Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Oslozhnennoe_predlozhenie.docx
Скачиваний:
66
Добавлен:
06.06.2015
Размер:
1.39 Mб
Скачать

§9. Простые предложения с однородными главными членами и сходные сложные предложения

Разграничение простых предложений с однородными главными членами и некоторых внешне сходных с ними сложносочиненных и бессоюзных сложных предложений иногда весьма спорно.

Тождество синтаксической функции элементов возможно лишь при наличии общего соподчиняющего или соподчиненного элемента, который внутри данного предложении может быть и нулевым, материально невыраженным.

Вместе с тем наличие общей зависимой словоформы не всегда служит надежным критерием разграничения простых предложений с однородными главными членами и сложноподчиненных или бессоюзных сложных предложений. Так, абсолютно препозитивная общая слабоуправляемая или примыкающая словоформа (по терминологии Н. Ю. Шведовой, обстоятельственный детерминант)134используется как в простом предложении с однородными сказуемыми, так и в сложносочиненном и бессоюзном сложном предложениях – двусоставных и односоставных, а порой и разнотипных. Ср.:

Весной приплывали пароходы, разгружали уголь, брали лен и доски (Шкл., I); Потом далеко в море мелькнул тусклый огонь и погас (Пауст., XVIII); Там долго рвалась и дрожала земля (Бакл., VI); В полном безмолвии поднялись и опустились руки (Пауст., IV).

В нашем доме начала коробиться железная крыша и задымились оконные рамы (Пауст., II); Сначала тихо, а потом все сильнее и чаще стали дрожать ее плечи и сотрясаться тело (Федин, XXII).

Рядом ломают флигель, рубят лес (Шкл., I); А там все сильней обстрел и нет связи (Бакл., V); Но вскоре тучи разошлись, и стало теплеть (Айтм., XVI).

Показателем синтаксической однородности подлежащих в двусоставном предложении является наличие общего (единого) одиночного или расширенного сказуемого, например:

Мальчики и девочки поют или Мальчики и девочки поют и танцуют. Если же каждое из подлежащих имеет свое сказуемое, то налицо сложносочиненное или бессоюзное сложное предложение, ср.: Мальчики поют, (а) девочки танцуют; Сын рисует и лепит, (а) дочь поет. Эти и подобные случаи бесспорны.

Трудно разграничить: а) простые предложения с постпозитивными однородными подлежащими, имеющими единое сказуемое в форме единственного числа, и б) сложносочиненные и бессоюзные сложные предложения, имеющие одинаковые сказуемые, из которых по общей норме наличествует только первое, а второе опущено, то есть является нулевым; ср.: а) Была оставлена Варшава, а за ней Люблин (Смирнов. Бессменный часовой); Вчера было партбюро, потом собрание (Пан., XV); б) Мы обедали на террасе, а дети в столовой (Гр-70, с. 652); Детали сочетаются в узлы, строки – в строфы (Пан., XV).

Отношения между однородными подлежащими и между однородными предикативными частями здесь по существу одни и те же – сопоставительные. Однако однородные подлежащие внутри простого предложения объединены одним действием или состоянием либо совершают одно совместное действие, а подлежащие-субъекты предикативных частей сложносочиненного или бессоюзного сложного предложения совершают разные, хотя и одинаковые, действия. В простом предложении единое, общее сказуемое препозитивно по отношению к однородным подлежащим, в сложном же предложении лексически тождественные сказуемые занимают типичное для них место, но материально выражено лишь первое сказуемое. И дело не в том, что в предложении Мы обедали на террасе, а дети в столовой схему простого предложения «воспроизводит лишь первая предикативная единица (мы обедали на террасе); вторая же единица (дети в столовой) значение синтаксического прошедшего времени получает благодаря вхождению в сложное предложение и только в результате взаимодействия с первой единицей» [23, с, 652]. Вторая предикативная единица имеет здесь не просто синтаксическое значение прошедшего времени, а вполне конкретное, хотя и формально не выраженное, то есть нулевое, сказуемое обедали (не сидели, не играли!) со значением прошедшего времени. Эта единица не соотносится с простым двусоставным предложением. Дети – в столовой, где главные члены не уподоблены друг другу. В данном контексте она соотносится только с Дети обедали в столовой, как «неполная реализация» данной схемы.

