Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Kovalev Kachestvennye metody.doc
Скачиваний:
388
Добавлен:
25.02.2016
Размер:
1.58 Mб
Скачать

Часть III. В поле Глава 6. Наблюдение

В качественных методах полевого социологического исследования наблюдение за поведением людей в естественных условиях, собственно, определяет само понятие полевого исследования, так как его суть состоит в том, что социологи находятся непосредственно в месте событий, которые их интересуют и непосредственно наблюдают и регистрируют все то, что отвечает целям и задачам их исследования. В отечественной социологической литературе под наблюдением понимается "метод сбора первичной социальной информации путем прямой и непосредственной регистрации исследователем событий и условий, в которых они имеют место"1. Обычно в качественных социологических исследованиях применяется неструктурированное наблюдение, которое в отличие от структурированного гораздо менее формализовано, т.е. исследователь не имеет подробного плана наблюдения, например, "карточки наблюдателя", где заранее оговорено, на что надо обратить внимание и каким образом регистрировать происходящие события. Результаты наблюдения в качественном исследовании, как правило, фиксируются в неформализованной форме в виде дневниковых записей, которые содержат описание объекта наблюдения, описание событий, которые происходили в данный период, впечатления наблюдателя, его комментарии к увиденному и услышанному, некоторые обобщения и аналитические выводы. В качественном исследовании хорошо сделанные записи наблюдений часто похожи на экскурсию с опытным гидом, который показывает, объясняет, рассказывает предысторию объекта наблюдения, делает свои выводы и обобщения.

1 Краткий словарь по социологии / Под ред. Д.ЫГвишиани, Н.И.Лапина. М., 1988. С. 169.

Ниже мы подробнее остановимся на особенностях процесса наблюдения, его разновидностях и позициях наблюдателя по отношению к объекту наблюдения. А пока, в качестве иллюстрации работы социолога-наблюдателя, а также для того, чтобы представить себе, какого рода информацию можно получить в ходе полевых наблюдений, ее достоинства и ограничения, приведем два типичных примера наблюдений, сделанные Л.А.Таланиной.

Магазин. В начале 70-х годов в С. был построен еще один магазин — на месте одного огорода. Его хозяин лежал в больнице в Вышнем Волочке и наследников не было, а потом, когда он там умер, его старый дом разобрали на дрова. Магазин принадлежит районной потребкооперации. Как и орсовский магазин, этот тоже универсальный, здесь продается одежда и обувь, продукты и хозтовары. Торговый зал небольшой, с тремя—четырьмя стеклянными прилавками и деревянными полками на стенах. Часть товара, например, тазы, ведра, чугунки лежат посередине торгового зала. Отопление печное. В стене прорезан лоток для хлеба, который привозят на лошади 3—4 раза в неделю из районной пекарни. Когда хлеб привозят, его складывают в большие деревянные лари у лотка, и у покупателей есть возможность выбрать хлеб, который, по их мнению, выглядит получше. Екатерина Дергачева плохое качество хлеба объясняет так: "На районной пекарне работают одни алкаши. Хлеб пекут ночью, и чтоб не было скучно — выпивают. Поэтому хлеб никогда не бывает правильно испеченным. То он сырой — и тогда разламывается на части, а то горелый, и его только скотина может есть. Раньше хлеб пекли дома, и для себя так' сделаешь, что соседи приходят пробовать". На вопрос, почему бы и сейчас не печь хлеб дома, она отвечает, что дорого очень, да и попробуй дрожжи достать, да маслица, да яйцо добавить — и выйдет дорого. Для себя только печенье делаешь, да ватрушки.

Когда машина привозит товар из Лесного, все жители приходят и заглядывают в кузов — что привезли и в какую цену. После этого они либо занимают очередь перед магазином (на время разгрузки и приема товара он закрывается), либо спешат домой за деньгами и сумками, рассказывая о привозе всем, кто встречается по пути. Подавляющее большинство покупателей — женщины, пожилые и средних лет. Мужчины, если и приходят в магазин, покупают только водку или вино, причем всегда подходят без очереди. В зависимости от того, что это за человек, женщины либо замолкают (если это приезжий начальник, бригадир, врач местной больницы или незнакомый), либо начинают весело комментировать его выбор ("надо не водку брать, а гнилуху" — и наоборот), либо обращают внимание на то, какие деньги он вынимает (если грязные, мятые рубли, значит заначка от жены, если новые купюры — "полюбовница подарила"), не пропускают и время дня — обед это или послеобеденное время ("возьми хоть кильку-то отобедай" и т.д.). Если в очереди стоит жена этого человека, то она, как правило, не выдерживает насмешек и начинает заступаться за мужа или, наоборот, ругать его.

