Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
3542289_teatr_pos_vse.doc
Скачиваний:
57
Добавлен:
31.08.2019
Размер:
489.98 Кб
Скачать

Раздел 1. Театр как психологическая проблема

1.1 «Весь мир – театр…»

Эта с детства запомнившаяся фраза, как правило, не несет в себе никакой психологической нагрузки. Но написать такую фразу мог только человек, хорошо разбирающийся в психологии. Не зря, наверно, один из классиков современной психологии, Л.С. Выготский, избрал предметом своей первой работы психологический анализ трагедии В. Шекспира «Гамлет». Кстати, именно в этой пьесе и звучит знаменитая фраза о том, что «весь мир театр, а люди в нем актеры».

Так каков же психологический смысл этой фразы? Почему мир - театр, а люди в нем актеры? Ну, вероятно, прежде всего потому, что большинство жизненных коллизий, описанных в театральных пьесах, имеют место в реальной жизни.

По мнению многих известных театральных режиссеров, одним из эффективных методов передачи актером того или иного настроения или эмоции является воспоминание об аналогичных ситуациях, случавшихся реальной жизни. Другими словами, большинство из разыгрываемых в театре конфликтов и проблем хорошо знакомы и участвующим в спектакле актерам, и пришедшим на спектакль зрителям.

Об этом красноречиво свидетельствует известная фраза Л.Н. Толстого, с которой начинается роман «Анна Каренина» - «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Эта фраза – своеобразное апеллирование к достаточно стандартному и поэтому легко узнаваемому «набору» человеческих чувств и отношений хотя бы в отношении счастливой семьи.

Кстати, о стандартности и нестандартности счастья и несчастья можно было бы и поспорить с Львом Николаевичем. Как явно следует из его романа, и судьба Анны, и ее отношения и с мужем и с Вронским легко предсказуемы, а поэтому понятны читателю. Так что, скорее всего, несчастливые семьи несчастливы одинаковы, а счастливые?

По мнению А. Гайдара, счастье каждый понимает по-своему. Вероятно, именно поэтому один из известных русских писателей заметил, что многие романы заканчиваются свадьбой, но рассказать по счастливую семейную жизнь далеко не всякий писатель отваживается.

Театр как зеркало передает поведение и поступки, эмоции и конфликты реальной жизни. При этом, как правило, в театральной пьесе бывает понятно, кто хороший, а кто плохой, что является причиной конфликта и как его уладить. Именно эта особенность театрального действия обеспечивает вторую связь между театром и жизнью. Театр позволяет рефлексировать и даже изменять реальную жизнь.

В последние годы множество российских зрителей часами проводят время у телевизоров, наблюдая за развитием действия в различных сериалах. При этом многие из них говорят, что смотрят эти фильмы, так как они очень «жизненные». Действительно, если провести анализ самых разнообразных фильмов, то легко можно выделить схему, по которой они построены. Два молодых человека созданы друг для друга, любят друг друга, но не могут быть вместе из-за социального положения, конфликта родителей или злодея, который преследует с детства жениха или невесту и т. п. Весь фильм молодые люди борются за свое счастье и, наконец, после неимоверного числа серий, любовь торжествует.

С одной стороны - действительно очень жизненно, но с другой - почему же все это не надоедает зрителям - по крайней мере значительной их части?

Проведенное небольшое исследование дает ответ на этот вопрос. Женщина хочет увидеть на экране свои несложившиеся отношения со свекровью и находит в одной из самых отрицательных героинь черты, схожие с матерью мужа. Зрители (несмотря на свой, часто немолодой, возраст и жизненный опыт) часто негодуют: «Ну, чего же ты, дурочка делаешь? Кому поверила?». Некоторые даже пытаются ввести в реальную жизнь ситуации и отношения, увиденные в фильме - например, фасоны одежды, макияж и бижутерия некоторых сериалов сильно сказались и на современной российской моде, да и на самом понятии красоты. Таким образом, люди превращаются в актеров, а мир вокруг них в своеобразный театр.

