Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ВОСТОК.doc
Скачиваний:
26
Добавлен:
21.12.2018
Размер:
982.53 Кб
Скачать

46. Реформы Мустафы Кемаля в Турции (1923 - 1937 гг.)

1923-1930. Победа кемалистов над интервентами и подписание Лозаннского договора определили качественно новое продолжение реформирования турецко¬го общества и государства. Конституция 1924 г. провозгласила Турцию светским республиканским государством, при¬знающим свободу совести, слова, печати и собраний. В 20-е годы именно в этом направлении были проведены многочисленные реформы, такие, как упразднение халифата, ликвидация шариатских судов, введение светского гражданского ко¬декса по типу швейцарского, замена ашара земельным налогом, отмена летоис¬числения по хиджре и введение европейского календаря, принятие латинского алфавита и др.

Высшим органом власти был однопалатный меджлис, из депутатов которого президент назначал премьера, комплектовавшего кабинет министров. Выборы в парламент были двухстепенными по мажоритарной системе. Женщины вначале к участию в выборах не допускались; с 1930 г. им предоставлялось право избирать и быть избранными в муниципальные органы власти, позже (1934) также и в меджлис.

Первым условием модернизации было создание светского государства.

3 марта 1924 г. на заседании ВНСТ под председательством М.Кемаля были приняты, среди других, законы об отмене в Турции шариатского судопроизводства, передаче вакуфного имущества, весьма обширного, в распо¬ряжение создаваемого генерального управления вакуфами. Предусматривалась также передача всех научных и учебных заведений в распоряжение Министерст¬ва просвещения.

Всем членам семьи султана-халифа, а их насчитывалось 144 человека, включая 36 мужчин, 48 женщин и 60 детей, запрещалось пребывание на территории Ту¬рецкой республики, предписывалось в течение десяти дней с момента принятия закона покинуть пределы Турции. Другие статьи запрещали указанным лицам получать гражданство республики, владеть недвижимостью на ее территории. Нации передавалось «все недвижимое и движимое имущество двора на террито¬рии Турции.

Важной мерой в деисламизации, европеизации общества стал принудитель¬ный «перевод» населения страны на ношение европейской одежды. Мустафа Кемаль: «Нигде не ска¬зано, что мусульманин должен носить особую, отличающую его от других людей одежду; почему женщина не может наравне с мужчиной открывать свое лицо?

В конце ноября 1925 г., были приняты законы о запрете носить фески и папахи, переходе к европейской одежде, а также о закры¬тии мест религиозной деятельности и поклонения - текке, или завие (обители дервишей), тюрбе (усыпальницы дервишских святых), об упразднении общест¬венного статуса их служителей. Таких «святых мест» регионального паломниче¬ства приверженцев «народного ислама» было тогда по всей стране немало.

Уже в 1926 г. были приняты действующие и поныне два важнейших закона, утверждавших и защищавших светский путь Турции на уровне как гражданского, так и уголовного права.

Гражданский кодекс Турции, принятый 17 февраля 1926 г., считается и поны¬не второй турецкой конституцией, он был переписан с текста швейцарского гра¬жданского кодекса, в то время самого передового в Европе. Таким образом, ухо¬дил в прошлое знаменитый Меджелле - многотомный свод османских законов, сохранявший еще во многом положения шариата. Новый кодекс устанавливал в Турции светские принципы частного права (положения о физических и юриди¬ческих лицах, об обществах), семейного права (положения об официально реги¬стрируемом браке независимо от заключения религиозного, об имуществен¬ных правах членов семьи, в том числе о праве наследования). В разделе о вещ¬ном праве определялись европейские понятия собственности, владения - част¬ного, совместного и т.п.

