Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
otvety_k_GOSam_2008.doc
Скачиваний:
137
Добавлен:
19.02.2016
Размер:
3.07 Mб
Скачать

II этап

Политика США на постсоветском пространстве формировалась в русле выдвинутой в 1993 г. «Стратегии вовлечённости в международные дела и рас­пространения демократии в мире».

Украина: Второй этап политики Вашингтона на постсоветском пространстве в 1995— 2000 гг. характеризовался энергичными попытками администрации США ук­репить независимость стран бывшего Советского Союза от России. При этом основная ставка была сделана на Украину.

Американские политологи обосновали необходимость интеграции Украины в трансатлантические и европейские структуры еще в 1993 г., когда аналитики из «РЭНД корпорейшн» Р. Эсмус, Р. Куглер и С. Ларраби выдвинули концеп­цию «нового стратегического соглашения между США и Европой» для преоб­разования НАТО. Одним из способов реализации этой концепции они предло­жили Западу «выработать конструктивную политику в отношении Украины». Возникает стремление создать «буферный пояс» вокруг России, здесь главная роль принадлежит Украине. С другой стороны, Россия – огромная, непредсказуемая, а маленькие государства можно быстрее «наставить на путь истинный» приобщения к демократии и т.д.

Украина представляет главную гарантию против имперского возрождения России». Само украинское руководство геополитически нацелено на Запад (в Европу). Кучма, избранный в 1994 г., обещал избирателям проводить пророссийскую политику, но ничего подобного не произошло. Избранный при активной российской поддержке в 1994 г. президентом Украины Л. Кучма вместо обещанного миллионам украин­ских избирателей курса на сближение с Россией, начал ориентироваться на Запад. И Вашингтон ответил значительным увеличением объёмов американ­ской финансовой помощи Украине. В соответствии с законом «О поддержке свободы» в 1996-1998 гг. Украина стала получать от США порядка 230-250 млн. долл. ежегодно и вышла на третье место по этому показателю после Израиля и Египта и на первое среди постсоветских государств. России в те годы с большими оговорками выделялось около 100 млн. долл., Армении -порядка 90-95 млн., Узбекистану - порядка 22 млн. долларов.

В дополнение к этому 36. Бжезинский вполне обоснованно полагал, что успех интеграции Украины в Европу возможен только в том случае, если она сумеет доказать свою «центральноевропейскую идентичность» в отличие от прежней - восточноевропейской (пророссийской).

Мадрид, 1997 – Хартия об особом партнерстве между Украиной и НАТО. Одновременно был создан консульта­тивный Совет Украина-НАТО. Ещё весной 1997 г. украинские политики от­крыто заговорили о том, что, несмотря на официальный внеблоковый и ней­тральный статус Украины, они в перспективе хотели бы видеть свою страну членом альянса. Никаких гарантий безопасности, т.к. это протокол о добрых намерениях, а не договор. Но в случае возникновения угрозы территориальной целостности и независимости обязались создать совместный консультативный центр. Клинтон резко увеличивает объемы помощи Украине. В 1997 г. в Киеве был открыт информационный центр НАТО.

Страсбург, 1997 – создание в 1997 г. в Страсбурге объединения, вклю­чившего в себя Грузию, Украину, Азербайджан и Молдавию (ГУАМ), заду­манного Вашингтоном как интеграционная альтернатива СНГ на постсоветском пространстве, центром которого должна была стать Украина. В апреле 1999 г. в Вашингтоне, во время празднования 50-летия НАТО на саммите аль­янса и в период воздушной войны НАТО против Югославии к объединению примкнул Узбекистан, который перед этим вышел из Договора о коллективной безопасности наряду с Грузией и Азербайджаном.

Объединение ГУАМ было трансформировано в ГУУАМ. На саммите в Ялте 7 июня 2001 г. была принята Хартия, или устав этой региональной организа­ции, и у неё появилось некоторое юридическое оформление. Высшим органом выступает ежегодная встреча глав государств (саммит). Исполнительным ор­ганом являются заседания министров иностранных дел, проводимые 2 раза в год. Также предполагалось создать постоянный рабочий орган в лице комитета национальных координаторов, что-то вроде секретариата. Кроме того, было заявлено о необходимости создания зоны свободной торговли.

