет заданность цвета, но не его качество; 2) вторая ступень — ступень замечания, то есть субъект воспринимает дан­ ную фигуру в каком-то аспекте, скажем с точки зрения ее формы. И, наконец, сту­ пень, на которой происходит фиксация замеченного словесно, то есть, говоря, на­ пример, «треугольник», мы уже имеем ступень 3) констатации, или подтверждения. Исследования объема сенсорного внимания подтвердили существование этих ступе­ ней сознания.

3. Вопрос распределения внимания

В наше время вопрос объема сенсорного внимания свою актуальность уже ут­ ратил. Если раньше, во времена Вундта, публиковались многочисленные исследо­ вания по вопросу объема сенсорного внимания, сейчас положение изменилось. Но если проблема объема внимания иногда и сегодня вызывает определенный ин­ терес, то это обусловлено совершенно иной причиной, нежели раньше. Сегодня пе­ ред психологами стоят вопросы более практического характера. Человек выполняет различные операции, однако известно, что чем больше число одновременно выпол­ няемых операций, тем меньше внимания уделяется каждой из них. Следовательно, вопрос можно поставить следующим образом: не существуют ли такие операции, одновременное выполнение которых относительно легко, а также такие, которые должны выполняться только по отдельности? Данный вопрос имеет особую прак­ тическую значимость, ведь существует множество профессий, требующих одновре­ менного выполнения различных операций. Для рациональной организации труда очень важно, конечно, знать, какие операции можно успешно выполнять одновре­ менно, а какие операции следует размежевать.

348 Глава девятая

Таким образом, перед нами встает вопрос концентрации и дистрибуции вни­ мания, однако применительно не к отдельным сенсорным элементам, а к операци­ ям в целом.

Уже давно замечено, что между этими двумя формами внимания — концент­ рацией, с одной стороны, и дистрибуцией, то есть распределением по отдельным со­ держаниям, — с другой стороны, существует определенная, закономерная взаимоза­ висимость, а именно: чем выше концентрация внимания, тем меньше ее дистрибуция,

и, наоборот, чем больше дистрибуция, тем ниже концентрация внимания на каждом отдельном содержании.

Однако данное положение не имеет характера закона. Существуют операции, объединить которые не только легко, но и желательно. В этом случае «закон» наруша­ ется, приобретая совершенно противоположное содержание: в определенных пределах чем больше дистрибуция, тем выше концентрация. Об этом с очевидностью свидетель­ ствуют опыты Мак-Дугалла, Меймана и особенно Г. Бакрадзе. Испытуемому поручает­ ся выполнение определенной задачи, одновременно с которой он должен дополни­ тельно выполнить еще одну операцию. Оказалось, что существуют операции, не только не препятствующие, а, наоборот, способствующие концентрации внимания: в случае выполнения только одной операции внимание испытуемого менее эффективно, неже­ ли тогда, когда он вместе с ней выполняет и вторую операцию.

Сдругой стороны, замечено, что существуют операции, одновременное вы­ полнение которых не препятствует концентрации на них внимания; например, так называемые «автоматические операции» — ходьба, дыхание и пр. совершенно не ме­ шают, скажем, мышлению, игре на фортепиано, созерцанию картины. Одним сло­ вом, чем легче операции, тем меньше они мешают друг другу. Автоматические опе­ рации, будь то врожденные или приобретенные, обычно совершенно не требуют внимания. Поэтому неудивительно, что совмещать такие операции легко. Однако если каждая отдельная операция требует специальной концентрации внимания, тогда кон­ куренция между операциями неизбежна и их одновременное выполнение затруднено. Следовательно, речь идет о том, насколько неизбежна конкуренция между одновре­ менно выполняемыми операциями.

Сданной точки зрения правильное решение вопроса о дистрибуции и кон­ центрации внимания относительно нетрудно. Как видим, одно дело, когда субъект выполняет операции, определенным образом конкурирующие друг с другом, и со­ всем иное, если такая конкуренция менее выражена. Следовательно, следует разли­ чать два случая дистрибуции внимания: 1) если операции не противоречат и не конкурируют друг с другом, тогда интенсивность дистрибуции и концентрации не является взаимопротивоположно направленной; 2) при наличии подобного проти­ востояния между дистрибуцией и концентрацией отмечается обратно пропорцио­ нальная зависимость.

