Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Экономическая теория.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
30.04.2019
Размер:
6.04 Mб
Скачать

5.4. Теория предельной полезности о ценности товара

Теория предельной полезности имеет длительную историю развития. Некоторые положения, близкие ей, можно встретить в трактатах Ф. Аквинского (13 в.). Более четкую форму они стали принимать в конце 18 – первой половине 19 вв. в работах французских и немецких экономистов (Э. Кондильяк, Ж.-Б. Сэй, Ж. Дюпюи, Г. Госсен), которые взяли за основу понимание полезности, сформулированное Дж. Бентамом: полезность – это «свойство любой вещи … создавать удовольствие, пользу или счастье или предохранять от … боли, вреда или несчастья»15. Во второй половине 19 века появилось несколько школ, развивавших теорию предельной полезности: австрийская (К. Менгер, Ф. Визер, Е. Бем-Баверк), кембриджская (У. Джевонс, А. Маршалл), лозаннская (Л. Вальрас) и положивших начало неоклассической теории.

Исходная посылка теории предельной полезности выводится из непосредственного наблюдения за поведением людей в рыночной экономике. Действия людей в отношениях друг с другом (обмене благами, сделках), согласно теории предельной полезности, мотивируются получением удовлетворения, удовольствий, желаниями, традициями, привычками, долгом, нравственными нормами и т.п. Содержанием отношений между людьми является распределение ограниченных благ.

Для единообразного обозначения побудительного мотива действий людей в теории предельной полезности был введен термин «полезность» (utility). Полезность рассматривалась как индивидуальная субъективная мера благ, используемых для удовлетворения потребностей. Считается, что индивид всегда может соизмерить полезность обмениваемых благ. Прирост полезности, доставляемый увеличением данного блага на единицу, называется предельной полезностью этого блага. Свойство предельной полезности таково, что при увеличении объема какого-либо блага его предельная полезность уменьшается, поскольку происходит насыщение потребности в этом благе.

Например, если начать есть котлеты, то первая котлета доставит больше удовольствия, чем вторая; а вторая – больше, чем третья и т. д. Полезность какой-нибудь десятой или двадцатой котлеты может оказаться уже величиной отрицательной, поскольку переедание вредно для здоровья.

По теории предельной полезности, люди сопоставляют получаемую полезность благ с теми жертвами (тяготами, усилиями, воздержанием (ожиданием) и т.п.), одним словом «антиполезностью» (disutility), которые требуются для получения желаемых благ. И каждый стремится к такому выбору, при котором достигается наибольшая выгода («излишек»), т.е. разность между полезностью благ и издержками их приобретения (антиполезностью).

Для начального периода становления неоклассической теории было характерно использование предпосылки об измеримости полезности (вначале – отдельных благ (аддитивная полезность), а затем – их наборов (общая полезность)); рассмотрение ценообразования как процесса взаимодействия субъектов рынка, стремящихся к большей частной выгоде; отрицание стоимости как объективной субстанции цен товаров; отождествление цены с денежным выражением предельной полезности товара. Экономисты австрийской школы конструировали рыночную цену на основе индивидуальных субъективных оценок полезности товаров, полагая, что рыночная цена, выравнивая субъективные оценки предельных покупателей и продавцов товара, выражает объективную полезность последнего. Утверждение об измеримости полезности благ впоследствии получило название кардиналисткого подхода к пониманию полезности.

Начиная с А. Маршалла, рыночная цена стала трактоваться как определяемая взаимодействием двух факторов: спроса и предложения, в основе равенства которых лежит предельная полезность товаров и предельные издержки их производства.

Одно из направлений теории предельной полезности пришло к выводу, что в основе цены лежит не полезность, а желаемость благ (Дж. Винер), а полезность вообще не может быть измерена никакими денежными показателями.

От тезиса об измеримости полезности неоклассическая теория пришла к выводу о невозможности ее однозначного измерения (В. Парето, Дж. Хикс, Р. Аллен) и вместо категории «полезность» стала использовать термины «предпочтения» и «нормы замены». Такой подход к пониманию полезности стал называться ординалистским. Тем не менее, предпочтения трактуются как выражающие полезность (желаемость) благ, нормы замены – как соотношение их предельных полезностей. Вместо функции общей полезности используется функция порядковой полезности. Поэтому связь ординализма с теорией предельной полезности сохраняется.