Тут же в магазине, во время стояния в очереди, обмениваются местными, а то и международными новостями, обсуждают их, уточняют подробности, ссорятся или шутят. Когда в магазин приходит незнакомый человек, что не редкость летом, когда ко многим приезжают родные, с ним начинают знакомиться. Обычно это происходит так: когда человек становится в очередь, его тщательно разглядывают и смотрят, как он себя ведет и знаком ли с кем-либо из присутствующих. Затем начинается второй этап. Следуют вопросы, но не к незнакомцу, а друг к другу: "Кто это, чей он, откуда приехал?" Те, кто знает больше остальных, стремятся на них отвечать. Затем, на третьем этапе, вопросы задаются незнакомцу, с ним завязывают дружбу: "Да я же тебя маленьким помню", или — "Я же хорошо твою мать знала" и т.д. В очереди стоят долго — по часу, а то и по два, и к тому моменту, когда новичок начинает делать покупки, его уже признали за своего, начинают над ним подшучивать и вставлять свои замечания. Если незнакомец приехал из большого города, все внимательно смотрят на то, что он покупает и что говорит по поводу цены (лето 1992 г.): если удивляется дешевизне и берет помногу, даже бытовые Мелочи, вроде ножниц, консервного ножа или точила, значит, в следующий раз этот же товар привезут по гораздо более Дорогой цене и надо запастись впрок, пока еще дешево.

Сама покупка превращается в целый ритуал и поэтому очередь почти не двигается. Покупатель, к которому подошел черед, тщательно осматривает прилавок и полки с товаром за спиной продавца, как будто видит их впервые и еще даже не подумал о том, что именно он хочет купить во время долгого стояния. Продавец терпеливо ждет. Потом начинается процедура расспросов о тех вещах, которые покупатель решил выбрать — свежее ли это, давно ли привезено, как этим пользоваться, дорого это или нет, хорошего ли качества и что скажут на этот выбор другие покупатели. Продавец вместе со всеми активно участвует в этом обсуждении, советует купить одни товары и отвергает другие. Когда решение о покупке принято, разговор заходит о том, сколько покупать: мало или много, хватит ли этого до следующего привоза или нет. Если ясно, что на всех в очереди не хватит, тут же решают, сколько выдавать в одни руки, чтобы товар,! разошелся поровну.

Экскурсия. Территория птицефабрики огорожена бетонным забором только на две трети. Остальную часть сразу, как только сняли старый забор, доделать не успели, а потом не хватило на это денег. В связи с этим с западной и частично с южной стороны доступ на птицефабрику практически свободный. Выход с нее, естественно, тоже. Сооруженные две вышки должной охраны, видимо, не обеспечивают. Во всяком случае людей, присутствовавших на ней, я не заметила ни в 8 утра, ни в 11. Лай собак ничье внимание не привлекал вследствие обширности территории. На мой наивный вопрос о наличии прекрасных возможностей для воровства был получен ответ: "В принципе да. Но здесь все-таки довольно далеко от поселка". Мне так не показалось, тем более что своя ноша, как известно, не тянет.

Подъезды к цехам очень плохие, часто тракторам приходится ездить не коротким путем, а там, где можно проехать. Когда-то все цеха были соединены бетонными дорогами, но со временем они, естественно, разбились, и их восстановлением никто не занимался. Последние цеха, построенные в 80-е годы расположены в более низких местах из-за естественного уклона рельефа. Емкости для сбора помета, пристроенные к ним, из-за близости грунтовых вод постоянно заполнены водой и при интенсивных осадках просто переливаются, тем самым делая в этих местах "окружную" дорогу по периметру фабрики непроезжей, что создает массу неудобств.

Всего на фабрике 28 цехов, но часть из них находится в нерабочем состоянии, так как требует ремонта, часть пустует из-за сокращения производства. Мне удалось посетить несколько цехов разного профиля.

12-й цех — производственный. Здесь содержатся куры-несушки. Цех представляет собой очень длинное здание, внутри которого располагаются шесть клеточных батарей. Когда стоишь в одном конце здания, другого не видно. Каждая батарея состоит из двух рядов клеток, между которыми находятся кормушка, поилка и транспортер для сбора яиц. Корм и вода подаются на каждую батарею отдельно из контейнеров и кранов, расположенных вверху. Процесс частично автоматизирован — за количеством поступающего корма следит птичница, периодически открывая и закрывая задвижку. Транспортер приводится в движение птичницей, когда та начинает сбор яиц. В зависимости от типа оборудования птицы размещаются в одной клетке по 3—5 штук.

Все это хозяйство обслуживает одна птичница. По словам зоотехника это — норма, и птичница должна справляться с этой работой. Сама же птичница придерживается иного мнения и уверена, что ей не дают помощницу только потому, что не хотят еще одному человеку платить зарплату. Истина лежит, видимо, где-то посредине.

