Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
вера переданная святым.doc
Скачиваний:
23
Добавлен:
24.02.2016
Размер:
3.57 Mб
Скачать

3. Безошибочность

Утверждая несомненную истинность и достоверность Библии, мы тем самым утверждаем и ее безошибочность. В течение нескольких последних десятилетий эта тема составляет предмет жарких споров среди евангельских христиан. В результате понятие безошибочности часто толкуется неверно. Поэтому очень важно понимать, в чем состоит суть дискуссии о безошибочности Библии.

А. Что означает безошибочность?

Вокруг чего идет спор между теми, кто отстаивает безошибочность Библии, и теми, кто ее отрицает? Прежде всего следует объяснить, чего этот спор не касается. Во-первых, речь идет не о терминологии. Суть спора составляет не значение какого-то слова (в частности, слова «безошибочность»), а концепция абсолютной истины, и, следовательно, достоверности самой Библии. Когда-то было достаточно таких слов, как «богодухновенность» и «непогрешимость»: все понимали, что подразумевается полная достоверность Библии. Но со временем критики настолько исказили и размыли изначальное значение этих слов, что возникла необходимость ввести более конкретный термин «безошибочность» (имеющий то же значение, которое раньше явно подразумевалось в первых двух понятиях). В любом случае, спор ведется не от термина к концепции; именно концепция служит отправной точкой. И хотя слова «безошибочность» в Писании нет, сама эта концепция в нем содержится.

Во-вторых, речь не идет о переводах. Богословы, которые серьезно подходят к вопросу безошибочности Библии, вовсе не пытаются отстаивать безукоризненную точность того или иного перевода (например, Библии короля Якова). Безошибочность, равно как и богодухновенность, распространяется только на текст оригинала Библии в его первоначальном виде.

В-третьих, суть спора — не в математической точности применения языка. Безошибочность Библии не предполагает некоего высшего, «небесного» стандарта для грамматических конструкций или чисел. Безошибочность не утрачивается, даже если используется обычный, повседневный язык и даже если текст содержит приблизительные даты, округленные числа, пересказы и свободные грамматические конструкции.

В-четвертых, спор идет не о буквальном толковании Писания. Безошибочность не означает, что каждое слово, каждое утверждение, каждое пророчество в Библии следует понимать буквально. Безошибочность Писания не исключает символизма пророчеств, а также использования притчей и метафорических значений слов.

Однако здесь следует упомянуть о важном различии между лингвистическим буквализмом, который не влияет на безошибочность Писания, и буквальной исторической трактовкой, которую предполагает безошибочность. Безошибочность не означает, что следует буквально понимать

каждое слово в Писании; однако все действующие лица и события, описанные в нем, реальны (например, Адам и Ева, или грехопадение). Следовательно, предмет спора составляет не язык Библии, а историческая достоверность действующих лиц и описываемых событий.

В-пятых, спор не касается теорий о методах вдохновения. Безошибочность не означает, что все слова Писания были механически надиктованы или «вложены в голову» посредника, когда тот находился в состоянии транса. Многие совершают грубую ошибку, проводя прямую связь между безошибочностью и этими способами вдохновения. Безошибочность зависит исключительно от факта богодухновенности, а не от какого-то определенного метода вдохновения.

В-шестых, история церкви также не имеет никакого отношения к этому спору. Речь идет не о том, поддерживала ли церковь на протяжении веков идею безошибочности. Не имеет значения, что по этому поводу говорили Августин, Лютер, Кальвин или Кэмпбелл. Главный вопрос сводится к тому, что Библия говорит сама о себе.

И, наконец, суть дискуссии нельзя отождествлять с критериями христианского общения. Да, безошибочность Библии — вопрос очень важный, однако несправедливо было бы полагать, что отрицающие ее — не христиане или не имеют искренней и спасительной веры в Иисуса Христа.

К чему же, в таком случае, сводится спор о безошибочности Библии? Суть его проста: содержит ли Библия ошибки, происхождение которых относится к тексту оригинала? Когда авторы Библии писали ее, всегда ли их слова соответствовали истине? Не закрались ли в их повествование ложные утверждения?

