Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Samye_polnye_lektsii_Shvartsa .docx
Скачиваний:
125
Добавлен:
16.04.2015
Размер:
916.74 Кб
Скачать

2 Теории судебного решения.

1. Теория декларации (деклараторная теория).Всё, что делает суд – это лишь провозглашение того, что норма есть, что она действует и что она предусматривает для этих субъектов такие-то права и обязанности.Монтескье:суд – уста закона. Более ничего суд не делает, он просто глашатай.

2. Теория приказа. Суд не просто декларирует, но и приказывает участникам спора действовать определённым образом (и в этом смысле решение приобретает черты индивидуального регулятора). Суд не ограничивается декларацией, он ещё и приказывает действовать в соответствии с его решением.

Практическое значение данных теорий: п. 7 информационного письма ВАС № 103 по новации (по ст. 414 ГК): мы видим, что то, что не утверждено судом, является ничтожным. Если акт распоряжения правами и обязанностями, которые выступили предметом судебного решения (а новация, будучи сделкой, безусловно, является актом распоряжения правами и обязанностями) не утверждён и санкционирован судом, он является ничтожным. Иными словами, судебное решение «обременяет» правоотношение. До и вне процесса стороны могли новировать, заменять отступным и пр. А после принятия судебного решения они могут это сделать только при условии, что это будет утверждено судом. Это означает, что суд не ограничивается декларацией, он ещё и приказывает, а переступить через приказ суда без его санкции стороны не могут. Попытки изменить правоотношение, которое выступило предметом судебного решения, перешагнуть через него без суда объявляются ничтожными и не порождают соответствующих последствий, ибо суд не только провозглашает, что права и обязанности есть, он ещё и приказывает, и обойти приказ можно только с разрешения того, кто этот приказ издал. А если бы суд просто декларировал, было бы по-другому: суд провозгласил, что такая-то норма есть, а потом сторонам ничего бы не помешало новировать обязательство.

П. 1 и 2 информационного письма ВАС № 65 по зачёту. Может должник сделать заявление о зачёте? Вообще, конечно, может. Но если ему противостоит исполнительный лист, то зачёт требует встречного исполнительного листа. Должник не может просто прийти к судебному приставу и сказать: прекратите с меня взыскивать, я делаю заявление о зачёте. Он должен принести судебному приставу встречный исполнительный лист. Другими словами, погасить требование, присуждённое судом, зачётом, по правилам ГК нельзя (односторонней сделкой). Только встречным исполнительным листом. Эти акты распоряжения невозможны без санкции суда (и применительно к зачёту эта санкция будет выражаться в выдаче исполнительного листа). Судебное решение «обременяет» субъективное право и субъективную обязанность, она лишает стороны той свободы, которая у них была до судебного решения. До того, как между конкретным правоотношением и нормой права нет судебного решения, стороны могут делать всё, что захотят. Но как только появляется судебное решение, манипуляции с правами и обязанностями требуют санкции суда. П. 1: заявление о зачёте нельзя сделать даже в процессе, такое заявление требует встречного иска. У цивилистов всё это вызывает вполне обоснованные возражения (ведь суд не создаёт права и обязанности, он только подтверждает те, которые были до и вне процесса. И почему с этими правами до и вне процесса можно было делать что угодно, а в процессе уже нет?). Гражданско-правовая свобода, автономия оказывается ограниченной, скованной публичной судебной властью. Проблема упирается в преодоление исполнительного действия судебного решения. Публичная власть в лице пристава имеет дело с исполнительным документом, пристав просто обеспечивает исполнение судебного решения, у него есть исполнительный лист и он обязан его исполнить, а принимать ничего сверх исполнительного листа он не может и не хочет (не будет рассматривать никакие отступные, зачёты). Исполнительный лист и выражает приказывающий элемент судебного решения, и отсутствие возможностей преодоление исполнительного эффекта судебного решения и порождает такие практические положения теории приказа: пока есть исполнительный лист, пристав будет его исполнять, и никакие зачёты и новации он рассматривать не будет. П. 1: почему нужен встречный иск? Судебного решения ещё нет, спор только на разрешении суда. Казалось бы: приходит ответчик и говорит: схлопывается, я делаю заявление о зачёте. Но нет. Между прочим, несмотря на то, что это подвергается критике в литературе по ГП, это единственно правильное решение. В первую очередь потому, что заявление о зачёте есть возражение, причём это возражение в виде реализации собственного субъективного права ответчика (он ведь говорит: у меня есть право к тебе и я его так реализую). Вопрос:как можно сделать субъективное право предметом реализации в суде? Только иском, потому что субъективное право нужно внести в процесс, чтобы оно стало предметом деятельности суда. По-другому правоотношение нельзя сделать предметом судебного осуществления, суд просто «не увидит» его. И санкция суда в данном случае – это способ суда сказать: да, у тебя есть это право, я слышу тебя и вижу это право. А как суд может это сделать? Только получив встречный иск и удовлетворив его, потому что зачёт в этом смысле есть притязание. Второе замечание. Делая заявление о зачёте ответчик признаёт первоначальный иск? В ГП да (когда должник делает заявление о зачёте, он свой долг признаёт, это суррогат исполнения). А в ГПП? Ст. 137-138 ГПК. Судья принимает встречный иск в случае, если встречное требование направлено к зачёту первоначального требования. Спрашивается: я предъявляю встречный иск к зачёту. Это означает, что я первоначальный иск признаю? Или можно сказать, что в первоначальном иске всё неправда, но кто его знает, может быть, он выиграет, и у меня есть встречное требование на всякий случай, чтобы хотя бы не платить. В гражданском праве заявление о зачёте есть признание долга и исполнение обязанности. А здесь – это признание первоначального иска? Может быть в итоге такое, что первоначальный иск будет отклонён, а встречный удовлетворён? Может. И тут мы выясняем, что слово «зачёт» в ст. 138 ГПК это совсем не тот зачёт, что в ГК (тот, да не тот, тот в том смысле, что схлопнуться должно в итоге, но с точки зрения каузы – в ГП она признать долг, исполнить обязанность, а в процессе – процессуальная, непознанная).Кауза процессуального поведения. Предъявление встречного иска к зачёту вовсе не означает, что первоначальный будет удовлетворён. В противном случае у нас есть встречный иск, в котором заложено признание первоначального, и в такой ситуации не надо рассматривать первоначальный, он признан, нужно только встречный рассмотреть и всё. Но ничего подобного не происходит никогда. Более того, это альтернативные позиции: первоначальный иск лицо отклоняет, говорит, что всё это неправда, но не знает, выиграет оно или нет, процесс состязательный, а встречный предъявляет на случай, если будет проигран первоначальный. Почему лицо так делает? Потому что оно не может рассуждать так: сейчас я попробую отбить первоначальный иск, не получится – потом приду к приставу и сделаю заявление о зачёте. Оно потом к приставу не придёт, и заявление о зачёте не сделает, потому что приставу можно принести только встречный исполнительный лист. И понимая, что противник потом будет взыскивать, и зачесть будет нельзя, исполнительного листа не будет, лицо предъявляет встречный иск, здесь и сейчас. Преодолеть исполнительное действие судебного решения можно будет только встречным исполнительным листом.

