Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гримм Лекции по догме римского права.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
13.03.2016
Размер:
2.27 Mб
Скачать

_ 45. Влияние мотивов на сделку

Всякая сделка направлена на известный объективный результат, который, по мнению совершающего сделку лица, является подходящим средством для достижения тех или других целей. Итак, нужно различать: 1) самую сделку, 2) объективный результат, на который она направлена, и 3) конечную цель или конечные цели, достижение которых ожидается от вступления в сделку. Желание достигнуть эту цель или эти цели составляет побудительный мотив для заключения сделки. Но всякая сделка на деле есть сложное явление, которое составляет результат более или менее сложного ряда действий. В частности, так как для достижения одной и той же цели нередко могут оказаться пригодными различные средства, то необходимо сделать выбор между ними, остановиться на каком-нибудь одном из них, Напр., для ознакомления с каким-нибудь вопросом можно обращаться к нескольким книгам. Но раз я не могу купить все, мне придется выбрать одну какую-нибудь из них. Выбор мой, конечно, определяется специальными мотивами; я выбираю данную книгу, потому что считаю ее наиболее подходящей для достижения намеченной мною общей цели. Таким образом, наряду с одним побудительным мотивом, заставляющим меня вступить в сделку, конкурирует в каждом данном случае еще целый ряд специальных мотивов, определяющих мою деятельность. Все эти побудительные мотивы, как общие, так и специальные, по общему правилу, не оказывают влияния на силу сделки, Напр., нашел ли я в купленной мною книге ответ на те вопросы, которые меня волнуют и заставили меня купить ее, или нет, это совершенно безразлично. Или другой пример: я желаю расположить к себе лицо А и с этой целью дарю ему какую-нибудь вещь; удастся ли мне этим завоевать себе его расположение (общий мотив моей деятельности) и понравится ли ему подаренная вещь (специальный мотив, почему я выбрал именно ее) или нет, опять-таки совершенно безразлично. Из этого общего правила, в силу которого побудительные мотивы не оказывают влияния на сделку, допускается, однако, ряд исключений. Вот важнейшие из них.

Влияние заблуждения. Заблуждение либо касается тех или иных составных частей сделки, как то: личности контрагента, объекта и т. п., либо оно вызывает общее желание вступить в данную сделку, о которой лицо в остальном имеет вполне правильное представление. Заблуждение первого рода, когда оно касается таких составных частей сделки, которые имеют существенное значение по роду сделки, по воззрениям оборота или по явно выраженным намерениям сторон, именуется существенным во внимание к тому, что оно исключает наличие соответствия между волей и внешним выражением и, как мы видели, нормально влечет за собою недействительность самой сделки. Заблуждение, касающееся несущественных моментов сделки или моментов, вне ее лежащих (напр., ожидаемых от заключения сделки выгод), характеризуется как заблуждение в мотиве и именуется заблуждением несущественным. Заблуждение в мотиве или несущественное заблуждение никоим образом не влечет за собою недействительности сделки. Даже больше: по общему правилу, оно не имеет никакого юридического значения. Однако при известных условиях и несущественное заблуждение получает юридическое значение в том смысле, что дает заинтересованному лицу право оспаривать сделку. Это имеет место, главным образом, в следующих двух категориях случаев. Прежде всего несущественное заблуждение принимается во внимание, раз оно привело к тому, что одна сторона неправомерно обогатилась на счет другой, напр., я, под влиянием ошибочного представления о существовании долга, произвел уплату; или я, не зная о тех или других недостатках вещи, купил ее за цену, какую не дал бы, зная об этом обстоятельстве. При этом, безусловно, требуется извинительность заблуждения. Второй случай тот, когда кто-нибудь умышленно вызвал во мне заблуждение или воспользовался моим заблуждением и склонил меня этим к заключению убыточной для меня сделки. Это случай так называемого обмана - мотив, который предполагает умышленное сообщение ложных, или извращение, или сокрытие действительных фактов. Обман всегда дает потерпевшей стороне право оспаривать убыточную для нее сделку. При этом безразлично, было ли вызванное обманным образом действие противной стороны заблуждение извинительное или нет, т. е. безразлично, мог ли потерпевший, в случае даже самой элементарной осторожности с его стороны, понять, что его обманывают, или нет. Впрочем, не всякое умолчание об известных лицу фактах или сообщение неверных фактов может быть квалифицировано как обман. И здесь решающее значение имеют воззрения оборота. Так, общепринятые в обороте расхваливания товара со стороны профессиональных торговцев, рекламы и т. п. не порождают для этих лиц ответственности, так как известно всякому, что на такие вещи нельзя полагаться. Ср. 1.16 _ 4 D. minor 4,4 (Ulpianus). Idem Pomponius ait, in pretio emtionis et venditionis licere contrahentibus se circumvenire. 1.37. D. de dolo 4. 3. Quod venditor, ut commendet, dicit, sic habendum quasi neque dictum neque promissum est. 1. 43 pr. D. de contr. emt. 18, 1. Ea, quae commendandi causa in venditionibus dicuntur, si palam appareant venditorem non obligant, veluti, si dicat servum speciosum, domum bene aedificatam; at si dixerit, hominem litteratum, vel artificem, praestare debere, nam hoc ipso pluris vendit. Что касается последствий обмана, то было уже сказано, что он дает потерпевшему лицу право оспорить сделку. При этом в одних случаях можно требовать расторжения сделки и возмещения убытков, в других, только понижения выговоренной за данный объект платы. С этой целью потерпевшее лицо могло или предъявить actio ex contractu, иск, вытекающий из данного договора, или же, если по обстоятельствам дела нельзя было предъявить такого иска, то actio doli. Если потерпевший не успел еще исполнить обязательства, в которое был вовлечен обманным образом действий другого лица, и к нему будет предъявлен иск об исполнении, то иску может быть противопоставлена exceptio doli. В заключение заметим, что иск ex dolo может быть предъявлен только против обманщика и его наследников, но не против третьих лиц.