Те, кто отрицает безошибочность Библии, считают, что текст оригинала содержал некоторые неверные утверждения. А те, кто отстаивают безошибочность, подчеркивают, что все, что Библия называет истинным, действительно истинно. В Писании не может быть никаких ошибок, неточностей и неверных или вводящих в заблуждение утверждений. Как сказано в одном кредо, «вся Библия в ее изначальном виде была написана под непосредственным вдохновением Святого Духа. Посему Библия есть записанное Слово Божье, непогрешимое и безошибочное в том виде, в котором записали его авторы. Таким образом, Писание содержит единственное и полное руководство к христианской вере и жизни».

Понятия «непогрешимый» и «безошибочный» взаимосвязаны, однако не синонимичны. Строго говоря, «непогрешимый» означает «не Допускающий ошибок; не могущий солгать или допустить ошибку или неточность»10. Значение этого слова гораздо сильнее, чем значение понятия «безошибочный», которое просто означает «не содержащий ошибок». Утверждение или документ может быть безошибочным, не будучи непогрешимым; однако если документ непогрешим, это обязательно предполагает его безошибочность. Библия потому и безошибочна, что непогрешима, а непогрешима потому, что она есть вдохновленное Слово Божье.

Б. Библейское обоснование безошибочности

Задача нашей книги — систематическое изложение библейского учения, в том числе и учения Библии о самой себе. Важную часть этого учения составляют утверждения о безоговорочной истинности, то есть безошибочности, Писания. Таким образом, учение самой Библии приводит нас к выводу о ее безошибочности».

Начать можно с утверждения о том, что безошибочность логически вытекает из самой богодухновенности и ее цели. Поскольку Писание богодухновенно, Святой Дух — его главный автор, то есть написание всего текста направляла рука Божья. Учитывая то, что Бог всеведущ и верен, мы неизбежно приходим к выводу о том, что Его слово — Писание — безошибочно.

Этот аргумент можно представить в более формальном виде и развить его подробнее, представив библейские свидетельства в виде силлогизма. Большая посылка: всякое слово, исходящее от Бога, — истинно, то есть, в нем нет ошибок. Малая посылка: каждое слово в Писании исходит от Бога. Заключение: каждое слово в Писании истинно, то есть не содержит ошибок.

Такой силлогизм обязательно приводит к правильному заключению лишь при условии, что его посылки верны. Именно здесь и играет важнейшую роль библейское учение о безошибочности. Оно не только ясно подтверждает заключение (что будет показано ниже), но и недвусмысленно доказывает правильность посылок, из которых таким образом неизбежно следует заключение о безошибочности Библии.

Большая посылка — о том, что всякое слово, исходящее от Бога, истинно и безошибочно, — выводится прежде всего из библейского учения о природе Бога. Бог «неизменный в слове» (Тит. 1:2), поэтому Его слова не могут намеренно вводить в заблуждение. Кроме того, Бог «знает все» (1 Ин. 3:20), то есть всеведущ, поэтому в Его слова не могут закрасться случайные ошибки. Поэтому всякое слово, сказанное Богом, истинно.

Эта посылка не только выводится из нашего знания о природе Бога, но и ясно подтверждается библейским учением. В Пс. 11:7 сказано: «Слова Господни — слова чистые». Они чисты как «серебро, очищенное от земли в горниле, семь раз переплавленное», то есть в них не может быть ничего нечистого (см. Пс. 18:8-11). В Притчах 30:5 написано: «Всякое слово Бога чисто» (см. Пс. 17:31). Еврейское слово, переведенное как «чистый», означает «испытанный, проверенный, очищенный». То есть если подвергнуть слова Бога испытанию, всякое Его слово окажется истинным. Об этом же свидетельствуют слова, с которыми Иисус обращается в молитве к Отцу: «Слово Твое есть истина» (Ин. 17:17). В Рим. 3:4 Павел говорит: «Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем». «Праведный» дословно означает «оправданный», то есть «объявленный праведным». Павел пишет о том, что правота Бога и истинность всех Его слов будет доказана.

Малая посылка силлогизма — что каждое слово в Писании исходит от Бога — также выводится из библейского учения: из доктрин откровения и богодухновенности, которые были рассмотрены выше. Святой Дух направлял все учение Апостолов и пророков именно для того, чтобы они ни на шаг не отступили от истины и в точности передали ее (Ин. 14:26; 16:13). Если бы богодухновенность не обеспечивала безошибочность Писания, то Божественное вдохновение не имело бы смысла; если в Библии есть ошибки, то вдохновение бесполезно и бессмысленно.