Некоторые синтаксисты считают, что термин «неполное предложение» здесь можно использовать лишь условно, поскольку отсутствие члена является синтаксической нормой. Вставка тех или иных якобы опущенных членов предложения обычно не только не нужна, но и невозможна: такая вставка ведет к изменению всей структуры данного предложения и его стилистической окраски. Ср., например: Я сижу в комнате, а брат – на террасе и Я сижу в комнате, а брат сидит на террасе [22, ч. 2, с. 89].

По нашему мнению, вставка возможна именно потому, что предложение неполное, причем эта вставка отнюдь не преобразует структуру данного предложения, а лишь изменяет его стилистическую окраску, ср.: В этот день папа подарил мне волшебный фонарь c картинками, а мама подарила мне коньки, а Лика подарила мне компас, а я подарил Лике разноцветные краски для рисования (Носов, VIII).

Неполнота второй (и последующих) предикативной части в сложносочиненных или бессоюзных сложных предложениях с одинаковыми сказуемыми особенно ощутима тогда, когда нулевое сказуемое имеет при себе облигаторную (обязательную) словоформу с объектным или, реже, с обстоятельственным значением. В таких случаях на месте нулевого сказуемого, как правило, выдерживается возместительная сказуемостная пауза, отражаемая на письме посредством тире, ср.:

К одной ноге привязана катушка, к другой телефонный аппарат (Бакл., II); На поясе у него висел маузер с большим деревянным прикладом, а на боку – кривая шашка в ножнах, украшенных серебром (Пауст., XIV); Ксения Петровна несла самовар, Петр Петрович – корзину с посудой (Федин, XII). Один читает начало, второй – середину, третий – конец (Пан., XI).

К сложносочиненным предложениям с неполной второй частью не следует, как это делает проф. Н. С. Валгина, причислять простые предложения с единым подлежащим и единым сказуемым вроде В одной руке он держал удочку, а в другой – кукан с рыбешкой [13, с. 210; 14, с. 386]. В подобных предложениях от сказуемого зависят однородные комплексы с объектным или обстоятельственным значением, структура которых обусловлена характером сопоставительного союза а, который сам по себе, если он не синонимичен союзу но, связывать однословные однородные члены не может (см. гл. 2, § 2). В таких случаях тире между соположенными членами второго однородного комплекса на письме обычно не ставится, а если и ставится, то отражает не возместительно-предикативную, а просто сопоставительную интонацию, ср.:

Слова относятся к вещам в речи, а к идеям в языке (Ветров IV); Поздней осенью я, наконец, уехал в Киев, а оттуда в Москву (Пауст., I); Тогда он подарил мне металлический конструктор, а Лике – строительные кубики (Носов, VIII).

Как отмечалось выше (§ 8), вопрос о квалификации предложений с несколькими глагольными сказуемыми при одном подлежащем является дискуссионным135. Разделяя традиционную для советской русистики точку зрения и признавая такие предложения простыми, надо отграничить их от сложных предложений с одинаковыми подлежащими. «Простое предложение, независимо от наличия в нем однородных членов, – указывал акад. В. В. Виноградов, – объединено общностью, единством своего предикативного ядра. Ведь даже в предложении с несколькими однородными сказуемыми сказуемые эти относятся к единому, общему для всех них под­лежащему. Различие между простым и сложным предложениями – структурное. Простое предложение организуется посредством единой концентрации норм выражения категорий времени, модальности и лица; в сложном предложении может быть несколько органически связанных друг с другом конструктивных центров этого рода» [22, ч. 1, с. 99]. Разумеется, степень единства предикативного ядра, образуемого однородными глагольными сказуемыми, можетбыть разной, что зависит от их реального значения, от характера их распространения зависимыми членами, от типа сочинительных отношений между ними. Говоря словами А. М. Пешковского, «здесь имеется гамма фактов со всеми переходными ступенями» [44, с. 477].

Только относительно простейших случаев, вроде Листопад отказался и поехал домой (Пан., I) и Листопад не спорил, он молчал (Пан., XIV), можно ограничиться констатацией: «Сказуемые сложносочиненного предложения никогда не относятся к одному подлежащему. В простом же предложении однородные сказуемые подчинены одному и тому же подлежащему» [126, с. 61].