Деньги, полученные от США, разворовали украинские чиновники. Это стало первым отрезвляющим моментом для Штатов. Конгресс был вынужден провести специальные слушания. Объемы помощи снизились до 170 миллионов, а Буш снизил еще сильнее. Когда к власти пришел Ющенко, его горячо поздравили, но денег не дали.

К концу 90х гг администрация Клинтона разочаровалась в Украине, тем более, что никакой демократизации и поднятия Украины до западных стандартов экономики и т.д. не произошло. К тому же, Кучма продал Ираку два радара.

Политика в отношении Азербайджана.

Кроме того, произошла как бы регионализа­ция, дробление по регионам американской политики в отношении СНГ. Если в европейском регионе американцы основное внимание стали уделять Украине, то в Закавказье наибольший интерес начал вызывать Азербайджан из-за на­личия на его территории немалых запасов нефти. Приблизительно тогда же американская политическая элита начала осознавать «нефтяную» значимость бассейна Каспия. К этому же времени место Казахстана как главного партнё­ра США в Средней Азии занял Узбекистан.

В 90е гг главным проектом был Баку-Джейхан. Официально назывался Главный Экспортный Трубопровод (ГЭТ). США надеялись усилить независимость всех среднеазиатских государств от России. Вашингтон в полной мере осознал немалое «нефтяное» значение бассейна Каспийского моря в целом, а в Закавказье - Азербайджана лишь к середине 1990-х годов. Соответственно, главным объектом политики США на Кавказе до конца президентства Клинтона оставался Азербайджан. По мнению ряда аме­риканских экспертов на середину 1990-х годов разведанные запасы сырой нефти, принадлежащие только Азербайджану, были оценены в 17 млрд. бар­релей.

Руководство независимого Азербайджана во главе с бывшим членом По­литбюро ЦК КПСС Гейдаром Алиевым довольно умело начало разыгрывать на международной арене «нефтяную карту»". Ильхам Алиев, позднее ставший президентом Азербайджана, а тогда вице-президент Государственной нефтя­ной компании Азербайджана (ГНК), говорил: «Мы используем нефть для дос­тижения нашей главной цели стать реальным государством».

На основе принципа «множественности» администрация Клинтона в каче­стве альтернативы уже действовавшему нефтепроводу Баку - Новороссийск, проходившему и по территории России, активно поддержала также строи­тельство небольшого по протяжённости нового нефтепровода Баку - Супса (грузинский порт) и проект по созданию Главного экспортного трубопровода (ГЭТ) Баку - Тбилиси - Джейхан (средиземноморский турецкий порт).

Основная слабость позиций Вашингтона относительно ГЭТ заключалась в том, что администрации Клинтона не удалось обеспечить прямое финансиро­вание данного проекта за счёт федерального бюджета. Так же как и в отноше­нии Украины, сказалась финансовая скупость Конгресса. Грузинское руководство во главе с Э. Шеварднадзе, со своей стороны, с энтузиазмом поддержало реализацию обоих проектов, в которых Грузии отво­дилась роль транзитной территории.

Говорили о возрождении Великого шелкового пути, хотя он вообще не там шел, и т.д. Конгресс денег не дал. Длина ГЭТ – 1760 км (Азербайджан, Грузия, Турция), стоимость – 3,6 млрд долларов. Пытались привлечь к сотрудничеству крупнейшие нефтяные компании, но те не хотели. Проект был политический, им занималось не Министерство энергетики США, а специально созданная структура в СовБезе. Компании: «Мы вложим деньги, но дайте нам гарантии». Т.е. эти компании хотели, чтобы если трубопровод будет построен, его охраняли американские войска. Клинтон был очень осторожен, не дал согласия. Трубопровод проходил через зону этнических конфликтов, прежде всего, Нагорный Карабах. Администрация Клинтона тщательно пыталась разрешить проблему Н.К., давила на Армению, в итоге, был избран Роберт Кочерян, настроенный в пользу не Запада, а России. Привлечение крупнейших американских компаний не получилось, строительство не начали.

