Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
для психолога по жизни.doc
Скачиваний:
20
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
2.39 Mб
Скачать

Более удачный вариант

Он: Надя, родная, ты видишь, как много семей начинают красиво, а потом возникают проблемы. Я хочу, чтобы у нас было по-другому.

Ну как с этим не согласиться?

Она: Что ты предлагаешь?

– Понимаешь, как обычно бывает... Очарование очарованием, а потом стукнешься друг о друга и бывает очень больно. Важно притираться друг к другу потихоньку.

Видите, как подъезжает потихоньку? В чем дело, сразу не говорит, а почву готовит...

– Но у нас с тобой все хорошо... Тебя что-то волнует?

– Что-то — да. У нас сейчас с тобой все замечательно — пусть так и будет. Но если вдруг у нас что-то изменится — как вот погода меняется, я хотел бы, чтобы у нас не было лишних напряжений и конфликтов. И если ты захочешь вдруг поехать отдохнуть к маме — я хочу, чтобы тебя в этом случае ничего не волновало. Уехала, пожила сколько надо — потом снова приехала. И все хорошо.

Возможно, в его замыслах уезжать самому, и не только к маме. Но начинается — с малого, и с того, что может быть нужно ей. Кстати, это не манипуляция, потому что, возможно, его действительно волнует то, чтобы его любимая тоже чувствовала себя свободно.

– Я не возражаю, чтобы и ты мог съездить к маме.

Каков запрос, таков и ответ. Пока скромненько.

– Я просто предложил бы: мы живем вместе, естественно, но если у кого-то — у тебя или у меня возникают какие-то проблемы и хочется побыть одному, то пусть это будет не трагедией, а нормально. Давай, по крайней мере, так попробуем — мне кажется, для нас с тобой это будет хорошо.

Наконец-то сформулировал, кстати, довольно осторожно, и в конце еще мягкую подушечку подложил.

– Я боюсь, что это подтолкнет нас к легким решениям. Вот мы с тобой поссорились, и вместо того чтобы договариваться и мириться — раз, и разъехались без проблем. А я такого не хочу. Если я на тебя обижусь, то я думаю, нам лучше поговорить друг с другом, а не исчезать.

У меня ощущение, что вот она хочет возразить, а как — толком не знает. Придумала возражение на ходу, но — не самое сильное.

– Конечно, ты права, в этих случаях надо не разбегаться, а думать и разговаривать вместе. Но иногда разговоры только ссорят: если в душе что-то не то. И тогда лучше не травмировать друг друга и прийти в себя на нейтральной территории.

Он выбрал самый безопасный вариант и с нею согласился, что не помешало ему продолжить свою линию. На что она пока коротко отвечает:

– Ну, может быть, ты и прав.

На самом деле это скорее предложение пока разговор закончить. Ни с чем она еще не согласилась, вопрос не простой, и она пока просит: "Дай время, мне надо подумать". Ну и правильно.

Другая тема

Как вы уже поняли, сейчас приводятся разговоры с занятия, где обсуждались различные формы семейной жизни. Суть тренинга проста: излагается идеология конкретной схемы семьи, идет короткое обсуждение, после чего предлагается все совершенно конкретно разыграть в парах: один предлагает данный прожект, другой — ...

Не знаю, что другой. Это знает только он, а иногда и он — не знает. И даже чаще всего не знает. Но зато начинает думать.

Вот так они и беседуют. А мы потом все вместе обсуждаем: и что было предложено, и как. И как к этому относиться.

Вот, например, ведущий подкидывает идею, что семья совершенно не обязательно должна создаваться изначально бессрочно: отсюда и до развода. Или до смерти. Если это ограниченная временем семья, то в ней брак заключается на время, скажем, на год. По истечении этого срока брак считается автоматически расторгнутым, после чего бывшие супруги, обсудив итоги, решают: или расстаться, или снова вместе на срок, или бессрочно.

Сразу разворачивается бурное обсуждение, и доводов "против" не меньше, чем восторгов "за".

Но высказываться вообще — легко, ты попробуй сформулировать это живому, а еще труднее, если — любимому человеку. Приведу запись еще одного разговора из разряда в целом удачных.

Не скажу — "образцовых". Какие здесь образцы? Уникален я, уникальны вы, и тупое воспроизведение самого удачного "образца" может привести к весьма тупому результату.

Кстати, у меня есть общая претензия ко всем приведенным здесь диалогам. На мой взгляд, они построены по схеме противоборства: мужчины борются за свои права, женщины — за свои. Кто эту борьбу начал, сколько веков назад и можно ли ее прекратить в одной, отдельно взятой семье — вопросы, конечно, интересные.

