Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
госы мои на печать.docx
Скачиваний:
32
Добавлен:
21.12.2018
Размер:
1.39 Mб
Скачать

8. Архитектурные стили 20 в.

Модернизм

Большое воздействие на развитие мировой архитектуры оказал выдающийся французский архитектор Ле Корбюзье (настоящее имя Шарль-Эдуард Жаннере, 1887— 1985) — один из основоположников модернизма или интернационального стиля. Практик и теоретик в области градостроительства и жилого строительства, он стремился ответить на реальные запросы жизни, учитывая возможности, которые дает современная техника. Его идеал — простота в точность ясных геометрических объемов железобетонных конструкций, открывших богатейшие возможности и для принципиально новых объемно-пространственных композиций и форм. Сформулированные Ле Корбюзье пять принципов легли в основу профессиональных приемов новой архитектуры 1920—1930-х годов: 1) дом на столбах; 2) сад на плоской крыше; 3) свободный план; 4) горизонтально протяженные окна; 5) свободная композиция фасада.

Для Ле Корбюзье характерны широта архитектурных идей, разнообразие творческих вариантов. Проект идеального города современности был изложен им в книге «Урбанизм». Утопизм градостроительных идей Ле Корбюзье сказался в том, что преодоление социальных противоречий капиталистического общества он считал возможным с помощью архитектуры, ее рационального планирования, путем ликвидации противоречий между современной техникой и старой планировкой городов. Наиболее известные работы Ле Корбюзье: общежитие швейцарских студентов в Париже (1930—1932), вилла "Савой" в Пуасси (1931), здание Министерства легкой промышленности в Москве (1935). В экспериментальном 17-этажном жилом доме в Марселе (1947— 1952) он стремился решить проблему «идеального дома», являющегося лишь частичным осуществлением проекта «Лучезарного города». К поздним работам Ле Корбюзье относится здание Секретариата Чандигархе (Индия, 1958).

Школа Баухауза, во главе с архитектором и теоретиком В. Гропиусом (р. 1883). В проектировании промышленных и жилых массивов функционалисты стремились к их наиболее рациональному размещению и экономичной планировке. На первый план выдвигались инженерно-технические принципы и ясно выраженный конструктивный каркас здания. Характерный пример—здание Баухауза (1925—1926), выстроенное по проекту Вальтера Гропиуса в Дессау. Оно состоит из различных корпусов правильной геометрической формы, в облике которых ясно выражено назначение каждого из них. Контрасты гладких бетонных стен и огромных окон в виде сплошных горизонтальных прорезей, отсутствие всяких декоративных деталей, крайний лаконизм архитектурного облика — наиболее типичные черты так называемого конструктивного стиля. Односторонний подход к решению функциональных задач привел к сухости и монотонности геометрических форм прямолинейных очертаний. Показательна в этом отношении деятельность одного из теоретиков техницизма, развивавшего после 1945 г. некоторые идеи функционализма,— Людвига Мис ван дер Роэ. Он разработал тип застекленных кубических зданий в 30— 40 этажей с нерасчлененным пространством внутри каждого из них и передвижными переборками. В его архитектуре царят культ стекла и стали, принцип экономии, простота форм, изысканность в деталях, но в то же время однообразие и схематизм. Монотонность определяет характер почти всех сооружений, созданных по его проектам во многих странах Западной Европы и Америки (жилые дома в Чикаго, 1950-е гг.; двадцатидвухэтажное здание компании Сигрэм в Нью-Йорке, 1958).

После второй мировой войны развитие архитектуры определялось необычайно высокими достижениями и изобретениями в области строительной техники, предоставляющими архитекторам возможность самых разнообразных и смелых конструктивных и тектонических решений, отличающихся легкостью, ажурностью, выразительностью архитектурно-художественных форм. Особое значение в перекрытии огромных внутренних пространств приобретают криволинейные формы железобетонных оболочек в виде параболы, эллипса, гиперболы. Они дали возможность перекрывать без опор большие пространства. Висячие железобетонные оболочки нашли применение в спортивных и зрелищных сооружениях (например, Спортивная арена в Релей, США). Поиски наиболее рациональных пространственных конструкций привели американского инженера Р. Б. Фуллера к созданию так называемого геодезического купола сетчатой формы (Центральный павильон выставки в Сокольниках, павильон США на ЭКСПО-67). Другим примером плодотворных инженерно-технических достижений в современном строительстве являются сооружения П. Нерви, в которых он стремится выявить конструктивные возможности железобетона и армированного цемента, применяя тонкие сводчатые оболочки двоякой кривизны, складчатые, ребристые перекрытия-скорлупы — Малый Дворец спорта в Риме (1956—1957), ангары и склады, заводские корпуса в Италии.

