Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Sheynov_V_P__Manipulirovanie_soznaniem.doc
Скачиваний:
135
Добавлен:
24.05.2015
Размер:
4.25 Mб
Скачать

4.2. Психологическое заражение

Пример заразителен, поэтому все благодетели рода человеческого и все злодеи находят подражателей.

Ф. Ларошфуко.

Когда сто человек стоят вместе, каждый теряет свой рассудок и получает какой-то другой.

Ф. Ницше.

Сущность психологического заражения

Это один из древнейших и действенных способов вызвать желаемое состояние индивида посредством передачи соответствующего состояния от окружающих.

Его проявления многообразны - от группового азарта до массовых психозов. Всем хорошо известны такие формы психологического заражения, как азарт болельщиков на стадионах, трудовой энтузиазм, чувство огромной силы и единения на многолюдных митингах, особенно если организаторы умело используют психологические механизмы ритуального поведения.

Сила воздействия психологического заражения огромна, поэтому к нему всегда проявляли большой интерес как психологи, так и те, кто стремится управлять людьми или манипулировать их сознанием.

Приведем несколько определений заражения в соответствии с трактовкой его различными авторами.

Заражение (эндемия) - это процесс индукции, т. е. передачи эмоционального состояния от одного субъекта к другому на уровне психофизической связи-коммуникации без осознанно-смысловой задачи или же с осознанно-смысловой задачей воздействия на другого индивида [318,175-176].

Заражение - процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизическом уровне контакта, помимо собственного смыслового воздействия или дополнительно к нему [132; 101].

При наличии обратной связи заражение способно нарастить силу взаимной индукции, приобретая вид циркулярной реакции.

201

Такая реакция сопутствует эффективным массовым акциям, публичному восприятию зрелищ и выступлений ораторов [211, 141].

Заражение характеризуется бессознательной невольной подверженностью индивида или группы определенным эмоциональным состояниям. Оно осуществляется не через пассивное созерцание или более или менее осознанное принятие внешне очевидных образов, как при подражании, а через передачу психического настроя, обладающего большим эмоциональным зарядом и притягательной силой, через канал чувств и страстей [186, 149].

Указывая на эту важную особенность заражения, еще Н. К. Михайловский справедливо отмечал, что эффект заразительности внешнего воздействия определяется не только силой его эмоционального заряда, но и самим фактом непосредственного психического контакта между общающимися людьми. И проиллюстрировал это на примере выступления оратора перед массовой аудиторией [124,143-145].

Главной психической особенностью заражения является доминирование у большинства членов группы одного и того же эмоционального состояния, сходство эмоционального реагирования и поведения у совершенно разных людей. Действие психических механизмов бессознательного заражения объясняется тем, что с древнейших времен у человека существует потребность в совместном выражении эмоций и отношений, и именно это помогло людям выжить как виду.

Еще члены первобытных племен, подметив свойство заразительности массового настроения, научились вызывать, возбуждать друг у друга настроение, подходящее ДЛЯ начала охоты или военных действий, совета или празднества. Это достигал ось стихийно сложившейся и передаваемой от поколения к поколению системой традиционных обрядов и церемоний, привлекавших к участию в массовых играх, пению, пляскам и другим .ритуальным действиям всех членов племени.

Позже такое объединение стало одной из предпосылок ДЛЯ появления искусства. В результате потребность объединения с целью выживания стала трансформироваться и в другие формы,

202

в том числе в потребность совместного выражения эмоций, чувств, отношений.

Но чаще психологическое заражение происходит спонтанно. История человечества. сохранила сведения о психических эпидемиях наподобие «пляски святого Витта». Наиболее сильно психическое заражение проявляется в толпе, особенно при возникновении паники. Поэтому эти случаи будут описаны нами наиболее подробно.

Психические эпидемии имеют место и в наше время. Например, в декабре 2005 года в нескольких районах Чечни десятки девочек были госпитализированы с признаками острого отравления (рвота, судороги, помутнение сознания и т. д.). Однако данные анализов ни у одной из пострадавших не подтвердили присутствия вредных веществ. Заключение ведущих специалистов было однозначным: психическая эпидемия стала следствием длительного стресса, вызванного непрекращающимися похищениями людей, боестолкновениями, общей неустроенностью и нестабильностью. Самым слабым звеном оказались девочки как эмоционально наиболее уязвимые.