Итак, всякая концепция богодухновенности, отрицающая безошибочность, противоречит библейскому учению. Э. Янг пишет: «О богодухновенности можно говорить лишь в том случае, если из нее вытекает непогрешимость. Если бы Библия допускала погрешности, она не могла бы быть богодухновенным Писанием. Речь идет, разумеется, об изначальном тексте. Если Библия богодухновенна, то она непогрешима» (Е. J.Young, Word, 109).

Посылка о том, что каждое слово Писания исходит от Бога, выводится не только из других библейских учений; об этом ясно свидетельствует сама Библия. Павел совершенно недвусмысленно утверждает, что все Писание в буквальном смысле «выдохнуто Богом» (theopneustos) (2 Тим. 3:16). Кроме того, эту посылку подтверждают все указания на то, что Библия — слово или слова Божьи. Когда в Ин. 17:17 Иисус говорит: «Слово Твое», Он, по меньшей мере, имеет в виду Писание; см. Рим. 3:2, где выражение «слово Божие» обозначает Ветхий Завет. См. Иер. 36:2; Мф. 15:6; Евр. 5:12.

Из этих двух посылок, которые выводятся из других библейских учений и полностью подтверждаются самой Библией, следует неизбежное заключение о том, что каждое слово в Писании истинно, то есть не содержит ошибок. По законам логики, эти посылки приводят именно к такому заключению. Те, кто принимает посылки, должны согласиться и с заключением.

Следует ли из этого, что безошибочность Библии просто «выводится из посылок»? НЕТ! О безошибочности определенно говорится в Писании, и говорит об этом Сам Господь Иисус: «Не может нарушиться Писание» (Ин. 10:35). Слово «нарушиться» — перевод употребленного в оригинале слова lyo, означающего «развязывать, распускать, разрушать, уничтожать». Писание не может нарушиться; это значит, что его невозможно уничтожить, опровергнуть, найти в нем ошибки и неправду, доказать его несостоятельность. Иисус говорит эти слова во время спора с иудейскими начальниками о Своей божественной природе. Подтверждая Свое божественное происхождение, Иисус цитирует довольно трудную для толкования фразу из Пс. 81:6. Затем Он говорит о том, что само Писание невозможно нарушить. Таким образом Он утверждает истинность и авторитет данного текста. Иными словами, Писание — это высший авторитет, поскольку оно не может быть нарушено. Если Писание — любой текст из Библии — высказывается по данному вопросу, дальнейшие споры бес­смысленны, потому что Писание невозможно поставить под сомнение, опровергнуть или отвергнуть.

Заметим, что Иисус говорит о природе всего письменного слова Божьего (Писания). Это — дедуктивный аргумент. Нам не нужно исследовать каждое отдельное утверждение в Библии, чтобы установить его истинность или ложность. То есть, все сказанное верно, поскольку так утверждает Писание, а мы знаем, что оно не может нарушиться.

К этому же заключению (что Писание нерушимо, то есть безошибочно) нас приводит и индуктивный метод — когда мы изучаем слова, сказанные в Евангелиях Иисусом об иудейских Писаниях — Ветхом Завете (см. Cottrell, Solid, ch 1,9-17). Обращаясь к Ветхому Завету, Иисус (и все авторы Нового Завета) безоговорочно признают историческую достоверность описанных в нем событий и действующих лиц. Новозаветные авторы утверждают, что все действительно произошло именно так, как сказано в Писаниях. Говоря о ветхозаветных пророчествах, Иисус также свидетельствует об их безошибочности и о том, что они непременно сбываются (Мф. 26:54; Лк. 22:37; 24:44). Кроме того, Он подтверждает непогрешимость этического учения, содержащегося в Ветхом Завете (см. Мф. 4:4,7,10; 5:17-19; Лк. 10:26; 18:20). Вопреки распространенному мнению, даже в Мф. 5:21-48 Иисус не исправляет ветхозаветное этическое учение и не заменяет его новым; Он только исправляет ложные фарисейские толкования некоторых ветхозаветных учений.