Влияние психического принуждения (угроз). Необходимо различать физическое принуждение (vis absoluta) и психическое принуждение, или угрозы (vis compulsiva). В первом случае лицо действует помимо всякого участия его воли, и такое действие, безусловно, недействительно, как это было указано раньше. Во втором случае лицо вследствие угроз побуждается совершить действие, которое оно при других условиях не совершило бы. Угрозы, следовательно, или, точнее, страх, вызванный ими (metus), являются побудительным мотивом для заключения сделки. Лицо, конечно, в данном случае могло бы и не совершить этой сделки, не уступив угрозам, и в этом смысле можно сказать, что, хотя лицо и совершило действие под влиянием угрозы, оно все-таки хотело совершить его (et si coactus tamen volui); но, конечно, оно решилось на это только с тем, чтобы избегнуть худшего. Поэтому сделка, совершенная под влиянием страха пред угрозами, может быть оспорена заинтересованным лицом. С этой целью претор ввел особый иск, actio quod metus causa, который мог быть предъявлен не только против угрожавшего и его наследников, но и против третьих лиц, которым досталось что-либо на основании вынужденной сделки. В некоторых случаях, напр., в случае вынужденной манумиссии, сделка считалась даже недействительной. Однако не всякая угроза дает право опорочить сделку. Угроза должна быть действительная, исполнимая, незаконная, и, наконец, зло, которым угрожают на случай несовершения сделки, должно быть существенное. Напр., если угрожают убить меня или лишить меня свободы или здоровья, то сделка, совершенная под влиянием подобных угроз, конечно, может быть мною оспорена. Более же мелкие угрозы, как, напр., угроза, что мне перестанут кланяться, не имеют юридического значения. Ср. 1.3 _ 1 D. quod metus c. 4,2. Sed vim accipimus atrocem et eam, quae contra bonos mores fiat, non eam quam Magistratus recte intulit scilicet jure licito et jure honoris, quem sustinet. 1.5 eod. Metum accipiendum Labeo dicit non quemlibet timorem, sed majoris malitatis. 1,6 eod. Metum autem non vani hominis, sed qui merito et in constantissimo cadat, ad hoc Edictum pertinere dicemus.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]