Чтобы психические механизмы заражения сработали, бывает достаточно кому-то одному эмоционально высказаться по актуальному вопросу и обеспечить поддержку нескольких участников группы.

Действие механизма психического заражения обусловливается не только силой эмоционального заряда, идущего от личности, но и определенным психологическим настроем и специфическими формами психологических контактов. Отсюда стремление многих политиков к митингам с определенными действиями и символикой, красочными шествиями, массовыми театрализованными представлениями, к введению отличительных знаков.

Так, во время «оранжевой революции» в Киеве участники митингов противостоящих сторон выделялись повязками оранжевыми или цвета украинского флага. В этом случае еще возникает циркулярная реакция взаимного психологического заражения, что еще больше увеличивает эффект эмоциональной общности. По мнению Г. Лебона [145], для того чтобы сработали механизмы психологического заражения, необходимо применять

203

известный прием внушения - повторение: «...надо, чтобы какое-нибудь эмоциональное утверждение повторялось достаточное число раз и чтобы это повторение было единогласным». Таким образом, основными условиями действия психологического заражения являются эмоциональное утверждение (или действие) и многократное повторение.

Заражение как психологическое воздействие активно применяется с целью оказания влияния как на отдельную личность, так и на группы и даже общности людей. Психологическое заражение, направленное на отдельную личность, способствует более высокой ее интеграции в группу и модификации поведения в соответствии с групповыми нормами. Психологическое заражение, направленное на группу, связано с достижением в основном двух целей: во-первых, еще большего усиления групповой сплоченности; во-вторых, формирования однородного мнения в группе в условиях выбора.

Видимо, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в издании специального приказа в фашистской Германии, согласно которому членам гитлер-югенда предписывалось регулярное совместное прослушивание речей и выступлений фюрера по радио. Именно в группе или толпе, отличающейся однородностью, человек в наивысшей степени подвержен действию внушения и психологического заражения.

Психологическое заражение, направленное на большие группы или массы, преследует, как правило, одну цель: создание относительно однородного общественного мнения, когда необходимо сделать выбор. Согласно данным психологических исследований, сейчас методы психологического заражения активно используют политики и средства массовой информации в избирательных кампаниях, в том числе и для создания эффективного имиджа политика.

Очевидно, что различные группы людей в разной степени подвержены психологическому заражению. Психологическому заражению, как и внушению, более подвержены относительно однородные группы, отличающиеся невысоким уровнем критичности мышления, деятельность которых не связана со сложными интеллектуальными процессами и для которых сильны групповые нормы поведения, взаимное доверие и чувство общности. Недаром в прежние времена руководители КПСС всегда

204

«встречались С народом» - посещали заводы и фабрики, где устраивали митинги «в поддержку», «советовались С рабочими», которые, естественно, «все одобряли и поддерживали», независимо от того, что им предлагал ось. Власти всегда были нужны такие однородные и некритичные группы. Для этого им искусственно придавался высокий социальный статус - «самый передовой класс», «авангард» и пр., причем это проявлялось не только в лозунгах, но и активно навязывалось «произведениями искусства», объединенных социалистическим реализмом, для которого высшим принципом художественности был «принцип партийности». Сейчас ситуация несколько иная, в том смысле, что психологическое воздействие направляется адресно на различные социальные группы, но методы практически не изменились.

Примерно таким же способом, как и психологическое заражение группы, происходит психологическое заражение личности. Психологами отмечено, что личности, отличающиеся высокими показателями «эго», самостоятельностью суждений, имеющие высокий интеллект, сильную волю, высокий уровень саморегуляции, обладающие творческим потенциалом, психологическому заражению подвержены незначительно [91, 44-46]. Именно поэтому руководители КПСС не могли найти поддержки интеллигенции, а если встречались с представителями творческих союзов, то лишь для того, чтобы «учить жизни». Ввиду непослушности интеллигенции, ей было присвоено унизительное название «прослойка» - В отличие от рабочего «класса».

