Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Demidenko_G_G__Istoria_ucheny_o_prave_i_gosuda.doc
Скачиваний:
580
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
3.21 Mб
Скачать

1. Разработка теории правового государства (м.Ковалевский, в.Гессен, с.Котляревский, п.Новгородцев, б.Кистяковский)

В России одной из центральных тем либеральной правовой пуб­лицистики стало воспитание уважения к праву, изучение и пропа­ганда достижений западноевропейской теории и государственно-правовой практики. Следуя кантовской теории права, Чичерин оп­ределял право как внешнюю свободу человека, определяемую

307

внешними законами как норму свободы. Человек как свободное лицо пользуется правами. Вслед за Гегелем Чичерин отмечал, что первой ступенью человеческого общежития, логическим переходом от личного права к общественному является семья, второй — цер­ковь и гражданское общество. Через призму прав и свобод личности российский мыслитель анализировал влияние на человека граж­данского общества и государства. Его теория конституционализма включала учение о гражданском обществе, представительных уч­реждениях как предпосылках правового государства.

Каковы природа, признаки и основные принципы правового го­сударства в доктринах отечественных и российских правоведов в конце XIX— начале XX в.?

Известный украинский и российский правовед, социолог, историк и политический деятель Максим Ковалевский (1851 — 1916 гг.)1 считал, что «современная демократия зарождается под непосред­ственным влиянием событий 1789 года» во Франции и это влияние прослеживается в праве, политической жизни и литературе. По его мнению, при всем разнообразии существующих государственных форм в Западной Европе и США, они «представляют нам один об­щий тип так называемого правового государства».

Для Ковалевского политическая форма государства не является главным фактором, характеризующим конкретное государство. Как и для Драгоманова, главное для него — уровень «политического и гражданского полноправия в нем». Гарантией признания и соблю­дения прав личности в правовом государстве служат, считает ученый, организация и деятельность определенных государственных уста­новлений. Сюда относятся: 1) обеспечение политических прав граж­дан системой народного представительства и местного самоуправ­ления, создающее возможность участия граждан в решении общего­сударственных и местных вопросов; 2) судебная ответственность как частных лиц, так и чиновников, превышающих, хотя бы с добры­ми намерениями, свои законные полномочия. При этом он ссылается на пример Верховного суда США как «стража конституции».

1 Ковалевский Максим Максимович родился на Харьковщиие. Окончил в 1872 г. юридический фак-т Харьковского ун-та. Подготовку к магистерскому экзамену про­ходил в Берлине, Лондоне, Париже и Вене. В 1878—1887 гг. — профессор Московско­го, в 1905—1916 гг. — Петербургского ун-тов. После увольнения из Московского ун-та за политическую неблагонадежность, занимался научным творчеством, читал курсы лекций в Париже, Оксфорде, Чикаго, Сан-Франциско. Был избран депутатом I Госу­дарственной думы от Харьковской губ. В 1907 г. избирался членом Государственного Совета от Академии наук и ун-тов. Один из основателей Партии демократических реформ.

Наиболее известные произведения Ковалевского: «Историко-сравнительный ме­тод в юриспруденции и приемы изучения истории права» (1880 г.), «Государственное право европейских держав. Курс лекций» (1864—1887 гг.), «Происхождение совре­менной демократии». Т. I—IV (1895—1897 гг.), «От прямого народоправства к пред­ставительному и от патриархальной монархии к парламентаризму. Рост государства и его отражение в истории политических учений». Т. I—III. (1906 г.), «Общее учение о государстве» (1909 г.), «Социология». Т. I—II (1910 г).

308

Основных особенностей правового государства Ковалевский вы­деляет две: во-первых, равенство гражданское и политическое, «участие всех его граждан в разной степени в политической влас­ти»; во-вторых, свобода личного самоуправления и самоуправле­ние общества. На исторических примерах и на примерах передо­вых европейских государств он иллюстрировал преимущества все­общего избирательного права, защиты государством свобод личности, ее имущественных договоров, «точного соблюдения пра­вительственной партией существующих законов», соответствия за­конов конституции государства и др.