Наиболее трудно разграничить некоторые разновидности простых предложений с бессоюзным рядом глагольных сказуемых при одном подлежащем и бессоюзные сложные глагольные предложения с одинаковыми подлежащими. Полагатем, что здесь следует учитывать прежде всего характер семантико-синтаксических отношений, которым предопределяется и сам порядок следования глагольных форм. В качестве формального критерия нужно использовать возможность / невозможность вставки сочинительного или, напротив, подчинительного союза. Речь идет о конструкциях с результативно-соединительными (близкими к причинно-следственным) и следственно-причинными, а также условно-временными отношениями.

Результативно-соединительные отношения вырастают на базе отношений временной последовательности и потому свободно включаются в сферу сочинения. Наиболее четко такие отношения выражаются союзным сочетанием и // а потому // поэтому (см. гл. 2, § 1), и возможность вставки этого сочетания, равно как и простого союза и, в бессоюзную конструкцию служит критерием сочинительной связи и, стало быть, монопредикативности самой конструкции. Например: «Старуха не вынесла сурового климата, скоро умерла» (Пан., III), «Так мы уже знали, готовились» (Бакл., X)136.

Напротив, следственно-причинные и условно-временные отношения в существе своем есть отношения подчинения, а потому бессоюзные конструкции с несколькими глагольными сказуемыми, находящимися в таких отношениях, надо признать полипредикативными с одинаковыми подлежащими, второе из которых по общей норме опускается, то есть оказывается нулевым. Чаще встречаются бессоюзные, сложные предложения со следственно-причинными, реже – с условно-временными отношениями. Ни те ни другие не допускают вставки соединительного союза, зато в первые можно внести причинный союз потому что, а во вторые – условно-временной союз когда // если. В первом случае между предикативными частями следовало бы на письме всегда ставить двоеточие, во втором – тире.

а) Правее немного, – внезапно поддерживает меня ординарец: виноватым себя чувствует (Бакл., II); А Танабай еще сидел отдувалсяустал (Айтм., XXIV); Он не слышал, спал крепко (Пан., VI); Директор принять не может, едет на бюро горкома (Пан., X)137.

б) [Мать:] Федя приедетзаругает (Пан., XII); [Половцев:] Узнаюубью обоих (Шал., XXVI).

Легко заметить, что простые предложения с результативно-соединительными отношениями и бессоюзные сложные предложения со следственно-причинными отношениями отмечены жестким порядком следования глагольных сказуемых. Изменение его преобразует не только характер отношений, но и структуру предложения: простое предложение трансформируется в сложное со следственно-причинными отношениями (Старуха не вынесла сурового климата, скоро умерлаСтаруха скоро умерла: не вынесла сурового климата), а сложное предложение в простое с результатиано-соединительными отношениями (Директор принять не может, едет на бюро горкома. – Директор едет на бюро горкома, принять не может).

В простом двусоставном предложении с однородными сказуемыми соподчиняющее их подлежащее может быть нулевым, если оно уже имеется в предшествующем предложении или подсказывается конкретной речевой ситуацией, ср.: [Давыдов:] Я ее перевоспитаю!.. Вовлеку ее в общественную работу, упрошу или заставлю заняться самообразованием (Шол., III); Я вдруг замечаю Мезенцева. Вышел из-за угла, ждет (Бакл., IV); Костя щелкнул его [щенка] и сказал: Научись сначала считать, а потом тянись к сахару (Носов, XIII).

Вразрез с русской грамматической традицией мы считаем двусоставными неполными так называемые определенно-, неопределенно- и обобщенно-личные предложения. Веское тому доказательство приводит словацкий русист Ян Светлик [52, с. 52, 130–132].

Во-первых, во всех этих предложениях наличие подлежащего избыточно, ибо в соотносительных полных предложениях Я приду; Что ты посеешь, то ты и пожнешь; Во дворе поют какие-то люди оно выражено дважды: эксплицитно – личным местоимением (или любым синтаксическим именем в им. падеже) и имплицитно – личным окончанием глагола. Различие между Я приду вечером и Приду вечером не столько структурное (полное / неполное), сколько стилистическое. А. М. Пешковский, относя предложения Иду, Идешь, Идем, Идете к «двухсловным неполным» [44, с. 187] отмечал, что здесь сказуемое «кажется вполне самостоятельным, не нуждающимися в подлежащем», а потому вставив местоимение, мы получим речь более вялую, разжиженную, спокойную, но ничем не более ясную» [с. 184]. Наличие местоимения может быть, обусловлено актуальным членением высказывания, когда логически ударное личное местоимение становится ремой, выражает новое, ср.: Кто идет за билетами? – Я иду.

