Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лукашук И.И. Право международной ответственности. - М.- Волтерс Клувер.rtf
Скачиваний:
187
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
6.72 Mб
Скачать

§ 5. Множественность потерпевших

Если в результате международно-противоправного деяния несколько субъектов являются потерпевшими, то каждый из них вправе самостоятельно призывать к ответственности правонарушителя. При наличии нескольких потерпевших каждый из них вправе требовать прекращения международно-противоправного деяния, если оно продолжается, и требовать возмещения причиненного ущерба. В международной практике это положение считается бесспорным.

В Статьях об ответственности государств соответствующее положение сформулировано следующим образом:

Статья 46. Множественность потерпевших государств

Ни в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН, ни в письменных замечаниях правительств приведенное положение не вызвало каких-либо замечаний, что подтверждает его общепринятость.

§ 6. Множественность несущих ответственность

Общее правило определяет, что когда несколько субъектов несут ответственность за одно и то же международно-противоправное деяние, то можно каждого из них призвать к ответственности за данное деяние. Мы имеем дело с общим принципом, согласно которому в указанном случае каждый субъект несет самостоятельную ответственность за вменяемое ему поведение. Эта ответственность не снижается от того, что и другие субъекты несут ответственность за то же деяние.

Возможны различные варианты ответственности за одно и то же деяние несколькими субъектами. Несколько государств могут действовать совместно при совершении противоправного деяния в целом. В таком случае потерпевший вправе призвать к ответственности каждое из них за все противоправное деяние. В другом варианте государства могут совершить противоправное деяние, действуя через совместный орган. Наконец, одно государство может руководить и осуществлять контроль над поведением другого государства при совершении последним противоправного деяния. В двух последних случаях оба государства несут ответственность за противоправное деяние.

При рассмотрении этих вопросов нельзя упускать из виду, что относящиеся к аналогичным вопросам концепции и нормы внутреннего права государств могут использоваться с большой осторожностью в силу различия регулируемых отношений. Заслуживает внимания содержащееся в Комментарии к Статьям об ответственности государств положение: "Такие термины, как "совместная ответственность", "совместная и самостоятельная ответственность" и "солидарная ответственность", используются в разных правовых системах, и следует проявлять осторожность при проведении аналогий". Иначе говоря, возможность проведения аналогии не исключается, но при этом должна учитываться специфика международного права и регулируемых им отношений.

В позитивном международном праве существует норма о самостоятельной ответственности. Отступление от нее возможно путем соглашения между заинтересованными сторонами. В деле о фосфатах Австралия была единственной страной, к которой были предъявлены требования. Она осуществляла управление Науру на основе соглашения об опеке от имени трех государств-участников этого соглашения. Австралия утверждала, что она не может быть единственным ответчиком и что требования могут быть предъявлены ей только вместе с двумя другими участниками соглашения. Австралия считала, что эти два государства являются необходимыми сторонами в деле, утверждая, что предъявление требований только к ней недопустимо. Она также утверждала, что ответственность трех государств, образующих Управляющую власть, является солидарной и требования не могут предъявляться к ней одной. Суд отклонил оба австралийских аргумента.

Представляет интерес позиция Суда относительно солидарной ответственности: "...Австралия подняла вопрос о том, что ответственность трех государств следует признать "солидарной", с тем, чтобы любое из них несло ответственность за возмещение всего ущерба в связи с любым нарушением обязательств Управляющей власти, а не его третьей части или какой-либо иной доли. Этот вопрос... стоит отдельно от вопроса о том, можно ли предъявлять иск одной лишь Австралии. Суд не находит разумных доводов в пользу того, что иск, касающийся лишь одного из трех государств, должен быть объявлен недопустимым in limitine litis лишь потому, что в связи с ним возникают вопросы управления Территорией, которое осуществлялось совместно с двумя другими государствами. Нельзя отрицать, что Австралия как одно из трех государств, входивших в состав Управляющей власти, несла определенные обязательства в соответствии с Соглашением об опеке, в характере которого нет ничего такого, что препятствовало бы рассмотрению Судом иска о нарушении этих обязательств Австралией".

Тем не менее, Суд дополнил сказанное тем, что его решение по вопросу о юрисдикции "не содержит ответа на вопрос о том, должна ли Австралия, если будет установлена ее ответственность, возместить весь ущерб, о котором заявила Науру, или же она должна будет возместить лишь его часть с учетом особенностей мандата и системы опеки... и, в частности, особой роли, которую играла Австралия в управлении Территорией"*(760).

