Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Demidenko_G_G__Istoria_ucheny_o_prave_i_gosuda.doc
Скачиваний:
586
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
3.21 Mб
Скачать

1. Учение и.Канта о праве и государстве

Новым словом в философском осмыслении идей Просвещения, французского революционного опыта и политико-юридических реалий Германии стали политические и правовые учения клас­сиков немецкой философии И.Канта и Г.Гегеля. Они приступили к систематической разработке методологии теоретического позна­ния, философии права, политической теории. Методологическое и теоретическое содержание их учений — своеобразный философ­ский ответ на общественно-политические и правовые проблемы Нового времени.

Иммануил Кант (1724—1804 гг.) — родоначальник классичес­кой немецкой философии и немецкого либерализма, основополож­ник одного из крупнейших направлений в современной теории пра­ва (неокантианства)' .

В ранних философских работах «докритического периода» Кант излагает идеи о системном устройстве мироздания, о развитии в неорганической и органической природе, формулирует вывод о бес­конечности процесса развития мира. В последующих работах «кри­тического периода» он установил, что источником достоверного знания являются независимые от опыта и предшествующие опыту (априорные) знания, формы чувственности и рассудка. Только с по­мощью разума можно распознать сущность предмета, определить его внутренние свойства и причины. Философ исследует границы, до которых простирается способность разума, других способностей и форм познания.

«Метафизика нравов» Канта завершает разработку отдельных частей кантовской философской системы. Первая часть работы со­держит учение о праве, вторая — о морали. Главное для философа — поведение человека, его поступки. Он приходит к выводу: прак­тический (а не теоретический) разум и свободная воля людей вы­ступают источником нравственных и правовых законов. Задача

1 Кант Иммануил родился в семье ремесленника в Кенигсберге. Поступив в 16 лет в университет, окончил его в 1745 г., стал домашним учителем. С 1755 г. — приват-доцент, а с 1770 г. — профессор Кенигсбергского университета. Дважды избирался его ректором.

И.Кант — автор фундаментальных философских произведений: «Мысли об ис­тинной оценке живых сил» (1749 г.), «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755 г.), «Исследование отчетливости принципов естественной теологии и морали» (1764 г.), «Критика чистого разума» (1787 г.), «Критика практического разума» (1788 г.), «Критика способности суждения» (1790 г.), «Метафизика нравов» (1797 г.) и др.

215

нравственной философии состоит в том, чтобы, исходя из разума, указать всеобщие правила поведения, которым человек должен сле­довать. Краеугольный принцип его социальных воззрений, навеян­ный духом Просвещения и теорией естественного права: каждое лицо обладает совершенным достоинством, абсолютной ценно­стью. Личность не есть орудием осуществления каких бы то ни было планов, даже благороднейших планов общего блага.

И.Кант убежден, что в конечном итоге человек стремится к до­стижению всеобщего правового гражданского общества, членам которого будет представлена величайшая свобода, совместимая, од­нако, с полной свободой других. Антагонизм в этом обществе будет существовать, но его ограничат законы. Только в таких условиях, считает философ, возможно наиболее полное развитие потенций, за­ложенных в человеческой природе.

Как достичь этой достойной человека цели?

Человек от природы обладает свободой, свободной волей, пишет Кант, поэтому равен с другими и каждый индивид обладает для дру­гого абсолютной ценностью. Человек в корне отличается от окру­жающей природы тем, что он наделен нравственным сознанием. Следовательно, в своем поведении он должен руководствоваться велениями нравственного закона. Закон этот априорен и безусло­вен. Кант называет его «категорическим императивом» * мораль­но-практическим законом. Он гласит: поступай так, чтобы ты от­носился к человечеству и в своем лице, и в лице любого другого как к цели и никогда только как к средству. Или иными словами: «Поступай согласно максиме, которая в то же время может иметь силу всеобщего закона». Максима — это субъективный принцип действия, который сам субъект делает для себя правилом (как именно намерен он поступать).

Таким образом, моральный закон у Канта формулирует прин­цип поведения, принцип долга перёд другими, следуя голосу «прак­тического разума». Долг — единственный источник категорическо­го императива. Только долг придает поступку моральный характер. Хотя сам категорический императив формален и абстрактен, как библейские заповеди, однако, следование простым истинам разве не важно в поведении человека? Как и в Десяти заповедях Библии здесь заметна юридизация морали.

