Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Istoria_Kuzbassa_pod_red_N_P_Shuranova_-_Keme.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
16.12.2018
Размер:
2.16 Mб
Скачать

§ 2. Приватизация и демонтаж

колхозного строя. Снижение

объемов производства

Важнейшим содержанием перехода к рынку стал процесс приватизации государственной собственности, преобразование ее в частную. Еще в советский период истории России, в июле 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял два закона: о приватизации и об именных приватизационных счетах, получивших наименование «ваучеров». В новых условиях, 29 января 1992 г. последовал Указ Президента Б. Н. Ельцина, где была отражена процедура «малой приватизации». В начале 1992 г. своя программа приватизации стала разрабатываться и в Кемеровской области.

Этап «большой» приватизации, связанный с преобразованием собственности на крупных предприятиях, развернулся после того, как 11 июня 1992 г. Верховный Совет РСФСР одобрил программу приватизации на 1992 г. Но 14 августа 1992 г. последовал специальный Указ Б. Н. Ельцина, которым именные приватизационные чеки были заменены чеками на предъявителя. Номинальная стоимость ваучера составила 10 тыс. рублей. Количество определялось численностью граждан России и составило 148 млн. Вручение ваучеров началось 1 октября 1992 г. Первоначально срок их действия был определен с 1 декабря 1992 г. до 31 декабря 1993 г. Впоследствии срок действия ваучеров был продлен до 1 июля 1994 г. Сначала

284

планировалось выпустить ваучеры тремя выпусками. Но состоялся только первый выпуск.

Получив ваучер, гражданин России получил право выбора на его применение: обменять на акции своего предприятия, став его собственником; кроме этого, ваучеры можно было вложить в любой чековый инвестиционный фонд (ЧИФ); продать на организованном и неорганизованном рынке или оставить без движения по разным мотивам.

Основную долю приватизируемого имущества к середине 1996 г. получили трудовые коллективы предприятий и юридические лица (96%). Но затем, ввиду снижения объемов производства, многие работники-акционеры сами продали свои акции. Ваучеры скупали руководители приватизируемых предприятий, инвестиционные (брокерские) компании, отдельные предприимчивые лица, а также юридические лица. Ими спекулировали чековые инвестиционные фонды.

Последствия приватизации были противоречивы. С одной стороны, утверждались новые интересы, навыки хозяйствования. Но, с другой стороны, началось длительное падение производства. В области, как и в целом по стране, оно сократилось на 40—50%. Резко уменьшились по сравнению с 1992 г. государственные инвестиции в экономику страны в целом и области в частности. Губительно влияла либерализация цен. Все это обусловило «вымывание» оборотных средств предприятий и создало угрозу их банкротства. И руководство предприятий было готово подчас «продаться» кому угодно, чтобы выжить.

В государственном секторе к 1994 г. осталось 30% от общего количества предприятий области. Всего за 1991—1995 гг. было приватизировано 937 предприятий из федеральной и областной собственности и 2 424 — из муниципальной. В частной собственности стало 3 361 предприятие. В среднем по области было приватизировано 85% промышленных государственных и муниципальных предприятий. Но 100% приватизация достигла в химической промышленности, 94% — в угольной отрасли. 90% — в пищевой промышленности. И только 72% в лесной и деревообра-

285

батывающей промышленности. Затем шли предприятия торговли (66%), общественного питания (56%) и бытового обслуживания (36%). Наибольший удельный вес в общем количестве приватизированных объектов областной и федеральной собственности в области занимали промышленные предприятия (50%). Потом шли строительство (19%) и транспорт (8%).

Вне сферы частной собственности на территории Кемеровской области к началу 1997 г. осталась часть предприятий трех уровней. Так, федеральной собственности принадлежали предприятия оборонного комплекса, железнодорожный транспорт, золотопромышленность, телевидение, санитарно-эпидемиологические и ветеринарные учреждения. В областной собственности остались большая часть аптек, предприятия полиграфической промышленности, ряд автотранспортных предприятий, птицефабрики и т. д. В муниципальной собственности были школы, больницы, поликлиники, основные объекты коммунального хозяйства, жилые дома и др. объекты соцкультбыта.

Новым явлением для экономики области (как и всей страны) стало развитие малых и средних предприятий. Уже в 1993 г. их было 11800. К 1995 г. число их поднялось до 19 тысяч, затем численность их начала снижаться. К середине 1996 г. их насчитывалось уже 14,5 тыс. В 1995 г. они стали составлять около 60% общего количества предприятий области: 19 тысяч из 32 тысяч. Но беда была в том, что 30% их существовало только «на бумаге».