Другой отечественный юрист и политический деятель Влади­мир Гессен (1868—1920 гг.)1 полагал, что «родоначальником со­временной теории правового государства является Монтескье». Именно он в «обособлении властей» усматривал гарантию полити­ческой свободы, что нашло закрепление в конституциях передовых европейских государств.

В. Гессен также считал, что «современным государством явля­ется только демократическое государство», облеченное в форму либо конституционной монархии, либо — представительной респуб­лики. «Истинно демократическое, правовое государство, — писал ученый, — не может не быть парламентарным, ибо парламентаризм является высшей формой, венцом конституционного режима». По его мнению, правовое государство с представительными учрежде­ниями осуществляет двоякую функцию: законодательствует («го­сударственная власть является творцом положительного права») и управляет («в пределах им же самим создаваемого права»). При этом господствующая законодательная власть «не может быть ог­раничена законом», ей подчинены правительственная и судебная власти, ограниченные действующим положительным правом. «Правовое государство в своей деятельности, в осуществлении пра­вительственных и судебных функций связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним». В «Теории правового государ­ства» Гессен подчеркивал: такое государство предполагает взаим­ную связанность правом как государственной власти, так и его граждан. «Государство, в лице своей правительственной власти, так же подчинено закону, как каждый в отдельности гражданин». Про­извол и бесправие — одно и то же явление, считал ученый.

Таким образом, Гессен трактовал правовое государство, в строгом смысле слова, как парламентский строй на началах последовательно­го демократизма. Подзаконность государственной власти он считал

1 Гессен Владимир Матвеевич окончил Новороссийский ун-т (Одесса). В 1899 г. получил в ун-те звание приват-доцента. С 1896 г. преподавал в Петербургском ун-те и др. учебных заведениях столицы. В 1910 г. стал профессором. Член кадетской партии с 1905 г., депутат II Государственной думы, один из редакторов изданий «Право», «Вестник права».

В.Гессен — автор книг «Теория правового государства», «Возрождение естествен­ного права», «О вечном мире» и др.

309

выражением начала обособления властей, а его следствием — «пра­вомерный характер отношений между гражданами и властью», «по­литическую правоспособность гражданина».

Павел Новгородцев (1866—1924 гг.)1 в правовом государстве видел воплощение общественного идеала. Его нравственным источ­ником считал «стремление к единому и обязательному для всех правовому порядку». По его мнению, с конца XIX века, когда право­вое государство вступило на путь социальных реформ, государство постепенно лишается своего прежнего величия, заявляет об ограни­ченности своих сил и делает призыв к факторам нравственным, — «к воздействию общественного мнения, к благотворному влиянию воспитания, к деятельности частных обществ и организаций». Но­вое государство призвано превратить сословное общество в граж­данское, построенное на началах равной правоспособности. Важ­ным принципом правового государства станет сочетание личных, групповых, классовых интересов во имя общего блага.

Следующей ступенью правового идеала, полагал Новгородцев, является задача не только обеспечить равенство и свободу между гражданами, «солидарность и единство с другими, но и в отношении к ним государства: сделать право основанием государственной жизни, подчинить праву и государственную власть. Обществен­ный идеал, по Новгородцеву, представляется как «принцип всеобще­го объединения на началах равенства и свободы», как «принцип свободного универсализма».

Видный теоретик правового государства Сергей Котляревский (1873—1939 гг.)2 в лучших традициях правоведения рассматривал проблему «власть и право» («Власть-и право. Проблема правового государства»).

Природа государственного властвования, по мнению Котлярев-ского, «может быть понята только на фоне гораздо более широком, чем тот, который в состоянии дать изолированная наука о государ-

1Новгородцев Павел Иванович родился в г. Бахмут Екатеринославской губ. в семье купца. Окончил юридический фак. Московского ун-та. С 1896 г. — приват- доцент, а с 1904 г. — профессор Московского ун-та. С 1906 г. был директором Москов­ ского высшего коммерческого ин-та. Член кадетской партии, депутат I Государствен­ ной думы.