Примерно в то же время - во второй половине 1990-х годов - Вашингтон начал предпринимать попытки вмешательства в ход избирательных кампаний в странах СНГ с тем, чтобы повлиять на избирательный процесс в нужном для себя русле. Так, летом и осенью 1998 г. в период президентской избирательной кампании в Азербайджане находившийся в Баку и финансирующийся амери­канцами Институт демократии США вступил в открытый диалог с представи­телями радикальной оппозиции президенту Г. Алиеву.

Октябрь 2000 – соглашение между правительством Азербайджана и крупнейшими нефтяными компаниями (правительство – 50%, Бритиш Петролиум – 25,4%, Юнакал (США) – 7,5%, в остальном, малоизвестные компании).

2003-2005 – строительтство. Трубопровод очень мощный, рассчитан на 50 тыс. тонн, но азербайджанской нефти явно не хватает, чтобы его полностью загрузить, нужна казахстанская нефть, это другой берег Каспия. Поскольку раздел Каспия не урегулирован, вопрос остается открытым.

Политика в отношении Узбекистана

До террористических актов 11 сентября 2001 г. Средняя Азия была третье­степенным регионом для США на всём постсоветском пространстве. Гораздо более приоритетными объектами американской внешней политики здесь высту­пали Россия, Украина и даже государства Закавказья. Соответственно, и выде­ляемая американцами помощь региону в целом и Узбекистану в частности была незначительной. В конце 1990-х годов ежегодный объём помощи Узбекистану с населением в 24 млн. человек несколько превышал 50 млн. долларов.

В начале 1990-х годов США достаточно прохладно относились к Узбеки­стану, делая основную ставку в Среднеазиатском регионе на Казахстан. С точки зрения Вашингтона и международных правозащитных организаций, президент И. Каримов грубо нарушал права человека у себя в государстве.

Несмотря на это, к середине 1990-х годов администрация США постепенно начала менять своё отношение к Узбекистану и главное внимание в Средней Азии начала уделять ему. Для этого было несколько причин: в частности, дан­ный регион по своей религиозно-культурной значимости многие века занимал в исламском мире второе место после Саудовской Аравии; в отличие от ряда стран СНГ, где в постсоветский период наблюдалось уменьшение населения, его численность в Узбекистане продолжала быстро увеличиваться и к концу 1990-х годов превысила 24 млн. человек; Узбекистан обладает наиболее силь­ной и боеспособной армией в регионе.

В июне 1996 г. узбекский президент побывал с визитом в США формально для проведения переговоров с руководителями крупных американских компа­ний. Во время визита состоялась встреча с президентом Клинтоном, который подчеркнул тогда, что его страна намерена развивать широкое сотрудничество с Узбекистаном, принимая во внимание ключевую роль последнего в Средней Азии.

Узбеки традиционно в Средней Азии играли доминирующую роль. В Ташкенте имеется авиационный завод, построенный в советское время, это доказывает выделение Узбекистана. В постсоветские времена У. возобновил свои претензии на региональное лидерство, стал противовесом России.

Но! Рядом находился Афганистан, контролируемый талибами. Каримов много раз вместе с другими среднеазиатскими лидерами просил гарантий безопасности против Афганистана, США отказывали. Пиком их отношений был выход У. из ДКБ. В августе боевики ИДУ (исламисты) вторглись в Киргизию. Их основная цель: исламское государство в Ферганской долине, свержение Каримова. Он повернулся к России. Худо-бедно боевиков выдали. Для их устрашения провели в ноябре 1999 масштабные военные маневры на территории Средней Азии (Россия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан). Сценарий: разгром банд-формирований. Каримов «переизбрался». Снова пошла критика со стороны США. Администрация Клинтона разочаровалась в своей политике ставки на меньшие государства. В 2000 г. резкая критика положения с правами человека в Украине, Узбекистане и т.д., хотя эти государства проводили проамериканскую политику (Доклад Госдепа). Доклад 2000 г. можно считать своеобразным завершением этапа регионали­зации политики США на постсоветском пространстве. И коль скоро Белый дом разочаровался в малых странах СНГ, значение России вновь начало возрастать. В Вашингтоне заговорили о том, что резкое сокращение объёма американской помощи России оказалось неоправданным. Конгресс по запросам администрации Клинтона начал постепенно вновь его увеличивать.

