Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
M_Kurbakova_Istoriya_pressy_2008.doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
23.04.2019
Размер:
2.16 Mб
Скачать

Е.В. Курбакова

История казанской и нижегородской прессы 1811-1917 гг.: власть и общественные настроения российской провинции

Нижний Новгород

2008

УДК 070(09)

ББК 76.123+63.3(2)

К 93

Под общей редакцией

доктора исторических наук,

профессора Нижегородского государственного университета

им. Н.И. Лобачевского

В.А. Китаева

Рецензенты:

Е.А. Вишленкова – доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Казанского государственного университета

Ю.Г. Галай — доктор юридических наук, кандидат исторических наук,

профессор Нижегородской академии МВД России

Курбакова Е.В.

К 93 История казанской и нижегородской прессы 1811-1917 гг.: власть и общественные настроения российской провинции: Монография. — Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, 2008. — 375 с.

ISBN 978-5-85839-175-3

«История казанской и нижегородской прессы 1811-1917 гг.: власть и общественные настроения российской провинции» исследование истории возникновения и становления региональной периодической печати в свете отражения общественных настроений на страницах русскоязычных повременных изданий Казанской и Нижегородской губерний 1811-1917 гг. и в документах губернских архивов: Национального Архива Республики Татарстан (НА РТ, г. Казань) и Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО, г. Н. Новгород).

В качестве приложений в монографии содержатся именной, алфавитный указатели и сводная таблица периодических изданий Казанской и Нижегородской губерний 1811-1917 гг.

Издание адресовано специалистам в области истории России, отечественных средств массовой коммуникации, а также широкому кругу читателей.

Печатается по решению редакционно-издательского совета

ГОУ ВПО НГЛУ

ISBN 978-5-85839-175-3

 ГОУ ВПО НГЛУ, 2008

 Курбакова Е.В., 2008

Посвящается моим родителям

Виктору Григорьевичу и Нине Дмитриевне Курбаковым

Введение

Представители разных областей гуманитарных знаний утверждают различную степень влияния средств массовой коммуникации на формирование общественного мнения. Будучи вторичной по отношению к факту, информация о нем имеет первостепенное значение при формировании цепи последующих событий: характер исторических явлений обусловлен не только фактическими первопричинами происходящих процессов, но в значительной степени и той позицией СМК, которая адресована массам.

Развитие общественности в России многим обязано российской прессе. Исследование этапов становления самосознания российской провинции является важнейшим направлением изучения истории России. Выявление природы возникновения региональной журналистики, роли власти в ее становлении, определение характера решающих факторов ее развития являются значимыми аспектами в понимании гражданской политической истории России.

До настоящего времени историография проблемы отношений российской власти и прессы сохраняет особенности, проявившиеся 150 лет назад: с одной стороны, общим местом исследований является утверждение фактора силового воздействия власти на прессу, с другой – по-прежнему отсутствуют научные труды, выявляющие системные закономерности взаимоотношений власти и местной прессы на локальном материале.

Богатую историографию имеет изучение губернаторской власти в России1. Многочисленными масштабными трудами представлена область исследования губернского и уездного земства2. Самостоятельной историографией отмечена сфера соотношения полномочий государственной власти и органов местного самоуправления3. Заинтересованное и разновекторное внимание исследователей заслужила российская периодическая печать и различные сегменты региональной прессы4. Однако в трудах историков, политологов, социологов, посвященных изучению органов российской власти, региональная периодика использовалась в качестве одного из источников, подтверждающих характер определенных процессов, но не являлась предметом исследования. Кроме того, в силу специфики прессы как социального явления субъективного плана, периодическая печать привлекалась избирательно, вне системного ракурса5.

Предметом исследования периодическая печать являлась в трудах филологов: изучена история газетного и издательского «дела»6, выявлены яркие персоналии в журналистике, выстроена периодизация прессы, а также система типологических особенностей периодических изданий7. Но в данных работах эпизодическое значение имели архивные материалы органов власти: Главного Управления по делам печати МВД, губернаторской канцелярии, местного цензурного ведомства. Ввиду того, что «к сожалению, проблема «судебная практика и цензура» не получила должного исследования в научной литературе»8, в филологических изысканиях по истории прессы структурам российской власти, как правило, отводилась роль органа подавления прессы. Российская региональная практика применения законодательства о печати в аспекте ее исторического опыта не имеет представительного корпуса работ и в области юриспруденции.

