Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
3542289_teatr_pos_vse.doc
Скачиваний:
57
Добавлен:
31.08.2019
Размер:
489.98 Кб
Скачать

Позиция “пра-мы” и молчание в общении

В последнее время, согласно наблюдениям психологов, растет неудовлетворенность общением между взрослыми и детьми. Дискомфорт в общении испытывают обе стороны, как дети, так и взрослые. Эта проблема касается детей разного возраста. В роли неудовлетворенных общением могут оказаться и взрослые, как родители, так и педагоги. Пытаясь разобраться в проблемах педагогики, психологи стараются проникнуть в начало становления человеческого общения. А истоки общения лежат во взаимоотношениях между матерью и ребенком. На первый взгляд, особых проблем общения в этом возрасте нет. В то же время они есть и заключаются в той неповторимой общности, которая соединяет два человеческих существа одним ритмом и одним дыханием жизни. Мать в это время для ребенка - и его глаза, и его руки, и его ноги, и олицетворение всего богатого и разнообразного мира. А ребенок для матери, в свою очередь, настолько значим, что она уже не принадлежит самой себе. Поэтому ей удается угадать и предвосхитить каждый вздох, каждое желание любимого ею существа. Так закладывается личностная позиция “пра-мы”, которая базируется на родительско-детских отношениях, складывающихся из общего жизненного дыхания и общего жизненного пространства. Чем ярче и полнее проживается ребёнком позиция “пра-мы” в раннем детстве, тем гармоничнее в будущем складываются его отношения с окружающим миром и самим собой.

Несмотря на то, что значимость этой позиции для психического развития ребенка по мере его взросления снижается, возможности для ее использования остаются. Часто родители интуитивно используют эту позицию и с детьми более старшего, чем младенческий и ранний, возраста, например, в тех случаях, когда ребенок испытывает затруднения при выполнении какой-либо деятельности или овладении тем или иным навыком. В этих случаях взрослый обычно берет руку ребенка в свою и начинает вместе с ним выполнять задание. Этим приемом часто пользуются и педагоги. Позицию “пра-мы” в различных вариантах можно использовать как в работе с заторможенными, безынициативными, робкими детьми, так и в работе с неуправляемыми, гиперподвижными, расторможенными. В такой работе с полярными, казалось бы, вариантами поведения детей, преследуются разные цели. В первом случае такая работа помогает почувствовать ребенку уверенность, доверие к себе, радость от успеха, желание самому сделать что-то без помощи взрослого. Во втором - взрослый, помогая ребенку, пытается проникнуть в его ритм и встроить его в свой ритм деятельности, учит малыша управлять собой и получать удовольствие от общения и работы вместе с другим человеком. Часто, при серьезных проблемах общения у детей, психологу приходится надо просто восстанавливать у ребенка позицию “пра-мы”.

Но использование этой позиции требует от педагога особой профессиональной тонкости и аккуратности. Опасность заключается в том, что взрослый, находясь в этой позиции, достаточно легко может “задавить” ребенка, навязать ему свой ритм. Учитывая тот факт, что взрослая жизнь часто бывает аритмична, разорвана на части, подчинена механизму деловой сосредоточенности – это серьезная опасность. Прямое вторжение во внутренний ритм ребенка, как правило, не дает ожидаемого эффекта. Взрослые зачастую сами нуждаются в восстановлении своего внутреннего ритма, душевной стройности. В этом плане дети часто бывают целостнее, гармоничнее, выше взрослых и, что самое главное, всегда готовы поделиться этой гармонией с теми, кто услышит внутреннюю игру их духа.

Для такого вслушивания существует очень известный и сильный прием - молчание. К сожалению, взрослые редко им пользуются. Молчание - это не только состояние, в котором мы не употребляем слов. В своей основе молчание - это внутреннее состояние, когда мысли улеглись, сердце умирилось, человек входит внутрь себя и изнутри смотрит на мир. В таком состоянии человек возвращается к себе, у него меняется ощущение как самого себя, так и окружающего мира. В работе с детьми взрослым часто не хватает именно этого безмолвия и внутренней тишины. Иногда бывает необходимо понаблюдать за ребенком всего несколько минут, помолчать вместе с ним. И вдруг что-то неуловимое меняется в отношениях, начинает выстраиваться новое содержание, некая общность, не подавляющая, а гармонизирующая и поднимающая на новую высоту участвующих в общении.

Из этого вытекает еще одно предупреждение взрослым: очень осторожно использовать любимое многими из них слово “скорее”. К сожалению, многие родители и педагоги часто злоупотребляют этим словом. В результате мы имеем разрушение детской деятельности и внутреннего ритма жизни ребенка, а вместе с этим и его общего самочувствия. Есть и другая опасность, которая подстерегает взрослых при неправильном использовании позиции “пра-мы”. Кроме формального, часто имеет место и смысловое давление со стороны взрослых на детей. Зачастую, подходя к ребенку, взрослый точно знает, чему он хочет и должен научить ребенка, и ему не важно, что ребенок в это время живет своей жизнью, своими смыслами. В результате такого столкновения разрушается, в первую очередь, смысловой контекст жизни ребенка. Взрослый “впихивает” в ребенка содержание образовательных программ. Однако полученные знания ребенку часто бывают не нужны. Он ими не может и не хочет пользоваться.

Беда в том, что взрослые не доверяют детям и не умеют конструктивно использовать их смысловой контекст. Поэтому, наверное, редко удается довести до профессионального совершенства любимые занятия детства. Немногие родители позволяют себе такую “роскошь” в воспитании, как доверие к интересам детей и их поддержка. Можно привести пример исключительный в своем роде, но в то же время и в высшей степени показательный: матери Владимира Набокова удалось разглядеть в увлечении ее сына бабочками не просто детскую блажь, а настоящую страсть на всю жизнь. И она смело отменяла учебные занятия ради ежедневной пятичасовой прогулки сына с сачком. Конечно, она не предполагала тогда, что имя ее сына будут носить три открытые им бабочки, и Лозаннский музей с благодарностью примет посмертный набоковский дар - уникальную коллекцию из 4323 волшебных созданий.

Решать педагогические задачи можно и нужно, не ломая смысловой контекст жизни ребенка, а используя и сохраняя его. В каждом случае эта работа, конечно, индивидуальна и неповторима. Сложная многоуровневость проблем общения взрослого и ребенка является наиболее трудной и наименее осознаваемой взрослыми.

4.