Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гримм Лекции по догме римского права.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
13.03.2016
Размер:
2.27 Mб
Скачать

_ 312. Юридическое положение свободного и несвободного имущества подвластных детей в Юстиниановом праве

Свободное имущество детей. Свободным имуществом подвластных детей называется то имущество их, относительно которого отец не имеет права узуфрукта и управления. К составу свободного имущества причисляется в юстиниановском праве: а) peculium castrense и quasi castrense - все, что приобретено на военной, гражданской и духовной службе и в качестве адвоката, и сверх того, что подарено императором или императрицей; b) так назыв. bona adventicia irregularia - то, что приобретено на безвозмездном основании от третьих лиц, если при этом прямо оговорено, что отцу не предоставляется право узуфрукта и управления, или если отец отказался от своего права узуфрукта и управления. Ср. Nov. 117. Cap. 1, _ 1. Sancimus igitur, ut matri aviaeque reliquisque parentibus filio vel filiae vel nepoti, vel nepti, vel deinceps descendentibus donare vel etiam ultima voluntate relinquere liceat, hac lege et conditionе, utsi velint, pater vel quicunque eos in potestate habet, in his rebus neque usumfructum, nec ullam omnino partem habeat. Jubemus autem, ut hoc non solum parentibus, sed omni personae liceat. При этом, однако, сохранилось такое различие: а) по отношению к peculium castrense и quasi castrense, подвластные дети пользуются не только свободой распоряжения inter vivos, но и mortis causa, т. е. они могут не только при жизни отчуждать отдельные составные части этого имущества на каком угодно основании, но могут также оставить это имущество по завещанию, кому пожелают; b) по отношению же к bona adventicia irregularia подвластные дети не пользовались правом оставлять завещание.

Несвободное имущество подвластных детей. Несвободным имуществом подвластных детей называлось то имущество их, относительно которого отец сохранял право узуфрукта и управления. Сюда относятся так назыв. bona adventicia regularia, т. е. приобретения, поступившие к подвластному сыну или дочери со стороны матери или третьих лиц, поскольку не было оговорено, что отцу не предоставляется право узуфрукта и управления, или поскольку отец не отказался от этого права. В частности, право узуфрукта отца шире обыкновенного права узуфрукта, и отец не обязан представить cautio usufructuaria. Что касается права управления отца, то он в этом отношении действует более свободно, чем обыкновенный procurator. Так, он не обязан представлять отчеты по управлению, хотя и отвечает за доказанную вину. Отчуждение отдельных вещей допускается, однако, только с согласия подвластного.

В заключение надо сказать два слова о так назыв. peculium profecticium. Так называлось то имущество, которое доставалось подвластным детям непосредственно от отца. Это имущество и в юстиниановском праве юридически принадлежит отцу, подвластные дети лишь фактически пользуются и распоряжаются им.

Право опеки и попечительства*(176)

Глава I. Понятие, история и современная организация института _ 313. Понятие и история опеки и попечительства

Опека, tutela. Опека есть суррогат недостающей отцовской власти. В древнем праве различали два вида опеки: tutela impuberum - опека над малолетними, и tutela mulierum - опека над женщинами, не состоящими под властью отца или мужа. Последняя в императорском периоде вышла из употребления.

Первоначально опека рассматривалась как дело семейное. Опекунами первоначально были ближайшие агнатические родственники, так назыв. tutores legitimi. Позднее отец в завещании мог назначить опекуна, tutor testamentarius. Государственная власть не вмешивалась в этот вопрос. В связи с этим существовал взгляд на опеку как на право, а не как на обязанность опекуна. Опекун в собственном интересе как родич опекаемого заботился о сохранности имущества последнего, управлял этим имуществом по свободному усмотрению, не подвергаясь никаким ограничительным постановлениям. Наконец, не существовало никакого контроля над действиями опекуна, государственная власть относилась совершенно безучастно к тому, как ведет опекун дела подопечного, предоставляя лишь последнему, по прекращении опеки, требовать отчетности и возмещения убытка от опекуна.

С течением времени все это изменилось. Наряду с законными опекунами и опекунами по завещанию появляется третий вид опекунов - по назначению от претора или провинциального наместника, так назыв. tutores dativi. Опека перестает быть правом опекуна, а напротив, на него возлагаются весьма тяжелые обязанности. Так как вследствие этого часто стали уклоняться от принятия опеки, то сложилось правило, что отказ от опеки допускается только по особо уважительным причинам. Наконец, опекуны были подчинены бдительному контролю государственной власти. Так, более важные акты по управлению стали нуждаться в предварительном согласии претора.

Попечительство - cura. С течением времени наряду с опекой сложился новый институт, преследующий сходные цели - попечительство или cura. Древнейшие виды попечительства: cura furiosi - над умалишенными и cura prodigi - над объявленными расточителями. Затем последовательно появляются: cura minorum - над несовершеннолетними; cura debilium personarum - над лицами, страдающими такими пороками, которые делают для них желательным иметь заступника (немые, глухие, глухонемые, слепые и т. п.); наконец, так назыв. cura bonorum - над имуществом, лишенным в данное время своего хозяина (напр. bonorum absentis, cura hereditatis jacentis). Впрочем, два последних вида попечительства имеют лишь весьма ограниченное значение. Что касается юридического положения попечителя, curator, то он никогда не пользовался столь широкими полномочиями, коими располагал опекун. Cura не порождала никаких особых прав, а с самого начала возлагала на curator'a только одни более или менее сложные обязанности. С этим вполне гармонирует и то, что curator, по общему правилу, назначался претором.

С течением времени первоначальное резкое различие между опекой и попечительством в значительной степени сгладилось, так как и опека утратила характер чисто семейного института. В позднейшем праве между опекой, с одной стороны, и главным видом попечительства (cura minorum), с другой, сохранилось в сущности только формальное различие. Именно, tutor имел право auctoritatis interpositio, т. е. право формального участия и торжественного утверждения сделок, совершаемых подопечным. Curator не имел этого права. Но и он должен был давать свой consensus, свое согласие для того, чтобы сделка, заключенная его клиентом, получила полную силу. Это согласие могло быть дано неформально, до или после заключения сделки. Таким образом, это различие не имело реального значения. Позднейшая практика стремилась окончательно объединить tutela impuberum и cura minorum и усилить момент государственного вмешательства. В Германии это было достигнуто Имперским Полицейским Уставом 1548 года (Reichspolizeiordnung).

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]