Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
GPP_lektsii.docx
Скачиваний:
745
Добавлен:
21.03.2016
Размер:
890.46 Кб
Скачать

4. Нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Здесь мы имеем дело с неправильными правовыми выводами.

Судебный акт – это переход от эмпирического к рациональному, и только потом – к закону, потому что установленные на основе доказательств, признанных достоверными, факты, подвергаются рациональной обработке с помощью известных законов логики, и лишь потом делаются правовые выводы.

Рассмотрим п. 36-37 ППВС № 13.

П. 36. Абз. 1: следует иметь в виду, что при отмене судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления решения суда первой инстанции по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 330 ГПК, в соответствии с положениями ст. 328 ГПК направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не допускается. В таком случае суд апелляционной инстанции сам принимает новое решение по делу.Абз. 2: при установлении нарушений норм процессуального права, указанных в ч. 4 ст. 330 ГПК, суд апелляционной инстанции на основании ч. 5 ст. 330 ГПК переходит к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК.Абз. 3:при применении положения п. 1 ч. 4 ст. 330 ГПК судам апелляционной инстанции необходимо учитывать, что дело признается рассмотренным судом в незаконном составе в том случае, когда, например, дело рассмотрено лицом, не наделенным полномочиями судьи; судья подлежал отводу по основаниям, предусмотренным п. 1, 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 16 ГПК; судья повторно участвовал в рассмотрении дела в нарушение положений ст. 17 ГПК.

П. 37. Абз. 1: нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности, не является основанием для применения судом апелляционной инстанции п. 1 ч. 4 ст. 330 ГПК.Абз. 2:при наличии указанных нарушений суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. 47 Конституции РФ и ч. 2 ст. 33 ГПК отменяет постановление суда первой инстанции по основаниям ч. 3 ст. 330 ГПК и передает дело в суд первой инстанции, к подсудности которого законом отнесено его рассмотрение.Абз. 3: так, дело может быть передано на рассмотрение по подсудности в суд первой инстанции, если на нарушение правил подсудности указано в апелляционных жалобе, представлении и суд апелляционной инстанции установит, что лицо, подавшее жалобу, или прокурор, принесший представление, заявляли в суде первой инстанции ходатайство о неподсудности дела этому суду либо что у них отсутствовала возможность заявить в суде первой инстанции такое ходатайство по причине их неизвещения о времени и месте судебного заседания или непривлечения к участию в деле; если вследствие нарушения правил родовой подсудности при рассмотрении дел, связанных с государственной тайной, или правил исключительной подсудности по искам о правах на недвижимое имущество отсутствовала возможность собрать, исследовать и оценить в качестве относимых и допустимых доказательств сведения, соответственно составляющие государственную тайну или находящиеся по месту расположения недвижимого имущества, что могло привести к вынесению неправильного по существу решения суда.

Как мы видим, из правила о том, что дело в суд первой инстанции передавать нельзя, Пленум нашёл исключение. Но исключение такого характера, которых в законе вообще нет, исключение, которое не имеет отношения к ч. 4 ст. 330 ГПК. В п. 36 мы видим, что незаконный состав суда не даёт право передать дело в суд первой инстанции, а нарушение правил подсудности – даёт это право (п. 37). П. 36 и п. 37 находятся в системном противоречии, потому что нарушение правил подсудности – это частный случай незаконного состава суда; Пленум высек сам себя, потому что если это незаконный состав суда, давайте всегда передавать дело на новое рассмотрение. Но получилось так, что незаконный состав суда (судья, который не имел права на рассмотрение дела) – то не возвращаем дело, а если это нарушение правил подсудности – то возвращаем, а это, конечно, противоречиво и нелогично.

Ну и п. 38: если в первой инстанции в предварительном судебном заседании применили исковую давность и тут же отказали в иске без исследования фактических обстоятельств, а потом апелляция видит, что в применении давности не было никаких оснований, то следует передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Таким образом, Пленум породил 2 основания для передачи дела на новое рассмотрение, которых в законе нет, и при этом ещё и высек сам себя с той точки зрения, что нарушение правил подсудности – это частный случай незаконного состава суда.