Но послушаем наших любящих:

– Света, у меня был трудный личный опыт. Я боюсь женщин и семьи...

Интригует, правда? Сильное начало. Сильное начало хорошо еще тем, что оно некоторое время варится-крутится в голове собеседника и мешает тому сосредоточиться на своей линии. Итак, еще раз:

– Света, у меня был трудный личный опыт. Я боюсь женщин и семьи. Начинается с внимания, начинается с хорошего, а потом... Мало ценят слова собеседника, не понимают прямо поставленных вопросов, делают вид, что собеседник дурачок, не уважают... Света, если у меня не будет уверенности, что у нас отношения не пойдут по нисходящей, как в других семьях, то я не решусь создать семью. Мне нужна уверенность.

Если это манипуляция, то ее фигуру Перлз назвал бы "собака снизу": идет (наверно, честное) признание своих проблем, и они же выставляются как требование, с которым другому необходимо считаться. Тут чем у тебя больше проблем, тем крепче ты прижимаешь другого.

– Что тебе для этой уверенности нужно?

– Знать, что через полгода я буду свободен. Если мы через полгода будем такими же красивыми, любящими и замечательными, как сейчас, то через полгода я скажу тебе: давай с тобой жить дальше! Но если у нас пойдет так, как идет, повторю, в очень многих семьях, начнется неуважение друг к другу, то я не хотел бы напряжений и мы с тобой просто с благодарностью расстаемся.

– Для меня это трудно. Но я подумаю.

– Спасибо. Подумай, пожалуйста.

Вежливый ты наш...

По сути, он диктует ей свои условия. Но, возможно, его условия, его требования — как раз то, что будет охранять их обоюдную любовь друг к другу. Он ставит вопрос жестко, и она примет его такую позицию только в том случае, если он не только словами, а своей жизнью докажет (или уже доказал), что ему верить можно и что он действительно заботится о них обоих.

Занятие про самое интересное, или Случайная измена

– Да? А такое бывает? – Ты про "случайную" или про "измену"?

Вот так

Совершенно очевидно, что умные взгляды на ту или другую форму семейной жизни часто определяются просто тем, ревнивы вы или нет. Не ревнивы — у вас, скорее, будут очень возвышенные размышления на тему личной свободы. А если вас часто гложет ревность, вы более склонны к не менее возвышенным проповедям о достоинствах верности.

Нет, не так? Вы за верность, но не ревнивы? Значит, у вас какая-то другая недостаточность.

Мы все — с недостаточностью. И если вы боретесь за личную свободу, у вас недостаточность во внутренней свободе.

Потому и ищете — внешнюю.

Ну вот и началось занятие про самое интересное. Два стула — в центр! Для кого ревность не свойственна вообще и измена — не его проблема?

Спасибо, предложенная ситуация будет не вам.

Сколько поднимается рук? В "Синтоне" — много. Но мне важно другое: если бы поднялась хотя бы одна рука и люди знали, что это — правда, что этот человек действительно умеет любить без ревности, то довольно и одной руки. Уже одна рука значит то, что такое — возможно, что это в наших, человеческих силах и, если мы этого хотим, мы это — можем.

А у кого в душе ревность живет и для кого измена — это серьезная боль?

Руки есть также, выбираем игроков посильнее: пусть поработают Вероника и Володя. Они садятся в центр, все тесно вокруг них.

Для розыгрыша придумывается ситуация, например, такая:

У вас хорошая семья, Володя любит Веронику. Вероника любит Володю.

Обнялись, поцеловались. Нормально.

Но как-то Володя был в командировке, в городе своей юности. Работал, уставал, грустил без Вероники, а тут встретил свою одноклассницу, Ирину, в которую когда-то был влюблен.

Сидящая рядом, в общем кругу, девушка Ирина встряхивает своими светлыми локонами, а глаза ее становятся еще голубее и еще бездоннее...

Володя и Ира, они оба были очень рады этой встрече, Ирина (без всяких задних мыслей) пригласила его в гости, он (вообще ни о чем не подумав) согласился. На следующий день после работы он пришел к ней, оказалось, что она живет сейчас одна, потому что с мужем только что развелась. У нее в душе было муторно, у него отозвалось, они долго разговаривали, и ему даже удалось немного привести ее в чувство. Но, когда посмотрели на часы, оказалось, что возвращаться в гостиницу уже смысла нет. В общем, он у нее остался...

Самый слабый момент в этой придуманной истории, это — как все это вообще могло выплыть на поверхность? Потому что, когда Володя возвращался из командировки домой, обнять свою жену ему хотелось, как и прежде...

