Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Demidenko_G_G__Istoria_ucheny_o_prave_i_gosuda.doc
Скачиваний:
586
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
3.21 Mб
Скачать

2. Политическое учение н. Макиавелли

Одним из первых теоретиков новой эпохи был великий фло­рентиец Никколо ди Бернардо Макиавелли (1469—1527 гг.). Он происходил из обедневшей дворянской семьи нотариуса. Большой знаток античной литературы, дипломат и политик (во время респуб­лики более 14 лет был канцлером-секретарем Совета десяти в Боль­шом Совете Флоренции) после реставрации Медичи (1512 г.) был арестован, выслан в свое поместье, где и написал большинство своих произведений.

Перу Макиавелли принадлежат знаменитые в Европе после его смерти труды — «Государь», «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», «История Флоренции», а также ряд художественных про­изведений. Он пытается ответить на волновавшие его вопросы: в чем причина процветания одних государств и упадка других? Су­ществуют ли закономерности в политических превратностях исто­рии? Насколько решает успех дела доблесть государя, а насколько — каверзы судьбы? Почему цивилизованная Греция подпала под

91

г

власть Филиппа Македонского, а Византия — под турецкое иго? Как уберечь Италию от подобной судьбы?

Выделим наиболее существенное в политическом учении Ма­киавелли.

Прежде всего, он резко выступает против теологических пред­ставлений о государстве и политике. Пожалуй, впервые после Ари­стотеля Макиавелли строит свои рассуждения на основе историчес­кого опыта, опыта государств античного мира, анализе политики современных ему правительств. Он утверждает, что изучение про­шлого дает возможность предвидеть будущее, определить средства и способы действий, полезных в настоящем. «Чтобы знать, что долж­но случиться, достаточно проследить, что было... Это происходит оттого, — пояснял мыслитель, — что все человеческие дела делают­ся людьми, которые имели и всегда будут иметь одни и те же стра­сти, и поэтому они неизбежно должны давать одинаковые результа­ты». Главные аргументы для него — опыт истории, одинаковая при­рода человека во все времена, во всех государствах и у всех народов.

Наиболее общей причиной человеческих действий, из которых складываются их отношения, учреждения, история, является для Макиавелли интерес. Для того чтобы управлять людьми, по его мнению, надо знать причины их поступков, их интересы и стремле­ния. Люди беспокойны, честолюбивы, и никогда не довольствуются своей долей. Поэтому в политике всегда следует рассчитывать на худшее, а не на доброе и идеальное.

Какова власть судьбы над делами людей? Макиавелли против ут­верждения, что всем в мире правит судьба и Бог: «Судьба распоряжа­ется лишь половиной всех наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям». Судьба (fortuna) всесильна там, где ей препятствием не служит доблесть, воля (virtu).

Историческая необходимость, с одной стороны, и воля людей, с другой приводят к образованию государств. До Макиавелли госу­дарство трактовалось как гражданское общество (civitas) или рес­публика, как у Цицерона, а в Средние века — монархия, королевство, княжество. Макиавелли вводит новый термин для обозначения го­сударства — Stato, как политически организованное общество, опре­деленным образом организованная власть, ее институты, наличие юстиции, права. Этот термин прижился в науке и стал общеупотре­бительным (англ. State, фр. — E'tat). Целью государства и основой его прочности Макиавелли считал безопасность личности и незыб­лемость собственности. Самое опасное для правителя — посягать на имущество подданных — это неизбежно порождает ненависть. Безопасность личности и незыблемость собственности он называл благами свободы.

Источником развития государства является борьба разных по­литических сил, главным образом аристократии и народа. Она и приводит к той или иной форме правления. По Макиавелли, разни-

92

ца между формами государства определяется структурой, организа­цией власти, количественным и качественным составом элементов политического общения. На форму правления влияют экономичес­кие, географические, этнические, военные, демографические факто­ры. С политическими формами государства, согласно Макиавелли, тесно связаны: морально-психологическое состояние общества нравственность правящих. Гении и маразматики, вожди и посред­ственности среди правящих влияют на политику и политические формы государства.

Формы государства, считал Макиавелли, зависят также от числа правящих, целей, которые они ставят, от качества той или иной фор­мы. Он воспроизводит концепцию Полибия о возникновении госу­дарства и круговороте форм правления. Правильные формы прав­ления, по его мнению, монархия, аристократия и демократия, целью которых является всеобщее благо, часто превращаются в непра­вильные — тиранию, олигархию и охлократию, целью которых яв­ляется собственная польза правящих. Вслед за античными автора­ми он также отдает предпочтение смешанному из правильных форм правлению — «смешанной республике». Ее суть в том и состоит, что система государственных органов включает аристокра­тические и демократические учреждения, которые взаимно сдержи­вают посягательства на интересы той или иной части населения.

Кому надежнее поручить охранение свободы — народу или ари­стократии? — ставит вопрос Макиавелли и отвечает: «вверять охра­нение свободы должно тем, кто менее алчен и менее помышляет о ее захвате». Знать одержима желанием господствовать. Простонародье «лишь хотят не быть угнетенными, они более любят свободу и менее знатных имеют средств на похищение свободы в свою пользу».

Самая необходимая власть в государстве, считает Макиавелли, состоит в праве обвинять — перед народом ли, судьей или советом. «Ничто не придает республике столько прочности и устойчивости, как такое учреждение, которое представляет законный исход не­согласиям, волнующим ее вследствие подобных неудовольствий».