Основные соч. Новгородцева: «Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба» (1896 г.), «Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве» (1901 г.), «Кри­зис современного правосознания» (1909 г.).

2 Котляревский Сергей Андреевич — историк, правовед, политический деятель. Родился на Ставрополье в украинской семье. Окончил историко-философский фак. Московского ун-та. Защитил в 1901 г. магистерскую, а в 1904 г. докторскую диссерта­ ции кафедры всеобщей истории. Экстерном сдал экзамены за курс юридического фак­ та. Защитил в 1907 г. магистерскую, а в 1909 г. — докторскую диссертации, получил звание профессора государственного права. Член ЦК кадетской партии, депутат I Го­ сударственной думы.

С.Котляревский — автор книг «Власть и право. Проблема правового государства», «Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора», «Правовое государство и внешняя политика», «Война и демократия» и др.

310

стве». Основой власти, полагает ученый, является сознание зависи­мости, бесконечно укрепляемое «одновременным переживанием у массы людей». Принуждение при этом «играет ничтожную роль». В ней есть не только зародыш полного порабощения, но она способна стать великой культурно-этической ценностью, и в этом качестве — предпосылкой правового государства, обеспечить высо­кий уровень правосознания в обществе.

Другой предпосылкой правового государства Котляревский на­зывает «равноправие» права и государства, их самостоятельное значение. Это — «две стихии государства», где право не самоцель, но «есть лишь хорошо понятая политика государственной власти». Итак, с одной стороны, государство есть «единственный создатель права», а с другой — «сама государственная власть, создавшая эти нормы, им повинуется». Государственное, а следовательно, народное благо, требует, по его мнению, пределов правового ограничения го­сударственной власти, ибо слабость власти есть смертный грех госу­дарства, который менее прощается его руководителям, чем жесто­кость и произвол».

С.Котляревский возражает против отождествления правового государства с конституционным — конституционный строй лишь необходимая его предпосылка. Принципами правового государства («как задании») он называет «верховенство закона и ответствен­ность, связанную с актами государственного властвования — от­ветственность, которая постепенно расширяется и углубляется». Правовая организация государства требует «действительной ответ­ственности должностных лиц и правильно проставленной админи­стративной юстиции».

Государство как субъект права признает и других субъектов права, «ставит перед законодателем определенную заповедь — ува­жение к правовой личности всякого члена государственного целого и союза этих членов»; обеспечение государством свободы и равен­ства граждан, их социальной защиты, права на достойное существо­вание, воплощение справедливости.

От силы — к праву. Таков смысл, по Котляревскому, изменений, «пережитых поколениями людей в государственной организации». Успех этих прогрессивных изменений зависит от определенных условий. Во-первых, ученый считает, что для этого важно не только «приспособить строй и учреждения», но и «обеспечить известное психологическое равновесие», осознание гражданами ценности пра­ва, необходимости «любви к праву, борьбы за право». Другими сло­вами, обеспечить наибольшее соответствие между объективным правопорядком и общественным правосознанием. Во-вторых, пра­вовое самоограничение государства имеет свои пределы. Юриди­ческий фанатизм не лучше всякого другого фанатизма. По мнению Котляревского, государство должно быть готово жертвовать «в из­вестные минуты» этой любовью к праву, привычкой к правовому укладу во имя обязанностей перед родиной, ответственности за ее

311

безопасность и независимость. В-третьих, смысл верховенства за­кона в государстве оправдан, когда он справедлив и способ его со­здания обеспечивает эту справедливость (т.е. соответствие закона праву). Это то мерило права со времени Сократа, без которого нет правового государства.

Трактовку государства, как «правовой организации народа, обла­дающей во всей полноте своей собственной, самостоятельной и пер­вичной, т.е. ни от кого не заимствованной властью», давал правовед и философ Богдан Кистяковский (1868—1920 гг.)1.

