Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
3542289_teatr_pos_vse.doc
Скачиваний:
57
Добавлен:
31.08.2019
Размер:
489.98 Кб
Скачать

Раздел 7. Психологические особенности внеситуативного общения

7. 1 Внеситуативная позиция общения с «пристройкой» «пра-мы» по отношению к партнеру

Внеситуативное общение с «пристройкой» по отношению к партнеру в позиции «пра-мы» – это такое общение, когда кто-то a priori, безусловно, не вникая в смысл конкретной ситуции общения, отождествляется с другим, принимает его точку зрения, разделяет его интересы и намерения.

Анализируя сильные и слабые стороны такой позиции общения, необходимо иметь в виду, что в ней, как, впрочем, и в любой позиции «пра-мы», есть активный и пассивный участники. Кто-то, как мы уже говорили, идентифицируется с другим, а этот другой, чтобы общение могло состояться, позволяет ему такую идентификацию, как бы соглашается на нее, не отвергает ее. Поэтому при рассмотрении мы будем говорить о каждой из сторон (активной и пассивной) этой позиции отдельно.

Внеситуативное общение в позици «пра-мы», как мы уже говорили, обеспечивает участнику, играющему в ней активную роль, возможность отождествления с партнером по общению. Иными словами, человек, конструирующий и использующий позицию «пра-мы» на личностном уровне, легко может встать на позицию собеседника. Это позволяет понять другого человека, проникнуться его логикой, переосмыслить ситуацию общения, рассматривая ее с позиции другого. В конечном счете, это дает возможность мягко и косвенно управлять своим партнером по общению.

Недостатки и проблемы, связанные с внеситуативной позицией «пра-мы» в ее активном проявлении касаются того, что реализующий ее субъект не всегда хорошо понимает чужой контекст, а в силу этого имеет изъяны и трудности в организации совместной деятельности. Кроме того, у людей, которые склонны задавать при общении с другими внеситуативную позицию «пра-мы», как правило, имеются некоторые проблемы с их собственным обучением, так как они легко могут реализовать лишь собственный контекст и его содержание и с трудом настраиваются на восприятие чужого. Тот, кто руководит – пусть мягко и косвенно – должен все время использовать имеющиеся у него ресурсы, а взять новые знания, способности, отношения ему негде и некогда.

Внеситуативная позиция «пра-мы» помогает участнику общения, по отношению к кому она осуществляется, то есть находящемуся в пассивной роли, легко адаптироваться и обучаться. Новые для него знания и умения как бы возникают в процессе общения с обучающим сами собой, без усилий с его стороны. Это такое обучение, о котором образно говорят учителя: «я уж все ему разжевала и в рот положила, только глотай». Однако частое использование данной позиции по отношению к определенному человеку ведет к тому, что у него остается недостаточно развитой инициатива и вообще волевая сфера личности. Поэтому такие люди, как правило, нерешительны, не умеют сами справляться даже с простыми проблемами и всегда нуждаются в помощи того, кто сможет «все решить за них». Школьные учителя хорошо знают детей такого типа, родители которых постоянно пребывают по отношению к ним во внеситуативной позиции общения «пра-мы». Дети – самого разного возраста, вплоть до взрослых юношей и девушек, но чаще, все-таки, ученики начальных классов и младшие подростки – отличаются тем, что, при общей «благополучности», настроенности на выполнение всех школьных норм и правил, они, в ситуации самостоятельной работы, оказываются совершенно беспомощными. Такой ученик приходит на урок со старательно сделанными домашними заданиями, он выглядит внимательным и старательным, но, при этом, результаты контрольных работ оказываются гораздо ниже, чем этого можно было бы ожидать.

То же касается и неучебных, а разнообразных житейских ситуаций. Совместная жизнь с человеком, который все для тебя «разжевывает и в рот кладет», во всех без исключения случаях с тобой соглашается и разделяет твои стремления, может подействовать двояко: либо до безобразия «разбаловать» опекаемого, сформировать у него совершенно непригодный к жизни в обществе характер, либо вызвать протест, ведущий к разрыву отношений. И тот и другой варианты вполне жизненны и часто встречаются как в супружеских, так и в родительско-детских и в дружеских отношениях.

Выход из ситуации, когда внеситуативное общение в позиции «пра-мы» ведет к безынициативности, несамостоятельности, «паразитированию» пассивного партнера, лежит через как разрушение позиции «пра-мы», так и внеситуативности. Внеситуативность, личностность общения с близким человеком, конечно, в целом должна оставаться неизменной, но требуется переход к расщеплению позиции «пра-мы» на «над» и «под», причем позиция «над», скорее, должна принадлежать исходно пассивному члену пары. Осуществить такой переход может активный партнер, сознательно и целенаправленно переходящий в позицию «под» – например, создавая ситуацию, в которой ему вдруг понадобилась помощь и поддержка со стороны пассивного партнера. Общение при этом, с неизбежностью, станет ситуативным.