Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
3542289_teatr_pos_vse.doc
Скачиваний:
57
Добавлен:
31.08.2019
Размер:
489.98 Кб
Скачать

Раздел 6. Психологические особенности надситуативного общения

6. 1 Надситуативная позиция общения с «пристройкой» по отношению к партнеру в позиции «пра-мы»

Большинство ситуаций общения взрослого и ребенка во взаимной позиции «пра-мы» предполагает надситуативность со стороны взрослого. Это связано с тем, что взрослый в любой ситуации, даже тогда, когда он, казалось бы, полностью погружен в «самоценное» общение с малышом, должен следить за тем, как развивается сама ситуация общения, не угрожает ли что-либо безопасности и здоровью малыша, не пора ли заняться какими-нибудь неотложными делами и прервать общение. Для этого ему необходимо осознавать ситуацию в целом и управлять ею, сохраняя «точку вовне», характерную для надситуативной позиции. То же часто касается и общения двух взрослых людей, находящихся по отношению друг к другу в позиции «пра-мы» – например, когда кто-либо ухаживает за заболевшим родственником, или даже просто в привычных семейных отношениях «пра-мы» между супругами, сиблингами, взрослыми детьми и их родителями. Ведь очень нередко, несмотря на то, что общение явно имеет особенности, характерные для позиции «пра-мы», один из партнеров в процессе этого общения как бы задает саму его ситуацию, а второй включается в нее более пассивно, один ведет, а другой следует за ним. Это четко прослеживается в близнецовых парах, для которых особенно характерно сознание типа «пра-мы» и где, несмотря на это, обычно четко выделяется ведущий и ведомый члены пары.

Анализируя особенности ситуативной позиции «пра-мы», мы уже указывали на то, что она может вызвать у человека, по отношению к которому строится, негативную реакцию и даже агрессию - ведь этот человек не владеет ситуацией общения и это не всегда ему нравится. Поэтому надситуативная позиция «пра-мы» иногда оказывается гораздо более конструктивной. Главные ее достоинства состоят в том, что она позволяет контролировать как ситуацию общения, так и поведение партнера по общению. При этом она предполагает отождествление с партнером по общению, понимание его и, следовательно, обычно не вызывает ни конфликтов, ни сопротивления.

Однако условием реализации надситуативной позиции «пра-мы» является наличие у партнеров некоторого опыта общения между собой, и, в частности, опыта общения в позиции «пра-мы». Представьте себе, что эту позицию необходимо построить по отношению к малознакомому человеку, и все трудности этого станут очевидны.

Как-то раз одному из авторов данной работы пришлось стать невольным участником конфликта между семиклассниками и их учительницей по немецкому языку. Казалось, что для этой ссоры нет никакого повода. Учительница была довольно мягкой и даже пыталась использовать в своей работе разнообразные игровые методы. Анализ сложившийся ситуации позволил выявить некоторые ее психологические особенности. Оказалось, что учительница начала работать с этим классом только в текущем учебном году. А семиклассники, как это свойственно подросткам, всячески старались показать свою независимость по отношению к учителям – ко всем учителям, не только к ней - ведь дети этого возраста особенно чувствительны к признанию старшими их «взрослости».

Новая учительница имела очень далекий от реальности образ детей данного возраста. Ей казалось, что они беззащитны и беспомощны. Именно поэтому она и пыталась строить по отношению к ним общение, занимая надситуативную позицию «пра-мы» - мягко опекала их. А дети возмущались - «мы уже не маленькие» – и старались всяческими правдами и неправдами уйти от такого «нежного», так не нравившегося им общения.

Этот пример показывает, что надситуативная позицию общения «пра-мы» может быть реализована лишь тогда, когда оба участника общения нуждаются в ней.

Построение надситуативной позиции «пра-мы» требует учета ее двойственной природы. Во-первых, это связано с реализацией позиции «пра-мы» – поза, речь, особенность совместных действий, а во-вторых - касается демонстративного отношения к ситуации, характерного для надситуативной позиции. При этом могут использоваться как содержательные особенности ситуации, так и некоторые формальные способы и приемы. К последним можно отнести личностные особенности некоторых людей, которые, надо или не надо, рассказывают, например, о том, какой у них большой стаж работы, богатый опыт, какие ученые звания или степени они имеют. Как правило, таким способами для демонстрации «законности» своей надситуативности пользуются те люди, которые, иногда подсознательно, не вполне уверены в своем превосходстве по содержанию дела.

Одна учительница как-то рассказывала такой случай. Девочка, которая очень волновалась, когда ее вызывали к доске, забыла часть содержания и не могла ответить на вопрос. Тогда учительница встала со своего места и, близко подойдя к девочке, взяла ее за руку и стала напевать мелодию известной песни, слова которой помогли восстановить забытое содержание. Если проанализировать, что именно сделала учительница, то можно увидеть надситуативную позицию «пра-мы». Однако здесь еще раз необходимо подчеркнуть, что у девочки уже был опыт общения с учительницей в такой позиции. В противном случае она, скорее всего, еще больше зажалась бы и не сумела принять предлагаемую помощь.

Надситуативная позиция «пра-мы», как правило, переходит в надситуативную позицию «над» или «под». Она может также переходить в ситуативную позицию «пра-мы».