Природу правового государства, по Кистяковскому, отличают две основные черты: в нем власть ограничена и подзаконна; здесь как некоторые органы власти, так и сам правовой порядок органи­зуются при помощи самого народа.

Поскольку власть, пишет ученый в работе «Социальные науки и право», — основной признак государства, его выражение, то наиболее типичным признаком власти в государстве, основанном на господ­стве права, является ее безличность. «В современном правовом госу­дарстве господствуют не лица, а общие правила или правовые нор­мы». Иначе — в правовом государстве все отношения властвования выражаются и закрепляются в правовых нормах, а лица, облеченные властью, подчинены этим нормам одинаково с лицами, не имеющими власти. Здесь власть не должна являться и не является, согласно Кистяковскому, самобытной силой, могущей в каких-либо случаях действовать несогласно с правом или вне его сферы. Господство пра­ва, его действие и сила в правовом государстве не зависят от господ­ствующих политических направлений в стране и в праве.

Ко всем признакам власти, полагал ученый, — престижу, обая­нию, авторитету, традиции, привычке, силе, внушающей страх, следу­ет присоединить еще один признак — «всякая власть должна быть носительницей какой-нибудь идеи, она должна иметь нравствен­ное оправдание». Это оправдание может заключаться или в вели­чии и славе народа и государства, или в упрочении правопорядка, или в уровне жизни народа, удовлетворении его материальных и духовных нужд'. «Как только власть теряет одухотворяющую ее идею, она неминуемо гибнет».

1 Кистяковский Богдан Александрович — сын известного киевского профессора, теоретика уголовного права А.Ф.Кистяковского. Учился в Киевском (1888 г.), Харь­ковском (1890 г.) ун-тах на историко-филологическом отделении, на юридическом фак-те Юрьевского ун-та (учеба прерывалась арестами за «политическую неблагона­дежность», тюремным заключением и ссылкой в 1893—1895 гг.), на юридическом и философском факультетах Берлинского ун-та. В 1899 г. становится доктором фи­лософии. Руководил киевской группой «Союза Освобождения», издавал сочинения М.Драгоманова, с 1906 г. преподавал в Московском коммерческом ин-те, затем стал приват-доцентом Московского ун-та. Редактировал ж-лы «Критическое обозрение» (1908—1909 гг.), «Юридический вестник» (1913—1917 гг.), стал доктором права, в 1917 г. — профессором Киевского ун-та.

Основные работы Кистяковского: «Право как социальное явление» (1911 г.), «Проблема и задачи социально-научного познания» (1912 г.), «Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права» (1916 г.).

312

В правовом государстве, где все отношения властвования выра­жаются и закрепляются в правовых нормах, «над властью все бо­лее приобретает господство правовая идея, идея должного», — пи­шет Кистяковский. Таким образом, власть призвана превращать с помощью права необходимое в должное, осуществлять «то, что нуж­но, дорого и ценно всем людям». По его мнению, в этом и состоят задачи и цели государства — «осуществление солидарных интере­сов людей», общее благо. В то же время, способствуя росту солидар­ности между людьми, государство, полагал ученый, облагораживает и возвышает человека, дает ему возможность развивать лучшие сто­роны своей природы и осуществлять идеальные цели.

Б.Кистяковский отождествлял конституционное и правовое по­нятия государства, считая, что «только весь народ... обладает под­линной государственной властью», называл «самым важным уч­реждением правового государства народное представительство, ис­ходящее из народа». Его законодательство, отмечал ученый, «целиком обуславливает организацию и деятельность государства и его элементов; оно регулирует не только отношение отдельных лиц и целых групп между собой, но и отношение самого государства к гражданам, а вместе с тем и деятельность всех государственных учреждений». Полное единение государственной власти с народом, писал Кистяковский, «осуществимо только в государстве будущего, в народном или социалистическом государстве». Таким образом, ему принадлежит инициатива теоретической постановки вопроса о возможной перспективе правового социалистического государ­ства, как прообразе будущего государства, «которое осуществит со­циальную справедливость», в противовес несовершенным совре­менным буржуазным государствам.