Моральная философия Канта является ключом к его политико-правовому учению. Так, право и мораль имеют один и тот же источ­ник (практический разум человека) и единую цель (утверждение всеобщей свободы). Суть проблемы, однако, заключается в том, что хотя разум способен создавать принципы и правила морального поведения, но не всякий индивид использует свободу только для

1 «Императив, — поясняет Кант, — это практическое правило, благодаря которому сам по себе случайный поступок делается необходимым».

216

реализации категорического императива. Следовательно, по Канту, мораль нуждается в защите, в праве.

Философ формулирует вывод: право — «это совокупность усло­вий, при которых произволение одного [лица] совместимо с произво­лением другого с точки зрения всеобщего закона свободы». К та­ким условиям относятся: наличие законов, гарантированный статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общества перед законом, правосудие. Право и есть общее для всех правило (совокупность правил), согласования произвольных коллизионных действий свободных лиц. Смысл и назначение права в том, чтобы ввести свободу и произволение (и произвол) всех индивидов, как вла­ствующих, так и подданных в разумные, законные рамки. Ибо свобо­да, по Канту, — независимость от принуждающего произвола другого. Право касается лишь действия, обозначает внешние границы общедо­ступного поведения и выступает по существу в виде запретов, подра­зумевая дозволенность «произволения», т.е. проявления воли.

Из признания человека носителем свободной воли и нравствен­ного закона, столь же великого и неисчерпаемого, как космос, выра­стал кантовский этический и аксиологический (ценностный) под­ход к праву. «Две вещи наполняют нашу душу всегда новым удив­лением и благоговением, — восклицал философ. — ...Это — звездное небо над нами и моральный закон в нас».

Право, согласно Канту, связано с правомочием принуждать. Все неправое препятствует свободе. Следовательно, применение при­нуждения препятствует неправу («воспрепятствует препятствию для свободы»), совместимо со свободой, сообразной со всеобщими законами. Если требование этики — делать правые поступки своей максимой, то всеобщий правовой закон гласит: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совмес­тимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом». Этот правовой закон Кант называет всеобщим принципом права. Он видит в праве прочную опору гуманности, оплот надежды для человека. Истинное призвание права — гарантировать морали то социальное пространство, в котором беспрепятственно могла бы реализоваться свобода индивида.

В «Метафизике нравов» предложена и своеобразная трактовка естественного права. По мнению автора, единственное первона­чальное право — свобода, из которой вытекали такие неотъемлемые свойства людей, как равенство, независимость, право собственности и т.п. Но они в естественном состоянии ничем не обеспечены, кро­ме физической силы индивида. Такое состояние, где никто не гаран­тирован от насилия, Кант называет неправовым.

Заинтересованность всех в том, чтобы находиться в правовом состоянии, приводит к «идее разума» — общественному договору, одной объединяющей всех воле, переходу в гражданское состояние. Теперь правовое состояние создает система законов — публичное

217

право, конституция. Таким образом, границей неправового и право­вого состояний, «безошибочным мерилом» права и бесправия слу­жит идея договора. Тем самым Кант отказывает в легитимности феодально-абсолютистского строя: он существует вопреки договору, «идее разума».

Правовое состояние обеспечивает государство, сообщающее праву принудительную силу. Государство, по Канту, — это объеди­нение множества людей, подчиненных правовым законам. Здесь важнейшим признаком государства названо верховенство право­вых законов. Он подчеркивал при этом, что рассматривает не дей­ствительное государство, а «государство в идее, такое, каким оно должно быть в соответствии с чистыми принципами права».

В каждом государстве, пишет философ, существует три власти как объединенная воля в трех лицах: верховная власть в лице зако­нодателя, исполнительная власть в лице правителя и судебная власть, присуждающая каждому свое в лице судьи. Законодатель­ная власть, по Канту, может принадлежать только объединенной воле народа. Эта власть проистекает из первоначального договора, согласно которому каждый человек оставил дикую, не основанную на законе свободу, чтобы в полной мере обрести в государстве свою законную свободу, гражданское равенство и самостоятельность. Все три власти, во-первых, координированы между собой, одна дополня­ет другую, во-вторых, подчинены друг другу, чтобы ни одна не могла узурпировать функции другой, в-третьих, объединение их функций каждому подданному предоставляет его права.

Критерий прогресса в кантовском учении, — «закономерный ход улучшения государственного устройства». Государство, устро­енное на началах общественного договора и народного суверенитета, разделения властей призвано гарантировать устойчивый правопо­рядок, верховенство закона, а следовательно и требования категори­ческого императива. В духе либерализма он сводит деятельность государства к правовому обеспечению индивидуальной свободы. «Под благом государства, — пишет Кант, — подразумевается не благополучие граждан и их счастье — ведь счастье (как утвержда­ет и Руссо) может в конце концов оказаться гораздо более при­ятным и желанным в естественном состоянии или даже при дес­потическом правлении; под благом государства подразумевается высшая степень согласованности государственного устройства с правовыми принципами, стремиться к которой обязывает нас ра­зум через некий категорический императив».