Некоторые отвергают концепцию безошибочности Библии, называя ее «просто предположением» или «продуктом человеческой логики»; однако в ответ им можно привести два возражения. Во-первых, в человеческой логике нет ничего плохого, потому что она вытекает из логики Бога, Чей образ мы носим. Те, кто выказывает пренебрежительное отношение к логике, превозносятся над разумом Божьим. Даже Иисус использовал подобный силлогизм — большая посылка, малая посылка, заключение, — когда спорил с иудейскими начальниками в Ин. 10:35. Его аргумент строится следующим образом. Писание не может нарушиться (большая посылка); Пс. 81:6- это Писание (малая посылка); следовательно, Пс. 81:6 не может нарушиться (заключение). То, что Сам Иисус прибегает к логике силлогизма, говорит о ее обоснованности, особенно когда речь идет о природе Писания.

Во-вторых, еще раз хотелось бы подчеркнуть, что концепция безошибочности Библии не только выводится из верно построенного силлогизма, но и ясно следует из утверждений Иисуса в Ин. 10:35.

В. Отрицание безошибочности и возражения

Церковь с самого начала своего существования принимала доктрину безошибочности Библии как традиционное учение. Противники этой доктрины иногда утверждают, что это «новое учение», возникшее только в XVII веке или даже в начале XX века с развитием современного «фундаменталистского» движения. Многие критики, принадлежащие к Движению Возрождения, утверждают, что первые лидеры Движения, в особенности, Александр Кэмпбелл, отвергали учение о безошибочности.

Однако все подобные заявления совершенно несостоятельны, если рассматривать исторические факты беспристрастно12. Например, Климент Римский, ранний христианский автор, учил, что Писания — это «истинные глаголы Духа Святого», поэтому «в них ничего несправедливого и превратного не написано» («Первое послание к Коринфянам», 45). Августин утверждал, что авторы книг Писания «не допускали ни единой ошибки» («Against Two Letters of the Pelagians,» 82:3). Мартин Лютер неоднократно заявлял о безошибочности Библии. Например, он писал: «Писания не могут ошибаться»; «Писания никогда не ошибались»; «Не может быть такого, чтобы Писание противоречило само себе»13. Хотя Александр Кэмпбелл различал два вида богодухновенности, он однозначно утверждал, что в обоих случаях конечный результат безошибочен. Он говорил, что даже авторы исторических разделов Библии «не могли допустить ошибок» («Response,» 499). Им дано было «постоянное водительство Духа мудрости и знания, так что ни одна ошибка не могла закрасться в записанное ими». Во всем, что писали Апостолы, «никаких ошибок быть не могло» (Millennial Harbinger, 1846:15)14. Либеральный гарвардский ученый Кирсоп Лейк так пишет об этом:

«Многие образованные люди, не знающие исторического богословия, часто совершают ошибку, считая фундаментализм новым и чуждым течением. Ничего подобного. Фундаментализм — это разрозненные, свойственные необразованным верующим остатки богословия, которое когда-то принимали все христиане. Например, многие ли христиане в церквях XVIII века сомневались в непогрешимой богодухновенности всего Писания? Возможно, но их было очень немного. Да, фундаменталисты могут ошибаться (и я считаю, что они ошибаются). Но это мы [либералы], а не они, отошли от традиционных взглядов. И я не позавидовал бы тем, кто пытается спорить с фундаменталистами, опираясь на авторитет истории. Библия и богословское наследие церкви (corpus theologicum) на стороне фундаменталистов» (Kirsopp Lake, 61).

Настойчивые попытки опровергнуть учение о безошибочности Библии начали предприниматься во второй половине XIX века — в особенности после того как Дарвин опубликовал «Происхождения видов» (McDonald, 196-203). Эти попытки легли в основу классического либерализма (конец-начало XX века) и неортодоксального движения (начало и середина века). Около 1960 года поднялась новая волна возражений против учения о безошибочности Писания — на этот раз в самих евангельских церквях и даже в консервативных кругах Движения Возрождения.

Против безошибочности обычно высказываются такие возражения: «В самом Писании об этом не говорится» и «Это новое учение, порожденное протестантской ортодоксией (XVII век) и фундаментализмом (XX век)». Несостоятельность этих возражений уже объяснялась.