Но история выплыла, и Володя не стал врать и отпираться. Да, Володя?

Володя:

Да, Вероника, это было.

Ну вот, игра началась. Началась — жизнь.

Вероника застыла, как бы вбирая в себя услышанное, после чего у нее стали чередоваться: нервная дрожь, слезы, безвольно опущенные руки и вопросы с отчаянными глазами:

– Скажи, что тебя перестало устраивать в наших отношениях?

Не дай бог, если Володя на это попадется и действительно кинет какой-либо, тем более справедливый, упрек: это будет новая куча слез и смертельная обида.

– Как это могло случиться?!

Не приведи вас Господь отвечать на этот вопрос и рассказывать подробности: это будет, как соль на рану.

– Как теперь жить, ну как теперь жить?!

Это вопрос тем более не к мужу и вообще не вопрос, а просто фраза из драмы.

...Драма продолжалась бы еще долго, если бы игру не остановили. Володя сидел растерянный и душевно помятый. Собственно, ему говорить толком ничего и не пришлось: всю игру играла, то есть плакала и восклицала, — Вероника. Группа сидела также в некоторой растерянности.

Ну, сцену сыграли. Ну, она его потоптала. Хорошо потоптала. И что нам теперь с этим делать?

Впечатления мои? Прекрасная игра! Все совершенно искренне, все совершенно от души, и в то же время от начала до конца одна сплошная игра — как и в жизни. Причем игра, по крайней мере со стороны Вероники, — не добрая и не честная.

Почему?

Чтобы ответить основательно, я предлагаю группе на рассмотрение еще одну, очень похожую на предыдущую ситуацию. Но — немного другую.

Уж не влюбился ли ты, дорогой?

– Я боюсь тебе говорить... – Почему? – Я боюсь, что ты будешь меня ревновать. – А если не буду? – Тогда я боюсь, что не будешь ревновать. Значит, ты меня не любишь...

Поговорили

Играть будут... Руку тянет Олег — пожалуйста, Олег, выходи, а вместо Вероники пригласим — Ольгу.

Потому что ей это надо.

Олег придвигает Ольге стул, берет ее руки в свои. Молодец.

– Олег и Ольга, вы семья, живете уже не первый год.

Тоже целуются, но почему-то без энтузиазма предыдущей пары.

Олег жену свою вообще-то любит, к дому и детям привязан, но тут на работе появилась новая сотрудница, Ирина, ваши глаза встретились, руки соприкоснулись... короче, Олег, ты увлекся.

У Олега глаза довольные, а Ирина только прикрывает свои длинные ресницы, такая загадочная, такая тихая, такая очаровательная... Простите, я, кажется, увлекся также.

У них — встречи, цветы, свежесть чувств и голубое небо...

Голос из зала: "Ишь, новизны захотел. Сделай дома ремонт — вот и будет тебе новизна!"

Ирина отвечала взаимностью, и скоро на работе это заметили многие. В результате чего очень скоро одна доброжелательница с работы не поленилась, позвонила жене Олега — Ольге, поставила ее в известность. Ольга не хотела верить, но... но очевидное не увидит только слепой. После того как она по наводке увидела их вместе в кафе, когда у Ирины были такие цветы, а у него такие глаза, последние сомнения исчезли...

Ситуация ясна, вопрос жене: Ольга, начнешь ли разговор с мужем?

Долго думает. Говорить не хочется, и похоже, в первую очередь потому, что совершенно непонятно — что, собственно, ей говорить?

На всякий случай задает вопрос ведущему: "А у Олега с Ириной физическая близость была?" Пока ведущий думал, ответил сам Олег: "А вот это уже только наше дело!" Ирина, в свою очередь, поинтересовалась: "А это что-то радикально меняет?"

Ольга сказала, что меняет, но, похоже, сама в этом уверена не была, хотя бы потому, что при любом раскладе что сейчас ей говорить Олегу — непонятно. Минута молчания, Ольга думает, потом решается. Итак:

– Я тебя сегодня видела с одной молодой особой. И не только я. И не только сегодня... Ты не хочешь мне ничего сказать?

Молодец, Ольга! По крайней мере, на прямые и сильные формулировки смелости хватило.

Теперь, за кадром, вопрос мужу: Олег, если твоя жена просит объяснений, ты будешь отпираться или все расскажешь? Что и как?

Олег, как ни странно, не мнется, рассказывать готов, хотя немного колеблется: 

– А стоит? Может, лучше в непризнанку сыграть? То есть я не я, ее не знаю, и вообще мы о литературе беседовали.