Психологическое заражение было инспирировано, к примеру, политической рекламой, когда устраивались масштабные акции типа «Голосуй - или проиграешь!», «Голосуй сердцем». Психологическое заражение лучше всего удается харизматическим лидерам, которые реально обладают, как говорили раньше, «природным магнетизмом». Это могут быть яркие личности из мира искусства, спорта, политики.

Психологическое заражение весьма эффективно, когда персонаж выступает с эмоциональным призывом, а также во время массовых акций. Когда известные, уважаемые, авторитетные люди в яркой и эмоциональной форме выражают мысли или идеи, их сторонники или последователи быстро и адекватно реагируют на такого рода идеи и многократно тиражируют их.

205

ФЕНОМЕНЫ МАССЫ И ТОЛПЫ

Известно, что в толпе человек ведет себя иначе, чем когда он один. Даже самый отъявленный индивидуалист поддается гипнозу толпы. Процесс превращения собрания людей в массу каждый раз происходит по-разному. Границы между этими состояниями подвижны. Но чем больше слушателей, тем раньше они становятся массой. Существует два принципа, которые определяют поведение людей в массе: 1) масса легче реагирует на эмоции; 2) у массы ослаблены умственные способности.

У массы нет антенны для тонкой логической работы. Она хочет слышать ясные мнения и сильные суждения.

В массе человек легковерен, склонен к обезличиванию. Соответственно, снижается его способность к критике. В массе способность человека к различению ограничена. Он склонен к черно-белым краскам. На первый план выступает инстинктивное и иррациональное.

Все это породило следующий афоризм: «У толпы много голов, но мало мозгов».

Поэтому речь, обращенную к массам, во все времена использовали демагоги всех видов. С помощью форм массового внушения и манипуляций не контролируемыми чувствами толпы они внедряли свою волю в подсознание людей - зачастую с губительными последствиями.

Исходя из этих предварительных соображений примем такое ориентировочное определение.

Толпа - это скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием.

Общей считается такая цель, достижение которой каждым из участников взаимодействия зависит от достижения ее другими участниками; наличие такой цели создает предпосылку для единения. Если цель каждого достигается вне зависимости от достижения или недостижения ее остальными, то взаимодействие отсутствует или оно минимально. Если же цели участников толпы не совпадают, то при их столкновении возникает острейшее отрицательное взаимодействие. Например, при массовой панике каждый страстно желает спастись, в стяжательной

206

толпе каждый стремится что-то добыть, и все друг для друга являются помехой [174,21].

Выявлены два основных механизма психического заражения в толпе: слухи и эмоциональное кружение. О слухах речь пойдет далее, поэтому обратимся к механизму эмоционального кружения.

В полном зале рассказано нечто очень смешное, и все громко смеются. Вы только что вошли и не слышали шутку, однако, поддавшись общему настроению, смеетесь вместе со всеми.

Это самый простой пример взаимного заражения, который называют циркулярной реакцией.

Однако даже заразительное веселье не всегда бывает совершенно безобидным. У театральных актеров бытует жаргонное выражение: «повело». Оно означает такую неприятную ситуацию, когда в самый драматический момент спектакля кому-то из участвующих в сцене «попала в глаз смешинка». Актер прыскает от смеха, это совершенно неуместное состояние передается партнерам - и сценическое действие разрушается [174,23,25].

Эмоциональное кружение - это взаимное заражение, т.е. передача эмоционального состояния на психофизиологическом уровне контакта между организмами.

Эмоциональное кружение стирает индивидуальные различия. Ситуативно снижается роль личного опыта, индивидуальной и ролевой идентификации, здравого смысла. Индивид чувствует и поведенчески реагирует, «как все». Происходит эволюционная регрессия: актуализуются низшие, филогенетически более примитивные пласты психики. Регрессия способна подчас достигать невероятных глубин. Например, в книге французских историков «Революционный невроз» приведены документальные свидетельства, когда толпа озверевших бунтовщиков, растерзав тело ненавистного царедворца, съела (или сожрала?) его [174, 26]. У З. Фрейда читаем: «Похоже, достаточно оказаться вместе большой массе, огромному множеству людей, чтобы все моральные достижения составляющих их индивидов тотчас рассеялись, а на их месте остались лишь самые примитивные, самые древние, самые грубые психологические установки».