Ч. 2 ст. 333 ГПК(в соответствии с которой частная жалоба, представление прокурора на определение суда первой инстанции,за исключением определенийо приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле) совсем недавно была проверена на соответствие Конституции, и Постановление 2012 г. № 29-П представляет собой компромисс между тем, что написано в законе, что написано в Пленуме и тем, что вообще следовало написать. Переход к заочному рассмотрению частных жалоб. Встал вопрос: без извещения – это в судебном заседании, которое проводится открыто и гласно, но без извещения, или это переход к письменному процессу, где нет гласности и устности, и вообще нет заседания (например, как судебный приказ, который выдаётся без проведения судебного заседания). Практика прочитала ст. 333 ГПК буквально и сказала: заседание проводим, на сайте пишем, когда и где заседание, но повестки не рассылаем. Можно только усмехнуться. Что такое заседание суда без извещения сторон и зачем такое заседание нужно? Дошло до того, что стороны читают на сайте, когда и где будет это заседание, приходят и садятся в качестве зрителей, потому что без извещения, т.е. – без участия. Без извещения – это только без повесток, но если пришли, то всё равно пускать и слушать? Или это значит, что даже если они пришли, то их всё равно не слушаем, т.к. если без извещения, то без них? А если совсем без них, то зачем заседание? Понеслась душа в рай, в Петербурге так: нас пускают и слушают. В Москве нас пускают только в качестве зрителей, и не слушают нас. Это одна часть проблемы, спектакль. Вторая часть проблемы: определение определению рознь, и ст. 333 ГПК говорит только о пресекательных определениях (как исключениях, при которых сторону нужно вызывать и слушать), и в этом перечне нет определения по вопросу об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам, и получилось, что отмена решения по вновь открывшимся обстоятельствам, когда она обжалуется, протекает без участия участников процесса (они могут прийти, но слушать их не будут, и повестки им не направляют). Именно это и вызывало жалобы в КС. В итоге, КС сел между стульями, чтобы сохранить и закон и какой-то смысл в этом, и сказал: нужно давать возможность, во-первых, подавать ходатайства о том, что они хотят участвовать в судебном заседании, и если они подают такое ходатайство, то нужно дать им возможность участвовать в судебном заседании, во-вторых, нужно дать возможность обменяться возражениями на поданную жалобу, и уж если пришли, то дать им возможность высказаться. Это пример того, как КС спасал это внутреннее противоречие ст. 333 ГПК.

Частная жалоба на определение суда подаётся в 15-тидневный срок (в отличие от жалобы на решение суда, которая подаётся в месячный срок). Также, в ППВС № 13 есть специальная глава по поводу обжалования определений, там посмотрим по поводу всех этих извещений и обратим на это внимание.

Таково существо апелляции.Отметим, что неполная апелляция и апелляция, связанная доводами жалобы (а это главный вопрос ст. 327.1 ГПК) – это атрибут развитой, полноценной состязательности. И наоборот, полная апелляция – это атрибут неразвитой, неполноценной состязательности. Или, по-другому это звучит так: вышестоящие инстанции такие, каково состояние первой инстанции. Если в первой инстанции полноценная состязательность, то тогда и вышестоящие инстанции становятся состязательными. Если в первой инстанции чёрт знает что (как сейчас у нас), то апелляция должна быть полной, с возможностью без ограничения представлять новые доказательства, со всеми вытекающими отсюда последствиями. История такова, что если мы посмотрим на литературу последних 20-ти лет, то на 50% она посвящена реформированию апелляции/кассации/надзора, т.е. у нас хотят реформировать «сверху». Видимо, потому, что первая инстанция в безнадёжном состоянии и сделать с ней уже ничего нельзя? Здесь важно отметить, что вторая и третья инстанция такие, какая первая, возможностей в них столько, сколько требуется для адекватного отражения состояния первой. Да, конечно, лучше неполная апелляция, но это если в первой инстанции всё в порядке, а если там не пойми что, то нужна полная апелляция. Вообще, процесс не реформируют сверху, его реформируют снизу и вышестоящие инстанции должны быть адекватны состоянию первой инстанции.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]