Во-вторых, при глаголе 3-го лица мн. числа субъект действия или состояния все-таки мыслится. «В неопределенно-личных предложениях глагол 3-го лица мн. числа указывает, что действие кем-то или чем-то производится или производилось, почему к сказуемому может быть поставлено местоимение кто-то, что-то, кто-либо, что-либо, кто-нибудь, что-нибудь в качестве подлежащего» [54, с. 278].

В-третьих, обобщенно-личными становятся и общепризнанные двусоставные предложения, если местоименному или даже субстантивному подлежащему «придается обобщающий характер, так как обозначаемое глаголом действие может быть отнесено не только к обозначенному деятелю, но и ко всякому другому лицу. Ср.: Пропишет какой-нибудь хиромантии, а ты пей (Чехов); Охотно мы дарим, что не нравится самим (Крылов).

По изложенным выше соображениям, связанные сочинительными союзами или перечислительной интонацией личные формы глаголов в определенно-, неопределенно- и обобщенно-личном значении будем квалифицировать как стилистические маркированные неполные предложения с однородными сказуемыми при нулевом подлежащем, то есть как предложения двусоставные. Например,

а) Танк где-то близко. Не вижу, чувствую только (Бакл., XI); [Марийка:] Возьмешь на окошке, между рамами, котлеты, разогреешь и съешь (Пан., VII); Неотдышавшиеся, сидим в кустах, в тумане и шепчемся как гуси в камыше (Бакл., XI).

б) От ближнего дома мне машут и кричат что-то (Бакл., IV); Часто звонили по телефону, спрашивали его (Пан., VIII); Об этом в газетах не столько говорили, сколько проговаривались (Шкл., I).

в) От себя не уйдешь, не скроешься (Айтм., XVII); Животное не машина: не отключишь рубильник и не уйдешь (Айтм., VII); Знай край, да не падай (пословица); Готовый термос окрасьте белой краской и подвесьте к стене (НиЖ, III); Вашим, товарищ, сердцем и именем, думаем, дышим, боремся и живем! (Маяковский).

Исключение составляют случаи, когда неопределенные субъекты действий, выраженных глаголом 3-го лица мн. числа, явно не совпадают, потому что несовместимы сами действия и их объекты, ср.: Рядом ломают флигель, рубят лес (Шкл., I); Михаила арестовали в самом начале, допросили (Пришвин. Кащ. цепь).

Пожалуй, наиболее трудно отграничить простые односоставные безличные, инфинитивные и номинативные предложения с однородными глазными членами от сложносочиненных и бессоюзных сложных предложений, состоящих из соответствующих односоставных предикативных единиц. Некоторые лингвисты считают, что простые односоставные пред­ложения с однородными главными членами (однородным ядерными компонентами, которые не предицируют и не предицируются) «в принципе невозможны». В Грамматике-54 ничего не говорилось о том, могут ли главные члены односоставных предложений быть однородными. Не дает ответа на этот вопрос и Грамматика-70. Правда, здесь находим замечание о том, что в сложном предложении Сегодня тепло и солнечно, а вчера мела вьюга «обе предикативные единицы воспроизводят структурные схемы простого предложения» [23, с. 652]. Из этого можно заключить, что предложение Сегодня тепло и солнечно признается простым предложением с однородными главными членами (предикативами).

У однородных главных членов односоставных предложений не может быть соподчиняющего компонента, поэтому показателем их функционального тождества служит лишь зависимый компонент, наличие которого структурно необходимо для данного типа односоставных предложений.

Так для спрягаемо-глагольного класса безличных предложений таким компонентом обычно является сильноуправляемая словоформа с объектным (корабль подбрасывает) или субъектным (снесло ветром) значением. Если главный член этого класса выражен глаголом бытия или обнаружения, то облигаторной становится и слабоуправляемая или примыкающая словоформа с обстоятельственным значением, которое, кстати сказать, расширяет лексически ограниченный круг собственно безличных глаголов и позволяет употреблять личные глаголы в безличном значении (в колодце загудело, на улице воет, глупо получается). Для наречного же класса безличных предложений структурно необходимой тоже может быть сильноуправляемая словоформа с объектным значением (видно крышу, с болезнью покончено, о нем не слышно, надо денег, нет денег) либо слабоуправляемая или примыкающая словоформа с локальным значением (в гостяхне дома), а также частица (ох и холодно). С учетом этого сопоставим простые безличные односоставные предложения с однородными главными членами и сложные предложения, состоящие из безличных предикативных единиц.