Некоторые отвергают безошибочность Писания на том основании, что это учение якобы предполагает «механическую диктовку» в качестве способа вдохновения и не принимает в расчет участие самих авторов книг. Такое возражение можно слышать очень часто, однако оно совершенно необоснованно. Мы уже говорили о том, что вдохновение не ограничивается каким-то одним способом. Повторим еще раз: безошибочность библейских текстов не связана с каким-либо определенным способом, методом или механизмом вдохновения. Когда Святой Дух обеспечивает точность и истинность Писаний, Ему не обязательно полностью «контролировать» авторов или превращать их в машины.

Главный недостаток этого возражения заключается в предположении, что безошибочность якобы исключает творческое участие людей. Иными словами, считается, что если люди действительно участвовали в создании Писания, в нем обязательно найдутся ошибки. Однако это глубочайшее заблуждение. Чтобы опровергнуть его, достаточно вспомнить Иисуса Христа, Который обладал полнотой человеческой природы, но в Котором, тем не менее, не было греха и порока.

По сути, это возражение не учитывает того факта, что хотя ошибки возможны, это не означает, что они обязательно будут допущены. Оно основано на мнении, согласно которому человеческая природа неизбежно подразумевает ошибки и несовершенство. Но это мнение ошибочно. Да, человек несовершенен и допускает ошибки, но это не значит, что он не может не ошибаться. Богодухновенность нужна именно потому, что люди способны ошибаться. Если бы возможность ошибок была исключена, в божественном вдохновении не было бы необходимости. С другой стороны, если бы ошибки были неизбежны, то вдохновение не имело бы смысла. Водительство Святого Духа заключалось именно в том, чтобы предотвратить ошибки, которые могли допустить авторы.

Еще одно распространенное возражение против безошибочности звучит так: «Все эти споры не имеют значения, поскольку оригиналы рукописей все равно утрачены». Считается, что безошибочностью обладали только первоначальные манускрипты, которые до нас не дошли. Мы располагаем только несовершенными копиями и переводами Библии, которые тем не менее выполняют свое предназначение. Зачем, в таком случае, вести споры о предполагаемой безошибочности оригиналов, которых уже нет?

Главная ошибка, допускаемая сторонниками этого взгляда, заключается в том, что они не видят различия между оригиналом рукописей Библии и оригиналом текста. Хотя оригиналы рукописей до нас не дошли, мы и без них знаем содержание и природу текста, который они содержали. Благодаря такой науке, как текстология, мы располагаем (за редкими исключениями) оригиналами текстов Ветхого и Нового Заветов. Таким образом, мы знаем, что было сказано о самой Библии в тексте оригинала, например, в 2 Тим. 3:16 и Ин. 10:35. Даже не имея оригинала, мы знаем, что он содержал эти утверждения. Поэтому мы можем делать выводы о природе Библии, даже и не обладая первоначальными рукописями. Это относится и к тем Библиям, «которые мы держим в руках», поскольку то, что утверждается в тексте оригинала (содержание которого мы знаем благодаря текстологии и христианской апологетике), передается в копиях и переводах, если они точно следуют этому тексту.

Г. Почему учение о безошибочности так важно?

Почему мы придаем такое большое значение традиционной доктрине безошибочности Библии? Прежде всего потому, что эта доктрина отражается на всем христианском богословии. Отрицая безошибочность, мы лишаемся объективного основания истины и здравого учения. Если мы принимаем безошибочность Библии, она становится нашим объективным стандартом истины, а все доктрины выстраиваются на правильной текстологии, добросовестном переводе и точной экзегезе. Если же безошибочность Библии отрицается, то сначала необходимо решить основополагающую задачу: определить, какие утверждения в Писании истины и пригодны как основание доктрины, а какие содержат ошибки и, следовательно, не могут быть доктринальными.

Дональд Макгавран наглядно показывает, к каким проблемам это приводит. Он рассказывает о случае, который произошел, когда он был миссионером в Индии и вел воскресную школу для мужчин. Его аудитория в основном состояла

«.. .из тех, кто работал в типографии миссии. Большинство закончило только семь-восемь классов средней школы. Мой предшественник… выпускник Чикагского богословского факультета придерживался очень либеральных взглядов. Он лет семь вел занятия в этой группе до того, как я приехал ему на смену.