Восприимчивость толпы к заражению. В толпе взаимное психологическое заражение начинается уже на первых стадиях

207

ее образования, когда нарастает общее возбуждение и эмоциональность реагирования. В дальнейшем с возрастанием конформизма тех, кто находится в толпе, психологическое заражение только усиливается. Пик заражения достигается в процессе так называемой циркулярной реакции, когда одна и та же информация попадает к человеку толпы несколько раз, но обрастающая «новыми» яркими деталями, характеристиками и фактами, чего на- самом деле не было, но соответствует ожиданиям. В этом случае психологическое заражение принимает форму «взаимной подзарядки».

Г. Лебон [145] конкретизирует указанные выше особенности этого краткоживущего сообщества. Приведем его рассуждения.

В толпе «сознательная личность исчезает, причем чувства и идеи всех отдельных единиц, образующих целое, принимают одно и то же направление. Образуется коллективная душа, имеющая, конечно, временный характер, но и очень определенные черты <...> Индивид, пробыв несколько времени среди действующей толпы, под влиянием ли токов, исходящих от этой толпы, или каких-либо других причин - неизвестно, скоро приходит в такое состояние, которое очень напоминает состояние загипнотизированного субъекта». Толпа - качественно новая система, а не конгломерат. В ней «нет ни суммы, ни среднего входящих в ее состав элементов, но существует комбинация этих элементов и образование новых свойств».

В толпе человек обладает удивительно высокой восприимчивостью к заражению. «В толпе всякое чувство, всякое действие заразительно, и притом в такой степени, что свои личные интересы индивид очень легко приносит в жертву интересу коллективному. Подобное поведение, однако, противоречит человеческой природе, и потому человек способен на него лишь тогда, когда составляет частицу толпы <...> Прежде чем он потеряет всякую независимость, в его идеях и чувствах должно произойти изменение, и притом настолько глубокое, что оно может превратить скупого в расточительного, скептика - в верующего, честного человека - в преступника, труса - в героя.

Лебон много внимания уделяет изменчивости толпы - ее удивительной способности моментально, «все разом» реагировать

208

на импульсы, получаемые от вожаков. Это показывает, что в толпе человек действительно обладает новым качеством, становится элементом новой системы. Он не обдумывает свои действия.

Если бы в толпе индивиды ограничивались только соединением заурядных качеств, которыми обладает каждый из них в отдельности, то мы имели бы среднюю величину, а никак не образование новых черт.

Каким же образом возникают эти новые черты?

Появление новых специальных черт, характерных для толпы и притом не встречающихся у отдельных индивидов, входящих в ее состав, обусловливается различными причинами. Первая из них заключается в том, что благодаря только численности человек приобретает в толпе сознание непреодолимой силы, и это сознание позволяет ему поддаваться таким инстинктам, которым он никогда не дает воли, когда бывает один. В толпе же он менее склонен обуздывать эти инстинкты, потому что толпа анонимна и не несет ответственности. Чувство ответственности, всегда сдерживающее отдельных индивидов, совершенно исчезает в толпе.

Вторая причина - заразительность, или зараза (психическое заражение. - В. Ш) - также способствует образованию в толпе специальных свойств и определяет их направление. Зараза представляет собой такое явление, которое легко указать, но не объяснить; ее надо причислить к разряду гипнотических явлений, к которым мы сейчас перейдем.

Третья причина, и притом самая главная, обусловливающая появление у индивидов в толпе таких специальных свойств, которые могут не встречаться у них в изолированном положении, - восприимчивость к внушению. Заражение, о котором мы только что говорили, служит лишь следствием этой восприимчивости.

