Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
вера переданная святым.doc
Скачиваний:
23
Добавлен:
24.02.2016
Размер:
3.57 Mб
Скачать

1. Сравнение разных подходов

Рассматривая вопрос о первородном грехе, необходимо учесть две его составляющие: вину и греховность. Разные представления об этих двух элементах породили среди христиан целый ряд учений о первородном грехе. Здесь мы рассмотрим четыре основные позиции, начиная со сравнительно мягкой и постепенно переходя к самой суровой.

Наиболее мягкий подход — пелагианство. Сторонники этого взгляда, следуя Пелагию, считают, что духовные последствия греха Адама не передаются по наследству. Каждый ребенок рождается духовно чистым; он не запятнан грехом, и его свобода воли ничем не повреждена. Кроме того, каждый ребенок приходит в мир в состоянии естественной невинности, не неся никакой вины за грех Адама. Грех Адама распространяется на нас только косвенно — в том смысле, что окружающий мир, пораженный грехом, приучает нас подражать греху. Таким образом, «первородного греха» как такового нет вообще.

Примером пелагианства служат работы одного из богословов Движения Возрождения, Моисея Ларда. По его мнению, нет никаких доказательств того, что «грех Адама хоть каким-то образом повлиял на дух его потомков». Более того, «дух совершенно свободен от Адамова греха, как если бы Адам никогда не согрешил» (Lard, 177-178).

Следующий подход можно условно назвать частичным пелагианством. Он тоже слишком мягок, чтобы можно было назвать его учением о «первородном грехе». Сторонники этого учения считают, что единственное духовное наследие греха Адама — это состояние частичной греховности. Даже дети рождаются в частичной греховности, потому что их души заражены духовной болезнью или слабостью, то есть они рождаются со склонностью к греху. Однако это не полная греховность — свобода воли не утрачена. Кроме того, сторонники этого взгляда, как и приверженцы пелагианства, считают, что ребенок рождается невинным, то есть свободным от вины и осуждения.

Эта точка зрения господствовала в ранней церкви во времена от Иренея до Августина. Конечно, в те времена она не называлась «частичным пелагианством». Название появилось только после конфликта Пелагия и Августина; оно стало использоваться применительно к тем, кто придерживался умеренных взглядов, выбирая середину между позициями Пелагия и Августина. В период Реформации одну из разновидностей этого учения приняли анабаптисты; позже этой позиции придерживался Джон Уэсли и большинство его последователей. Александр Кэмпбелл также был сторонником частичного пелагианства. Он писал: «Наша природа была поражена грехом Адама еще прежде, чем мы унаследовали ее; оттого происходит наше бессилие делать добрые дела и склонность ко злу, столь явные во всем человечестве». «Вся наша нравственная природа несет печать падения и греховности… по причине Адамова греха». Однако это не подразумевает «непреодолимой склонности к греху»; таким образом, все равно сохраняется свобода воли. Вина за грех Адама никому из потомков не вменяется; никто не примет за него вечное наказание (Alexander Campbell, The Christian System, 15-16).

Третий подход был официально принят римской католической церковью после Реформации. Как и частичное пелагианство, он признает только частичную греховность и, следовательно, не отрицает свободу воли. Отличие этого подхода от предыдущего заключается в учении о том, что все наследуют от Адама вину и осуждение. Если младенец умирает в осужденном состоянии, то для него закрыты небеса, однако и в ад он не попадает. Он вечно находится в лимбе, не испытывая ни страданий, ни блаженства.

Четвертый подход — классическая доктрина первородного греха, предложенная Августином и перенесенная в протестантское богословие Лютером и Кальвином. Согласно этому учению, грех Адама отразился на всем человечестве двумя разрушительными духовными последствиями. Во-первых, каждый младенец рождается в состоянии полной греховности, с порабощенной волей. Иными словами, его духовная природа настолько испорчена, что свобода воли утрачена. Он растет совершенно неспособным уверовать и раскаяться, услышав Благую Весть. Во-вторых, каждый ребенок рождается в состоянии вины и осужден на вечность в аду, если только абсолютно всевластный Бог не вмешается, даровав ему благодать.

В наше время этого взгляда в основном придерживаются лютеране (точнее, те из них, кто принимает богодухновенность Библии), пресвитерианская и реформаторская церкви, а также некоторые баптисты. Такое представление о первородном грехе — неотъемлемая составляющая кальвинизма. Кальвинист Дж. О. Басуэлл-младший пишет: «Все без исключения физические наследники Адама — погибающие грешники, заслужившие Божий гнев и проклятье». Поэтому Басуэлл утверждает: «Я сделался нечестивым и виновным грешником еще в Едемском саду» (J. О. Buswell Jr., 1:294-295).