Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Э. Д. Днепров Новейшая политическая история.doc
Скачиваний:
114
Добавлен:
19.05.2015
Размер:
2.64 Mб
Скачать

Минобрнауки саботирует предложения Госсовета рф

Говоря об этом саботаже, лидер движения «Образование – для всех», один их наиболее авторитетных и деятельных депутатов Государственной Думы О.Н. Смолин в своей капитальной монографии «Образование. Политика. Закон» отмечал:

Сразу после Госсовета обнаружился поразительный факт: правительство России его как будто не заметило. Так, выступая в почти часовом прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» 2 апреля 2006 г., министр образования и науки А. Фурсенко о Госсовете не упомянул ни разу. Полного текста доклада автору не удалось обнаружить ни на официальном сайте Минобрнауки, ни в близких к Министерству печатных СМИ. (Этот текст с комментариями академика РАО Э. Днепрова, президента Всероссийского фонда «Образование» С. Комкова и автора этой книги общественному движению «Образование – для всех» пришлось издавать за собственный счет для раздачи участникам Конгресса российского образовательного сообщества 22 апреля 2006 г. Иначе говоря, в распространении официального документа, принятого органом власти (хотя бы и совещательным), оказалась заинтересованной только образовательная оппозиция!)

Для сравнения напомню: в 2001 г. сразу после окончания аналогичного Госсовета заместитель председателя правительства В. Матвиенко и министр образования В. Филиппов объявили его доклад правительственной программой модернизации образования, хотя, как уже отмечалось, представители финансово-экономического блока в правительстве позднее подвергли этот документ радикальному «секвестру».

Причина игнорирования исполнительной властью нового «образовательного Госсовета» проста: его доклад принципиально отличается от стратегического правительственного документа «О приоритетных направлениях развития образовательной системы в Российской Федерации». …Поэтому поворот вектора отечественной образовательной политики в сторону ее социального направления в результате Госсовета окончился, практически не начавшись1.

Доклад Госсовета противоречил не только «Приоритетным направлениям…», но и всем последующим начинаниям Минобрнауки. Одним из таких начинаний, уже после проведения Госсовета, был подготовленный в 2007 г. министерством в «развитие» инициативы президента В. Путина проект закона о введении всеобщего обязательного среднего образования. Этот проект был не только прямой профанацией инициативы президента, он попросту выходил за пределы здравого смысла, что было отмечено автором данных строк в помещенной ниже (в сокращении) статье в «Независимой газете».

В школу будут ходить до 20 лет1

Беспомощность и авантюризм нашего образовательного законодательства

На будущей неделе Государственная Дума РФ должна рассмотреть уже во втором чтении законопроект, предложенный Министерством образования и науки РФ, «О внесении изменений в законодательные акты РФ в связи с установлением обязательного общего образования». Данный законопроект, подготовленный, как всегда, в тайне от граждан и образовательного сообщества, поражает своим воинствующим непрофессионализмом.

Известно, что инициатива введения бесплатного общего среднего образования была выдвинута президентом Владимиром Путиным еще 20 июня 2005 г. – в связи с насущной необходимостью повышения образовательного уровня нации на пороге вхождения в «общество и экономику знаний». Но вместо реализации перспективной идеи президента стране преподнесли ее явную профанацию. Предложенный Минобрнаукой и одобренный Госдумой в первом чтении законопроект неприемлем по многим причинам…

Первое. По существу, законопроект подменяет масштабную, системную социально-педагогическую проблему обязательного общего образования, многообразных форм и каналов его освоения, примитивным школоцентризмом, т.е. обязательной для всех школьной 11-леткой. При этом он, мягко говоря, абсолютно неоправданно продлевает обучение – дает возможность посещать школу вплоть до достижения учениками 20 лет, – пренебрегая очевидными антипедагогическими и антисоциальными последствиями такого шага: стимулирование второгодничества, падения качества образования, взрыв дедовщины в школе, асоциального поведения и многого другого, в том числе и предоставление новых возможностей «откоса» от армии.

Второе. Крайняя фрагментарность, поверхностность, декларативность законопроекта. Он не затрагивает ни одной капитальной, системной проблемы, связанной с новым, по существу, построением организации и структуры отечественного образования. В частности, с соотношением общего и профессионального образования, взаимодополнением общеобразовательных и профессиональных учебных заведений. Законопроект старательно обходит все подготовительные педагогические, организационно-образовательные, социально-экономические меры, необходимые для реализации обязательного общего образования (и также старается всячески избегать термин «бесплатное»).

Третье. Законопроект основан на откровенно ложном тезисе, что его «принятие не потребует выделения дополнительных затрат из бюджетов всех уровней». В его основе – абстрактные, поверхностные демографические аллюзии. Между тем известно, что почти 40 % подростков, особенно на селе, не имеют возможности получить общее среднее образование, поскольку с малолетства вынуждены работать, помогая своим бедствующим семьям. Без создания системы адресной социальной помощи детям из малообеспеченных семей и так называемым детям из группы риска введение бесплатного обязательного общего образования в России невозможно.