Итак, исчезновение сознательной личности, преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление немедленно превратить внушенные идеи в действия - вот главные черты индивида в толпе. Он уже перестает быть самим собой и становится автоматом, у которого нет своей воли. Таким образом, становясь частицей организованной

209

толпы, человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. В изолированном положении он, быть может, был бы культурным человеком; в толпе же это варвар, т. е. существо инстинктивное. У него обнаруживается склонность к произволу, буйству, свирепости, но также к энтузиазму и героизму, свойственным первобытному человеку, сходство с которым еще более усиливается тем, что в толпе человек чрезвычайно легко подчиняется словам и представлениям, в изолированном положении не оказавшим бы на него никакого влияния, и совершает поступки, явно противоречащие и его интересам, и его привычкам. Индивид в толпе - это песчинка среди массы других песчинок, вздымаемых и уносимых ветром. Благодаря именно этому свойству толпы приходится иной раз наблюдать, что присяжные выносят приговор, который каждый из них в отдельности никогда не произнес бы; мы видим, что парламентские собрания соглашаются на такие мероприятия и законы, которые каждый из членов этого собрания в отдельности осудил бы. Члены Конвента, взятые отдельно, были просвещенными буржуа, имели мирные привычки. Но, соединившись в толпу, они уже без всякого колебания принимали самые свирепые предложения и отсылали на гильотину людей, совершенно невинных; в довершение они вопреки собственным интересам отказались от своей неприкосновенности и сами себя наказывали.

Из всего вышесказанного мы делаем вывод, что в интеллектуальном отношении толпа всегда стоит ниже изолированного индивида, но с точки зрения чувств и поступков, вызываемых этими чувствами, она может быть лучше или хуже его, смотря по обстоятельствам. Все зависит от того, какому внушению повинуется толпа. Именно это обстоятельство совершенно упускали из виду все те, кто изучал толпу лишь с точки зрения ее преступности. Толпа часто бывает преступной - это правда, но так же часто она бывает героичной. Толпа пойдет на смерть ради торжества какого-нибудь верования или идеи; в толпе можно пробудить энтузиазм и заставить ее ради славы и чести идти без хлеба и оружия, как во времена крестовых походов, освобождать Гроб Господень из рук неверных [145,161-165].

210

В числе специальных свойств, характеризующих толпу, мы встречаем, например, такие: импульсивность, раздражительность, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, преувеличенную чувствительность, которые наблюдаются у существ, принадлежащих к низшим формам эволюции.

Податливость внушению и легковерие толпы

«Как бы ни была нейтральна толпа, она чаще всего все-таки находится в состоянии выжидательного внимания, которое облегчает всякое внушение. Первое сформулированное внушение вследствие заразительности тотчас же передается всем умам, и немедленно возникает соответствующее настроение. Как у всех существ, находящихся под влиянием внушения, идея, овладевшая умом, стремится выразиться в действии. Толпа так же легко совершит поджог дворца, как и какой-нибудь высший акт самоотвержения; все будет зависеть от природы возбудителя, а не от тех отношений, которые у изолированного индивида существуют между внушенным актом и суммой рассудочности, противодействующей его выполнению» [145,169-170].

«Сила чувств толпы еще более увеличивается отсутствием ответственности, особенно в толпе разнокалиберной. Уверенность в безнаказанности тем более сильная, чем многочисленнее толпа, и сознание значительного, хотя и временного, могущества, доставляемого численностью, дает возможность скопищам людей проявлять такие чувства и совершать такие действия, которые невозможны для отдельного человека. В толпе дурак, невежда и завистник освобождаются от сознания своего ничтожества и бессилия, заменяющегося у них сознанием грубой силы, преходящей, но безмерной. К несчастью, преувеличение чаще обнаруживается в дурных чувствах толпы, атавистическом остатке инстинктов первобытного человека, которые у изолированного и ответственного индивида подавляются боязнью наказания. Это и является причиной легкости, с которой толпа совершает самые худшие насилия».

Однако из ЭТОГО не следует, что толпа неспособна к героизму, самоотверженности и очень высоким добродетелям. Она даже более способна к ним, нежели изолированный индивид [145,178-179].

211

МАССЫ КАК ОБЪЕКТ МАНИПУЛИРОВАНИЯ

Перечисленные особенности массы людей (толпы) показывают, что этот человеческий конгломерат легко может стать объектом манипулирования и действительно часто становится им. Из истории известны многочисленные случаи, как действия провокаторов, засланных на митинг или шествие приводили к массовым беспорядкам.

В тоталитарных режимах психология массы эксплуатировалась довольно успешно. Ограничимся лишь тремя примерами.