Основная доля так называемых «малых предприятий» действовало в сфере торговли (42,7%). На втором месте было строительство (23,7%). Сфера промышленности была на третьем месте (17,6% малых предприятий).

Новой формой организации экономической жизни в области стали предприятий с иностранными инвестициями (ПИИ). На 1 января 1996 г. в Кузбассе было зарегистрировано уже более 210 совместных и иностранных предприятий. Доля зарубежных партнеров в их уставном фонде составляла 34,1%. Наибольшая часть акций принадлежала Китаю, Италии, Польше, Австрии, Великобритании, США. В целом партнерами акционеров из Кузбасса

286

выступали предприниматели из 55 стран «дальнего» зарубежья. До 40 совместных предприятий было создано с предпринимателями из стран-членов СНГ. 38% СП действовало в сфере торговли, 34,6% — в промышленности и 10,7% — в строительстве. К лету 1997 г. в Кузбассе уже было зарегистрировано 241 совместное предприятие, но действовало только 47 СП, или 27% .

По-разному складывалась судьба таких предприятий. Главной заботой их новых хозяев являлось получение максимальной прибыли. Так, в процессе акционирования контрольный пакет акций полысаевской шахты «Кузнецкая» оказался в руках президента австрийской фирмы «Просистем ГмбХ» X. Хофера. Но после аварии хозяева бросили шахту.

Наряду с городом новые формы организации хозяйства появились и в кузбасском селе. Они внедрялись на основе Указа Президента России от 27 октября 1993 г. «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России», разрешившего частную собственность на землю и признавший многообразные формы хозяйствования на земле.

К 1995 г. в Кемеровской области было зарегистрировано вновь образованных 22 акционерных общества (из них 18 товариществ), 3 ассоциации крестьянских хозяйств, 12 сельскохозяйственных кооперативов, 30 хозяйств коллективной и коллективно-долевой ответственности и 2 442 крестьянских и фермерских хозяйств. Коме того, продолжало оставаться 158 совхозов, 53 колхоза, 355 подсобных хозяйств предприятий. В следующем, 1996 г., число фермерских хозяйств достигло 2 519. В среднем на одно такое хозяйство приходилось 42 га земли. Наибольшее распространение фермерские хозяйства получили в Кемеровском, Новокузнецком и Топкинском районах. Наименьшее число их было в Тисульском и Ижморском районах.

В 1997 г. процесс создания фермерских хозяйств замедлился. Число вновь образованных хозяйств оказалось меньше числа хозяйств, прекративших свое существование. Всего за 1992—1997 гг. прекратили свою деятельность и объединились 2 140 хозяйств. Это было связано с ростом цен на материально-технические ресурсы,

287

с недостаточным развитием инфраструктуры, с ухудшением финансового положения хозяйств.

Из крупных хозяйств в области успешно работали чуть больше десяти. Среди них были колхоз «Вперед» Новокузнецкого района (председатель М. П. Сметанников), АО «Черкасовское» (директор В. А. Малаев), совхоз «Маяк» Промышленновского района (директор А. Ф. Долбня), АО «Береговое» Кемеровского района (директор С. Н. Поликов), ассоциация крестьянских хозяйств «Исток» Юргинского района (директор П. А. Попов).

В 1993 г. заместитель главы администрации Кемеровской области по сельскому хозяйству А. А. Альтергот установил связь с фирмой «Конкорд» (США). И та безвозмездно (но в целях рекламы своей продукции) прислала комплект для сборки многооперационного посевного агрегата одноименного названия и лицензию на производство его на месте. Агрегат собрали. Началось его использование в совхозе «Чумайский», колхозе «Сибиряк». Уже первый агрегат сэкономил 50 т семян, повысил урожайность на 4—5 ц/га. Производительность при севе была повышена на 25—30% по сравнению с обычными агрегатами, потребность в тракторах снизилась в 5—6 раз, расход горючего снизился в 3 раза. При этом количество рабочих при его обслуживании сократилось в 5 раз, производительность их труда поднялась в 2,5—3 раза, себестоимость зерна снизилась почти в 2 раза. Порядок работы агрегата определялся бортовым компьютером.

Для производства новой машины было создано закрытое акционерное общество (ЗАО) «Агро» с участием капитала из США. Директором его стал А. А. Альтергот. Работы организовали на Кемеровском авторемонтном заводе с привлечением других машиностроительных заводов области. С 1994 г. началась поставка этих агрегатов в Украину, Казахстан, Белоруссию, Монголию.

Но на приобретение новой техники и ремонт старых машин средств у хозяйств было недостаточно, что тормозило развитие производства.