Но смешанная республика идеал, будущее. Политическими же реалиями Европы были монархии (во Флоренции — сеньория Медичи). Во всех странах феодальные отношения образовывали за--путанный клубок прав и обязанностей, непрерывную борьбу между королевской властью и вассалами, вереницу измен, предательских убийств, отравлений, коварных интриг и т.п. Именно из этой прак­тики исходил Макиавелли, когда формулировал свои рекомендации и правила политического искусства в «Государе». В чем их суть?

Во-первых, в отличие от смешанной республики, где народ охра­няет свободу и ненарушимость законов, обеспечивающих обще­ственную безопасность, для государя политика — стратегии и так­тика удержания власти и сохранения государства. Власть приоб­ретают различными способами, в т.ч. и путем преступлений,

93

заметил Макиавелли. Если государь пришел к власти с помощью народа, он должен стараться удержать его дружбу, что совсем не трудно, ибо народ требует только, чтобы его не угнетали. Он более всего должен опасаться презрения и ненависти подданных.

Во-вторых, Макиавелли опровергает общее мнение политиков о порочности народа. Народные массы постояннее, честнее, мудрее и рассудительнее государя, утверждает он. «Сравнив государя, под­чиненного законам, с народом, также сдерживаемым ими, мы видим, что народ выше; точно так и при самовластии народ реже впадает в ошибки, чем государь, и притом ошибки его меньше и правиль­нее». Даже бунтующий народ легко уговорить, а против государя нужно прибегать к мечу, ибо то зло сильнее, которое требует более сильного средства. Последний, освобожденный от уз законов, будет неблагодарнее, переменчивее и безрассуднее всякого народа.

В-третьих, важным средством политики Макиавелли считал религию. Она, рассуждал Макиавелли, — могучее средство воздей­ствия на умы и нравы людей. Именно поэтому все основатели госу­дарств и мудрые законодатели ссылались на волю богов. В Древнем Риме «религия помогала командовать войсками, воодушевлять на­род, сдерживать людей добродетельных и посрамлять порочных». Государство должно использовать религию для руководства поддан­ными. В отличие от приверженцев Реформации он считал образцом и основой религиозной реформы не идеи первоначального христи­анства, а античную религию, всецело подчиненную целям полити­ки. Не политика на службе у религии, а религия на службе у поли­тики, считал Макиавелли.

В-четвертых, в противоположность католической церкви, стре­мившейся подчинить политику христианской этике, Макиавелли отделял реальную политику от морали. Моральных правил и бла­городных чувств для политики мало, считал он. В государственной деятельности привычны другие правила, нежели в обществе между частными лицами. Поступки политических деятелей должны оце­ниваться не с точки зрения морали, а по их результатам, отношению к благу государства. По Макиавелли, главная цель политической жизни — всеобщее благо — допускает использование любых средств, ведущих к ней.

Не подрывая авторитета верховной власти, рассуждал Макиа­велли, надо помнить и следовать правилам политики. В «Государе» он поучал: государю надлежит быть в дружбе с народом, иначе в трудное время он будет свергнут. С людьми знатными надлежит поступать так, как поступают они. Больше мудрости в том, чтобы, слывя скупым, стяжать худую славу без ненависти, чем в том, чтобы, желая прослыть щедрым и оттого поневоле разоряя других, стя­жать худую славу и ненависть разом. Подданным лучше внушать страх, чем любовь. Методами осуществления власти могут быть и хитрость, коварство, обман. «Надо знать, что с врагом можно бороть-

94

сЯ двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю; но так как первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму. Отсюда следу­ет, что государь должен усвоить то, что заключено в природе и чело­века, и зверя». Макиавелли советовал государю уподобляться льву и лисе. «Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы обойти капканы, и льву, чтобы отпуг­нуть волков». Иначе говоря, заключает автор «Государя», надо яв­ляться в глазах людей сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым — и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранить готовность при необходимости проявить и противоположные качества. Пусть обвиняют поступки государя, лишь бы оправдывали результаты.

По мнению Макиавелли, для правителей его времени допустимы вероломство и жестокость. «Следует или вовсе не обижать никого, или удовлетворять своей злобе и ненависти одним ударом, а потом успокоить людей и возвратить им уверенность в безопасности». Лучше убить, чем грозить, — грозя, создаешь и предупреждаешь врага, убивая — отделываешься от врага окончательно. Лучше жес­токость, чем милосердие: от наказаний и расправ страдают отдель­ные лица, милосердие же ведет к беспорядку, порождающему грабе­жи и убийства, от которых страдает все население. Он советовал государю «по возможности не удаляться от добра, но при надобно­сти не чураться и зла». Такие и подобные им правила политики и составляют сущность «макиавеллизма» — практического руковод­ства для беспринципных политиков.

И право Макиавелли рассматривал как средство для достиже­ния государственных целей. Законы охраняют свободу и спокой­ствие народа. «Когда народ увидит, что никто ни при каких обстоя­тельствах не нарушает данных ему законов, он очень скоро начнет жить жизнью спокойной и довольной». Он приводит пример: бла­годаря законам Ликурга, по которым царь, аристократия и народ получили каждый свою часть, Спарта просуществовала более 800 лет. Источником хороших законов, по Макиавелли, выступает не воля государя, а недовольство и смуты — они «всегда устанавливали законы и порядки для пользы общественной свободы». Голод и нужда делают людей искусными, считал Макиавелли, а законы — добрыми. Ибо добрые деяния происходят от доброго воспитания, доброе воспитание — от хороших законов.

Учение Макиавелли о государстве и политике оказало огромное влияние на последующее развитие политико-правовой идеологии.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]