Для современной неоклассической теории характерно оперирование категорией «предпочтения потребителей», а не «полезность». Содержание полезности не выясняется и не считается принципиально важным. Важным считается лишь выявление пред­почтений потребителей и предельных норм замены, которые рассматриваются как объективные выражения оценок полезности или желаемости благ, измеримы, образуют предмет изучения, служат осно­вой построения кривых спроса, анализа цен равновесия и т.п.

Неоклассическая теория в ее современных трактовках исходит из того, что цены товаров определяются в результате взаимодействия спроса и предложения товаров, которые, в свою очередь, формируются под воздействием предпочтений потребителей. Все внимание неоклассиков обращено на изучение факторов формирования цен.

Анализ идет от рассмотрения поведения потребителя, стремящегося к увеличению полезности приобретаемых в обмене благ (наиболее предпочтительному набору благ), к исследованию поведения совокупности индивидов. При этом предполагаются определенные экономические отношения, формы собственности, может учитываться социальная принадлежность индивида, конкретные условия сделки.

Из анализа поведения потребителей выводится понятие цены спроса, вначале индивидуальной, а затем – рыночной. Цена спроса определяется как максимальное количество денег, по которой потребитель согласен купить то или иное количество товара и рассматривается как денежное выражение предельной полезности товара, или предельная выгода (marginal benefit). Под предельной полезностью товара понимается прирост полезности, образующийся в результате приобретения последней единицы товара.

Остановимся подробнее на логике получения главного вывода теории предельной полезности – вывода о том, что в основе цены лежит предельная полезность товара.

Для доказательства этого положения обычно рассматривается модель поведения абстрактного потребителя. Предполагается, что потребитель решает, сколько денег он заплатит за то или иное количество товара в неких заданных условиях, которые не меняются (заданы: момент времени, цены всех остальных товаров, размер денежной суммы, которой располагает потребитель и все прочие условия).

То, как действует потребитель в модели потребительского поведения, рассмотрим на условном примере. Допустим, потребитель приходит в буфет, чтобы поесть. В буфете имеются разные товары, в том числе – пирожки. Определяя, сколько денег заплатить за первый пирожок, потребитель сопоставляет количество удовольствий, получаемых от пирожка, с количеством удовольствий, которое можно получить, если затратить те же деньги на покупку других товаров. Тем самым предполагается, что цены всех товаров, кроме пирожков, заданы, и предстоит лишь определить цену первого пирожка. Максимальное количество денег, которое потребитель готов уплатить за первый пирожок, в этой модели будет равно тому их количеству, на которое можно купить другие товары, дающие тот же объем удовольствий, что и первый пирожок. Это – индивидуальная цена спроса потребителя на один пирожок. Пусть она равна Р1. Ее величина, по мнению теоретиков рассматриваемого направления, выражает предельную полезность первого пирожка в денежной форме.

Если потребитель съел первый пирожок и покупает второй, то прирост его удовольствий от второго пирожка, очевидно, будет меньше, чем от первого, поскольку потребность в еде стала менее сильной. Поэтому цена спроса на второй пирожок (Р2) будет меньше, чем на первый: Р2 < Р1.

Если потребность в еде не удовлетворена и вторым пирожком и потребитель решает покупать дальше, то цена спроса на третий пирожок будет еще меньше, чем на второй. И т.д. Если же потребитель насытил потребность в пирожках, то цена спроса на очередной пирожок становится равной нулю, т.к. потребление этого пирожка уже не приносит удовольствия.

Таким образом, формируется ряд цен спроса, для которых выполняется:

Р1 > Р2 > Р3 > Р4 … > РN = 0,

где: Рi – цена i–го пирожка, N – номер пирожка, не дающего прироста удовольствий (избыточного для удовлетворения потребности).

Считается, что каждая из этих цен является денежным выражением предельной полезности соответствующего числа пирожков. Уменьшение цен в этом ряду свидетельствует о снижении предельной полезности товара по мере увеличения его количества. Снижение же предельной полезности отражает возрастание степени удовлетворения потребности в товаре.

Отсюда делается следующий вывод: общая полезность (количество удовольствий), которое получает потребитель от того или иного количества пирожков К = 1, 2, …, N выражается суммой цен спроса: В = Р1 + Р2 + … + РК.

Если цена пирожка равна РК (К > 1), то потребитель получает от покупки первого пирожка больше полезности, чем теряет, отказываясь от покупки других товаров на ту же сумму РК. Превышение Р1 над РК, или разность Р1 РК, считается выигрышем потребителя. Он выражает в денежной форме разность между приобретенной и затраченной полезностью.