Действительно, какая позиция мужчины больше устроит самих женщин? Хороший вопрос, тем более есть кому его задать. Соответственно вопрос женщинам: что бы предпочли вы? Пока другие думают, Ольга набирает в грудь воздух и говорит твердо: "Я хочу слышать правду, какая бы жестокая она ни была!"

Да, только глаза у нее при этом жалобно просят: "А может, не стоит?"

Так или иначе, Олег рассказывать начинает. Рассказывает аккуратно, но глаза не прячет, напротив, на Ольгу смотрит даже с каким-то интересом: "А как воспримешь?"

– Ты знаешь, я не вполне разобрался в своих чувствах. Я ценю тебя, нашу семью, и, хотя о любви между нами сейчас говорить трудно, мне дорого то, что мы с тобой создали, и разбивать это не хочется. Но сейчас я встречаюсь с Ириной — мы познакомились у меня на работе, и меня к ней тянет. Я еще плохо знаю ее как человека, с трудом представляю с нею семейную жизнь — честно скажу, и думать в связи с ней об этом не хочется, но видеть я ее хочу. Может быть, это глупость, какое-то душевное заболевание, но пока это так. И я с ней — встречаюсь...

– Ты понимаешь, что все молоденькие девушки хотят быть привлекательными, пока идут романтические встречи, и становятся другими, когда начинается обычная жизнь?

– Да, я в курсе, все как у нас...

Ну что, жене стало легче? Нет, не стало. А что, действительно, она может?!

Максимум, что может Ольга, это сказать ему: "Определяйся!", на что Олег ответит задумчиво: "Хорошо, я постараюсь..." — и, естественно, не будет торопиться это делать.

Почему? Потому что эта ситуация ему выгодна. Расклад ситуации понятен им обоим: он выбирает, с кем ему жить лучше — со старой женой Ольгой или с молоденькой девушкой Ирой, и сейчас он смотрит на поведение Ольги: достаточно ли хорошо она себя ведет, чтобы чаша весов склонилась в ее сторону. Сейчас его, одного мужчину, завоевывают две женщины — приятно! А как только он определится, эта лафа кончится, и та, с которой он останется, начнет его использовать.

Он это понимает и поэтому определяться — не торопится. Как и в жизни.

Как дальше шла беседа? Оля попробовала было наехать на Олега, но он посмотрел на нее так осторожно-внимательно, что все девушки, окружающие наших игроков, стали ее останавливать. Сразу вспомнились "Письма к Незнакомке" Андре Моруа, где соответствующая ситуация как раз рассматривалась и где дано множество мудрых советов, в том числе совет подружиться с соперницей и сделать ее подругой дома. А еще лучше, если Ирина начнет копошиться на кухне, тогда в дыму пельменей она быстро лишится для Олега всякого романтического ореола. Что касается Ольги, то ей ни в коем случае нельзя ругать Олега, а надо начать приятно улыбаться мужу и вообще следить за собой, своей внешностью и поведением.

Всю эту психологическую премудрость Ольга выслушивала довольно внимательно, хотя и выглядела ошарашенной.

Тут же присутствующий Антон подвел итоги: "Я понял. Если надо повлиять на жену, самый эффективный метод, это — завести молоденькую любовницу и начать делать задумчивое лицо".

И я, наверное, с этим соглашусь. Я соглашусь с тем, что в этой ситуации Олег ведет себя как некоторая сволочь. Он не просто увлекся новой пассией, он использует преимущества ситуации и набирает очки в борьбе против жены.

Красивая загадка и некрасивая отгадка

А теперь — главное, вопрос на засыпку. Не могли бы вы объяснить, почему в этой игре, игре Олега и Ольги, на коне себя чувствует Олег, а в предыдущей игре, игре Володи и Вероники, хозяином положения оказывалась Вероника? Индивидуальные особенности личности?

Тем более обратите внимание: в той, первой, игре за Володей случайная измена и угрозы семье — никакой, но его ситуация фиксируется картинкой, где он, маленький и виноватый, просит прощения перед гневной и властной женой. Тут же, если говорить о вине перед женой и семьей, Олег виноват по уши, а в розыгрыше оказывается, что хозяином положения оказывается он, а в затруднительной ситуации — как раз беспомощная жена... Парадокс?

Правда, красивая задачка?

Так вот: не ищите ответа на нее в технике игры, техника здесь ни при чем. Просто в каждой ситуации можно быть человеком, а можно сволочиться. И в первой ситуации использовала для этого повод Вероника: зная, что Володя из семьи уходить не будет, она использовала создавшуюся ситуацию и свои чувства, чтобы прижать его. Чтобы вызвать у него чувство вины и потом, видимо, плодотворно это чувство использовать.