Для снятия моральных ограничений, чтобы ускорить вхождение молодежи в состояние безответственной толпы, наставники молодых фашистов поощряли уличное насилие, ножи и кастеты. Сам фюрер заявил: «Да, мы варвары и хотим ими быть. Это почетное звание. Мы омолодим мир». (Конечно, «учиться, учиться и учиться» гораздо скучнее.) Чтобы расправиться со старой партийной гвардией, Мао Цзэ Дун поднял против «засевших в штабах» толпы молодежи - хунвейбинов. Беснующиеся юнцы прекрасно справились с заданием «великого кормчего».

Приведем также пример, как психология массы использовалась в СССР. В те времена родился анекдот:

- Что такое единодушное одобрение?

- Это когда каждый в отдельности – против, а все вместе – за.

Вот типичная сцена. На собрании обсуждается некий вопрос. Несколько «сознательных» (партийных) товарищей, выполняя поручение руководства, выступают за решение, которое нужно протащить через собрание. После этого председательствующий спрашивает: «Голосуем. Кто за?» - и первым поднимает руку. Следом, дружно - весь президиум, партийцы, начальники, активисты. За ними под влиянием заражения большинство также поднимают руки, рассуждая: «Плетью обуха не перешибешь», «Ругаться с начальством - все равно, что плевать против ветра».

Председательствующий:

- Кто против? Нет. (Тут уж каждый рассуждает: «А мне что, больше всех надо? Вон, никто не против».) Председательствующий: - Кто воздержался? Нет. Принято единогласно.

212

Чтобы подготовить психическое заражение, перед собранием вопрос обсуждал партком (партбюро), и коммунистам сообщали о решении, которое они должны поддержать. Так что в зале всегда были люди, задающие тон голосованию и своим примером запускающие процесс психологического заражения.

Управление толпой

Управление толпой изнутри. Два-три агента, проникнув в ядро агрессивной (или готовой превратиться в агрессивную) толпы, имитируют испуг и распускают слухи: «Они идут! У них оружие!» Иногда эти действия дополняются выстрелами или похожими на них звуками, которые производят за углом единомышленники агентов. Под влиянием таких стимулов вместо массовой агрессии возникает массовая паника.

В другом варианте внимание агрессивной толпы пере носится на нейтральный объект. В таком случае либо жертвой насилия становится не тот, на кого была первоначально направлена ярость (один из самых подлых приемов политики вообще и манипуляции толпой в частности; хотя иногда жертвой может стать сам провокатор насилия), либо толпа из агрессивной превращается в стяжательную.

В романе А. Н. Толстого «Хождение по мукам» есть такой эпизод. Командир боевого отряда по фамилии Сорокин своими сомнительными действиями вызвал яростное возмущение бойцов. Оказавшись перед агрессивно настроенной толпой подчиненных и будучи не в силах бежать или защищаться, он мгновенно сориентировался в ситуации, выбрал в толпе самое злобное лицо, указал на него пальцем и громко закричал: «Вот враг!» - и толпа набросилась на эту жертву. Сам Сорокин из объекта агрессии превратился в лидера агрессивной толпы...

В 70-е годы прошлого века в странах третьего мира многократно использовался такой ход. Агрессивная толпа, возбужденная деятелями правого (фашистского, националистического или клерикального) толка, направлялась громить левые организации и избивать их членов, «продавшихся Советам>} (мировому сионизму и т. д.). Когда на пути следования толпы попадался роскошный супермаркет или богатый особняк, проникшие в ядро агенты левой партии с криками: «Вон он! Там они!» - 6росались туда. За ними следовали остальные, и, оказавшись перед

213

незащищенными богатствами, люди принимались за грабеж.

Разумеется, потерпевшие хозяева не вызывали жалости у левых поскольку это были «буржуи-эксплуататоры», к тому же часто сочувствовавшие погромщикам, а то и участвовавшие в возбуждении массы для реализации своих политических задач.

21 августа 1991 года стало окончательно ясно, что бездарно организованный путч ГКЧП провалился, а с ним закончилось 74-летнее господство КПСС. После трех дней напряженного ожидания и переживаний наступила безоговорочная победа стихийно вышедших на улицы граждан над внешне грозной, но уже ослабевшей властью. Эйфория успеха, усиливаясь по механизму циркулярной реакции, придавала массе все более выраженные свойства толпы. Толпа же, наполняясь новыми участниками и пьянея от нежданного могущества, вожделела новых зримых побед; кое-где уже начала ощущаться жажда крови. На площади Дзержинского собрались тысячи людей, среди которых усиливались призывы к штурму мрачного и ненавистного здания КГБ. Если бы такие призывы воплотились в действие, следовало бы ожидать очень тяжелых последствий и человеческих жертв.