Однажды воскресным утром в моей богословской карьере наступил переломный момент. На занятии сидело пятнадцать- двадцать братьев, и я задал им вопрос: «Читая сегодняшний отрывок, какой вопрос мы должны задать прежде всего?» Один из самых сообразительных рабочих, не задумываясь, выпалил: «Во что из сказанного здесь верить нельзя?» Он имел в виду, что когда мы читаем об Иисусе, ходившем по воде, нам сразу должно быть ясно, что этого не могло быть. Поэтому отрывок следует понимать в переносном смысле или как поэтическое описание событий.

Никогда раньше я не видел с такой ясностью, к каким последствиям приводит либерализм в жизни простых христиан. Я был поражен, и в тот момент начал понимать, что в нем нет истины. Несмотря на все сложности, я стал медленно, на ощупь брести назад, к вере в непогрешимость библейского откровения. Библия — Слово Божье. Бог — его единственный источник. На это Слово опирается вся вера и жизнь каждого истинного верующего» (Donald McGavran, 10-11).

Проблема очевидна. Те, кто отрицает безошибочность, тем самым предполагают, что где-то в Библии содержатся ошибки. Но как узнать, где именно? На этот вопрос никто не может дать вразумительного ответа. Любые критерии, на основании которых дается ответ, субъективны. В конечном счете, признается то, что удобно, а то, что неудобно, отвергается. Подобный субъективизм влечет за собой доктринальный релятивизм и мистическую веру, а иногда и агностицизм.

Доктрина безошибочности очень важна, потому что на ней держится весь авторитет Библии. Эту доктрину можно сравнить с центральным камнем арки, на который опираются все остальные камни, — если его убрать, то арка рухнет. Безошибочность подобна такому камню, потому что без нее весь авторитет Библии теряет опору. Мы знаем из истории и из опыта, что те, кто отвергает безошибочность, постепенно приходят к отрицанию авторитета Библии, потому что их уже ничто не сдерживает. Отрицание безошибочности можно сравнить с прорывом в дамбе. Прорыв всё расширяется, напор неверия усиливается, пока, в конце концов, вся дамба не рухнет.

Если бы Библия ничем не отличалась от других книг, то вопрос о ее безошибочности не имел бы особого значения. При любом акте передачи информации чем важнее сама информация, тем принципиальнее вопрос о ее точности. Если открытка, отправленная с курорта, содержит фактические ошибки, особо печальных последствий не будет. Неточности на дорожной карте могут причинить неудобства, но это не смертельно. Но от точности рецепта врача или приказа, переданного на войне, зачастую зависят чьи-то жизни. Однако ничто не сравнится по важности с той информацией, которую сообщает Библия, — потому что в ней идет речь о вечной жизни и вечной смерти. Написанное в Библии настолько важно, что Бог не доверил это ненадежному человеческому разуму и памяти. Он Сам сделал всё, чтобы эта информация дошла до нас без искажений.

4. Авторитет Библии

Что именно мы имеем в виду, говоря об авторитете Библии? Авторитет предполагает следующие три составляющие:

1) Право устанавливать стандарты истины и поведения, то есть утверждать: «Это истинно! Это правильно!».

2) Право требовать, чтобы другие следовали этим стандартам, подчиняясь им разумом, сердцем и жизнью, — то есть право говорить: «Верьте в это! Поступайте так!».

3) Право настаивать на послушании, наказывая нарушителей, то есть говорить: «Если не… то…»

Авторитет в полном смысле этого слова — понятие личностное. Авторитетом обладают люди, а не предметы. Авторитет обычно провозглашается и выражается в словах. Слова не могут быть безликими; они исходят от того, кто произносит их. Слова самым тесным образом связаны с говорящим. Подчинение авторитету выражается в том, насколько исполняются слова того, кому авторитет принадлежит.

Власть, которую дает авторитет, можно делегировать или осуществить через посредника. Делегирование власти происходит, когда кто-то назначается для принятия решений от лица, имеющего власть. Или же власть осуществляется через посредника, который передает слова того, кто имеет авторитет. Авторитет, осуществляющийся через посредника, равен изначальному авторитету.

Весь авторитет и вся власть, в конечном счете, исходят от триединого Бога, о Котором говорит Библия, — от Отца, Сына и Святого Духа. Эта власть основана на самой природе Вседержителя — бесконечного, вечного, всемогущего и всеведущего. Более того, власть Бога основана на Его деянии Сотворения (Пс. 23:1-2; 99:3). Власть Иисуса Христа также утверждена на Его славном деянии Искупления, соделывающем Иисуса Господом и Царем (Мф. 28:18-20). В конечном счете, только Богу принадлежит право определять, что истинно и правильно.