Поэтому Кант не придавал особого значения традиционной клас­сификации форм государства по числу правящих лиц (монархии, аристократии, демократии), считая ее выражением буквы, а не духа государственного устройства. Он полагает: «Гражданское устройство каждого государства должно быть республиканским», оно основано, во-первых, на принципах свободы членов общества; во-вторых, на

218

зависимости всех от единого законодательства; в-третьих, на зако­ле равенства всех. Философ не ожидает и считает напрасным же­лать, чтобы короли философствовали или философы были короля­ми. Верховенство народа, провозглашенное Кантом вслед за Руссо, обусловливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве. Но он вовсе не помышляет о действительно широкой, неурезанной демократии. Для него республика не синоним демок­ратии, а абсолютизм — не синоним абсолютизма. Для философа главное — республиканское устройство, будь то даже самодержав­ная форма власти, если в ней реализован принцип свободы, меха­низм ее защиты — разделение властей, ибо и демократия подверже­на трансформации в деспотизм.

Республиканское устройство, согласно Канту, обеспечивает усло­вия существования правового гражданского общества, где свобода подчинена внешним законам и связана с необоримой властью. Здесь народ-суверен, правитель — поверенный государства, облада­ющий исполнительной властью, народ-судья, «сам судит себя через своих сограждан» — присяжных.

Правовое состояние гражданского общества не допускает права на возмущение или восстание. Кант считает: «Обязанность народа терпеть злоупотребления верховной власти, даже те, которые счита­ются невыносимыми». Это — правовое следствие из природы граж­данского союза. Он приветствует только законодательные рефор­мы, проведенные самим сувереном. Но даже если революция про­изошла, «удалась и установлен новый строй», то это «не может освободить подданных от обязанности подчиниться в качестве доб­рых граждан новому порядку вещей» и новому правительству.

Правовым следствием из природы гражданского союза Кант считает и право наказания и помилования. Нарушение публичных законов, лишающее нарушителя возможности быть гражданином, он называет просто преступлением. Злоупотребление доверием — частным преступлением. Преступления, подвергающие опасности все общества, — публичными. Они могут быть или низменного, или насильственного характера. Наказание по суду, предусмбтренное законодателем, не средство содействия какому-то благу, но лишь за совершенное преступление. Карающий закон есть требование кате­горического императива. Способ и степень наказания, по Канту, ко­торые общественная справедливость делает для себя принципом и мерилом — принцип равенства перед судом.

И.Кант не соглашается с мнением Беккариа о нео0ходимости за­мены смертной кары преступника пожизненным рабством. «Если же он убил, то он должен умереть». Философ допускает исключения лишь для убийства матерью новорожденного внебрачного ребенка и убийства на дуэли. В противном случае, это нарушение равенства Между преступлением и наказанием, справедливости как идеи всеоб­щих законов (очевидно, и его отношение к жертве — Г.Д.). Междуна-

219

родное право, которое должно, скорее, называться межгосударствен­ным, по мнению Канта, — это то право, «...когда одно государство, рассматриваемое как моральное лицо по отношению к другому го­сударству, в состоянии естественной свободы... делает своей задачей установить отчасти право на войну, отчасти право во время войны, отчасти право заставлять друг друга выйти из этого состояния вой­ны, стало быть, установить строй, обеспечивающий прочный мир...». В философском проекте «К вечному миру» его автор с прогрессив­ных позиций анализирует проблему, клеймит захватнические вой­ны, осуждает подготовку к ним, ратует за соблюдение международ­ных договоров, развитие межгосударственных торговых и культур­ных связей.

Проект будущего «вечного мира» Кант связывает с федерацией свободных государств (с республиканским устройством). Это будет союз равноправных народов, (но не государство народов). Его идеи будущей мирной общности всех народов Земли для установления всеобщих законов их общения, о праве гражданина мира — также намного опережали свое время.

Таким образом, учение Канта о праве и государстве было создано с учетом итогов и под непосредственным впечатлением Француз­ской революции. Радикальные идеи Просвещения, конституционных актов революции он переплавил в своей глубоко продуманной теоре­тической системе в политическую программу либерализма, стройное учение о праве, правовом государстве, гражданском обществе.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]