Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
doc_235 / doc_235.rtf
Скачиваний:
12
Добавлен:
24.02.2016
Размер:
3.59 Mб
Скачать

Глава 3. Сущностные качества права 85

для положения человека в обществе и государстве, регулируют его правовые отношения с другими людьми, их объединениями, с орга­нами власти и управления. К материально-правовым относятся нор­мы, содержащие запреты и санкции за их нарушение.

Материально-правовыми нормами определяется также струк­тура, компетенция, соотношение государственных органов. Процес­суально-правовые нормы регулируют порядок, процедуру оформ­ления и защиты прав, установленных материально-правовыми нор­мами, последовательность действий государственных органов и должностных лиц, применяющих правовые нормы, в том числе санк­ции за нарушения запретов. Материально-правовые нормы обра­зуют как бы первый слой права, указывают, "что делать". Процес­суально-правовые нормы, составляющие как бы второй слой, пре­дусматривают юридические способы охраны, защиты и восстанов­ления первого слоя права, указывают, "как делать".

Важное значение процессуальных норм, регулирующих дея­тельность судов и других государственных органов, подчеркивает­ся рядом теоретиков права. Согласно теории немецкого социолога и юриста Н. Лумана в обществе, в связи с возможностью конфлик­тов, формируется социальная подсистема, функция которой состо­ит в том, чтобы, опираясь на соответствующие формы коммуника­ции, предотвращать насильственное разрешение конфликтов; право, таким образом, является "продолжением коммуникации другими средствами". В книге "Легитимация через процедуру" Луман про­водит различие между легитимными ("оправданными") и нелеги-тимными ("неоправданными") порядками принуждения, отделяя разрешение конфликта в правовых (процессуальных) формах от применения неограниченной силы и самоуправства1.

Правосудие порождено социальной потребностью в "бесприс­трастном третьем", способном "переоформить конфликт в состя­зание: в этом случае стороны, не желающие следовать общей ма­териальной норме, должны (если они все же хотят разрешить спор "по праву"), по крайней мере, принять общую процессуальную нор­му их взаимодействия до разрешения конфликта.., — пишет А. Ма-тюхин. — ... Переоформление социального конфликта в отношения процессуальных фигур в рамках института правосудия позволяет нормировать его разрешение процессуальным правом, которое го­раздо более стабильно, чем право материальное"2.

В последние десятилетия преодолевается бытовавшая в оте­чественной общей теории права и ряде отраслевых дисциплин не-

1 См.: Хеффе Отфрид. Политика, право, справедливость. Основопо­ложения критической философии права и государства. М., 1994. С. 106— 109.

2 Матюхин А. Государство в сфере права: институциональный под­ход. Алматы, 2000. С. 440.

86 Сущность права. Проблемы теории и философии права i

дооценка процедурно-процессуальной регламентации осуществле- • ния материально-правовых норм. Справедливо отмечалось, что про­цессуальные нормы несут на себе, в сущности, основную нагрузку нормативного способа укрепления режима законности1.

К сожалению, в отечественной литературе при исследовании теоретических проблем основных видов юридической ответствен­ности за правонарушения недостаточно учитывается органическая связь материального права и процесса. Устоявшийся термин "про­цессуальная форма ответственности", а также отраслевая обособ­ленность материально-правовых и процессуальных норм, регули­рующих наиболее развитые виды ответственности, в какой-то мере ориентируют на их раздельное исследование. В результате сущ­ность (содержание) ответственности нередко целиком сводится к ее материально-правовому основанию.

Выведение процессуальных норм и отношений за пределы от­ветственности вызывает ряд возражений.

Сведение ответственности к реализации только материально-правовых норм оставляет вне поля зрения обширные правовые институты, содержащие гарантии достижения объективной исти­ны по делу, права лица, обвиняемого в правонарушении, обосно­ванность применения мер пресечения (обеспечения), правовые спо­собы устранения возможных ошибок при применении государствен­ного принуждения.

Попытки некоторых наших ученых сконструировать понятие уголовной ответственности на основе норм материального права (на­подобие гражданско-правовой ответственности за причинение иму­щественного вреда) привели к распространенному в теории пред­ставлению, что с момента совершения преступления возникает обя­занность преступника "подвергнуться наказанию"2. Однако подвер­гнуть себя наказанию преступник неспособен, а содержанием обя­занности не могут быть действия невозможные, от воли и сознания обязанного лица не зависящие. Наказание в соответствии с пре­ступлением назначается уличенному преступнику органами пра­восудия по правилам Уголовно-процессуального кодекса, опреде­ляющим не теоретически предполагаемую "обязанность подвергнуть себя наказанию", а презумпцию невиновности, право на защиту и другие права, многие из которых закреплены в Международных пактах о правах человека, а также в Конституции Российской Фе­дерации.

1 См: Юридическая процессуальная форма- теория и практика. М, 1976. С 4

2 По аналогичной модели некоторые специалисты административно­го права конструируют "административно-деликтные" и другие "охрани­тельные отношения"