Во взглядах видных теоретиков правового государства ярко проявилась, преимущественно либеральная естественно-правовая, концепция о правах и свободах человека и гражданина.

В работе «Государственное право европейских держав» Ковалев­ский высказал мысль о непрестанном расширении сферы индиви­дуальной самодеятельности и круга личных прав, происходящем в процессе «постепенной эволюции государства». Это положение связано с концепцией Ковалевского о первичности права и его при­оритете над государством: она «не допускает противоречия между государством и правом и видит в первом выполнителя требований последнего. Государство не может поэтому в интересах самосохра­нения упразднить личные права, так как признание их является таким же требованием общественной солидарности, как установле­ние самого факта государственного общежития».

Права человека и их гарантий начинают рассматриваться на конституционном уровне. Ковалевский, подчеркивая высшую юри­дическую силу конституции, писал: «Конституция и перечисля­емые ею публичные права граждан поставлены выше законов», ко­торые новые законы не могут отменить или ограничить. Котляревс-

313

кий отмечал важность для правового порядка правовых законов, воплощающих справедливость, «настоящих прав», ставящих грани­цы государственной власти. Как конституционное, лежащее в осно­ве идеала правового государства, Новгородцев рассматривал требо­вание «единого и равного для всех права».

Основные права и свободы человека и гражданина в работах по теории правового государства начинают выстраиваться и обосновы­ваться как система личных, политических, экономических, соци­альных, культурных прав, делиться на позитивные и негативные права.

В личном праве Чичерин усматривал «истинный корень свобо­ды», «общественное право служит ему только гарантий и восполне­нием». Положительная сторона личного права (т.е. позитивное пра­во), по его мнению, определяется правилом: «все, что не запрещено законом, дозволено, в силу естественной свободы человека». Отрица­тельная (т.е. негативное право) — в признании неприкосновенности лица «как в физическом его бытии, так и в духовной его сущности». Кистяковский полагал, что все другие права и свободы, в конечном счете и все гражданские и частные права, оказались бы иллюзий, «если бы в правовом государстве не была установлена неприкосно­венность личности». Он считал основным принципом правового го­сударства ограниченность власти, «дееспособности государства» при­знанием за личностью неотъемлемых и неприкосновенных прав. Но личность остается ограниченной своим подчинением государству, обязанностями гражданина. По Кистяковскому, взаимное ограниче­ние государства и личности приводят к взаимному дополнению друг друга. Признаком правового государства Ковалевский называл пра­во свободного выбора его граждан, личного самоопределения.

Сохранение индивидуальности — одна из самых жизненных задач общего интереса, преследуемых государством, писал Котлярев-ский. Новгородцева, Кистяковского тревожил вопрос взаимоотно­шений личности как безусловной ценности, обладающей разумом и свободной волей и общественной среды, которая всецело может по­глотить личность. «Чем яснее мы осознаем, что личность есть неза­менимая, неповторяющаяся и своеобразная индивидуальность, — отмечал Новгородцев, — тем ярче выступает необходимость конк­ретного сочетания индивидуальных различий для достижения ин­дивидуальных целей».

  • В политических правах гражданина Ковалевский акценти­ ровал внимание прежде всего на всеобщем избирательном праве, праве участия граждан в политической власти, обосновывал их роль в правовом государстве. Кистяковский — на свободе общественных объединений, собраний, свободе слова. Он считал, что в будущем социалистическом государстве будет сужен круг личных прав, но расширится сфера публичных субъективных прав.

  • Экономические права рассматривались теоретиками правово­ го государства прежде всего как свобода самодеятельности индиви-

314

дов, право на частную собственность. Чичерин называл собствен­ность «первым явлением свободы», в гражданском обществе отда­вал предпочтение «средним классам» у которых «с достатком со­единяется труд».