Однако связь театра и жизни не исчерпывается этим двусторонним отношением. Подлинной психологической проблемой является проблема связи театральных и кино - жанров с тем, что принято называть направленностью личности. Среди нас есть люди, склонные все на свете драматизировать, или – надо всем смеяться, или – во всем видеть трагедию.

С детства нам хорошо известны различные театральные и кино- жанры - комедия и трагедия, драма и притча, мелодрама и детектив, триллер и сказка. Бывает, после просмотра фильма или спектакля люди негодуют: «Написали, что это комедия, а ничего смешного и нет». Вероятно, зритель хотел посмеяться, но ничего забавного для себя не увидел, с его точки зрения все, что происходило в фильме или спектакле было грустно, серьезно или даже страшно, а не смешно. Каждый из перечисленных жанров имеет за собой определенную логику отношений между героями и специфическую структуру.

Если, к примеру, взять комедию, то легко увидеть, что ее герои часто попадают в необычные положения из-за того, что не понимают друг друга, или оказываются в новой непривычной и поэтому непонятной для себя обстановке. Эта несуразность и даже неправильность, асоциальность поведения героев и вызывает у зрителей смех. Попал, например, Семен Семенович Горбунков (герой фильма «Бриллиантовая рука») в руки контрабандистов, которые прячут у него в гипсе бриллианты, но ведет себя непосредственно, без учета сложившейся ситуации - вот и смешно. Или перепутал Поль Ришар (фильм «Укол зонтиком») киностудию с номером мафиози-убийцы - и опять-таки смешно. Причем на фоне этого несоответствия даже совсем несмешные вещи, - например, насилие, - тоже кажутся смешными. Так, когда в «Бриллиантовой руке» избивают героя, которого играет Андрей Миронов (которого бьют за то, что он упустил бриллианты), то это тоже оказывается смешно. Или – смерть главного мафиози Кита, которого все-таки в конце концов убивают в фильме «Укол зонтиком», совсем не вызывает отрицательных эмоций.

Зрители любят комедийные фильмы и спектакли еще и за то, что все в них всегда кончается хорошо. Бриллианты спасены, контрабандисты наказаны, а Семен Семенович весело отдыхает со своей семьей. Или - герой Поля Ришара не только «выходит сухим» из сложной ситуации, но и ставит по этому сценарию фильм, получает высшую награду, да в придачу еще и обзаводится очень красивой и обаятельной спутницей жизни.

Совсем по-другому обстоит дело в драме. Здесь герои хорошо понимают и друг друга, и ситуации, в которых оказываются. Но они не в силах изменить ни своих партнеров, ни конкретные условия, и все разрешается драматично. Причем во многих случаях сама драма и является собственно выходом из сложившейся ситуации.

Ярким примером драмы может служить пьеса А.Н. Островского «Гроза». Невыносимые условия жизни, вечные попреки свекрови, безвольный муж, который не может заступиться за Катерину - все это постепенно нагнетается автором по ходу пьесы. Катерина страдает, она несчастлива, однако терпит все это, не представляя, как ей можно изменить свою жизнь. Но, полюбив другого, почувствовав себя внутренне свободной, она оказывается более не в силах терпеть внешние узы и оковы. Поэтому вполне психологически оправданным и понятным является страшный поступок Катерины – ее самоубийство.

Совсем другой, первый взгляд, является драма В. Шекспира «Ромео и Джульета». Ромео и Джульета любят друг друга, но не могут быть вместе из-за кровной вражды двух семейств. При этом, как и в драме А.Н. Островского, они прекрасно понимают сложившуюся ситуацию и даже пытаются ей противостоять, договорившись о тайном венчании. Но месть и вражда оказываются сильнее любви и единственный выход соединения любящих друг друга людей - в их совместной смерти.

Очень похожа на драму по своим особенностям трагедия. Там тоже, с одной стороны, вполне адекватные, в отличие от комедии, отношения героев между собой и восприятие ими различных ситуаций. У трагедии, как правило, тоже бывает несчастливый конец. Отличие же трагедии от драмы в том, что в трагедии, как правило, людям противостоят божественные, неземные силы, – поэтому противоречия, губящие героев, являются в принципе неразрешимыми. Так, например, в трагедии В. Шекспира все поступки принца Гамлета детерминированы волей тени его погибшего отца и мягкий, добрый принц вынужден стать неумолимым кровавым мстителем, в результате чего и гибнет.

