Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Demidenko_G_G__Istoria_ucheny_o_prave_i_gosuda.doc
Скачиваний:
580
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
3.21 Mб
Скачать

3. Историческая школа права

С критикой рационализма теории естественного права и свой­ственной Просвещению веры во всесилие закона в начале XIX в. выступил ряд немецких юристов, создавших историческую школу права. Его представители доказывали, что нет естественного права, а есть лишь положительное право, которое имеет свои законы раз­вития, не зависящие от разума. Само право — историческое насле­дие народа, которое не может и не должно произвольно меняться. Подлинным бытием, источником права является не закон, произ­вольно принимаемый, отменяемый государством, а обычай, выража­ющий дух народа.

225

Основателем исторической школы права был профессор Геттин-генского университета Густав Гуго (1764 — 1844 гг.)1. В своем «Учебнике естественного права как философии позитивного права» и особенно в «Учебнике по курсу цивилистики» немецкий юрист оспаривает основные положения естественного права, отвергает концепцию общественного договора. Во-первых, таких договоров никогда не было, все государства возникали и изменялись по-друго­му. Во-вторых, общественный договор практически невозможен — миллионы незнакомых людей не могут вступить в соглашение и договориться о вечном подчинении учреждениям и лицам, о кото­рых они судить еще не могут. В-третьих, концепция общественного договора вредна — никакая власть не будет прочной, если обязан­ность повиноваться проистекает только из договора.

Право — не только установление государства. Каждое челове­ческое сообщество имеет свои собственные правовые нормы, писал Гуго, большая часть которых «возникли стихийно подобно тому, как возникли язык и нравы этого народа». Люди, живущие в обществе, привыкли считать справедливым, правомерным одно и то же. Исто­рически сложившийся обычай, нормы обычного права — истинный источник права. С распространением образования к естественно возникшим правовым нормам добавился еще один источник — правосознание юристов, книги которых народ получил возмож­ность читать. Закон же — произвольное повеление властей. Кодек­сы — «это не закон», а собрание предписаний властей. Поэтому множество законов и договоров никогда не выполняются. Сколько раз в Геттенгене власть переименовывала улицы, но все их привыч­но называли и называют по-старому. Людям лучше не вмешивать­ся в ход времени, держаться исстари заведенных порядков.

Концепция права Гуго фактически была апологией феодального обычного права, сохранившегося в Германии. Он обосновывал право государства препятствовать всяким нововведениям под влиянием Французской революции, ограничивать свободу мысли и другие сво­боды во имя общего блага и правопорядка.

Правовые взгляды Гуго развивал и дополнял профессор Берлин­ского университета Фридрих Савиньи (1779—1861 гг.), известный своими работами также по цивилистике и римскому праву. 2 В бро­шюре «О призвании нашего времени к законодательству и правове-

1Гуго Густав окончил юридический факультет Геттингенского университета. В 1792 г. поступил в аспирантуру университета г.Галле. В последующем до самой смерти занимал должность профессора в Геттингенском ун-те.

К наиболее известным произведениям Гуго относятся «Учебник по истории рим­ского права» (1790 г.), «Учебник и хрестоматия классического пандектного права» (1790 г.), «Учебник естественного права» (1798 г.), «Учебник по курсу цивилистики» (1823 г.).

2 Савиньи Фридрих Карл родился во Франкфурте-на-Майне в дворянской семье. С 1795 г. учился на юр. ф-те ун-та Марбурга, затем —• Геттингена. Защитив диссерта­ цию, получил должность доцента права в ун-те Марбурга. С 1810 г. возглавил юр. ф-т Берлинского ун-та. С 1842 г. занимал пост министра юстиции Пруссии.

226

дению» (1814 г.) он не поддержал идею создания в кратчайшие сроки Гражданского кодекса Германии, базирующегося на тех же рациональных началах, что и французский Гражданский кодекс 1804 г., назвав саму идею антинациональной и неосновательной. Савиньи полагал, что распространением Кодекса Наполеона («по­добно раковой опухоли») зачеркивались национальные причины создания усовершенствованного гражданского права. Не отрицая возможности кодификации, связывал ее с созданием в Германии единой «органически развивающейся правовой науки». Считал ошибочным мнение, что право создается законодателем: оно не за­висит от случая или произвола.