Развитие получают каркасно-металлические и железобетонные конструкции, в них опорой служит расположенный в центре ствол. Характерны также конструкции «висячих» многоэтажных домов, где наружные стены и перекрытия подвешены на стальных вантах (рамах с тросами) к балкам и консолям. Впервые подобный принцип сочетания железобетонного каркаса и подвешенных этажей был предложен советским архитектором Г. Б. Борисовским. В архитектуре используются алюминий, пластмассы, синтетические материалы, благодаря которым стали осуществимы пластические архитектурные формы с плавными очертаниями. Крупнейшее произведение западноевропейской архитектуры послевоенного периода — Дом ЮНЕСКО в Париже (1958), выстроенный из железобетона, алюминия, пластических масс и стекла архитекторами различных стран. Он декорирован живописью, скульптурой, керамикой. Интересно здание Национального центра промышленности и техники в Париже (1958), перекрытое крупнейшей сводчатой оболочкой. Подъем переживает архитектура стран Латинской Америки. В Бразилии он связан с именем Оскара Нимейера и созданием новой столицы государства — Бразилиа. Характер планировки города и зданий осуществлен с учетом особенностей местного колорита и природы.

Постмодернизм

Во второй половине двадцатого века новаторский дух модернизма и интернационального стиля себя исчерпал. Городская среда стала дискомфортной в связи с дешевой застройкой домами, выдержанными в духе чистого рационального функционализма, создающими ощущение уныния, монотонности и однообразия. В 70-е годы в США, как реакция на это, появились огромные здания, по своим масштабам превосходящие стеклянные небоскребы в стиле Мис ван дер Роэ. Гладкая стеклянная поверхность зданий не имела поэтажного горизонтального членения, выявленного снаружи, как это было в небоскребах Миса, а всем своим "телом" отражала небо и окружающее пространство, вступая с ним в иррациональное взаимодействие. Подобное здание Тихоокеанского центра дизайна в Лос-Анжелесе, построенное Цезарем Пелли в 1971-76 годах, стоит совершенно вне городского контекста и устанавливает свои собственные стандарты масштаба. Когда надоедают формалистические холодные постройки "белого модернизма", скупые формы "минимальной архитектуры" функционализма, культ техники и конструкций "хай-тек", некоторые архитекторы делают попытку изменить формальный язык архитектуры, вернув в него формы из прошлых веков, исключенные из практики орнамент, цвет и прочие "лишние" элементы. Но было бы неверно ограничивать суть нового движения одним лишь ностальгическим обращением к историческим формами прошлого, хотя оно сыграло большую роль в сложении нового стиля, названного его теоретиками постмодернизмом. Главное, что попытались архитекторы постмодернизма вернуть в архитектуру, - это изгнанную из нее много десятилетий назад образность, делающую ее не просто процессом создания пространственных структур, а видом искусства. Еще одно качество, которое отличает архитектуру постмодернизма, особенно в европейских странах - это осознанное желание увязать новые постройки с историческим городским окружением, не испортив его новыми включениями, почувствовать городской контекст будущих построек. Иногда это направление постмодернизма называется контекстуализмом. Обращение к историческим формам в постмодернизме никогда не носит характера прямого цитирования, вместо этого появляется игра в намеки на прообразы, зашифрованная символика и сложные ассоциации.

В этом смысле характерным примером может служить вызвавшая сенсацию в 1977 году постройка Чарльза Мура - Пьяцца д'Италиа в Новом Орлеане, месте, избранном итальянской общиной города для проведения своих фестивалей. Другим примером постмодернистского непрямолинейного трактования форм и образов архитектуры прошлого может служить проект здания Американской телеграфно- телефонной кампании (АТТ) в Нью-Йорке, выполненный знаменитым американским архитектором Филиппом Джонсоном в 1978 году, работавшим раньше в интернациональном стиле вместе с Мисом. Среди архитекторов европейского постмодернизма следует упомянуть хотя бы таких мастеров, как Альдо Росси, создавшего интересный с точки зрения градостроительства проект кладбища в Модене (1974), братьев Крие с их градостроительными проектами, Марио Ботта с его швейцарскими виллами и австрийца Ханса Холляйна - удивительного мастера тонкого стиля небольших объектов.

Органическая арх-ра — течение архитектурной мысли, впервые сформулированное Луисом Салливеном на основе положений эволюционной биологии в 1890-е гг. и нашедшее наиболее полное воплощение в трудах его последователя Фрэнка Ллойда Райта в 1920-е — 1950-е гг.