♦ Правовое государство будущего представлялось его теорети­ кам и социальным. Кистяковский писал, что права на положитель­ ные услуги со стороны государства будут не только расширены, но и пополнены новыми правами. «Все эти права объединяются в одном общем субъективном публичном праве, именно в праве на достой­ ное человеческое существование». При этом отмечал: «Цель соци­ ального развития не в том, чтобы все члены общества превратились в призреваемых, рассчитывающих на милосердие и благодеяние со стороны общества, а в том, чтобы никому не приходилось рассчиты­ вать на благодеяние». Котляревский был еще более категоричен: «Государство не имеет права оставаться равнодушным к тому, что благосостояние его граждан опускается ниже известного уровня».

В работе «Введение в философию права. Кризис современного правосознания» Новгородцев глубоко исследует новое содержание требований свободы и равенства, считая, что государство должно взять на себя заботу об экономически слабых лицах, которые в силу различных причин неспособны к существованию за счет собствен­ных средств. Вот почему, несмотря на то, что задачей и сущностью права является охрана личной свободы, не менее важна и возмож­ность осуществления этой задачи — забота о материальных усло­виях свободы. Ученый призывал к введению понятия права на до­стойное человеческое существование в Декларацию прав человека и гражданина и к юридической разработке основных институтов это­го понятия в рамках позитивного права.

Культурные права граждан трактовались Чичериным, Кова­ левским, Кистяковским как право на образование, духовное разви­ тие, развитие национальной самобытности.

Теоретики правового государства рассматривали соотношение и взаимосвязь субъективного и объективного прав, равенство право­вых субъектов — личности и государства, соотношение прав и обя­занностей. Гессен считал, что «статус гражданства слагается из пуб­личных обязанностей и прав индивида. С другой стороны, для того, чтобы быть в государстве гражданином, субъектом обязанностей и прав, — индивид должен, разумеется, определяться правом госу­дарства, ибо свою правоспособность он получает от права».

Системе прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в теории правового государства соответствует система гарантий — политических, социально-экономических, юридических. В госу­дарственном механизме защите прав и свобод Ковалевский перво­степенное значение придавал народному представительству, само­управлению, «подчинению одинаково администрации и законода­тельства судебному контролю». В своем учении о субъективном праве Гессен важное место отводил «обособлению властей», адми-

315

нистративной юстиции. Котляревский в свою очередь подчерки­вал: действительная ответственность должностных лиц и пра­вильно поставленная административная юстиция — «суть в осно­ве требования справедливости, которой должны подчиняться и носители власти, и их действия». Важные условия гарантий лич­ных прав в гражданском обществе, как «поприще человеческой свободы», Чичерин видел в «постановлениях закона, ограничива­ющих действия властей, и установлениях независимого суда, их охраняющего».

Выступая с обоснованием необходимости конституционных ре­форм в России, теоретики правового государства видели проблему не только в неограниченном самодержавии и других остатках фео­дально-крепостнического строя. Кистяковский в нашумевшей ста­тье «Культура в защиту права (задачи нашей интеллигенции)» (1909 г.) обратил внимание на незначительную роль права, как «дисциплинирующей системы» в российском обществе, низкий уровень правосознания интеллигенции. Он приходит к неутеши­тельному выводу: здесь «общественное сознание никогда не выдви­гало идеала правовой личности». Он чужд и российской интелли­генции — она «никогда не уважала права, никогда не видела в нем ценности». Поэтому, как принцип правового государства его теоре­тики формулировали требование «возможно большего соответ­ствия между объективным правопорядком и общественным пра­восознанием. Чичерин связывал надежды с «высоким уровнем политического знания», осознанной свободой, подчиненной власти, закону, порядку, Новгородцев — с «верой в человеческое действие и нравственное долженствование». Путь к господству права Кистя­ковский видел в господстве закона над всеми частными и групповы­ми интересами, над партиями и политическими направлениями. «Установить и показать это независимое и самостоятельное значение права» и призвана юридическая наука.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]