Следующий этап политики США в отношении СНГ наступил после терро- ристических актов сентября 2001 года.

Об отвлеченном характере современных внешнеполитических стереотипов США

Во-первых, американцев отличает глубокая религиозная вера в свою систему демократических ценностей. Они считают, что эта система пригодна для всех народов и государств мира, т.е. универсальна. По сути, это одно из проявлений традиционного американского миссионизма. Отрицание многообразия мира. Российская политическая культура признает многообразие мира. Американцы стремятся распространить свой «устав» по всему миру. Один из главных внешнеполитических постулатов Америки заключается в том, что недемократические государства представляют угрозу для США.

2006 – новая Стратегия безопасности: поскольку демократические государства – наиболее ответственные члены международной системы, продвижение демократии является наиболее эффективной долговременной мерой усилению и укреплению международной стабильности, снижению активности региональных конфликтов, противодействия терроризму. Демократизация любой страны = укрепление ее внутренней стабильности  укрепление безопасности США. Противоположную ситуацию в Ираке, Афганистане и т.д. американцы просто игнорируют. США считают, что все страны «созрели» для демократии и внедрения западных ценностей. Если внедрение и демократизация «не идут», то виноваты в этом не традиции, культура, климат и т.д., а лидер, который находится у власти. Отсюда легковесный подход: достаточно заменить этого лидера на молодого прозападного политика, и все пойдет как по маслу. На основе этого подхода и осуществляются т.н. «бархатные революции».

Особенности III этапа

Главные особенности данного этапа заключаются в следующем. Во-первых, у Вашингтона появилась большая заинтересованность в России как в надёж­ном партнёре по антитеррористической коалиции в ходе объявленной глобаль­ной войны с международным терроризмом. Эта заинтересованность возрастает в свете уже очевидно неудачной, если не провальной, оккупации американца­ми Ирака.

Во-вторых, после террористических актов сентября 2001 г. значение для США среднеазиатских стран СНГ, в первую очередь Узбекистана, значитель- но возросло. Заинтересованность в укреплении их независимости от России и в обеспечении широкого доступа к их нефтересурсам отошла на второй план. На первый план выдвинулась" "заинтересованность в них как в «прифронтовых государствах». Они оказались удобными плацдармами для вооружённой борь- бы с «Талибаном» и «Аль-Каидой».

В-третьих, на данном этапе заметно усилилась нетерпимость Вашингтона к тому, что в среднеазиатских странах не происходит процесса демократиза­ции и становления рыночной экономики по западным стандартам. Это необхо­димо, по мнению американцев, для укрепления стабильности и устойчивой прозападной ориентации в этих странах. Соответственно, США заметно уси­лили своё влияние на исход выборов в виде содействия проведению «бархат­ных революций», которые преследовали цель захвата власти молодыми про­западными лидерами.

В Киргизии американцы получили в своё распоряжение крупнейшую для них на постсоветском пространстве военно-воздушную базу, которая начала функционировать в декабре 2001 г. на основе двустороннего соглашения, за­ключённого сроком на год. Она располагается рядом с международным аэро­портом Манас, находящимся недалеко от столицы страны - Бишкека. База и аэропорт имеют одну и ту же взлетно-посадочную полосу, которая способна принимать стратегические бомбардировщики и тяжелые военно-транспортные самолёты.

База активно использовалась американцами и их союзниками на заключи­тельном этапе разгрома вооружённых формирований «Талибана» в Афгани­стане в конце 2001 г.