Бог осуществляет Свою власть с помощью слов. Такова Его воля. Иногда Он говорит Сам, а иногда передает Свое слово через избранных посредников — пророков и Апостолов. Это подводит нас к вопросу об авторитете Библии. Бог осуществляет Свою власть над нами Своим словом, вдохновляя Апостолов и пророков, которые служат Его посредниками. Эти слова Божьи передаются нам в виде Библии, которая безошибочна.

Еще раз повторим, что власть, осуществляемая через посредника, равна изначальной власти. Таким образом, авторитет Библии во всех отношениях равнозначен безраздельному, безусловному и абсолютному авторитету Бога. Авторитет Писания безразделен, потому что Сам Бог говорит через Своих посредников (см. 2 Пет. 1:20-21). Написанное слово служит средством передачи Божественной власти: «Написано…». Библия обладает таким же авторитетом, как Сам Бог и Иисус Христос. Поэтому мы смело утверждаем, что Библия — наш единственный закон для веры и христианской жизни.

Некоторые считают, что авторитет Библии отличен от авторитета Бога или Иисуса Христа, утверждая, что авторитет принадлежит не книге, а личности. Например, Норрис пишет: «Новый Завет, который служит для нас эталоном, не говорит, что нам следует рассматривать его как высший авторитет. Новый Завет указывает на Иисуса Христа. Ему принадлежит высшая власть. Иисус — Господь» (Norris, 1). Мы, разумеется, согласны с тем, что власть принадлежит одному только Богу; однако Его власть неотделима от Его Слова (см. Лк. 6:46-49). Таким образом, Библия — это «слово Божие» (Рим. 3:2), содержащее полноту божественной власти. Различие между личным авторитетом Бога или Христа и авторитетом Библии надуманно. На самом деле, никакого различия нет. С этим не согласны только те, кто отрицает, что Библия — истинное Слово Божье.

Природа Бога-Творца

Ложных богов много, но есть только один истинный и живой Бог — Бог, о Котором говорится в Библии (1 Кор. 8:4-6). Многое о Нем известно из общего откровения, явленного в окружающем мире. Но главный источник знания о Боге — Священное Писание, в котором открывается природа Бога, Его дела и Его воля.

В этой главе речь пойдет о природе Бога. Кто есть Бог? Каков Он? Каковы Его атрибуты, или качества? (Cottrell, God the Creator, 34—43) Изучая атрибуты Бога, мы говорим о Его сущности, потому что сущность Бога неотделима от Его качеств. Невозможно говорить о Боге отдельно от присущих Ему атрибутов, так чтобы осталась некая нейтральная сущность без каких-либо свойств. Более того, невозможно говорить об истинном Боге, оставив в стороне хотя бы один из Его атрибутов. Например, «Бог», который не всемогущ, или не всеведущ, или не благ, — это уже не Бог.

Иногда атрибуты Бога разделяют на невыразимые и выраженные. Невыразимые атрибуты принадлежат Богу, и только Ему (например, Он сущий и бесконечный); Его творение этими качествами не обладает. Выраженные атрибуты — это качества (например, любовь, мудрость), которые Бог передал или выразил в определенной мере в существах, которых Он сотворил и наделил нравственной природой. В этом контексте слово «выразил» означает не передачу информации о каком-то свойстве, но наделение тварного существа этим свойством.

Рассматривая здесь атрибуты Бога, мы разделим их на четыре категории. Первая категория — это атрибуты, которые описывают саму природу Бога, Его естество, независимо от Его внешних дел или отношений с творением. Назовем их безотносительными атрибутами. Вторая категория — атрибуты, которые проявляются прежде всего в отношениях Бога с тварными существами: одушевленными (ангелы, люди) и неодушевленными. Третья категория — нравственные атрибуты Бога, которые выражаются только в Его отношениях с одушевленными созданиями, наделенными нравственной природой. Эти атрибуты проявляются независимо от при­сутствия греха в мире. Четвертая категория — атрибуты Бога, явленные исключительно как реакция Бога на грех.