В дальнейшем иск был по соглашению сторон отозван. Австралия согласилась выплатить сумму, на которую претендовала Науру. Позже два других государства согласились взять на себя часть платежей по этому соглашению*(761).

Изредка вопрос о степени ответственности за определенные деяния, совершенные несколькими государствами, решается международными договорами. В качестве примера можно указать Приложение IX к Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Особый случай представляет решение в рамках Европейского Союза относительно ответственности Европейских сообществ и государств-членов в рамках "смешанных соглашений", в которых сообщества и их члены участвуют от своего имени*(762). Примером такого рода соглашений может служить Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейскими сообществами, в котором в качестве стороны выступают Сообщества и их государства-члены.

Особый интерес в этом плане представляет Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г. Конвенция прямо предусматривает солидарную ответственность "за ущерб, причиненный третьему государству в результате столкновения двух космических объектов, запущенных двумя государствами" (ст. IV.1). При этом в одних случаях такая ответственность будет абсолютной, в других она определяется с учетом вины.

Относительно солидарной ответственности Конвенция содержит следующее положение: "Во всех случаях солидарной ответственности, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи, бремя компенсации за ущерб распределяется между двумя первыми государствами соразмерно степени их вины, если степень вины каждого из этих государств установить невозможно, то бремя компенсации за ущерб распределяется между ними поровну. Такое распределение не затрагивает права третьего государства требовать всей компенсации за ущерб на основании настоящей Конвенции от любого из запускающих государств или всех запускающих государств, которые несут солидарную ответственность" (ст. IV.2).

Приведенное положение относится к ответственности за вредные последствия действий, не запрещенных международным правом, а не к ответственности за международные правонарушения. Тем не менее, оно дает представление о том, каким может быть режим солидарной ответственности для потерпевшего государства.

Возможны ситуации, когда один и тот же ущерб причиняется не связанными друг с другом противоправными деяниями нескольких государств. При рассмотрении Международным Судом ООН дела о проливе Корфу были основания полагать, что мины были установлены в проливе Югославией. А если это так, то она и должна была нести ответственность. Тем не менее, Суд решил, что ответственность несет Албания, поскольку она знала или должна была знать об установленных минах и намерении британских кораблей осуществить право прохода, однако не сделала соответствующего предупреждения*(763).

Заслуживает внимания, что при решении дела вопрос об уменьшении ответственности Албании в связи с ответственностью Югославии даже не поднимался. В общем, из международной практики следует, что в подобных случаях ответственность каждого государства определяется отдельно с учетом его собственного поведения и его обязательств.

В Статьях об ответственности государств рассматриваемому вопросу посвящены следующие положения:

Статья 47. Множественность несущих ответственность государств

Статья касается случаев, когда одно и то же противоправное деяние может быть вменено нескольким государствам. Согласно п. 1 в таких случаях призвать к ответственности можно каждое из них. Пункт 2 содержит две оговорки к общему правилу. Согласно подпункту "а" потерпевшее государство не может претендовать на возмещение, превышающее понесенный им ущерб. Это правило было подтверждено решением Постоянной палаты международного правосудия по делу о фабрике в Хожуве. Палата определила, что требование Германии не может быть удовлетворено, поскольку это привело бы к двойному возмещению*(764). Правило подтверждает общий принцип, согласно которому возмещение не должно превышать причиненный ущерб. Рассматриваемый подпункт не исключает возможности взыскания возмещения с других несущих ответственность государств, который, однако, может быть взыскан лишь в той мере, в какой потерпевшее государство не получило полного возмещения от любого несущего ответственность государства.

Согласно подпункту "b" при наличии нескольких государств, несущих ответственность за одно и то же деяние, может возникнуть вопрос о распределении между ними суммы возмещения. Подпункт устанавливает общее положение и не касается вопроса о том, как должно осуществляться такое распределение.

В Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН проект статьи практически не обсуждался. В письменных замечаниях ему также было уделено минимальное внимание. США выразили озабоченность тем, что положения статьи могут быть истолкованы как предусматривающие солидарную ответственность. На этом основании была предложена формулировка, которая является более ограничительной по сравнению с положением, утвердившимся в международной практике: "В том случае, когда несколько государств несут ответственность за совершение одного и того же международно-противоправного деяния, призывать к ответственности каждого из них можно лишь в той мере, в какой этот ущерб надлежащим образом присваивается поведению этого государства".

Республика Корея обратила внимание, что п. 1 статьи не касается ситуаций, когда несколько государств совершают ряд противоправных деяний, причиняющих один и тот же ущерб. Соответственно было предложено изменить формулировку "одно и то же международно-противоправное деяние".