а) Лодку подхватило и понесло в темноту (Песков, II); Если меня ранит или убьет, он... окажется в оркестре дивизии, а то и армии (Бакл., IV); Мне печально и интересно (Шкл., I); На улице было мокро, грязно (Пан., XII); Было светло и весело (Песков, I); Становилось темно и удушливо (Бакл., III).

б) Холодно b неуютно (Песков, II); Ни неба не видно, ни земли не видно (Айтм., XXII); Ведь там нет дорог, там нет земли, там нет травы, там жизни нет (Айтм., XXIV); На него уже нельзя гаркнуть, нельзя трахнуть кулаком (Пан., III); Надо донести Парцванию до лодки, надо переправить его на ту сторону (Бакл., I); Не хотелось жить, не хотелось думать, не хотелось видеть ничего вокруг (Айтм., XXI).

Для простых инфинитивных предложений показателем синтаксической однородности их главных членов может быть сильноуправляемая словоформа с объектным значением (вам выходить, нам бы поговорить, сына не узнать, ехать не к кому, поговорить не с кем), а в некоторых случаях также примыкающая словоформа с локальным значением (ехать некуда, ночевать негде) и даже частица (не умирать же). Ср. простые предложения с однородными главными инфинитивными членами и сложные предложения:

а) [Осетров:] Ни одеть, ни обуть нечего (Шол., XIII); С ним не обвыкнуться и не сжиться (Тв., I); [Осетров:] Было бы мне, старому дураку, выждать, постоять в сторонке (Шол., I); Там без ледоруба ни спуститься, ни влезть (Изв., 6); Больше им не ступать по земле, не печатать следы по дороге (Айтм., XXV); Незачем, – говорили они, – кипятиться и драться (Чук., VII); Поесть и умыться некогда (Айтм., VIII)/

б) [Джайдар:] Нам отвечать, и нам делать (Айтм., VIII); Ни встать, ни сесть, ни огня развести (Айтм., VIII); Не бродить, не мять в кустах багряных Лебеды и не искать следа (Есенин); Не бывать войне пожару, Не пылать земному шару (Л. Ошанин); Ему некуда больше спешить и некого больше любить (Пауст., XIII); Пить до дна – не видать добра (пословица).

Для простых номинативных предложений показателtv синтаксической однородности их главных членов может быть не только сильноуправляемая словоформа с объектным значением (сыну год, конец войне, масса людей, ничего лишнего), слабоуправляемая или примыкающая словоформа с локальным значением (в воздухе гарь, на улице темнота) и частица (вон лес, вот мельница, ну и народ, ай да мед, какая тишь), но и общее согласованное определение, а также связка. Приведем примеры простых номинативных предложений с однородными главными членами и сложных предложений с номинативными предикативными единицами:

а) А вдруг такого потеряю? Тогда конец и горе мне (Тв., V); В хуторе сон и тишина (Бакл., III); Непорядков тьма и бездна (Тв., XV); У молодого полка ни опыта, ни мастерства (Песков, II); Рев и предсмертный визг Соболя (Песков, VI); Вот и горка, и лесенка, ведущая к веденеевскому дому (Пан., XIV); Вон Николай Зюзин и Шура Пономарев – видел их в загсе (Песков, II); Пустые разговоры, обещания (Айтм., XVI).

б) Шум, грохот и пальба! (Носов, XI); Конец жизни, конец всему (Пан., XIII); Она могла смотреть часами: вот ее глаза, вот ее губы (Пан., X); Небо и степь. Голубое небо и желтая пшеница (Песков, I).

Выводы

Синтаксическая однородность есть функциональное тождество языковых единиц в речи. Проблема синтаксической однородности является одной из узловых проблем синтаксиса.

Однородные члены (сочиненные ряды слов) должны изучаться в синтаксисе предложения, а не в синтаксисе словосочетания. Словосочетание и сочиненный ряд слов различаются самим типом синтаксических отношений (подчинительный / сочинительный, необратимые / обратимые) и средствами их выражения (синтетические / аналитические), принципом структурной организации (обязательная / факультативная бинарность) и характером функционирования в строе предложения (не менее двух позиций / одна позиция).