Защите светских правовых принципов были посвящены и некоторые статьи Уголовного кодекса, принятого 1 марта 1926 г. Так, ст. 163 запрещала использо¬вание религии в политических и личных целях. Нарушители этой статьи подле¬жали уголовному наказанию на срок от 8 до 15 лет. В этом же кодексе Турции до сих пор содержатся статьи, предусматривающие уголовное наказание за действия, предпринимаемые кем-либо с целью помешать верующему любой конфессии отправлять свои религиозные обязанности либо оскорбляющие его религиозные чувства. В 1928 г. из 2-й статьи было изъято положение о том, что государственной религи¬ей Турции является ислам.

Очень важным было стремление кемалистов уравнять в обществе права жен¬щин с правами мужчин. Первыми важными шагами на пути свет¬ского реформирования прав турецкой женщины стали запрет многоженства, при¬знание равных прав в семье, в получении образования; а затем, согласно изме¬нениям 1934 г. - право женщин наравне с мужчинами избирать депутатов ВНСТ и быть избранными в депутаты.

Одним из наиболее решительных шагов кемалистов в 20-е годы на пути ре¬формирования, европеизации культуры была реформа турецкого языка. В тече¬ние 1928 г. при личном участии Мустафы Кемаля была проведена кампания, на¬правленная на замену арабского алфавита латинским.

Внешняя политика 1923 - 1937 гг. Заявляя о своем европейском пути развития, кемалистам удавалось долго придерживаться политики нейтралитета в международных делах, избегать уча¬cтия в военных союзах и блоках. В 20-е годы Турция установила дипломатиче¬ские отношения и подписала договоры о мире и дружбе с Германией, Австрией, Болгарией, Венгрией, Польшей, Югославией и другими государствами на прин¬ципах взаимного уважения суверенитета и развития двусторонних торговых свя¬зей. Заключенный в Париже в декабре 1925 г. новый договор с СССР - о дружбе и нейтралитете - подтверждал сохранение в новых, уже мирных условиях дру¬жеских, добрососедских отношений между двумя странами. Отношения с держа¬вами-победительницами оставались в ряде случаев далекими от урегулирования.

Спор о принадлежности Мосула был одним из главных вопросов послело¬заннских переговоров. В 1925 г. Лига Наций по итогам проведенных ею в регио¬не плебисцитов приняла решение о том, что этот район является по этнокультур¬ным признакам частью Ирака. Не рискуя ввязываться в новый вооруженный конфликт, кемалисты признали свой отказ от Мосула.

Нормализации турецко-греческих отношений мешала неурегулированность вопроса об обмене населением между Грецией и Турцией. Помимо миллиона беженцев к концу 1924 г. из Турции было переселено еще около 200 тыс. греков, а из Греции - свыше 300 тыс. турок. До 1930 г. продолжались споры между Турцией и Грецией по поводу компенсации за имущество, оставленное беженца¬ми в стране первоначального пребывания, по поводу того, какие категории насе¬ления подлежат переселению, и т.д. Договор о дружбе и торговле между Грецией и Турцией, подписанный в октябре 1930 г., снял претензии по вопросам компен¬саций за имущество, однако взаимная неприязнь, недоверие и враждебность до сих пор омрачают отношения между двумя странами.

Диплома¬тические отношения между США и Турцией были восстановлены лишь в 1927 г. Только в апреле 1933 г. был окончательно решен и такой важный вопрос Ло¬заннской конференции, как вопрос о задолженности Турции. Начиная с 1854 г., когда были получены первые займы, и до 1914 г. империя 40 раз получала такого рода ссуды и займы. По соглашению 1933 г. вместо Oттоманского долга был учреж¬ден Турецкий долг 1933 г. на общую сумму в золотом исчислении 8,6 млн. лир. Его выплата была завершена в 1954 г.

Еще позже, через 13 лет после Лозанны, был пересмотрен и вопрос о проли¬вах. В результате инициативы Турции, поддержанной СССР, в 1936 г. в Монтрё была подписана новая международная конвенция о проливах, действующая и поныне. Турция восстанавливала свой полный суверенитет над зоной проливов, ликвидировалась международная комиссия по контролю над проливами, ее функции перешли к турецким властям. Подтверждалась полная свобода прохода через них торговых судов всех стран в мирное время с соблюдением общеприня¬тых правил санитарного досмотра.