В противоположность функционализму, органическая архитектура видит свою задачу в создании зданий и сооружений, раскрывающих свойства естественных материалов и органично вписанных в окружающий ландшафт. Сторонник идеи непрерывности архитектурного пространства, Райт предлагал подвести черту под традицией нарочитого выделения здания и его составных частей из окружающего мира, доминировавшей в западной архитектурной мысли со времён Палладио. По его мнению, форма здания должна каждый раз вытекать из его специфического назначения и тех уникальных условий среды, в которых оно возводится.

В практическом плане, спроектированные Райтом «дома прерий» служили естественным продолжением окружающей природной среды, подобно эволюционной форме естественных организмов. Наиболее влиятельным представителем органической архитектуры в Европе был финн Алвар Аалто. Индивидуализм органической архитектуры неизбежно вступал в противоречие с потребностями современного урбанизма, и неудивительно, что основными памятниками этого направления были загородные особняки. В 1950-е гг. и Аалто и Райт стали отходить от органической архитектуры и проектировали здания в интернациональном стиле.

Деконструктивизм. Термин "деконструктивизм" был введен в оборот французским философом Жаком Дерида и использовался в литературоведении для обозначения такого способа прочтения произведения, когда сознательно создается конфликт между смыслом текста и принятой его интерпретацией. Этот метод распространился и на изобразительное искусство, и на архитектуру, как реакция на западную метафизическую философию. Деконструктивизм как направление в архитектуре 20 века появляется в конце 80-х годов. По определению теоретика деконструктивизма Жака Дерида, это не стиль, а метод, подход архитекторов к основам основ традиционного подхода к архитектуре как виду искусства. Это не разрушение построенных зданий, а сознательное создание конфликта между тем, как человек привык воспринимать язык и смысл, и тем, что он видит. Деконструктивизм - это вопрос архитекторов самим себе, можно ли освободить архитектуру от гегемонии эстетики, красоты, пользы, функциональности, так ли уж незыблемы понятия порядка и беспорядка и можно ли построить здание, отрекшись от всех общепринятых глубинных принципов создания архитектурных сооружений, в том числе: тектоники, равновесия, вертикалей и горизонталей, или всё же архитектору, разрушив старые принципы, необходимо создать что-то свое. Среди основных представителей этого направления стоит упомянуть П. Эйзенмана, Б. Чуми, Д. Либескинда, Х. Фуджии. Очень показательный образец деконструктивистского эксперимента в архитектуре - Институт солнца - был построен фирмой Бениш и партнеры в Штутгартском университете.

Хай-тек (англ. hi-tech, от high technology — высокие технологии) — стиль в архитектуре и дизайне, зародившийся в недрах позднего модернизма в 1970-х и нашедший широкое применение в 1980-х. Главные теоретики и практики хай-тека (по большей части практики, в отличие от архитекторов деконструктивизма и постмодернизма) в основном англичане — Норман Фостер, Ричард Роджерс, Николас Гримшоу, на каком-то этапе своего творчества Джеймс Стирлинг и итальянец Ренцо Пиано. Хай-тек, согласно классификации Ч. Дженкса, относится к позднему модернизму, то есть его характеризуют прагматизм, представление об архитекторе как элитном профессионале, обеспечение архитектурой обслуживания, сложная простота, скульптурная форма, гипербола, технологичность, структура и конструкция как орнамент, анти-историчность, монументальность. Одним из первых важных осуществлённых сооружений хай-тека принято считать Центр Помпиду в Париже (1977), построенный Ричардом Роджерсом и Ренцо Пиано. Поначалу проект был встречен в штыки, но к 1990-м годам споры утихли, и Центр стал одной из признанных достопримечательностей Парижа (как некогда Эйфелева башня).

В Англии реальные хай-тек здания появились позже. Первые лондонские сооружения в стиле хай-тек были построены только лишь в 1980—1990-х годах (здание компании Ллойдз, 1986). Хай-тек уже с 1980-х гг. выражал престижность (все здания хай-тек очень дорогие), Ч. Дженкс называет их «банковскими соборами», можно даже говорить о том, что современный хай-тек формирует имидж крупнейших коммерческих фирм. В Лондоне архитектурные дебаты вокруг хай-тека утихли, а наиболее яркие его представители признаны и пользуются уважением (Норману Фостеру присуждено звание рыцаря). Начиная с 1990-х гг. развивается био-тек и эко-тек — стили, в противоположность хай-теку, пытающиеся соединиться с природой, не спорить с ней, но войти в диалог (особенно это заметно в работах архитекторов родины хай-тека — Англии и итальянца Р. Пиано).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.