Естественно возникает вопрос о том, возможно ли ослабление или снятие конкуренции между операциями? Или же положение скорее такое, что если между операциями противостояние существует, то оно является абсолютным и постоянным и преодолеть его невозможно?

Ответить на данный вопрос нетрудно. Оставаясь на старой, механистической позиции «психологии элементов», мы будем вынуждены признать, что изменить ни­ чего нельзя: если одна операция противоречит другой, то это изменить невозможно, конкуренция между ними неизбежна.

Однако сегодня для нас ошибочность подобного представления уже очевидна. Все зависит от условий и среды: одно дело — отдельная операция как часть более

Психология внимания

349

сложной целостной операции, а другое — та же операция в качестве независимой единицы. Если две независимые операции объединяются в одну, более обширную целостную операцию как ее частичные моменты, то противоречие между ними мо­ жет совсем исчезнуть, и тогда части одного целого могут не только не мешать друг другу, но, напротив, содействовать. Чтобы убедиться в правильности данного поло­ жения, достаточно приглядеться к любой выполняемой человеком более или менее сложной операции. В этих целях особенно иллюстративен процесс обучения подоб­ ной сложной операции. Почти всегда это происходит следующим образом: вначале субъект испытывает затруднения при выполнении отдельных частичных операций, однако потом, как будто внезапно, ему удается объединить их, после чего одновре­ менное выполнение всех операций никаких затруднений уже не вызывает. Обычно это называют координацией. И действительно, весь процесс развития человека зак­ лючается в координации или, точнее, организации все более и более отдаленных операций. Мы создаем все более и более совершенные целостности, облегчая себе тем самым выполнение частичных операций. Простым примером этого может по­ служить, скажем, обучение езде на велосипеде. Садясь впервые на велосипед, нам приходится следить отдельно за положением тела, отдельно — за движением рук, ног; даже работа зрения и слуха — все это представляет отдельные, еще не взаимо­ увязанные операции. Но постепенно нам удается добиться такой организации всех этих движений, что они превращаются в частичные моменты единой операции. Пос­ ле этого езда на велосипеде никаких трудностей уже не вызывает, входящие в нее частичные операции теперь совершенно не мешают друг другу. Так же происходит и во всех других случаях. Например, мы учимся водить машину. Сколько отдельных операций включает это сложное дело! Надлежащие движения рук, ног, слежение за пешеходами, машинами, сигналами... Наше внимание должно распространиться на множество впечатлений, распределиться между ними. Но постепенно все эти опе­ рации взаимоувязываются, объединяясь в единое целое. Обучение профессии во­ дителя автомашины состоит в организации, объединении этих операций. После объединения этих многообразных движений в единую целостность они не только не конкурируют друг с другом, а, наоборот, могут даже облегчать выполнение каж­ дой из них.

Разумеется, подобное объединение операций не происходит путем простого суммирования, простого соединения, Нет, подобная организация операций нужда­ ется в предварительной основе, и эта основа заключается в специфическом измене­ нии самого субъекта как целого, а именно — в установке, вырабатываемой в про­ цессе обучения. Соответственно, так называемое «распределение» внимания отнюдь не означает, что все операции, выполняемые, например, при вождении машины, являются предметом внимания, что внимание равномерно распределяется между ними, поскольку подобное распределение внимания было бы совершенно невоз­ можным. Нет, распределение внимания означает организацию, объединение. Анало­ гично тому, как сенсорное внимание замечает шесть отдельных букв, но при заме­ щении букв словами это количество увеличивается втрое (по данным некоторых авторов, это число достигает сорока), так и при так называемом распределении внимания принципиально происходит то же самое: говорить о распределении внима­ ния можно лишь в том случае, когда удается на единой основе объединить все операции в одну целостность.

Однако это удается не везде и не всегда. Существуют операции, уже сами по себе являющиеся столь самостоятельной целостностью, что превратить их в часть какого-либо другого еще более сложного целого невозможно. В психологической ли-