Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
О российской мафии без сенсаций.rtf
Скачиваний:
13
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.37 Mб
Скачать

Возможен ли был мирный путь, или цена гордыни

Сегодня становится все более очевидным, что первая война в Чечне (впрочем, по‑видимому, и вторая) – не спонтанное или принятое с хмельной головой решение, а заранее, пусть по‑военному неуклюже, спланированная акция. Проследим логику событий. Осенью (28 ноября 1994 г.) чеченская диаспора в Москве вместе с земляками из разных государств мира проводит международную научно‑практическую конференцию с повесткой: «Чечня: вчера, сегодня, завтра». Решение конференции однозначно: просить Президента, Правительство и Парламент не решать силой проблему противостояния, не вводить войска. Значимость такого решения для оздоровления ситуации очевидна: пусть чеченский народ сам разберется с Дудаевым и его сторонниками, обещавшими народу процветание с «верблюжьим молоком из золотых краников».

Поначалу казалось, что в Кремле учитывают просьбу диаспоры. Государственные мужи заявляли, что Россия не станет вмешиваться в чеченский конфликт. Но в действительности все делалось с точностью до наоборот. Под убаюкивающий аккомпанемент чиновных обещаний в Республику перебрасывалась военная техника, вербовались добровольцы среди солдат и офицеров. Апофеозом этой лжи стала известная танковая атака Грозного 26 ноября 1994 г. Как рассказывали ее участники, организатором этой акции был тогдашний руководитель Контрольно‑правового управления, а впоследствии один из руководителей Госкомнаца. Пребывая тогда в ранге «военного советника» чеченской оппозиции, он собрал в один кулак около 50 танков и бронемашин, экипажи которых в большинстве своем составляли российские солдаты, и бросил их без всякой подготовки на «штурм» города. Очевидцы утверждают, что «советнику» возражали военные специалисты – дескать, так не воюют, надо хотя бы людей подготовить. В ответ услышали: «Дело решенное. Грозный надо брать. Операцией буду руководить лично, с вертолета».

Операция, точнее говоря – провокация, удалась на славу. Вся техника была уничтожена. А на экранах телевизоров появились первые пленные – «неопознанные» российские солдаты и офицеры. О Чечне заговорили с новой силой. Именно это, вне всяких сомнений, позволило окружению Ельцина убедить его в том, что чеченская оппозиция сама не в силах справиться с ситуацией. Нужно, чтобы в конфликт вступили федеральные войска. Тем более, что новый «специалист» по национальным вопросам, надо полагать, заверил в быстрой и победоносной войне.

Как выяснилось впоследствии, 29 ноября 1994 г. Совет Безопасности Российской Федерации принял решение разрешить все проблемы в Чечне военным путем.

Создается группировка войск. На 12 декабря были назначены переговоры во Владикавказе, а срок ультиматума о сложении оружия конфликтующими сторонами истекал 15 декабря. Но уже 11 декабря федеральные войска вводятся в Чечню с трех направлений.

На чеченскую землю под видом наведения конституционного порядка вследствие усилий «ястребов» и лживой, выгодной им информации от «великих специалистов» по национальным вопросам Президент России в очередной раз не использовал возможность мирного разрешения чеченского конфликта. А такая возможность, как утверждают эксперты, сохранялась до декабря 1994 г. Трудно согласиться, пишут авторы обзора «Чеченский кризис», с мнением Президента, что «государственное принуждение было применено в Чечне, когда федеральная власть исчерпала все иные средства воздействия». Эта же оценка относится и к высказываниям Президента об «окончательном решении чеченского вопроса» в декабре 1994 г. Начиная с осени 1991 г., не было сделано многое из того, что должно было быть сделано государственной властью в подобной ситуации234.

Все время мучает вопрос: почему никто из первых лиц российского государства так и не встретился с мятежным Дудаевым? Не выслушал его мнение? Не предложил условия для мирного выхода из сложившейся коллизии? Что мешало? Державные амбиции? Особенности характера?

Солидаризируюсь с мнением газеты «Известия», в которой на вопрос о том, почему высшее руководство России не захотело встречаться с Дудаевым был дан следующий ответ: «Гордость, видите ли, не позволяла. С кем только не позволяла, а с Дудаевым так и не позволила. Сегодня эта «гордость» оценивается в сотнях тысяч погибших и покалеченных человеческих жизней, тотальным разрушением всего и вся на триллионы рублей».

Да, что и говорить, дорогая это штука – гордость, амбиции государственного мужа. А что если тут не только гордыня, но и тонкий расчет – одним махом списать на войну все промахи и неудачи?