На сегодняшний же день проблем много, часть из них не решается по объективным причинам, часть — из-за халатности. К примеру, в этом же 12-м цехе недавно поставили новое оборудование, но из-за плохой наладки оно постоянно Дает сбои. Транспортерная лента часто перевертывается в конце линии, из-за чего транспортер встает, а яйцо попадает под ленту, откуда его птичница извлекает с большим трудом. Кроме того, для включения и выключения транспортера на каждой батарее существуют две кнопки. Только у двух батарей эти кнопки работали, для включения же остальных транспортеров птичница лезла в распределительный щит, что по технике безопасности, естественно, запрещено. Бригадир птичниц сказала, что она обращалась к работникам электроцеха, но те как-то отшутились и так и не пришли. Из-за сбоев в подаче кормов также часто приходится останавливать линию и вызывать слесаря. Слесарь на два цеха один, пока его дождешься, птица остается некормленой, поэтому птичницам приходится переставлять батареи, что требует времени и просто большой физической силы.

Еще один больной вопрос. На приемке яиц должны сидеть сортировщицы с яйце скла да, хотя бы по одному человеку на цех. Они должны сразу сортировать яйцо на первую и вторую категории, в зависимости от веса и, соответственно, от размера. Но яйцесклад с некоторых пор перестал выделять людей, поэтому птичница должна сама еще сортировать яйцо с шести транспортеров и укладывать его в прокладки. Понятно, что это занимает уйму времени и неудивительно, что птичницы жалуются на тяжесть их труда. Есть еще проблема — некому чистить цех от помета, а это в свою очередь сказывается на качестве яйца.

Потом после 12-го цеха, мы пошли в электроцех. Там все были в сборе, словно у них все в порядке и "нет проблем" (выражение главного энергетика, который всегда так говорит). Вместе с начальником электроцеха мы вернулись в 12-й цех, Н.Н. дала указание, что сделать, хотя, на мой взгляд, он сам должен лучше всех знать что и где его бригада должна сделать. Надо, однако, отметить, что когда перед обедом мы еще раз заглянули в 12-й цех, все кнопки работали нормально.

Далее мы отправились в 3-й цех. Это цыплятник, но здесь содержатся уже большие цыплята. Отсюда их отправляют в производственный птичник. Сегодня как раз перевозили петухов в возрасте 110 дней из 3-го цеха в 26-й. Перевозкой занимаются рабочие подсобного цеха. Они не имеют постоянной работы, оплата труда у них сдельная. ; Все они бывшие птичницы из пустующих ныне цехов. Их положение гораздо менее стабильно, чем раньше. Возможно, именно этим можно объяснить их агрессивное настроение, которое всеми воспринимается как норма.

Перевозка птицы осуществляется в контейнерах, куда их буквально запихивают по несколько штук. Перевозимые петухи оказались большими, в среднем 1600 г каждый, но их все равно пихали по 12 штук в ящики, пока зоотехник не сказала, что так они помнутся и надо сажать по 9. Процесс перевозки замедлялся необходимостью двойной вакцинации. Птичницы берут за ноги трех петухов в каждую руку, затем птице вводится в одну ногу лекарство, а в другую витамины. Лекарство необходимо для предотвращения болезни, которая проявляется в том, что яйцо "плывет" и имеет очень тонкую скорлупу. Лекарство вводилось шприцем с насосом, обеспечивающим его постоянную непрерывную подачу. Витамины же, из-за отсутствия нужных инструментов, вводились обыкновенными одноразовыми шприцами, которые перед набором каждой новой дозы приходилось опускать в ведро. Это очень замедляло работу, рабочие ругались, но успокоило их заверение Н.Н. о двойной оплате из-за двойной вакцинации.

В этом же цехе двумя днями раньше имел место большой отход птицы вследствие ее переохлаждения. Из-за отсутствия термографов птичница вовремя не заметила снижение температуры и у птицы начался процесс воспаления. Как оказалось, термографы — дефицит на фабрике и сейчас остались только в цыплятниках, где выращиваются совсем маленькие цыплята.

26-й цех должен был быть подготовлен для приема птицы из 3-го цеха. К нашему приходу наладка оборудования там завершалась, но помещение не было убрано. Какое-то время цех стоял пустым и там вовсю хозяйничали крысы. Птичница сказала, что сейчас все уберет, но до конца она это сделать вряд ли успела, потому что при выходе из цеха мы увидели, что первая партия птицы уже в пути.

