Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лекции по историии.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
30.04.2019
Размер:
1.3 Mб
Скачать

2. Материальная культура древних марийцев

Многие городища средневековых мари устраивались на более ранних, и время сооружения укреплений установить не удается. Очевидно, в древнемарийское время укрепления только восстанавливались или появлялись допольнительно новые элемен­ты. Автором на Малахайском городище прослежена дополнительная подсыпка более древнего (VII - VI вв. до н.э.) вала высотой около I м и остатки деревянных конструкций па валу дренемарийского времени, а на Ардинском городище - остатки деревян­ной стены но краю покатого мыса вокруг площадки поселения. На Малахайском городище, кроме то­го, исследовано прямоугольно наземное жилище из дерева древнемарийского времени размерами 7,2X4,5 м.

Ценный археологический материал о древних марийцах дают средневековые могильники. Они грунтовые. Наиболее исследованы Дубовский, Веселовский, Руткинский, «Черемисское кладбище» и др. Судя по небольшому количеству погребений (от 5 до 62), это кладбища небольших общин. В ранних могильниках (V— XI вв.) встречаются ингумация, кремация и кенотафы (могилы с ве­щами без следов костяка), в поздних (XII - XIII вв.) - только ингумация. В случае трупосожжения покойный сжигался в особой кремационной яме в стороне от могилы без вещей и одежды. За­тем кальцинированные кости складывались в могилы обычных раз­меров (в куче или рассыпались по дну ямы), вместе помещали одежду, украшения в порядке ношения по всей могиле или в одной куче с костяками. В кенотафах украшения и вещи заворачивались в одежду, стянутую поясом, сверху их прикрывали деревян­ной или металлической чашей, иногда котлом. С трупоположения­ми почти всегда прослежены следы подстилки из досок, коры де­рева или войлока, а над погребенным - остатки меховой одежды или луба. Костяки всегда лежат по одному, вытянуто на спине го­ловой на север или северо-запад. В мужских погребениях нередко встречены женские украшения - своеобразные заупокойные дары.

В мужских погребениях встречаются кресала и кремни для высечения огня, ножи, рабочие топоры, шилья, кошельки, колчаны с наконечниками стрел (от 4 до 25 экземпляров), кожаные пояса, нередко с украшениями, и реже наконечники копий, боевые топоры-чеканы, железные или медные котлы.

Женские погребения гораздо богаче. Иногда в них встречают­ся топоры, наконечники стрел, орудия литейного производства (льячки, формочки), ножи, а также шилья, кошельки. Но наиболь­шее количество находок на древнемарийских могильниках прихо­дится на украшения и принадлежности женского костюма.

Головными украшениями мариек были венчики. Одни из них состояли из узкого кожаного ремешка с прикрепленными спираль­ками и обоймицами. Они одевались вокруг головы и застегива­лись пряжкой. Другой тип венчиков изготовлялся из луба и бере­сты шириной 3 см, обтянутой кожей и завязанной на затылке шнурками. Повязка украшалась спереди пластинчатыми накладка­ми или проволокой, имитирующей плетенку.

Выше налобного венчика голову обертывали несколько раз го­ловной цепочкой из проволочных звеньев различной формы длиной иногда 3 м. К ней крепились свисавшие возле ушей и на затылке более короткие цепочки или кожаные ремешки, заканчивающиеся бубенчиками, пуговками, изображениями уточек, когтей рыси и т. д. У висков подвешивались кольца из круглой проволоки с отогнутым, спиральным или утолщенным одним концом.

Во многих женских (а иногда и в мужских) погребениях встре­чены серьги подтреугольной формы из круглой проволоки. Позднее, в XII - ХIII вв. серьги с бусинками нa конце или сложными при­весками. Л.А. Голубева считает их результатом контактов с русскими. Азелннской традицией она же считает древ-немарийские нагрудники из полоски кожи прямоугольной или тре­угольной форм с прикрепленными украшениями. Нередко украше­ния на груди подвешивались на шнурках, перекинутых через шею.

Нагрудные украшения обычно считаются оберегами («сторож груди»). Это всегда скульптурные изображения коня, реже пти­цы. К ним привешивались длинные проволочные цепочки с бутыльчатыми или конусовидными привесками. Неред­ко использовались привозные ажурные литые и коньковые с про­резной основой щитки из Верхнего Прикамья или мерянские пле­чевые украшения в виде коньков.

Пояса женщин украшались подвесными ремешками, металли­ческими бляшками, наконечниками. Нередко бляшки изготовлены из серебра и покрыты позолотой. Их формы характерны для пояс­ных наборов кочевников от Алтая до Дуная. Близкие пояса с та­кими же наборами встречены на венгерских могильниках X в. Кроме украшений, на поясах подвешивались кошельки, сумочки из тисненой кожи, украшенные расшивкой серебряными нитями и бляшками. На ряде серебряных пластин на кошельках имеются различные изображения. Такие кошельки также характерны древ­ним болгарам Поволжья, степным кочевникам, древним венграм.