Конститутивным признаком синтаксической однородности членов предложения является тождество их функций. Они совпадают по своим не только общим, но и основным частным функциям (исключение составляют разновидности однородных обстоятельств). Признание возможной разнофункциональности однородных членов разрушает само понятие синтаксической однородности. Тождество синтаксической функции элементов есть в сущности одинаковое их отношение к некоему третьему элементу, которому они соподчинены и который может быть нулевым.

Синтаксическое равноправие однородных членов обусловливает особый характер их связи – сочинение. Вместе с тем синтаксическая их равноценность обусловливается типом связи. В границах простого предложения собственно сочинительная связь всегда свидетельствует о синтаксической однородности сочетающихся словоформ, ибо она непременно связана с соподчинением, без чего немыслимо функциональное тождество. От сочинительной связи надо отграничить связь присоединительную. Основным и бесспорным показателем сочинения и средством выражения семантико-синтаксических отношений между однородными членами (частями расширенного члена) являются собственно сочинительные союзы. Непременным, но все же добавочным средством сочинительной связи служит специфическая интонация однородности (перечислительная, противительная и др.).

Синтаксическая однородность соотносится с логической, что обусловлено связью и взаимодействием грамматики и логики. Однако тождества здесь нет: то, что логически однородно, обычно объединяется в границах одного сочиненного ряда, но не все, что в данном контексте синтаксически однородно и объединено в пределах одного сочиненного ряда, является логически однородным. Характер отношения логического и синтаксического моментов неодинаков у однородных членов разных функциональных типов (ср. однородные препозитивные согласованные определения и однородные сказуемые), а также у однородных членов одного функционального типа в разных стилях.

Антонимы и синонимы, как лексико-семантические разряды слов, различаются возможностями сочетаться внутри сочиненного ряда. Если первые свободно объединяются в сочинительных рядах, то возможности вторых крайне ограничены и зависят от степени близости их семантики. Так, полные синонимы функционально однородными бывают только в метаязыке лингвистики. Использование же неполных синонимов внутри союзного сочиненного ряда возможно именно благодаря различию в их значениях. Лексическая синонимия и синтаксическая однородность по существу находятся в отношениях взаимоисключения. В бессоюзных конструкциях синонимы функционально тождественными быть не могут. В союзных же сочиненных рядах происходит своеобразная десемантизация близких по значению слов, вплоть до превращения их в речевые антонимы при противопоставлении.

Принципиально важно разграничить функциональную одноименность (красивые белые розы), синтаксическую однородность (белые и красные розы) и морфологическую однотипность / разнотипность (выпуклая, без волос грудь), а при морфологической однотипности совпадение / несовпадение словоформ (нужда в прорабах и мастерах; старше и годами и по службе). Границы морфологического варьирования однородных членов определяются прежде всего выполняемой ими функцией (ср. однородные и прямые дополнения и обстоятельства, однородные подлежащие и сказуемые), характером семантико-синтаксических отношений между ними и категориальными свойствами соподчиняющего компонента (в том числе его морфологической принадлежностью), а также способом синтаксической связи с ним, позицией однородных членов по отношению к соподчиняющему члену и отчасти стилем речи.

Широко распространенный тезис о том, что однородные члены представляют собой семантически и структурно незамкнутые ряды слов, нуждается в уточнении, ибо он не учитывает факторов, которые в той или иной степени предопределяют количество членов в сочиненном ряду, а именно: 1) логического, 2) стилистического и 3) структурно-синтакси­ческого. Роль этих факторов и их взаимодействие неодинаковы в разных стилях речи. Логическая неполнота / исчерпанность перечисления и структурно-синтаксическая открытость / закрытость сочиненных рядов – явления разного порядка, между которыми нет прямой зависимости.

От союзного, бессоюзного или смешанного способа сцепления словоформ в сочиненных рядах во многом зависит деление их на три больших класса: открытые, закрытые и комбинированные. Так, открытые ряды обычно являются или бессоюзными, или полисиндетическими. Открытые многокомпонентные ряды со смешанной связью, распадающиеся на открытые звенья, редки. Закрытые же ряды возможны только при союзной или смешанной связи. Самыми разнообразными по структуре являются комбинированные ряды, которые образуются при смешанной или полисиндетической связи и представляют собой сочетание структурно-синтаксической и обычно семантической закрытости и открытости. Это либо открытые ряды с закрытыми звеньями, либо закрытые ряды с открытыми звеньями.

