Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лукашук И.И. Право международной ответственности. - М.- Волтерс Клувер.rtf
Скачиваний:
188
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
6.72 Mб
Скачать

Часть четвертая. Общие положения

В ходе кодификации норм о международной ответственности государств выяснилось, что некоторые из них носят общий характер, применимы к статьям в целом и потому их целесообразно выделить в особую часть. Это решение было поддержано и в ходе обсуждения проекта в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН.

Первая проблема, которая подлежала решению, заключалась в определении соотношения принимаемых статей с иными нормами международного права. Проблема была решена, во-первых, путем признания приоритета применения за специальными нормами об ответственности, за специальными режимами, устанавливаемыми договорами, и, во-вторых, путем установления приоритета содержащихся в статьях норм перед существующими нормами общего международного права.

Часть четвертая открывается следующей статьей:

Статья 55. Lex specialis

В статье нашел выражение общий принцип права - специальный закон отменяет закон общий (lex specialis derogat legi generali). Следует заметить, что эта формулировка не совсем точна. Специальный закон не отменяет общий, а делает из него исключение. Для всех остальных случаев общий закон сохраняет силу.

Нередко государства, заключая договоры, устанавливают особые правила ответственности за их нарушение. Естественно возникает вопрос о соотношении таких особых правил или даже устанавливаемых ими особых режимов ответственности с общим правом международной ответственности. Статья 55 четко определяет, что приоритетом применения в таком случае обладают специальные нормы, но лишь в той мере, в какой они регулируют соответствующие отношения. Не решаемые ими вопросы подлежат урегулированию на основе общих норм. Иными словами, от специальных норм зависит, в какой мере они замещают общие правила.

Проект рассматриваемой статьи не вызвал серьезных замечаний правительств. Было, в частности, предложено включить в нее оговорку, в соответствии с которой специальные режим не должен обладать приоритетом перед императивными нормами международного права.

Вопросу о соотношении статей об ответственности государств с существующими нормами международного права посвящена следующая статья:

Статья 56. Вопросы ответственности государств, не регулируемые настоящими статьями

Представляется, что такое решение является единственно возможным с юридической и практической точек зрения. В противном случае статьи об ответственности имели бы неопределенный статус. Надо сказать, что рассматриваемая статья выполняет и еще две функции. Она сохраняет значение норм международного права, касающихся ответственности государств, в тех случаях, когда они касаются вопросов, не решаемых данными Статьями. В статье говорится о "нормах международного права". Это понятие охватывает не только нормы общего международного права, но и договорные нормы.

Еще одна функция состоит в признании правовых последствий нарушения международных обязательств, которые регулируются не правом международной ответственности, а другими отраслями, нормами международного права. Показательно в этом плане право международных договоров, которое определяет, например, последствия нарушения договора и др.

Следующие две статьи четвертой части определяют институты, которые не затрагиваются статьями об ответственности государств, несмотря на то, что имеют отношение к международной ответственности. Речь идет об ответственности международных организаций и об индивидуальной ответственности по международному праву лиц, действующих от имени государства. Ответственности международных организаций посвящено следующее положение:

Статья 57. Ответственность международных организаций

Статья подтверждает положение, вытекающее из самого наименования Статей, из которого видно, что они посвящены ответственности только государств. Под "международной организацией" понимается организация, членами которой являются государства и которая обладает собственной международной правосубъектностью. Такая организация несет ответственность за собственные деяния, т.е. за действия своих органов и должностных лиц.

Более существенное значение имеет положение, касающееся ответственности государства за поведение международной организации. Оно исключает лишь случаи ответственности государства за деяния организации на основании того, что оно участвует в ее деятельности или в силу его членства в организации. В этом плане могут возникнуть сложные проблемы, например, если потерпевшее государство не признает соответствующую организацию. Связанные с этим трудности нашли отражение в Комментарии к статьям. В нем отмечается, что формально на подобные вопросы может распространяться действие Статей, поскольку они касаются ответственности государств. "Но в связи с этим возникают спорные существенные вопросы, касающиеся функционирования международных организаций и связей их с государствами-членами, которые более четко рассматриваются в контексте права международных организаций". С этим положением трудно не согласиться. Следует, вместе с тем, учитывать, что вплоть до завершения кодификации норм об ответственности международных организаций при решении отмеченных вопросов будут руководствоваться соответствующими положениями Статей об ответственности государств.

Рассматриваемое положение ст. 57 должно пониматься узко. Оно касается только такой ответственности государства, которую зачастую именуют производной или субсидиарной. Если же речь идет об ответственности государства за его собственное поведение, которое не является поведением какого-либо органа организации, то на такие случаи ст. 57 не распространяется.