В военное время, если Турция не участвует в войне, действовали те же правила, но для воюющих сторон проход через про¬ливы был запрещен. В случае участия Турции в войне или непосредственной военной угрозы для нее она по своему усмотрению могла регулировать проход иностранных военных кораблей через проливы.

Экономическая политика. С началом мирной жизни самые первые шаги кемалистов были направлены на то, чтобы поддержать частное ремесло и зачатки предпринимательства, причем не только национально¬го. Было очевидно, что такому «частному сектору» без государственной под¬держки не обойтись. В 1924 г. был учрежден Деловой банк - при личном участии М.Кемаля и ряда депутатов меджлиса, прежде всего купцов-турок, в качестве учредителей-акционеров, правда, в тот период его кредиты носили краткосрочный характер, предоставлялись преимущественно торговцам. При поддержке государства была построена первая частная сахарная фабрика, пер¬вый частный цементный завод. Аграрную программу сформулировали в девя¬ти принципах, опубликованных в апреле 1923 г. в связи с выборами в меджлис. В частности, предусматривал ось улучшение способов взимания ашара, принятие мер по развитию табаководства и торговли табаком, увеличению капитала Сель¬скохозяйственного банка, расширению ввоза машин для сельского хозяйства, улучшению и росту животноводства. Все эти планы, включая и налоговые льготы, были обращены к хозяйствующим крестьянам, прежде всего сельской элите.

1930-1938. С начала 30-х годов однопартийная кемалистская власть под воздействием целого набора экономиче¬ских и политических факторов, прежде всего внешних (мировой экономический кризис, угроза фашизма в Европе, продолжение колониальных захватов, деятель¬ность Коминтерна и т.п.), уже активно вмешивается в экономику, через казна¬чейство подхлестывая темпы промышленного и инфраструктурного строительст¬ва. Под воздействием мирового кризиса власти «закрывают» турецкую экономи¬ку: вводится жесткий государственный контроль над валютными операциями, импортом и экспортом, инвестициями.

Банковская система на середину 30-х годов представлена практически лишь государственными банками, крупнейший из них - Сельскохозяйственный кон¬тролирует кредиты деревне, Деловой банк - средним и крупным торговцам и подрядчикам. Для кредитования мелкого производителя товаров и услуг в 1933 г. создается Народный банк, а Сумербанк (с 1933 г.) и Этибанк (с 1935 г.) финанси¬руют создание государственной промышленности. Первый осуществляет на со¬ветский кредит строительство двух по тому времени самых крупных и современ¬ных текстильных комбинатов, создает сеть государственных магазинов по сбыту текстильных изделий, становится всетурецкой школой подготовки кадров спе¬циалистов для самой развитой впоследствии и самой монополизированной от¬расли частного сектора - текстильной. Реализация кредита сопровождалась принятием и про¬ведением первого пятилетнего плана развития Турции. Этому способствовала также и разработанная в 1933 г. по просьбе Исмет-паши «развернутая про¬грамма индустриализации Турции».

На английский кредит в 1938 г. был построен первый в стране металлургический комбинат (в Карабюке). Эти и другие созда¬ваемые в то время так называемые Государственные экономические организации (ГЭО) со своим особым статусом, бюджетным финансированием становились фактическими, а часто и юридическими государственными монополиями в раз личных отраслях производства и сбыта, по ценам их производств устанавлива¬лись властями оптовые и розничные цены на фабричную продукцию. ГЭО кон¬тролировали также начавшиеся в стране производство и сбыт сахара, табачных изделий и спиртоводочной продукции, нефтепродуктов, вооружения и боеприпа¬сов, в их руках находились железнодорожные, морские пассажирские перевозки, главнейшие порты.