Факт созревания права для исковой защиты является новым фактом – основанием иска, и поэтому снова подать иск будет можно, если его отклонили потому, что право ещё не созрело.

Вернёмся в письмо № 65: а зачёт исполнительных листов подчинён правилам ГК о зачёте? Может быть, это просто другой зачёт? Не надо выяснять материально-правовые условия зачёта (например, однородность)? Приставу всё равно? Здесь 100 рублей и там 100 рублей, и не нужно выяснять, какие 100 рублей, за что? Может быть, природа зачёта такова, что он отчасти совпадает с гражданско-правовым, а отчасти – не совпадает. Где-то условия зачёта выходят на первый план, а где-то – не выходят? Условия зачёта: бесспорность, однородность, зрелость. Зрелость будет, потому что есть 2 исполнительных листа. Бесспорность тоже. Т.е., вопросы могут быть только с однородностью. Подумаем потом.

Итак, п. 1 письма № 65 правильно говорит о том, что должен быть встречный иск и не может быть односторонней сделки-зачёта, и хотя это ограничивает гражданско-правовую свободу, это единственно возможно в процессе, потому что заявить о зачёте – это заявить о реализации своего притязания, а заявить о реализации своего притязания перед судом можно только иском, потому что только иск позволяет сделать это притязание предметом судебной деятельности, предметом судебного осуществления. Во-вторых, встречный иск, направленный к зачёту, не означает признание первоначального иска, это не тот зачёт, который в ГК; он может сопровождаться отрицанием первоначального иска. Тем более нужен встречный иск, потому что первоначальный может быть отклонён, а второй удовлетворён.

Публичная власть говорит: получите мою санкцию на свои акты распоряжения, иначе они являются ничтожными, и это связано с преодолением исполнительного действия судебного решения. Таким образом, теория приказа правильная.

Вопрос о правопогасительном эффекте судебного решения.