На фоне привлечения документов РГИА (г. Санкт-Петербург), ГА РФ и РГАЛИ (г. Москва) автором данной работы наиболее исследованы фонды двух губернских архивов: Национального Архива Республики Татарстан (НА РТ, г. Казань) и Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО, г. Н. Новгород).

Объект исследования составили 139 нижегородских и 137 казанских русскоязычных периодических изданий с точки зрения причин их возникновения, условий существования, их информационной политики в разные периоды истории России с 1811 г. по 1917 г. Кроме того, в работе систематизированы сведения о 63 изданиях этих губерний, заявленных учредителями, но не вышедших в свет.

В связи с тем, что информация со страниц библиографических трудов по периодике названных губерний9 заслуживает уточнений и дополнений10, данная монография содержит три приложения. Приложение 1 является Именным указателем, насчитывающим около 500 имен деятелей XIX-XX вв., связанных с историей нижегородской и казанской прессы рассматриваемого периода. Приложение 2 представляет собой Алфавитный указатель русскоязычной казанской и нижегородской прессы. Приложение 3 является сводной хронологической Таблицей периодических изданий Казанской и Нижегородской губерний 1811-1917 гг., содержащей сведения о преемственности изданий, времени их существования, о редакторах-издателях (организациях-учредителях), основных показателях периодичности выхода издания в свет (при наличии – показателях тиража и объема), типологических характеристиках изданий (на основе программы редколлегии и с учетом содержательно-смысловой структуры журналистских материалов).

В настоящем исследовании на примере взаимоотношения властных структур и прессы двух российских губерний будет выявлена степень взаимозависимости прессы и власти, определена природа социального явления «провинциальная периодическая печать» с точки зрения его возникновения и влияния на общественное мнение российской провинции в 1811-1917 гг.

Пресса будет представлена во взаимоотношениях с тремя ветвями власти в губернии: административная (губернатор, его канцелярия, губернский цензор или цензурный Комитет), представительная (органы местного самоуправления различного уровня), судебная (губернский прокурор, окружной суд). Термин «журналист» будет употреблен в отношении представителей редакционного корпуса периодических изданий.

Достижение цели исследования предполагает решение ряда задач:

  1. выявление основных акторов, оказавших решающее влияние на судьбы периодических изданий исследуемых губерний,

  2. определение основных направлений деятельности Главного Управления по делам печати и формата взаимоотношений ГУДП с представителями цензурного ведомства в регионах,

  3. выявление закономерностей и конкретных форм взаимовлияния губернской власти и местной прессы,

  4. определение основных аспектов применения российского законодательства о печати к провинциальной периодике,

  5. установление закономерностей функционирования судебной власти в рассмотрении дел по местной прессе с точки зрения законности и независимости от административной власти региона,

  6. определение основных особенностей в проявлении внимания к интересам героев публикаций и читателей со стороны губернской прессы и региональной власти,

  7. выявление личностного фактора в судьбе периодического издания с учетом степени зависимости региональной журналистики от частного капитала и предпринимательской инициативы учредителя.

Решение данного ряда задач невозможно без осознания особенностей географического положения губерний, социокультурного и этнического факторов в их развитии, истории и специфики развития каждого региона (промышленные и культурные центры, образовательные учреждения, роль общественных организаций), особенностей деятельности органов местного самоуправления в губерниях, своеобразия благотворительной и общественной деятельности в каждом из регионов, индивидуальных черт, присущих личностям политических и общественных деятелей Казани и Н. Новгорода, особенностей становления политических партий в Казанской и Нижегородской губерниях.

Нижний Новгород и Казань – ярмарочная столица и университетский центр Востока Российской Империи – города с типологически разными характеристиками, но со сходной динамикой развития. В конце 60-х гг. XIX в. среди крупных городов европейской России лишь пять имели население более 100 тысяч человек (Санкт-Петербург, Москва, Одесса, Кишинев, Рига). В конце 90-х гг. XIX в. их количество выросло почти в три раза, и среди них уже были Казань и Н. Новгород11. Население каждой из этих крупных губерний почти в двадцать раз превышало население губернского центра.

Деятельность казанского и нижегородского губернаторов имела свои, присущие каждому региону, сложности. Н. Новгород был отмечен ежегодной ярмаркой, в период работы которой население города увеличивалось в несколько раз. Несмотря на то, что в отдельные годы была введена должность ярмарочного генерал-губернатора, нижегородский губернатор, включенный в процесс подготовки к ярмарке с весны, многие проблемы ярмарки брал на себя. Казань и Казанская губерния были сложны для управления по причине разнородного этнического состава населения города и губернии. Относительно различий в вероисповедании населения губерний масштабы соотношения нижегородского старообрядчества с православным толком в количественном сопоставлении могли бы сравниться с соотношением православных и мусульман в Казанской губернии.