В Комментарии по этому поводу сказано: "Когда государство действует от имени международной организации, но посредством органов, которые находятся под его контролем или ответственностью, то указанное поведение является поведением государства, и на него распространяется сфера охвата настоящих статей. Любой иной подход мог бы означать, что государство может вывести себя из сферы охвата права ответственности государств, сославшись на то, что оно не совершило бы этого деяния, если бы не действовало от имени международной организации, или что оно якобы действовало от имени международной организации вне зависимости от его международных обязательств". Об обоснованности и практическом значении этого положения свидетельствуют неоднократно возникавшие вопросы, связанные с ответственностью государств за действия, предпринятые ими по решению Организации Североатлантического договора.

Индивидуальной ответственности посвящено следующее положение:

Статья 58. Индивидуальная ответственность

Статья касается лишь ответственности лиц, действующих от имени государства, а не ответственности физических лиц по международному праву в целом. Лица, считающиеся действующими от имени государства, определяются на основе Статей. Термин "индивидуальная ответственность" стал общепринятым и используется в правовых актах, включая Статут Международного уголовного суда.

Принцип, согласно которому физические лица, включая должностные лица государства, могут нести ответственность по международному праву, утвердился после Второй мировой войны. Он нашел выражение в уставах Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов и был подтвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. Принцип был реализован в приговорах этих трибуналов, а также в приговорах трибуналов для бывшей Югославии и Руанды. Его значение как универсально действующего принципа подтверждено Статутом Международного уголовного суда. До настоящего времени этот принцип применялся лишь в отношении уголовной ответственности. Однако он может распространяться и на гражданско-правовую ответственность отдельных лиц, главным образом, в области возмещения ущерба. Так, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. предусматривает возмещение жертвам пыток (ст. 14). Такого рода ответственность также охватывается статьей, в которой говорится об "индивидуальной ответственности" в целом.

Совершаемые должностными лицами преступления имеют определенную связь с ответственностью государства. В таких случаях государство обычно несет ответственность за деяния своих должностных лиц, либо за то, что не смогло предотвратить их, либо за то, что не наказало за их совершение. Однако и в таких случаях ответственность государства отличается от индивидуальной ответственности.

Государство не освобождается от собственной ответственности за деяния своих должностных лиц в результате их наказания. В Статуте Международного уголовного суда говорится, что "ни одно положение в настоящем Статуте, касающееся индивидуальной уголовной ответственности, не влияет на ответственность государства по международному праву" (ст. 25.4). С другой стороны, должностные лица не могут ссылаться на государство для оправдания совершенных ими правонарушений. Официальное положение лица не освобождает его от индивидуальной ответственности по международному праву.

Ни ст. 57, ни ст. 58 не вызвали каких-либо замечаний со стороны правительств.

Завершается четвертая часть следующей статьей:

Статья 59. Устав Организации Объединенных Наций

Эта статья относится к той же проблеме, которой посвящены ранее рассмотренные положения относительно соотношения статей и позитивного международного права. Но, в отличие от них, приведенная статья лишена юридического и практического смысла. Даже в том случае, если бы Статьи обрели статус универсальной конвенции, они не могли бы затрагивать Устав ООН. Статья 103 Устава предусматривает, что "в случае, когда обязательства Членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу".

В статье говорится об обязательствах по "международному соглашению". Однако ст. 103 охватывает и иные международные обязательства, включая и те, что вытекают из решений международных судебных органов. В противном случае появилась бы возможность отступать от положений Устава.

В силу сказанного нельзя не признать, что рассматриваемая статья является юридически необоснованной. Может сложиться впечатление, будто в принципе существует возможность того, что какие-либо международные акты могут затрагивать Устав ООН. При обсуждении проекта статьи в Комиссии международного права мне пришлось обратить на это внимание членов Комиссии. На этот момент обратили внимание и некоторые правительства. В письменных замечаниях правительства Словакии говорилось: "С учетом статьи 103 Устава Организации Объединенных Наций Словакия считает статью 59 излишней и поэтому предлагает ее исключить". По мнению правительства Австрии формулировка статьи "представляется довольно двусмысленной".

Вместе с тем, при обсуждении проекта статьи в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН некоторые делегации заявили о приемлемости статьи. Отмечалось, что режим контрмер не должен рассматриваться как посягательство на полномочия Совета Безопасности по гл. VII Устава ООН и что проект статьи обеспечивает необходимые гарантии в этом отношении. Несостоятельность этого аргумента достаточно очевидна, и едва ли есть смысл ее доказывать.