К поясу прикреплялись футляры шильев. Рукоять их изготов­лялась из рога и украшалась искусной резьбой. Они характерны для населения Верхнего Поволжья.

Геометрическими узорами, изображениями конских головок ук­рашены копоушки из рога или медных пластинок и орнаментиро­ванные гребни, подвешиваемые к поясу.

Шейные украшения марийских женщин включали бронзоные и серебряные гривны с одним утолщенным четырехгранным и дру­гим суженым концом, или одним расплющенным концом с отвер­стием, реже пластинчатые; ожерелья из бронзовых бус, спиралек, подвесок (в том числе с изображениями всадниц камского типа).

На руках женщин находилось до 19 браслетов из многогран­ного дрота или реже пластин, украшенных геометрическими узо­рами. Перстни обычно пластинчатые, широкие с внешней сторо­ны, с валиками по краям и центру, реже спиральные из проволоки.

Элементы самой одежды сохранились слабо. Женская одежда включала холщовую, шерстяную или меховую рубаху, доходя­щую до колен и подпоясанную тесемкой. Верхняя одежда в виде кафтана изготовлялась из телячьей (или лосиной) шкуры с мехом внутри. Кафтан по подолу и швам расшивался серебряной прово­локой. Удалось проследить остатки кожаной, войлочной или ме­ховой шапки, оконтуренной но нижнему краю мехом куницы или лисицы.

На ногах были шерстяные чулки и кожаная обувь из целого куска кожи, сшитая сзади. Спереди обувь украшали цепочки и очковидные подвески со спиралевидными щитками, а сзади умбоновидные бляхи, обычно с привесками в виде птичьих лапок.

В XII - XIII вв. в женском костюме происходят значительные изменения: исчезают головные цепочка и венчик, характерные ви­сочные кольца; появляются височные подвески в виде перстней или с 2—3 бусинами; гривны проволочные или витые из 3 прутьев с завязанными или загнутыми концами, стилизованные изображения головок коней на подвесках, скульптурные изображения коней с ногами, плоские литые изображения птичек, характерные для Ко­стромского Поволжья. Есть также плетеные изо­бражения коней мерянского облика и др.

Мужской костюм практически отличался только отсутствием украшений. Но и в мужских захоронениях кроме украшений поясов, зооморфных или ажурных кресал от огнива встречены шумящие подвески на обуви.

Хозяйство марийцев носило натуральный характер. Все необхо­димое производилось на месте. Импортные предметы представля­ли собой предметы роскоши, обменивающиеся, вероятно, па пуш­нину. В остеологическом материале до 50% костей принадлежат пушным видам животных (бобр, куница, соболь). Были также из­вестны домашние животные — крупный и мелкий рогатый скот, лошади, свиньи. Исследователи полагают, что марийцы с XI в. были знакомы с пашенным земледелием.

Многочисленные параллели в материальной культуре мери, мари, и муромы, а также общие топонимические названия на их территории автор объясняет их единой основой в лице ахмыловского населения.

В эпоху средневековья исчезла большая часть волжских финнов, многочисленные племена мери, муромы, мещеры. Территория ныне живущих финноязычных народов (мордва, мари) на это время значительно сократилась под натиском иноязычных народов. Их яркая культура в значительной мере пострадала о' варварского отношения к ней со стороны других народов. Марийские могильники XVI - XVII вв. показывают значительное оскуднение погребального инвентаря, регресс в производстве металлических украшений (в первую очередь, очевидно, связи с запретом русского самодержавия заниматься производством металлических предметов), упадок искусства и т. д.

Волжские финны в эпоху средневековья подошли к порогу нового этапа развития экономики и общественных отношений. Быстрое разложение первобытнообщинных отношений подготовило переход к классовому обществу. Этот процесс сопровождался консолидацией отдельных племенных групп и формированием народностей. Финноязычные народы стояли на пороге наивысшего могущества и расцвета культуры.

Однако дальнейшее развитие народов Поволжья было остановлено русской колонизацией. Она была страшной трагедией для всех финно-угров. Она оставила глубокий след во всей дальнейшей истории финноязычных народов Поволжья.

Хозяйство марийцев носило натуральный характер. Все необхо­димое производилось на месте. Импортные предметы представля­ли собой предметы роскоши, обменивающиеся, вероятно, на пушнину. В остеологическом материале до 50% костей принадлежат пушным видам животных (бобр, куница, соболь). Были также известны домашние животные — крупный и мелкий рогатый скот, лошади, свиньи. Исследователи полагают, что марийцы с XI в. были знакомы с пашенным земледелием.

Глубокие исторические корни, богатые традиции и эстетическую ценность имеют деревянная резьба и вышивка.

У древних марийцев высокий уровень развития получили кузнеч­ное, ювелирное, гончарное ремесла. В археологических памятниках найдены богатые наборы украшений из меди, бронзы и различных сплавов местного производства, а также предметы, произведенные в отдаленных регионах, что свидетельствует о развитых торгово-обменных связях.

Тема: Марийский край с конца I тысячелетия н. э. до XIV в. Возникновение феодальных отношений в крае.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.