Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лекции по историии.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
30.04.2019
Размер:
1.3 Mб
Скачать

Установление Советской власти

7 ноября 1917 г. большевики захватили власть в столице Рос­сии - городе Петрограде и разослали во все концы страны телеграм­мы с призывом передачи власти новым, большевистским Советам депутатов. Но в Марийском крае уездные Советы, возглавляемые эсе­рами и меньшевиками, не признавали новую власть, как и нацио­нальные объединения (газета "Ужара", например, долгое время во­обще не печатала никаких сообщений о событиях в Петрограде). Счи­талось, что вопрос о власти должно решить Учредительное Собра­ние, избранное всем населением страны. Показательно, что "Ужара" не напечатала даже Декларацию прав народов России, принятую че­рез несколько дней после захвата большевиками власти в Петрогра­де, с обещанием всем народам страны предоставить право на само­определение. Объединение "Мари Ушем", газета "Ужара" призыва­ли марийцев на выборах голосовать за эсеров, которые отражали ин­тересы трудового крестьянства. Эсеровские организации имелись в большом количестве в местностях, где жили марийцы, как среди гор­ных, луговых, так и восточных мари; десятки активных марийских деятелей состояли в этой партии. Большевиков же среди мари прак­тически не имелось (нам известны фамилии только трех человек, всту­пивших в партию до октября 1917 г., и одна большевистская орга­низация - в русском селе Юрино).

На выборах в Учредительное Собрание большинство мари про­голосовало за эсеров; депутатом Учредительного Собрания был из­бран и один мариец - крестьянин деревни Ошурга Царевококшайского уезда Степан Соловьев.

Но среди самих эсеров произошел раскол. Среди них появились "левые", которые пошли на сближение с большевиками. И больше­вики, видя, что в аграрных регионах, таких как марийский край, на­селение поддерживает не их, а эсеров, заключили блок с "левыми" эсе­рами, поддержали их лозунг "Земля - крестьянам!", чтобы с их по­мощью захватить власть на местах.

И действительно, в январе 1918 г. Советы в Козьмодемьянске, Царевококшайске, Яранске, Уржуме, Бирске, т. е. во всех марийских уездах, заявили о взятии власти в свои руки. Но это не отражало от­ношения марийцев к вопросам власти, ибо в Советах (кроме несколь­ких человек в Царевококшайском) их практически не имелось.

В феврале 1918 г. в Казани прошёл съезд народа мари, назван­ный "Национальным областным". Вначале ведущую роль в его рабо­те играли деятели Центрального союза мари, эсеры правого толка, отрицательно относившиеся к советской власти. Но "левый" эсер Вла­димир Мухин, успевший во время пребывания на фронте стать сто­ронником советской власти, несколькими выступлениями сумел пе­реломить настроение большинства делегатов, и было принято реше­ние, призывавшее марийский народ "поддержать Советскую власть".

Съезд также принял решение о введении официального названия народа - мари.

Марийцы в период гражданской войны

После Октябрьских событий 1917 г., и особенно после разгона большевиками избранного всем народом Учредительного Собрания (январь 1918 г.), страну охватило пламя братоубийственной граж­данской войны. Поначалу у большинства марийцев к ней было в ос­новном нейтральное отношение: они хотели и надеялись остаться в стороне от схватки "красных" и "белых". Большевистская револю­ция на первых порах ничего не дала марийским крестьянам - ни хорошего, ни плохого. Ведь здесь не было помещиков, почти не было богатых кулаков-хуторян, земли и имущество которых можно было захватить и разделить между собой. Поэтому вполне понятным, ес­тественным для крестьян мари было нейтральное, выжидательное отношение. Оно передавалось интеллигентам, недавним выходцам из крестьянских семей, не утратившим еще связей с народом, а так­же грамотным крестьянам, участвовавшим в национальном движе­нии.

Между тем само национальное движение стало меняться, в него был внесен раскол по партийно-политическому признаку. По реше­нию февральского съезда наряду с Центральным союзом мари в Ка­зани был создан Комиссариат мари при Казанском губернском Сове­те во главе с Владимиром Мухиным, одновременно в Уфе - Марий­ский комиссариат во главе с Сатаем Уразбаевым. Казанский Комис­сариат отстранил от руководства газетой "Ужара" прежних редакто­ров, сделав газету рупором большевистских идей. Но поскольку само название газеты в народе было связано с иными идеалами, газета вско­ре была закрыта. Вместо нее стала издаваться чисто политическая партийно-коммунистическая газета "Йошкар Кече" ("Красное Солн­це"). При местных Советах и большевистских комитетах стали создаваться марийские отделы и секции. Летом 1918 г. был открыт Центральный отдел мари в Москве при Народном комиссариате по делам национальностей. Его руководителем стал бывший учитель, офицер, одним из первых среди марийских деятелей перешедший к большевикам, Николай Алексеевич Алексеев.

Примкнувшие к большевикам В. Мухин, Н. Алексеев, художник Александр Григорьев и другие способствовали укреплению советс­кой власти. А демократические деятели, группировавшиеся вокруг Центрального союза мари и газеты "Ужара", были отстранены от об­щественно-политической деятельности. Поскольку национальный вопрос был провозглашен общегосударственным делом, считалось, что надобность в национальных объе­динениях на местах отпала. В декабре 1918 г. Центральный союз мари ре­шением Центрального отдела мари при Наркомнаце был ликвидирован, как сказано в документе, "навсегда". Мало кто понимал, что таким образом марий­ское демократическое национально-освободительное движение, войдя в ранг политики государства, по сути утрати­ло свою самостоятельность.

Перед национал-демократами встал мучительный выбор: последовать за новой властью или вести с ней борьбу. Нужно отметить, что лишь небольшая группа марийских деятелей перешла на сторону белых. Белый ла­герь пугал марийцев лозунгами возвращения к "единой и неделимой" Российской империи без каких-либо автономных прав для малочис­ленных нерусских народов; следование за ним означало возврат к тем временам, когда народ мари, как и другие "инородцы", испытывал всевозможные национальные притеснения. Но и большевистский режим пугал своей жестокостью. Для многих просветителей-демок­ратов оставалось только одно: уйти от политической жизни в куль­турную деятельность, в учительскую, издательскую работу, что­бы воспользоваться теми возможностями, которые предоставила новая власть. Хотя учить в школе детей, печатать статьи в газетах можно было только под контролем коммунистов, как и пропове­довать только те мысли, которые отвечали большевистским взгля­дам, все же сама по себе возможность преподавать на родном язы­ке, издавать газеты, брошюры, листовки на родном языке была за­манчива.

Таким образом, годы гражданской войны отмечены всплеском работы по развитию марийской литературы, печати, школы; были открыты первый театр, музеи с показом жизни, обычаев, предметов народного искусства и ремесел и т. д., началась ликвидация негра­мотности взрослого населения.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.