Право всех народов, утверждал Савиньи, складывалось истори­чески, так же, как и язык народа, его нравы и политическое устрой­ство. Право — продукт народного духа, с движением которого эво­люционирует и право. Возникнув поначалу в сознании как «при­родное право» в форме обычаев, развиваясь вместе с народом и его культурой, право становится особой наукой в руках юристов, обосо­бившихся в сословие. Научная обработка первичного права юриста­ми — необходимая и обязательная предпосылка законодательства.

Ученик и последователь Савиньи Георг Пухта (1798—1846 гг.)1 критически оценивал попытки естественно-правовой школы вывес­ти все право из человеческого разума. «Философы, выводящие пра­во из разума, находятся вне своего предмета; они ...вовсе не доходят до понятия права...». Развивал идею своего учителя о праве как продукте исторического развития народа.

За исходную точку постижения права Пухта брал «духовную сторону человека». Благодаря ей человек достиг свободы. Свобода человека — фундамент права. Возникновение естественного, чело­веческого права и юридических убеждений он связывал с «народ­ным духом» («Volksgeist») — безличным и самобытным сознани­ем народа. Именно «народный дух» — ключевое понятие в его пра­вовой концепции (его заимствовал Савиньи).

Естественное происхождение и саморазвитие права, которое растет из народного духа как растение из зерна, — так объяснял Пухта. В своем историческом развитии право постепенно выкрис-

Основные труды Савиньи посвящены цивилистике и римскому праву — «Право владения» (1803 г.), многотомные «История римского права в Средние века» (1815—1831 гг.) и «Система современного римского права» (1840—1849 гг.). Работой «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению» он ответил на призыв профессора Гейдельбергского ун-та Ю.Тибо создать в самые короткие сроки единый Гражданский кодекс Германии.

1 Пухта Георг Фридрих родился в семье судьи. Под влиянием отца стал зани­маться юриспруденцией. Преподавал право в ряде немецких ун-тов, окончательно связал свою судьбу с Берлинским ун-том. Был гос. советником и членом комиссии по реформе Прусского законодательства.

В работе «Обычное право» (1838 г.) Пухта развивал идею о праве как продукте исторического развития народа.

15*

227

таллизовывается в определенные формы, правовую систему. Перво­начальной формой права становится обычай. С образованием госу­дарства выражение общей воли стало называться законом. Нако­нец, та часть народного духа, которая не выражена ясно обычаем и законом, находит отражение в праве юристов, юридической науке. Они и раскрывают юридические положения, лежащие в глубине народного духа. Призвание науки, юридической литературы — обеспечить «верное понимание непосредственного народного права и законов».

Таким образом, «право имеет историю», заявлял Пухта. Стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции народной жизни. Поэтому бесцельно искусственно конструировать и предла­гать людям ту или иную придуманную правовую систему. Создан­ная отдельно от самой истории жизни народного духа, не напоенная им, она не может привиться обществу.

Традиции исторической школы права нашли отражение в со­временных правовых системах Германии, Швейцарии, рассматрива­ющих закон и обычай как два источника права одного порядка.

Итак, представители исторической школы права предприняли плодотворную попытку, во-первых, превзойти понимание права как произвольной людской выдумки, дать его трактовку как закономер­ного исторического продукта общественной жизни. Впервые было обосновано значение обычного права в историческом процессе нор­мотворчества, влияние обычаев народа на законодательство. Верен был вывод о том, что право в целом создается не теоретическим творчеством, а объективным процессом жизни народа. Во-вторых, ими верно подмечена слабость естественно-правовой доктрины с ее представлением о вечности и неизменности права. Право и государ­ство — результат бытия конкретных народов, зависящего от ряда факторов (климатических, этнических, политических и др.). Зако­нодательство каждого народа должно соответствовать условиям его жизни, а не абстрактным представлениям о человеке вообще. В-третьих, будучи сторонниками идеи органического развития пра­ва, Савиньи, Пухта признавали тем не менее и субъективные факто­ры в процессе правообразования. Они считали, что правоведение служит для народа наукой познания права, интересам его развития, ценили деятельность правоведов по объяснению рецепции римско­го права. Пухта говорил о римском праве как всемирном праве, способном уживаться с любыми национальными особенностями, о взаимном влиянии правовых систем разных народов.