Не понимать это буквально: этот эффект состоит в том, что юридические факты, которые могли бы привести к принятию противоположного (другого) судебного решения и не вошедшие в текст судебного решения, испаряются, аннулируются, гасятся (этого не было, даже если это и было). Другими словами: судебное решение очищает допроцессуальный фактический состав от того, что не попало в это судебное решение, и всё, что туда не попало, объявляется несуществовавшим. Именно в этом отношении существует правило, что взыскиваемое по судебному решению не может образовывать неосновательного обогащения. Но взыскиваемое по судебному решению не может образовывать неосновательное обогащение по отношению к фактам, которые имели место до судебного решения. По отношению к фактам, которые наступят после судебного решения, взыскиваемое по судебному решению может составить неосновательное обогащение.Пример.Шварц должник. Кредитор пишет ему: давай плати. Шварц: заявляю о зачёте. Кредитор получает заявление о зачёте, и говорит: ничего подобного, я тебе не должен, и предъявляет иск. Шварц: ах ты, дрянь такая, я тебе ничего не должен, но я не хотел связываться с тобой, и решил сделать зачёт (у меня-то нормальное к тебе требование, в отличие от того, что у тебя ко мне) и развязаться с тобой. Так тебе ещё зачёта недостаточно, а ты ещё и иск предъявляешь. Ну ладно, дело твоё. Шварц вступает в дело и молчит о сделанном зачёте. Он не признаёт право. Проигрывает, с него взыскивают. С точки зрения материально-правовой то, что со Шварца взыскали, с него взыскать были не должны, потому что этого требования не было, оно было погашено тогда, когда Шварц сделал заявление о зачёте. Но об этом зачёте он суду не сообщил. Судьба зачёта? Вот оно, судебное решение, которое является единственным источником прав и обязанностей. С точки зрения материального права, повторим, права требования у кредитора не было, потому что оно было погашено заявлением о зачёте, но если об этом не узнал суд, то его требование есть и суд его присудил. А что произошло с зачётом? Он испарился, зачёта не было. Если факт, имевший место до процесса, не попал в судебное решение, не был сообщён суду, то допроцессуальный фактический состав очищен, этого факта просто больше нет. Это и есть правопогасительный эффект. Поэтому, кредитор законно и основательно будет взыскивать то, что с точки зрения гражданского права мы посчитали бы неосновательным обогащением.И если потом Шварц подаст новый иск, и получит исполнительный лист, и по письму № 65 пойдёт к приставу, это будет уже новая сделка-зачёт. А та испарилась. Это не означает, что после судебного решения не могут состояться такие юридические факты, которые сделают взыскиваемое неосновательным обогащением.Пример.Страховое право. Плывёт по морю застрахованный груз. Затонул, страховая выплатила страховое возмещение. Получил страховое возмещение, потом поднял груз со дна моря, который погиб только на 50%. Полученное страховое возмещение на 50% составит неосновательное обогащение. Т.о., факты, наступившие после судебного решения, могут превратить взысканное по судебному решению в неосновательное обогащение.

Виды судебных решений.

Количество видов судебных решений соответствует видам исков:

1. О признании.

2. О преобразовании.

3. О присуждении.

А также:

1. Личные.

2. Групповые.

3. В защиту неопределённого круга лиц.

Ст. 205, 206, 207 – это разновидности судебных решений в процессуальном смысле, это процессуальная регламентация видов исков с точки зрения требований, предъявляемых к их содержанию, это процессуальная регламентация содержания этих видов судебных решений. Это показывает нам грань судебного решения как института процессуального права (что в этих решениях должно быть написано).

Учение о законной силе судебного решения.

Законная сила судебного решения это и есть жизнь, продолжение процесса тогда, когда процесс закончился. Дело сдано в архив, но процесс живёт в законной силе судебного решения. И поэтому законная сила судебного решения и воплощает в себя весь смысл процесса, потому что процесс затевается ради того, чтобы потом получить решение, вступившее в законную силу, и сила этого решения (какой она будет, что она будет из себя представлять) – смысл и ценность всего процесса. Это абсолютно ключевой вопрос в понимании того, зачем мы вообще идём в суд (мы идём в суд ради законной силы судебного решения). И поэтому это принципиально важно. Юридическая идиома: законная сила судебного решения есть сила частного закона.Лучше всего это выражение иллюстрируется на нашей схеме: норма права – она большая, типическая, а судебное решение в своём объёме равно объему правоотношения, в этом смысле судебное решение – это акт конкретизации нормы, это закон для данного случая (закон для данного случая – это и есть частный закон). Норма права – это закон «вообще» (закон для всех таких ситуаций, таких случаев), а судебное решение – это частный закон, закон для конкретной ситуации, закон для данного случая.

Законную силу судебного решения принято раскрывать через её свойства.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]