В той и другой губерниях бюджетообразующими были статьи дохода губерний с промышленных и торговых предприятий12. Для Казани и Н. Новгорода в равной степени справедлива характеристика одного из российских статистиков 90-х гг. XIX в.: «Чем крупнее город, тем для большего округа становится он жизненным центром… чем крупнее город, тем он культурнее, тем на более рациональных основаниях поставлено в нем хозяйство и тем более удовлетворяются разнообразные потребности жителей, и народное образование, и общественное призрение, и медицинская, и санитарная части, и наружное благоустройство обставлены в крупных городах несравненно лучше»13.

В Нижнем Новгороде раньше, чем в Казани, появился первый городской водопровод (1847 г.), в Казани раньше, чем в Н. Новгороде, начал функционировать телеграф (1863 г.). Большая, в отличие от Нижнего Новгорода, отдаленность Казани от столиц и отсутствие до 90-х гг. XIX в. какого-либо иного сообщения с европейскими губерниями, кроме речного пути, способствовали формированию особой культурной среды Казани.

Несмотря на известное мнение о том, что «открытие университетов в провинции в первые годы XIX в. как факт российской культуры не следует преувеличивать - это скорее провозвестники будущего развития высшего образования (и всякого культурного развития) в провинции, чем настоящие учебные заведения университетского типа»14, - основанный в 1804 г. Казанский Императорский университет во многом определял жизнь не только города, и губернии, но и всего учебного округа15. По уровню и темпам распространения грамотности город Казань давал более высокие показатели, чем в целом по стране. В 50-е гг. XIX в. грамотных горожан было около 4% (при среднем уровне грамотности менее 1 %)16. По количеству учебных заведений и, соответственно, по количеству обучающихся в них, Казань в целом представляла показатели существенно (2 два раза) большие, чем Н. Новгород: «Учебных заведений – 102, в том числе три высших и 14 средних, из которых 6 – женских»17. Несмотря на то, что первой в Поволжье была нижегородская типография губернского Правления (основана в 1791 г.), «младшие ее коллеги – типография Казанского Императорского университета, основанная в 1800 г.»18, и открытая в 1805 г. типография Казанского губернского Правления были лучше оснащены и в первые годы XIX в. осуществляли больший объем работ, чем нижегородская типография.

Избрание двух регионов (Казанская губерния и Нижегородская губерния) позволяет, тщательно проработав источники, свидетельствующие о судьбе изданий в каждой из двух губерний, сопоставить характер процессов, выявить не только отличительные черты, но и общие признаки, получить основания для определения природы этих явлений. Широта хронологических рамок (1811-1917 гг.) дает основание проследить преемственность губернаторской власти и предоставляет возможность на продолжительном временном отрезке выявить типологическое сходство во взаимоотношениях власти и прессы на каждом из этапов.

В данном исследовании история русскоязычной прессы Казанской и Нижегородской губерний дана с учетом характеристики выделенных типологических групп (общественно-политические, официальные, религиозные, научные (различных областей знаний), литературно-художественные (различных жанров, стилей, направлений, включая юмористические издания и издания по различным видам искусства: театр, музыка, синематограф и др.), статистические (различных сфер жизни), ведомственные (различных областей управления), профессиональные (различных профилей), справочные). Данная классификация позволяет сделать выводы о том, каким образом различные стороны жизнедеятельности региона на различных исторических этапах оказывали влияние на периодическую печать, обусловливали ее развитие. Вместе с тем подчеркивается, что такая классификация во многом условна19 и в данном исследовании не является предметом научного изучения.

Хронологические границы исследования очерчивают более чем 100-летнюю историю существования казанской и нижегородской прессы: со времени возникновения первой казанской газеты до этапа, на котором большевистский режим приступил к разрушению существовавшей до него системы периодической печати. Несмотря на то, что в течение этого периода произошла смена нескольких этапов в истории страны (данное столетие в зависимости от цели исследования может быть расчленено на несколько звеньев исторического процесса), столь длительный хронологический отрезок необходим для выявления закономерностей функционирования провинциальной периодической печати как сложившейся системы.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]