С целью развития сельского хозяйства и пищевой промышленности Исполнительный комитет Кемеровского областного Совета

288

народных депутатов заключил договор с итальянской фирмой «Фата» на поставку в Кузбасс нового оборудования для переработки и упаковки сельскохозяйственной продукции.

На реализацию программы «Фата» было потрачено 202 млн. долларов. Однако в дальнейшем был допущен простой несмонтированного оборудования, крайне неритмичный расчет по кредиту. Поэтому контракт с фирмой оказался невыполненным.

Таким образом, результатом реформ региональной экономики, проводившихся по директивам центра и администрации Кемеровской области во главе с М. Б. Кислюком, явилась ликвидация монополии государственной собственности и утверждение в Кузбассе капиталистических отношений.

Кемеровская область среди других 89 субъектов Российской Федерации заняла положение середняков: 14-е место по уровню заработной платы, 9-е — по объему производства, 8-е — по получению доходов от приватизации. Однако в результате приватизации и демонтажа колхозного строя региональная экономика, как и экономика всей страны, из предкризисного состояния перешла в состояние глубокого системного кризиса. Так, если уровень использования среднегодовой мощности по многим отраслям в 1991 г. составлял 52—65%, то в 1997 г. — 4,3—77%, а износ основных фондов достиг 60—90%. В условиях дефицита средств капитальный ремонт заменялся поддерживающим. Это сопровождалось закрытием отдельных предприятия. Так, только в угольной промышленности были закрыты 33 шахты. Из-за бездумной конверсии лишились заказов почти все оборонные предприятия.

Соответственно снизились объемы производства. В промышленности в 1997 г. они составили только 50% к уровню 1990 г. Добыча угля упала до 92 млн. т. Осложнилось положение и в сельском хозяйстве. Оно оказалось на уровне 1965 г., а по животноводческой продукции — ниже уровня 1960 г. 85% сельскохозяйственных предприятий стали нерентабельным, их убытки составили 740 млрд. рублей.

Сельскохозяйственная площадь с 1 450 тыс. га в 1990 г. сократилась до 1 140 тыс. га. Количество тракторов в области сократилось

289

с 14 656 в 1990 г. до 9 519 в 1998 г. Вдвое уменьшилось количество зерноуборочных комбайнов. Обеспеченность хозяйств сельскохозяйственной техникой снизилось до 40—50%. За 1990—1997 гг. внесение органических удобрений на гектар пашни снизился с 3 тонн до 200 кг. Та же картина наблюдалась и с минеральными удобрениями. Первые не на чем было вывозить, вторые не на что было купить. Урожайность зерновых сократилась на 4,2 ц с гектара. Новые фермерские хозяйства в аграрной сфере, получив 5,8% пашни, производили лишь 1,5% всей сельскохозяйственной продукции. В результате валовой амбарный вес зерна составил только 612 тыс. т, что составило половину от годовой потребности Кемеровской области.

Резкий спад произошел в животноводстве. Поголовье крупного рогатого скота с 1990 г. до 1997 г. сократилось с 605 тыс. до 243 тыс., свиней — с 545 тыс. до 190 тыс. Поголовье птицы сократилось наполовину. Сократилась и продуктивность скота. Средний удой коровы за этот период снизился с 2 877 кг до 1 995 кг. Уменьшилось производство мяса и яиц. Кризис в сельском хозяйстве привел к тому, что половина потребляемых в Кузбассе продуктов, как и в России, была иностранного происхождения.

Либерализация цен в условиях развитого мирового рынка и высокой концентрации производства у частных собственников привела к росту цен. Так, с 1991 по 1997 гг. цены на уголь выросли в 5 700 раз, на электроэнергию — в 12 000 раз, на транспорт — в 22 000 раз. Тормозили экономическое развитие натурализация товарооборота (бартер) и наличие многочисленных посредников в связях предприятий с рынком. Так, в АО «КМК» в 1997 г. насчитывалось 27 фирм-посредников. Осложнялась стабильность и эффективность работы с партнерами, а посредники «уводили» денежные потоки от реального сектора и развивали спекулятивный блок в экономике. Это не могло не усиливать процесс криминализации экономики.

Возникли неплатежи на всех уровнях, в том числе и по зарплате, которая задерживалась до 3—9 месяцев. Кемеровская область выделялась самым высоким уровнем задолженности по зарплате — 3,6 трлн. неденоминированных рублей.

290

Появились безработица, поляризация в доходах, пауперизация значительной части населения, конкуренция на рабочие места. Рост новых рабочих мест отставал от потребностей.

Так форсированный переход к рыночным отношениям выдвинул перед Кузбассом необходимость решения задачи восстановления экономики в условиях лишения дотаций на свое развитие из государственного бюджета и обострения социальных отношений.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]