Потребитель получает неотрицательный выигрыш, покупая К пирожков. Поэтому при цене РК он покупает ровно К пирожков. Если же цена изменится, то и количество покупаемых пирожков также станет иным, но каждый раз потребитель будет покупать такое количество пирожков, при котором денежное выражение предельной полезности равняется цене пирожка. При этом потребитель получает выигрыш, равный разности ВКР, где Р – уровень цены, К – число пирожков, при котором их предельная полезность равна цене Р.

На рынке, как правило, имеется не единственный покупатель. У каждого из них имеются свои индивидуальные оценки предельной полезности того или иного количества товара. На их основе формируется рыночная цена спроса – максимальная цена, по которой потребители готовы купить определенное количество товара (при прочих равных условиях). Для понимания сути рассуждений теоретиков предельной полезности рассмотрим график на рис. 1.

Р

Р4

Р4

Р4

Р1

Р2

Р3

Р4

Р5

Р6

Р

N

ис. 1.

На графике показано, что если количество товаров равно 4, то рыночная цена спроса устанавливается на уровне Р4. Если количество товаров увеличится до 5 единиц, то горизонтальная линия, показывающая уровень рыночной цены спроса, сместится вниз до уровня Р5, а если количество товара снизится до 3, то она поднимется до уровня Р3.

Осями координат на графике являются – цены (Р) и количество товара (N). Столбиками изображены индивидуальные цены спроса потребителей. Первый от оси Р столбик выражает максимальную цену спроса, которую потребители готовы заплатить за первую единицу товара, второй столбик – максимальную цену, которую потребители согласны заплатить за вторую единицу и т.д. Убывание высоты столбиков выражает снижение предельной полезности товара.

Если предположить, что в наличии имеется 4 единицы товара, то максимальная цена, по которой могут быть они проданы, или рыночная цена спроса, равняется Р4, поскольку при более высокой цене, – например, при Р = Р3, – никто не купит четвертую единицу товара. При цене же, равной Р4, будет продано ровно 4 единицы товара, причем, потребители будут иметь суммарный выигрыш, равный Р1 + Р2 + Р3 + Р44Р4.

Если же количество товара возрастет до 5 единиц, то рыночная цена спроса снизится до Р5. А если количество товара уменьшится до 3, то она вырастет до Р3. И т.д.

Получается, что рыночная цена спроса при любом количестве товара устанавливается на уровне цены спроса предельного покупателя (покупателя, цена спроса которого является минимальной из максимальных цен спроса для данного количества товара).

На основе таких рассуждений и делается вывод о том, что в основе цен лежат субъективные оценки предельной полезности товаров.

Следствием этого вывода является утверждение о том, что уровень оценок предельной полезности зависит от двух факторов: 1) потребности в товаре (чем сильнее потребность, тем выше индивидуальные цены спроса; и, наоборот, чем она слабее, тем они ниже); 2) имеющегося количества товара. Иначе говоря, уровень этих оценок определяется редкостью товара, т.е. соотношением потребности в нем и его наличия.

Почему, например, дом или автомобиль имеют намного большую стоимость, чем соль или спички? С точки зрения теории предельной полезности, это обстоит так потому, что дома и автомобили – более редкие блага, чем соль или спички. Трудовая же теория стоимости утверждает, что дом или автомобиль дороже спичек или соли по той причине, что они стоят обществу большего рабочего времени.

Установление цены на максимально возможном уровне, по которой можно продать товар, с одной стороны, «отсекает» от приобретения товара тех покупателей, для которых он имеет меньшую предельную полезность, и оставляет только тех из них, для которых эта полезность наиболее высока. А, с другой стороны, такое установление цены означает уравнивание спроса на товар с объемом запаса данного товара.

В результате, по мнению сторонников теории предельной полезности, происходит наиболее рациональное распределение товара, то есть распределение его между теми, кто больше всего в нем нуждается. Наибольшую выгоду получают и продавцы, поскольку они продают товар по максимально возможной цене. Рыночная цена спроса, с точки зрения теории предельной полезности, является выражением предельной общественной полезности товара.

Таким образом, цена товара выводится теорией предельной полезности из постулатов поведения индивидов в обмене благами без какого-либо привлечения анализа отношений производства.

Если внимательно присмотреться к логике сторонников теории предельной полезности, то в ней можно обнаружить серьезные изъяны.

Чтобы показать это, проанализируем формирование цен спроса с позиции трудовой теории стоимости.