Помните, тоже из фильма "Москва слезам не верит", диалог между шустрой социализированной Людой и совестливой Катей:

– А потом-то как, когда твой обман откроется?

– А потом я рожу ему ребенка, и он еще прощения у меня просить будет!

– За что?

– К тому времени будет за что!

Верно, так это и делается...

Я вовсе не хочу сказать, что ревность — не настоящее чувство и что измена переживается не всерьез. Я просто знаю, что и ревность, и переживания по поводу измены могут использоваться — и активно используются! — теми "любящими", которые в любви разрешают себе сволочиться.

И разгадка нашей загадки проста: повод наехать на мужей был в обеих ситуациях, но в первой ситуации Володя Веронику любил, то есть был от нее зависим, а Олег был душевно свободен и поэтому неуязвим. Соответственно Веронике сволочиться и набирать себе очки против Володи — было можно, а Ольге — нет. Ольга сделать это хотела, но побоялась, и правильно, потому что напоролась бы на сволочь еще большую, чем она: на любимого мужа Олега.

Если кто не понял, повторю еще раз. В одном собачнике жили две жены. У обеих в руках была палка, но один муж бес­помощно сидел в углу, а другой был на просторе, мог уйти и мог вдарить ответно. Поэтому первая — Вероника — драться начала, а вторая — Ольга — гавкнула, но бить не осмелилась. За что и была мгновенно наказана: увидев, что Ольга его боится, Олег стал у нее перед носом размахивать дубиной своей.

Вот и все. Вот и весь собачник.

О, Николай Иванович, Николай Иванович! Какой пример подаете вы молодым литераторам? Куда девалась ваша умеренность, знание приличия, ваша известная добросовестность? Перечтите, Николай Иванович, перечтите сии немногие строки — и вы сами, с прискорбием сознаетесь в своей необдуманности!

Полное собрание сочинений А.С. Пушкина в шести томах под редакцией М.А. Цявловского, том 5, с. 67

Простите, Александр Сергеевич.

А если — по-человечески?

Да, несложно показать, что для обычной жены измена мужа — удача, как удобный повод получить к себе дополнительную любовь и сделать мужа виноватым. Поэтому сообразительные жены (видите, как я умело обошел слово "сволочные"!) всегда используют эту ситуацию на сто процентов, после чего муж бегает за ними на задних лапках. Сделанные из того же теста мужья (снова обошелся без эпитета!) также умело используют реального или надуманного любовника жены, заставляют жену оправдываться, переживают высокое чувство оскорбленной невинности и имеют другие разнообразные выгоды.

Только присмотритесь — увидите много чего!

А, если все-таки, — по-человечески?

Сразу предупреждаю, что по-человечески — это не интересно. Нет бурных всплесков эмоций, как-то все спокойно и буднично, поэтому, возможно, вас это не привлечет. Но, тем не менее...

Начнем с того, что у мужа в ситуации встреч с другой женщиной, кроме ухода в непризнанку и нытья "Я заболел душой", есть спокойное: "А в чем проблема? Вы нужны мне обе!"

Как, ведь Государственная Дума еще не приняла закон о многоженстве! Он смеет строить свою личную жизнь самостоятельно, без высочайшего разрешения?!

По-другому могла бы вести себя и жена. Например, в ситуации случайной измены она могла просто заинтересоваться любопытной историей из жизни, в которой участвовал любимый ею человек. Навскидку приведу веер осмысленных (на мой взгляд) вопросов:

– Ты смог ей помочь? Ей действительно стало легче? Вы хорошо расстались? У тебя нет опасений, что она к тебе привяжется и это будет причиной ее новых переживаний? Еще чаю хочешь?

И так далее. В этом случае она окажется для мужа не Уязвленной Женой, а Другом, который тревожится за него — все ли у него (и у них) там складывается хорошо? А если она действительно заботится о муже, то она еще и порадуется тому, что он смог сделать свою командировку наполненной не только работой, но и всякой другой радостью. И тем, что он согрел еще какую-то хорошую женщину.

Не говорите — так не бывает. Если вы с такими женщинами не встречались, задумайтесь, с кем вы встречаетесь. И с кем вы дружите.

Кстати. Если, например, жена по жизни психотерапевт и на прием к ней пришел мужчина с такой проблемой, она бы ведь так и поступила: помогла бы разобраться в своих чувствах, оказала бы ему душевную поддержку... Я даже не могу назвать это высоким профессиональным долгом, это просто нормальное человеческое отношение! Соответственно, все, что нужно здесь, — это оказаться человеком вне рамок работы.

Если хотите, оказаться психотерапевтом — в жизни.