В 6-м цехе температура выше, чем в остальных, поскольку здесь содержаться цыплята в возрасте от одного до десяти дней. Здесь работа цыплятницы заключается главным образом в кормлении и изъятии больной и мертвой птицы. Она проходит по батареям и по каждой клетке проводит специальным крючком. От шума цыплята начинают суетиться и сразу видно, у кого дела плохи. Слабых и мертвых складывают в °Дно место. В этом цехе тоже есть проблемы с наладкой оборудования.

Одно из главных достопримечательностей фабрики — расположенный на краю ее территории газовый вакуумный котел (ГВК). Здесь производится мясокостная мука, которая содержит протеины и необходима, как добавка к корму. Сырьем служат отходы производства, но их не хватает, поэтому фабрика покупает у зверосовхоза их отходы производства — норку по 1500 руб. за 1 кг. Более ценным исходным сырьем считается рыба, но готовая рыбная мука стоит уже 500 руб. за 1 кг и ее нужно закупать в Мурманске, и чтобы оправдать затраты — оптом, в больших количествах, а именно — не меньше вагона. Денег на это у фабрики нет.

Сейчас ГВК не работает — оборвался ремень. Две недели назад, когда главный энергетик на планерке сообщил, что будут останавливать ГВК и не меньше, чем на неделю, было решено сократить эти сроки до минимума, провести тщательную подготовительную работу до остановки и тогда для замены ремня хватит двух суток. И вот неделю ГВК стоит и сколько еще стоять будет неизвестно, потому что старый ремень уже сняли, а новый еще не достали, так как в наличии его просто нет. Последствия простоя таковы: во-первых, птица не получает необходимых добавок, во-вторых, простаивают рабочие ГВК, и в-третьих, на территории фабрики разрастается очаг инфекции. Дело в том, что дополнительных помещений у ГВК нет, все, что поступает — сразу же отправляется в производство. Теперь тушки птицы складываются прямо у дороги. Зверосовхоз тоже не может оставлять у себя тушки норки, поскольку ему их негде хранить. В итоге каждый день около ГВК растет гора из этих отходов, которая издает отвратительный запах, кругом стоят лужи крови, вытекающей прямо на дорогу. Крысы разносят отходы по всей территории. Странно, что на планерках никто этот вопрос не поднимал.

Яйцесклад представляет собой относительно небольшое помещение. В связи с плохой реализацией яйца в последние дни склад почти полностью заставлен готовой продукцией. Еще одна проблема, вызванная той же причиной - нехватка картонных прокладок, вследствие чего птичницы в цехах раскладывают яйцо в специальные ячейки, а уже на яйцескладе, по мере освобождения картонных прокладок, яйцо поштучно перекладывают. Завскладом и рабочие выражают недовольство по поводу того, что птичницы плохо сортируют яйцо. Я уже отмечала выше, что сортировка в обязанности птичницы не входит, а является непосредственным делом рабочих яйцесклада. Таким образом, они недовольны сами собой, но пытаются всю вину свалить на птичниц. Распределение рабочих яйцесклада по цехам должно осуществляться завскладом. Ее аргумент прост — у меня нет рабочих — кто-то болеет, кто-то в декрете, а кто-то не вышел по непонятным причинам. По словам зоотехника, такой "невыход" в последнее время стал обычным делом и способов борьбы с этим пока не найдено.

На фабрике нет холодильных установок, рабочие утверждают, что они и не требуются. Правда, максимально допустимый срок хранения яйца в этом помещении мне никто и не назвал. Это странно, тем более, что значительная часть поступающего яйца проходит через моечно-сор-тировочную машину. Мойке подлежит яйцо средней степени загрязненности. Степень загрязненности зависит от чистоты в цехах. Если птичники регулярно не чистятся, доля загрязненного яйца возрастает. Часть яиц сильно загрязнена и не подлежит мойке, из них делают яичный порошок.

Последним я посетила забойный цех, примыкающий к ветблоку. Сюда поступает главным образом слабая и заболевшая птица. Работают здесь женщины. Главное орудие труда — топор. Доставляемая в ящиках птица имеет полуживой или вовсе неживой вид. Пока одна из несчастных подвергается экзекуции, остальные созерцают это и терпеливо ожидают своего часа. Женщина отрубает голову птице на плахе топором, но поскольку требуется определенная сила, это у нее не всегда получается с одного удара. Кругом стоят лужи крови. Затем птицу бросают в котел с кипящей водой для того, чтобы легче было ее ощипать. В клубах пара видно, как некоторые обезглавленные птицы еще пытаются взлететь над котлом. Потом женщины, стоя в сапогах в воде, смешанной с кровью, окатывают из шлангов птицу на специальных решетках и... продукт готов к реализации. Товар, как говорят, расходится очень быстро. В этот интерьер благополучно вписывается столик с шампанским, водкой и закуской. Женщины по очереди оставляют рабочее место у котла или плиты и присаживаются к столу.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]