О цене спроса можно говорить в том случае, когда объем покупаемого товара задан. Кроме того, цена спроса, как теоретическая модель, предполагает, что доход потребителя и цены всех товаров, кроме одного товара, например, – товара Х, неизменны. Пусть эти цены равны стоимости соответствующих товаров. Допустим, что qx – количество товара Х; px(qx) – индивидуальная цена спроса на это количество товара Х, т.е. максимальная цена, по которой потребитель (при прочих равных условиях) согласен приобрести заданный объем qx товара Х.

При установлении цены на уровне цены спроса потребителю – при прочих равных условиях – одинаково предпочтительны два варианта выбора:

а) покупка товара Х в объеме qx;

б) покупка Х в объеме qx – 1 (т.е. меньшем на единицу) и использование денежной суммы px(qx) на приобретение некоторого набора других товаров (qy).

Отсюда следует, что px(qx) = qy py, где: py – вектор цен на товары, выражаемые вектором qy. Иначе говоря, индивидуальная цена спроса равняется стоимости набора благ, который по своей потребительной стоимости заменяют потребителю дополнительную единицу данного товара, она растет или снижается вместе с увеличением или снижением стоимости товаров-заменителей.

Чем выше полезность дополнительной единицы товара Х, тем требуется больше других благ для ее замены, тем выше цена этой единицы. Но в то же время цена спроса зависит от стоимости заменяющих дополнительную единицу Х благ. Чем она ниже, тем ниже цена спроса и наоборот. Цен спроса ровно столько, сколько различных вариантов стоимости других товаров, а их может быть сколько угодно. Поэтому цена спроса при данной полезности товара всецело зависит от стоимости других товаров.

Кроме того, цена спроса зависит и от размеров дохода потребителя. Чем он выше, тем выше цена спроса, и, наоборот. А формирование дохода потребителя также есть результат рыночного обмена, т.е. результат стоимостного отношения. Поскольку средством получения дохода для потребителя в конечном счете является его труд (большинство людей получают доходы от своей трудовой деятельности), то индивидуальная цена спроса, хотя и в превращенной форме, выражает максимальное количество труда, которое покупатель согласен затратить ради получения дополнительной единицы данного товара. Она служит своего рода специфической, стоимостной мерой индивидуальной потребительной стоимости предметов потребления в товарном производстве.

Рыночная цена спроса на заданный объем товара формируется на основе индивидуальных цен спроса. Она означает равенство цены товара и стоимости благ, заменяющих его дополнительную единицу, для всех покупателей товара. Рыночная цена спроса в денежной форме выражает максимальное количество труда, который производители других товаров, – выступающие в роли потребителей данного товара, – согласны затратить для приобретения его дополнительной единицы (посредством обмена на свои товары), т.е. выражает в денежной форме ОНЗТ по условиям потребления товара.

Отсюда следует также, что «выигрыш потребителя», рассмотренный выше (разность между суммой цен спроса и суммой, уплаченной за товар) не может рассматриваться как выражение разности между приобретаемой и уплачиваемой потребителем полезностью. В действительности он выражает экономию для потребителя, получаемую в силу того, что цена товара ниже стоимости товаров-заменителей, – в конечном счете экономию его труда, раз потребитель является производителем, обменивающим продукты своего труда на нужные ему предметы потребления.

Кроме того, по той же причине и «выявленные предпочтения» между товарными наборами неправомерно было бы рассматривать только как выражающие различие в их полезности при прочих равных условиях. В действительности они отражают действие множества факторов, прежде всего – уровня и соотношений цен (т.е. в конечном счете – стоимостей, затрат труда).

Таким образом, без понимания объективной сущности стоимости невозможно понять ни индивидуальную, ни рыночную цены спроса. Попытки объяснить цену спроса, игнорируя ее объективную основу – стоимость, абстрагируясь от отношений материального производства, ведут лишь к тому, что цена одного товара выражается через цены других товаров, а общая основа цен так и остается непонятой.

Логически закономерными следствием методологии теории предельной полезности является наличие в ее понятиях своего рода замкнутых «порочных кругов».

Так, одной из ключевых категорий неоклассической теории являются предельные нормы замены благ. Под предельной нормой замены блага Y на благо Х понимается то количество блага Y, от которого потребитель готов отказаться ради получения дополнительной единицы блага Х при сохранении того же уровня полезности набора товаров. Она равняется отношению предельных полезностей благ: , где MU – предельная полезность соответствующего блага.