Этатистская система госзакупок постепенно распространялась на значительную долю собран¬ного урожая зерна, сахарной свеклы, табака, чая, фундука, изюма, хлопка, шер¬сти, тифтика и другой продукции. Она позволяла в определенной мере регулиро¬вать закупочные цены в деревне, подрывая монополию торговца и ростовщика, монополизируя экспортные поставки, значительно возросшие позже, уже в годы Второй мировой войны.

Всеобъемлющее участие кемалистского государства в 30-40-е годы во всех сферах жизни турецкого общества - экономической, социальной, идеологи ческой, политической можно считать феноменом развития республики.

Запрещены были политические партии, кроме правительственной Народно-республиканской пар¬тии (НРП). Рабочие не могли создавать профсоюзы для защиты своих прав, не могли бастовать ... Не могли иметь свои организации крестьяне, молодежь, ин¬теллигенция; если что-то и создавалось, то только под жестким контролем На¬родной партии. Любая газета не смела выходить за рамки того, что указывалось главному редактору по телефону».

Активно используя механизм однопартийной авторитарной политической власти, кемалистская элита в 30-40-е годы создала эффективную систему целе¬направленного идеологического воздействия на общество в духе турецкого национализма (тюркизма), признающего светский, европейский путь развития как наиболее приемлемый для построения развитого турецкого общества. Начиная с апреля 1924 г. в стране в различных городах стали восстанавливаться прежние (т.е. еще с младотурецких времен) и создаваться новые «турецкие очаги», их ве¬роятное число в конце 20-х годов достигало 160-200 домов. В центральном руко¬водстве «очагов» был представлен и министр внутренних дел, различные их сек¬ции ведали развитием спорта, искусства, фольклора, литературы, изучением ту¬рецкой истории, языка, и т.п. При «очагах» велось обучение грамоте взрослых, преподавание иностранных языков, основ торговли, банковского дела, проводи¬лись многочисленные конференции на самые разные темы. Обсуждались вопро¬сы турецкого национализма, проблемы развития экономики, здравоохранения, сельского хозяйства, кооперирования, изучения латинского алфавита, воспитания детей и пр. Печатным органом «очагов» был журнал «Тюрк юрду», на его стра¬ницах печатались статьи идеологов пантюркизма, исторические, фольклорные и другие материалы, прославлявшие «величие турецкой нации». В 1931 г. турецкие «очаги» были заменены «народными домами

Важная особенность тюркизма при Ататюрке - его преимущест¬венно внутренняя направленность. Пантюркизм не стал при Ататюрке препятствием на пути со¬трудничества с СССР. В 30-е годы Советский Союз добивался участия Турции во многих международных конференциях по разоружению, созданию системы кол¬лективной безопасности и др. Активно развивалась и практика личных контактов между руководящими деятелями двух стран. Так, в 1930-1931 гг. обменялись визитами министр иностранных дел Турции Тевфик Рюштю (Арас) и народный комиссар иностранных дел СССР М.М.литвинов. С ответ¬ным визитом Турцию посетила в 1933 г. советская правительственная делегация во главе с К.Е.Ворошиловым, она приняла участие в праздновании 10-летия Турецкой республики.

Летом 1932 г. Турция была принята в Лигу Наций. Укрепление международных позиций Турции в последние годы жизни Ататюрка позволило ей предпринять ряд успешных миротворческих шагов на региональном уровне - участвовать в создании в 1934 г. Балканского пакта и в 1937 г. - Саадабадского пакта.

Реформы, проведенные Мустафой Кемалем Ататюрком (с 1934 г. он принял эту фамилию) оживили экономическую и общественную жизни. В стране произошла модернизация, способствовавшая превращению Турции из агарной страны в аграрно-индустриальную.

Признаки кемализма: республиканизм, национализм, этатизм, лаицизм (отделение ислама от государственных дел и народного просвещения), единство турецкого народа (отрицание наличия классов и классовой борьбы), революционность.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.