Наконец, прямой насмешкой звучит статья 7 законопроекта о том, что он «вступает в силу с 1 сентября 2007 года». Нужно быть либо бесконечно далеким от понимания сути и проблем образования, либо предельно безответственным человеком, чтобы выдвигать такие авантюрные сроки введения закона. Ведь придется развернуть единую последовательную линию обучения в средних и старших классах школы. Одно только это потребует, в свою очередь, значительных изменений в содержании школьного образования, создания новых учебных программ, учебников, методических пособий, переподготовки учителей и многого другого, к чему пока не сделано ни шага.

И, естественно, еще не предпринято никаких социальных и экономических мер для подготовки введения обязательного общего образования.

Беспомощность и авантюризм данного законопроекта были видны всему обществу, которое дало ему жесткий отпор. В результате этот законопроект был отправлен на переработку, затянувшуюся до настоящего времени.

В последние годы одной из главных черт политики Минобрнауки было то, что называется «отпихнизм» – сбрасывание любого реального дела со своих плеч в регионы, муниципалитеты, образовательные учреждения. Наглядным примером такого подхода была «разработка» так называемой отраслевой системы оплаты труда. Она была предоставлена стихийному творчеству регионов без малейшего участия федерального центра.

Само по себе включение региональной инициативы в это дело весьма позитивно. Но зная колоссальные различия экономического и образовательного потенциала регионов, центр должен был установить «правила игры», в частности два принципиальных ограничения: 1) определить минимальный федеральный норматив финансирования в расчете на 1 ученика, ниже которого регионы не могли опускаться и 2) утвердить на федеральном уровне базовые оклады педагогическим работникам, которые регионы и местное самоуправление не могли бы занижать. Превышать – пожалуйста. Кроме того, центр должен был предусмотреть выделение дополнительных средств из федерального бюджета регионам, которые не имели возможности выполнить федеральные требования в отношении нормативов и базовых окладов.

Ничего этого не было сделано, что поставило регионы в крайне тяжелое положение и вызвало обращения многих из них с требованием вернуть Единую тарифную сетку. Так дискредитировалась еще одна перспективная идея – отраслевой оплаты труда, которая, по словам О.Н. Смолина, превращалась в «региональную и даже муниципальную»1. Хотя по закону отрасль «образование» находится в компетенции не только регионов, но и федеральной власти.

Не смогло Минобрнауки подготовить даже программу антикризисных мер в условиях начавшегося в стране экономического кризиса. Напротив, его предложения явились «искусственной эскалацией экономического кризиса средствами образовательной политики»2. К числу таких предложений относилось заявленное А. Фурсенко уменьшение числа российских вузов в пять раз – до 150–200 и соответственное сокращение численности студентов. Кроме того, – намерение Минобрнауки сократить 200 тыс. учителей. Характерно, что последнее предложение было озвучено в 2010 г., т.е. в «Год Учителя».

Естественно, что названные предложения образовательное сообщество встретило «в штыки». И потому они были «заморожены» властью.

Вместе с тем все это отнюдь не изменило тот реакционный дух Минобрнауки, которым определялась вся его деятельность по социальной селекции в образовании с момента создания этого министерства. В своем интервью журналу «Итоги» в октябре 2008 г. министр А.А. Фурсенко следующим образом сформулировал свое социальное кредо: «У нас идет борьба с ЕГЭ – все только говорят, что дети перестанут самостоятельно и творчески мыслить… Скажу жестко, но рабочий на конвейере не должен рассуждать, он должен делать то, чему его научили для получения конкретного результата…»3.

Итак, «рассуждать», по Фурсенко, – дело элиты. Всем остальным – «конвейер». (Хотя современное производство отнюдь не представляет собой конвейер.) В руках таких социальных селекционеров образование не только теряет свою роль ведущего фактора умственного и духовного развития страны. Оно превращается в социальный трансформатор, резко понижающий интеллектуальный потенциал нации. По существу, это вольное или невольное социальное вредительство, отбрасывающее страну в отстойник цивилизации.

Надо сказать, что за предшествовавшие сто лет таких махрово-реакционных министров образования в России не было.

Таковы последние печальные страницы новейшей политической истории российского образования. Новую, пока не заполненную ее страницу открыл 20 января 2010 г. президент Д.А. Медведев своей национальной образовательной инициативой «Наша новая школа».

Таким образом, третий раз в 2000-х гг. Президент России выступил в качестве министра образования. Два раза В.В. Путин собирал Госсовет для выработки образовательной политики и решения назревших в образовании проблем. И вот теперь – Д.А. Медведев… Однако Минобрнауки тупо и упорно продолжает гнуть свою антисоциальную, контрреформаторскую линию, разбивая любое прогрессивное начинание в образовании.

Все это свидетельствует либо о бессилии власти, либо о ее двойных стандартах, либо о привычке говорить одно, а делать совсем другое. Если бы власть была действительно сильной, как об этом она твердит на всех углах, она не потерпела бы саботажа руководства Минобрнауки и давно нашла бы нового, компетентного, деятельного министра, способного проводить реформаторскую образовательную политику в соответствии с линией, определенной Государственным советом РФ. В противном случае новая страница истории отечественного образования окажется повторением старых. Что на самом деле и происходит в настоящее время.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.