Вместе с тем, историческая школа не восприняла идей Просве­щения и Французской революции, общечеловеческих ценностей, ко­торые утверждали Декларация прав человека и гражданина, Граж­данский кодекс 1804 г., закрепившие представления о правах чело­века, делавшие их применимыми к другим народам. Представители школы были неспособны смириться с мыслью о всеобщем пра-228

вовом равенстве, свободы как зависимости от одних законов. Их критика естественно-правовой доктрины и вытекавших из нее де­мократических и революционных выводов была направлена на со­хранение феодальных порядков. Они выступали в защиту монархи­ческой государственности, крепостничества и феодального права, говорили о ненужности или несвоевременности кодификации зако­нодательства. Плодотворный исторический подход к праву у них сочетался с критикой правотворчества законодателя, переоценкой стихийности образования норм общения. Позитивное право рас­сматривалось как производное от права обычного, произрастающего из «народного духа».

Консервативная по своим практически-политическим выводам, историческая школа права тем не менее пополнила теорию права плодотворными гипотезами, ценными наблюдениями методологи­ческого характера, с которыми последующие поколения правоведов не могли не считаться.

Однако наибольшее влияние на развитие учений о праве и госу­дарстве оказали учения Канта и Гегеля. Учение Канта представляет собой высшую ступень в развитии западноевропейской юридичес­кой мысли XVIII в. В нем были подняты такие кардинальные воп­росы, как методологические основания научной теории права, мо­ральная обоснованность права, право как условие общественного бытия автономных и ценных по своей сущности личностей, способ обеспечения равной для всех свободы. Не менее сильно влияние Канта на развитие идей правового государства. С позиций морали и права он логически вывел правовую взаимосвязь личности — обще­ства — государства: нравственная свобода, составляющая сущность человека, требует внешних условий ее реализации, которые создают­ся равным для всех правом, обеспечивающим всеобщую свободу; из необходимости права следует существование государства, не име­ющего иной цели, кроме поддержания и охраны свободы и ра­венства людей. Верховенство права во взаимоотношениях личности и государства — путь преодоления политического отчуждения. Кантовский проект «вечного мира» сегодня стал условием выжива­ния человечества.

Неисчерпаема и философия Гегеля, при всей умеренности его по­литических взглядов. Проблему политического отчуждения он пред­лагает решать правовыми средствами, методами политики в рамках правового гражданского общества, «разумного государства». В таком государстве свобода достигает наивысшего, подобающего ей права. И Кант, и Гегель утверждали: свобода имманентна человеческой лич­ности, свобода — фундамент права. И хотя классики немецкой фило­софии расходятся во мнениях на решение многих проблем, их объе­диняет идея свободы человека и человечества, ненависть к рабству, произволу, к феодальному гнету, уважение к законности, уверенность, Что государство может и должно стать разумным.

229

ЛЕКЦИЯ XVII. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКО-ЮРИДИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

1. Английский либерализм. Теория утилитаризма И. Бентама. Дж. Миллъ о свободе. 2. Французский либерализм: Б. Констан, А. де Токвиль. 3. Социалистические учения: III. Фурье, А. Сен-Симон, Р. Оуэн. 4. Философский и юридический позитивизм. О. Конт, Дж. Остин.

Наиболее влиятельным политическим и интеллектуальным направлением политической мысли в Европе первой половины XIX в. выступил либерализм. Его социальную основу составляли предпри­ниматели, часть чиновников, люди свободных профессий, универси­тетская профессура, кто исповедовал идеалы личной свободы, свобо­ды частной инициативы, предпринимательства, договоров, кто вы­ступал за конституционализм, самоуправление, господство права, невмешательство государства в экономическую жизнь. В обществе утверждалась формула взаимоотношений с государством: laissez faire, laissez passer (не вмешивайтесь, предоставьте свободу дей­ствий). Наконец, теоретическим отражением воплощенных в но­вом законодательстве принципов гражданского общества стал фи­лософский и юридический позитивизм как специфическая форма философского и юридического мировоззрения. Место критики фео­дального права с позицией естественно-правовой теории заняла апо­логия действующего позитивного права.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]