Последствия «оранжевой революции»

В 2004 г. по мере того, как приближались выбору, человек 10 американцев посетили Киев. Кучме было сказано, что выборы должны быть свободными и справедливыми (=должен победить Ющенко). Олбрайт прямо заявила, что если демократических выборов не будет, у Кучмы и его семьи будут большие проблемы с зарубежными счетами и поездками на Запад. В 2005 Кучму пригласили на саммит НАТО. Сказали, что Украина должна подняться до западных стандартов, тогда ее примут в западные структуры. Никакое американское вмешательство не могло привести к такому массовому возмущению народу, когда тысячи людей выходили на Майдан. Да, они помогли финансово (палатки, биотуалеты, горячая еда), но сам протест шел изнутри.

В таких бархатных революциях есть критический момент: когда силовые структуры видят, что чаша весов колеблется, они встают в нейтральную позицию по отношению к действующей власти, доминирует воля народа.

Американцы добились своего в отношении Украины. Ждали экономического бума и притока иностранных инвестиций, а вместо этого повышается инфляция, растут цены на продовольствие. Июль 2006 – лишь 20% украинцев верило, что все наладится. Число пессимистов выросло с 18 до 52%. Начала побеждать партия Януковича. Возник перманентный политический кризис. Партию Ющенко сейчас поддерживают примерно 14%.

Революция роз в Грузии и ее последствия.

Осень 2003 – очередные парламентские выборы, но к этому времени. Шеварнадзе, несмотря на проамериканскую политику, утратил доверие Вашингтона. ГосДеп выделил деньги на опросы на выходе с выборов. Официально побеждает партия Шеварнадзе, на оппозиция не соглашается, т.к. эти опросы говорят о ее победе. Оппозиция организует массовые акции протесты. Идет мощная общественная поддержка, люди действительно были недовольны политикой Шеварнадзе и его режимом. В начале января выборы и Саакашвили (проходил обучение в Колумбийском университете, его жена – голландка) с огромным преимуществом побеждает, побывал с первым официальным визитом в США. Он был принят пре­зидентом США Дж. Бушем. Саакашвили поблагодарил президента за то, что Соединённые Штаты были «первыми пришедшими на помощь во время про­тестов» и обещает создать наиболее демократическое правительство в Европе, быть сильными союзниками США, демократия, свобода слова, свободное предпринимательство – важнейшие приоритеты. Буш надеется, что будет создана система, основанная на уважении прав человека, честности и справедливости.

Итог: Главная особенность политики Вашингтона на постсоветском пространстве, которая зачастую в отношении конкретных регионов и стран СНГ осуществля­ется вразрез с российскими интересами, заключается в следующем. США и в целом Запад при всех перипетиях стремятся избежать крайностей, такого обо­стрения отношений с Россией, которое чревато возможностью её ухода в само­изоляцию и возобновления «холодной войны». Второй этап политики США в отношении Содружества охватывает период 1995^2000 гг. Основным его содержанием стала регионализация политики и курс на укрепление независимости государств Содружества от России. В Ев­ропейском регионе СНГ администрация Клинтона основную ставку сделала на Украину, в Закавказье - на Азербайджан, в Средней Азии - на Узбекистан. С Украиной в 1997 г. была заключена Хартия об особом партнёрстве с НАТО, в Закавказье наиболее важным стало возможное создание Главного экспорт­ного трубопровода Баку - Тбилиси - Джейхан, Узбекистан удалось подтолк­нуть к выходу из Договора о коллективной безопасности в 1999 году.

Однако во время второго этапа Вашингтону пришлось разочароваться в курсе на регионализацию своей политики в отношении СНГ. Администрация Клинтона на собственном опыте убедилась, что, несмотря на гораздо меньшие размеры этих государств в сравнении с Россией, на последовательно проза­падную внешнюю политику лидеров этих стран, проблемы демократизации, введения рыночной экономики, разрешения межэтнических конфликтов в них оказались ещё сложнее в сравнении с российскими условиями.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]