Нечленимые на звенья многокомпонентные ряды могут быть только открытыми либо закрытыми. Членимые же на звенья многокомпонентные ряды весьма разнообразны по структуре. Само членение многокомпонентных рядов на звенья обусловлено соотнесенностью семантики соседних членов, наличием при их обшей зависимой словоформы или предлога, а также характером союзов и порядком их следования. Семантическая и интонационная членимость / целостность сочиненных рядов во многом определяется типом и степенью распространения их членов. По этому признаку можно выделить 12 структурных типов сочиненных рядов.

Сложность и многоаспектность структуры предложения крайне затрудняют выделение дифференциальных признаков внешне сходных, но качественно разных семантико-синтаксических явлений.

Так, до сих пор смешивают бессоюзные сочиненные ряды в конструкции с обособленным приложением, поясняющим или уточняющим членом. Последние целесообразно объединить в особую категорию экспликативных членов. Экспликативные и однородные члены предложения – явления разных уровней предложения. Они различаются по своим синтаксическим функциям, по характеру логических отношений между выражаемыми понятиями, по способам введения в структуру предложения, по типу синтаксической связи и ее формальным средствам. В структуре предложения экспликация и синтаксическая однородность могут сочетаться весьма прихотливо. Ограничение в бессоюзных конструкциях экспликативных членов разных типов и однородных членов, упорядочение знаков препинания при них повысит коммуникативную четкость, действенность и выразительность письменной речи.

От однородных членов надо отграничить также повторяющиеся члены. Функциональное назначение повтора варьируется в зависимости от синтаксического статуса члена и его морфологического выражения. Особый характер носят лексические повторы с распространением. Здесь выделяются два качественно разных явления: бессоюзный лексический повтор с последующим распространением как особый вид уточнения и лексическое тождество опорных слов в однородных комплексах. Такие комплексы используются либо для подчеркивания разной, предметной, отнесенности опорных слов или сложных наименований, либо для устранения ненормативной синтаксической однородности распространяющих членов.

Особое место занимают предложения с несколькими глагольными сказуемыми при одном подлежащем. Эти предложения в согласии с русской советской грамматической традицией надо считать не сложными, а простыми, потому что при всем своем своеобразии отношения между глагольными сказуемыми при общем подлежащем не выходят за рамки простого предложения. Признание глагольных сказуемых при одном подлежащем однородными членами простого предложения позволяет менее противоречиво и более экономно описать все функциональные типы сочиненных рядов. С однородными глагольными сказуемыми не следует смешивать некоторые виды осложненного простого сказуемого (бежит не оглядывается, взял и уехал, пойду погуляю, лежу и смотрю).

Значительную трудность представляет разграничение простых предложений с однородными главными членами и сходных двусоставных сложных предложений. Различаем простые предложения с однородными подлежащими при общем сказуемом и сложносочиненные или бессоюзные сложные предложения с одинаковыми сказуемыми, а также простые предложения с однородными глагольными сказуемыми при общем подлежащем и сложносочиненные или бессоюзные сложные предложения с одинаковыми подлежащими. Вторая (и любая последующая) предикативная единица, в таких сложных предложениях по обшей норме является неполной, соответственно с нулевым сказуемым либо подлежащим.

Предложения, содержащие союзный или бессоюзный ряд личных глагольных форм в определенно-, неопределенно- или обобщенно-личном значении, квалифицируются как стилистически маркированные неполные двусоставные предложения с однородными глагольными сказуемыми при общем нулевом подлежащем.

Особенно трудно отграничить простые односоставные – безличные, инфинитивные и номинативные – предложения с однородными главными членами от сложносочиненных и бессоюзных сложных предложений, состоящих из односоставных предикативных единиц.

У однородных главных членов односоставного предложения не может быть общего соподчиняющего компонента, поэтому показателем их функционального тождества служит общая зависимая словоформа или элемент, наличие которых структурно необходимо для данного класса односоставных предложений.

В заключение сформулируем определение однородных членов предложения. Однородные члены – сочиненный ряд морфологически однотипных или (реже) разнотипных словоформ, которые занимают в предложении одно синтаксическое место и выполняют единую, общую синтаксическую функцию. Сочиненный ряд словоформ всегда является в предложении синтаксически единым, но лексически расчлененным (расширенным, кратным) членом.

Однородные члены не участвуют непосредственно в развертывании структуры предложения и потому не осложняют, а лишь расширяют ее, внося количественные модификации.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]