В этот момент кто-то сумел переориентировать внимание толпы с хорошо охраняемого здания на теперь уже беззащитный памятник Ф. Э. Дзержинскому, возвышавшийся в центре площади и многие годы казавшийся ее абсолютно незыблемым символом. При этом были использованы не только неприязнь людей к персонажу, но и давний слух о том, что памятник отлит из чистого золота, выкрашенного сверху густой черной краской. (Якобы таким образом Сталин спрятал золотой запас страны, «чтобы никто не догадался»; памятник был расположен и охраняем так, что подойти к нему и «постукать» прежде было немыслимо.) Послали за техникой, необходимой для того, чтобы снять тяжелый памятник, и в предвкушении грандиозного события толпа забыла об уже созревавшем намерении штурма. Сброшенный с пьедестала памятник оказался не только не золотым, но и вообще не литым, а полым внутри [174, 49-50].

Управление толпой извне

Самый известный из этих приемов - опять-таки переключение внимания на другой объект. При этом рекомендуется

214

ориентация прежде всего на периферию. Небольшая автомобильная авария, трансляция популярной ·в данном обществе динамичной игры в исполнении профессиональных игроков, раздача или дешевая распродажа дефицитных товаров могут отвлечь значительную часть массы.

В 1969 году толпа фанатиков под барабанный бой и с криками «Аллах Акбар!» бросилась на штурм здания, в котором располагался комитет компартии Турции. Завязался бой с применением камней и «молотовских коктейлей» (бутылок с зажигательной смесью). Но силы были неравны, и защитникам здания грозила физическая расправа.

В разгар боя на улице неожиданно появились четыре девушки-американки в мини-юбках. Эта новая мода уже распространилась в Англии и в США, но в Анкаре такого еще не видывали. Сначала головы, а потом и туловища штурмующих стали поворачиваться в сторону волнующего зрелища - и большая часть толпы удалилась вслед за блондинками. На площади осталось несколько десятков человек (ядро), которых удалось быстро рассеять.

В этом отношении образцово был подготовлен митинг в поддержку хозяев телевизионного канала НТВ 31 марта 2001 года.

В сотрудничестве с синоптиками организаторы назначили митинг на самое первое солнечное воскресенье года и на самой людной - Пушкинской площади Москвы. На сцену были приглашены популярные актеры и телезвезды. В соседних с Москвой городах и областях была проведена агитация среди студентов и старшеклассников, которым оплатили поездку в столицу (о том, как это происходило, рассказывали школьники в Калуге).

Все это предварялось и сопровождалось подпороговыми методами воздействия на психику. Независимо от содержания передачи в левом нижнем углу экрана, день и ночь присутствовал логотип «Поддержим НТВ сегодня», а перед каждым рекламным блоком на долю секунды высвечивалась надпись: «Благодарим зрителей за поддержку».

В результате тысячи людей отреагировали на умело проведенную кампанию и специально пришли на митинг. Еще большее число гулявших по Тверской улице в распогодившееся воскресенье подошли

215

поглядеть на известных актеров и шоуменов. Потом одна из телеведущих восторженно рассказывала с экрана: «Пятнадцать тысяч человек, бросив свои дела, пришли на площадь защитить свободу слова в России» [174, 52-55].

Модель психологического заражения

Представленные выше факты позволяют конкретизировать модель влияния в случае психологического заражения.

Мишень воздействия - подверженность адресата определенным психическим состояниям как потребность людей в совместном выражении эмоций и отношений; некритичное восприятие адресата.

Вовлечение - эмоциональное утверждение или действие, передаваемое «через канал чувств и страстей» (Б. Ф. Парыгин).

Фоновые факторы - доминирование у окружающих одного и того же состояния, непосредственный психологический контакт их с адресатом, харизматичность инициатора, однородность группы адресатов.

Побуждение - настойчивое и многократное повторение стимулов.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]