Уровень предельных норм замены зависит от объема приобретаемых благ, а он – от размеров доходов индивидов. Доходы же, по неоклассической теории, представляют собой плату за ресурсы, уровень которой определяется предельными нормами замены благ. В итоге получаем, что доходы определяются доходами, а предельные норма замены – предельными нормами замены. Объективной основы для понимания реальных процессов не указывается.

С точки зрения неоклассической теории, стоимость товара определяется его редкостью. Но возникает вопрос: почему, например, такой полезный товар, как комфортное жилье, столь редок, что доступен только богатым? Неоклассическая теория отвечает на этот вопрос так: потому, что редки ресурсы, из которых делается жилье. Однако в современной экономике нет таких ресурсов, которые использовались бы полностью (безработица, недогрузка производственных мощностей, неиспользуемые земли, месторождения и т.п.). Следовательно, «редкость» ресурсов является следствием ограничений, которые накладываются самим обществом на объемы их использования в производстве. Поэтому встает вопрос: почему общество ограничивает объем расходования того или иного ресурса именно такими, а не иными размерами? Неоклассическая теория отвечает: потому, что ресурсы имеют низкую предельную полезность. Вот и получается, что «предельная полезность» ресурсов вытекает из их «редкости», а «редкость» – из их предельной «полезности».

Неоклассика не выясняет объективной сущности цен и не ставит такой задачи. В своем развитии она вначале избавилась от изучения стоимости как внутренней субстанции цен товаров, а затем сняла вопрос об изучении сущности и полезности (предельной полезности), заменив ее предпочтениями и нормами замещения (замены). Субъективистская трактовка стоимости и полезности не позволяет неоклассической теории понять действительные экономические законы поведения людей, в том числе – объективное экономическое содержание не только категорий «полезность» и «цена», но и других стоимостных категорий (издержки производства, заработная плата, прибыль, процент, рента и т.д.). В результате вся теоретическая конст­рукция строится на чем-то, то ли определенном субъективными ощущениями, то ли трансцендентном.

Неоклассическая теория отражает рыночные процессы, но это – процессы приспособления к ценам, а не формирования самих цен. Она отражает зависимость цены одного товара от цен других товаров, но не выводит на объективную основу цены.

Несостоятельность попыток теории предельной полезности объяснить основу цен была установлена еще А. Смитом и после него неоднократно доказывалась представителями самых различных научных направлений. Достаточно убедительной критике теория предельной полезности, – в том числе в ее ординалистском варианте, – была подвергнута в работах экономистов марксистского направления16, которые обращали внимание на слабые стороны ее методологии: внеистори­ческую трактовку предмета экономической науки как распределения ограничен­ных ресурсов; ограничение предмета исследования изучением видимых взаимосвязей между экономическими явлениями, правил приспособления субъектов рынка к ценам; статичность анализа (переход от одного состояния равновесия к другому); примат сферы обмена (индивидуального потребительского выбора) над производством; рассмотрение экономических законов как следствия взаи­модействия индивидуальных решений, основанных на свободном выборе; изу­чение рыночного механизма при абстрагировании от анализа его противоречий, закономерностей и тенденций развития; односторонность и краткосрочность изучения экономических явлений и процессов и др.

Трудовая теория стоимости и теория предельной полезности решают принципиально различные задачи: первая выясняет объективные законы функционирования и развития товарного производства, вторая – правила приспособления субъектов рынка к рыночным отношениям. Они образуют основы двух ветвей политической экономии, каждая из которых не является производной или зависимой от другой.

Трудовая теория стоимости и теория предельной полезности изучают разные стороны экономической системы. В этой связи в литературе обсуждается вопрос о возможности синтезе этих теорий в более общую теорию. Синтез этих теорий означал бы создание такой теории, которая должна была бы строиться на единых методологических основаниях и давать непротиворечивые выводы. Однако методологические основания теории предельной полезности, как и ее наиболее фундаментальные выводы, принципиально несовместимы с методологическими основаниями и выводами трудовой теории стоимости, не могут рассматриваться как их конкретизация, или соотноситься с ними как форма проявления и сущность. Поэтому нет оснований полагать, что возможен их синтез путем соединения тех или иных положений или выводов обеих теорий.

В период буржуазных реформ в России теория предельной полезности приобрела статус официальной «науки». Это объясняется только ее апологетической ролью в капиталистическом обществе и неприятием правящим классом буржуазии марксистского учения, раскрывающего эксплуататорский характер этого общества.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.