Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лукашук И.И. Право международной ответственности. - М.- Волтерс Клувер.rtf
Скачиваний:
188
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
6.72 Mб
Скачать

§ 2. Поведение органов исполнительной власти

Высшие органы исполнительной власти являются официальными представителями государства в международных отношениях. Им принадлежит главная роль в осуществлении этих отношений. Поэтому их поведение имеет особое значение. Д.Б.Левин отмечал: "В наибольшем объеме международно-правовая ответственность возникает для государства за действия или упущения его органов, обладающих правом международного представительства"*(303). Это положение было подвергнуто критике П.Курисом, который счел, что едва ли есть основания выделять в этом отношении органы международного представительства, поскольку "объем ответственности в большей степени зависит от характера самого правонарушения"*(304). Последнее замечание справедливо. Однако оно не противоречит особому значению поведения органов международного представительства.

Международное право определяет круг должностных лиц, органов, которые считаются представляющими государство независимо от их статуса по внутреннему праву: глава государства, глава правительства, министр иностранных дел. В определенной мере это относится и к высшим должностным лицам международной организации.

В отношении международных договоров соответствующие положения закреплены Венскими конвенциями. Государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность договора было выражено в нарушение его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры. Исключение сделано лишь для случаев, когда нарушение было явным и касалось его нормы внутреннего права особо важного значения. Аналогичным образом решается вопрос и с внутренними правилами международными организации (ст. 46 Венской конвенции 1986 г.).

Такое положение обоснованно, поскольку согласно как международному, так и внутреннему праву лишь определенные органы могут выражать согласие на обязательность договора для данного субъекта. Иначе решается вопрос в случае международной ответственности. Субъект несет ответственность за поведение любого из своих органов, независимо от его уровня.

Для определения того, что является органом субъекта для целей права ответственности, решающее значение имеет внутреннее право государства или правила международной организации. Вместе с тем, согласно праву международной ответственности и независимо от внутреннего права субъекту может быть присвоено также поведение его органов, выходящее за пределы их компетенции, т.е. действия ultra vires.

В прошлом преимущественно в США была распространена концепция, согласно которой государству может присваиваться поведение лишь его высших органов*(305). Эта концепция нашла отражение и в международной арбитражной практике второй половины XIX в. - начала XX в. В соответствии с данной концепцией ответственность государства за поведение его низших органов возникала лишь при условии, что оно так или иначе было одобрено высшими органами. Объяснение видится в том, что международное право того времени редко достигало низших уровней управления, за исключением случаев нарушения прав иностранцев. Но для этих случаев был предусмотрен особый порядок. Свою роль в распространении рассматриваемой концепции в США сыграли и особенности американской правовой системы*(306).

Международная арбитражная практика XX в. довольно последовательно придерживается того, что государству присваивается поведение органов и должностных лиц на любом уровне. Учрежденная Мексикой и США в 1923 г. Генеральная комиссия по претензиям при рассмотрении дела Ропер не согласилась с позицией Мексики, утверждавшей, что государство не несет ответственности за действия полицейского, поскольку существует норма международного права, согласно которой государство не отвечает за поведение органов нижнего звена. Комиссия решением 1927 г. признала Мексику ответственной. При этом было указано, что "четко установленный общий принцип требует, чтобы каждый раз, когда то или иное государство не выполняет своих обязательств, принятых в рамках международного права, в связи с заслуживающим наказания поведением одного из его граждан (состоящих на его службе), независимо от того или иного положения последнего или его ранга в рамках внутреннего права, оно несло ответственность за противоправные действия своих чиновников"*(307).

В ходе Гаагской конференции по кодификации международного права 1930 г. было внесено предложение установить, что в случае действий или бездействия служащих низшего звена государство не несет международной ответственности, если оно признает неправомочным поведение виновного чиновника и накажет его. Однако это предложение было отклонено*(308).

В связи с действиями чиновников и государственных органов нижнего звена порой возникает вопрос о применении правила исчерпания местных правовых средств. Поэтому следует подчеркнуть, что это правило применимо лишь к иностранным физическим и юридическим лицам, находящимся под юрисдикцией государства. В соответствии с этим правилом они должны использовать все доступные местные правовые средства для защиты своих прав, прежде чем обратиться к отечественному государству с просьбой об оказании дипломатической защиты. Если же действия местных органов непосредственно нарушают международные права государства, то правило об исчерпании местных средств не применяется. В таком случае не возникает вопрос о дипломатической защите.

В качестве примера можно привести случай нарушения местными властями дипломатического иммунитета представителя иностранного государства. Это положение было подтверждено в 1956 г. Институтом международного права, который указал на существование нормы международного права, исключающей применение правила об исчерпании местных средств защиты в случаях, когда деяние посягает на личность, пользующуюся специальной международно-правовой защитой*(309).

Довольно часто возникает вопрос об ответственности государства за действия лиц из состава его вооруженных сил. В прошлом существовали разные подходы к решению вопроса. Окончательно он был решен IV Гаагской конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. Конвенция установила, что воюющая сторона, которая нарушит Положение о законах и обычаях сухопутной войны, "должна будет возместить убытки, если к тому есть основание. Она будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил" (ст. 3). Тем самым установлено правило об ответственности государства за все противоправные действия вооруженных сил во время военных действий.

Государство несет ответственность за поведение не только органов исполнительной власти, но и иных органов, независимо от того, выполняют ли они законодательные, судебные или иные функции. "Иные функции", в частности, означает, что для целей присвоения не имеет значения, что поведение государственного органа носит коммерческий характер (acta jure gestionis)*(310). Так, заключение или осуществление соглашения о поставке товаров государству, в отношении которого Советом Безопасности ООН принято решение об эмбарго, будет квалифицироваться как противоправное деяние.