Связь с потусторонним миром, с высшими силами роднит с трагедией сказку, однако, в современной сказке все хорошо кончается. Герой отрубает все головы Змею Горынычу, находит заветное кольцо, женится на красавице. При этом ему помогают особые волшебные предметы - ковер-самолет, сапоги скороходы и т. п., или его особые качества - смелость, трудолюбие, доброта. Часто в сказках все это сочетается - положительные качества героя помогают ему обрести волшебные вещи, чтобы справиться с нечестьем.

Всем известно, что мелодрама пользуется у зрителей особой любовью. По своему характеру она представляет собой нечто среднее между драмой, комедией и сказкой. От драмы мелодрама (кроме, конечно, названия) взяла разные конфликты и коллизии - девушка не может выйти замуж за любимого человека, у молодой женщины крадут ребенка, жених, спешащий на свадьбу, попадает в катастрофу и оказывается инвалидом. Но, в отличие от драмы, в мелодраме все заканчивается хорошо - девушка выходит замуж за того, за кого хотела, ребенок обретает мать, жениху делают необычную операцию и он становится даже здоровее, чем прежде. При этом, как правило, в мелодраме есть герои, которые, как в комедии, попадают в смешные ситуации в силу своего непонимания или неадекватности совершаемых поступков.

Каждый год по телевизору показывают фильм А. Меньшова «Москва слезам не верит», который можно с полным основанием отнести к жанру мелодрамы. Критики, вместе с тем, окрестили этот фильм современной сказкой о Золушке. Если вспомнить сюжет этого фильма, то в нем легко увидеть все особенности мелодрамы. Девушка, которая не сумела поступить в институт, встречает необыкновенного героя - он молод, красив, да еще и впридачу работает на телевидении. По ходу фильма становится ясным, что герой не такой хороший, каким показался и девушке и нам, зрителям. Он бросает ее, беременную, и ей приходится очень не сладко - она одна растит и воспитывает дочь, одновременно добиваясь успехов в учебе и работе. Но, поскольку это – мелодрама, героиня встречает настоящего героя, с которым делается вполне счастливой. Правда, она опять-таки - чуть его не теряет из-за досадной оплошности. Но, естественно, кончается все хорошо - героя находят, и он даже садится обедать, чем наша героиня совершенно счастлива. Кроме этой основной линии в фильме есть и другие, которые можно было бы отнести к жанру комедии. Например, линия одной из подруг героини, которая очень хочет удачно выйти замуж. Или эпизод с комендантом в общежитии, которая никак не может соотнести реальную действительность и роль, которую ей навязывает эта самая подруга (героиня И. Муравьевой).

При всей схожести мелодрамы с драмой, комедией и сказкой необходимо отметить ее важную специфику - мелодрама предполагает особую чувствительность, преувеличенность переживаний. Мелодрама построена по принципу «Ох!» и «Ах!» и требует от зрителя таких же захватывающих дух, гипертрофированных эмоций. Если зритель к этому склонен - он любит мелодрамы, если нет - он их презирает.

Притчу, как правило, любят люди, склонные пофилософствовать. Ведь притча - это своего рода специально построенный урок, где авторы (писатель, режиссер, актеры) пытаются осмыслить и показать через конкретные, единичные события, образы и отношения нечто всеобщее, абсолютное, вечное. Экранизировать и драматизировать притчу очень трудно, а может быть, - и вообще невозможно. Однако всем, вероятно, знаком тип людей, пытающихся из всего на свете извлечь уроки – чаще не для себя, а для других. Такой человек все, что угодно, делает возможностью для поучения, для указания на порядок вещей, на норму – что-то, с его точки зрения, «высшее», восходящее к мировому порядку.

Жанр детектива любим многими. Это интеллектуальный жанр, содержанием произведений которого являются опыты распутывания таинственных, чаще криминальных, историй. Для него характерна неслучайность деталей и повышенное к ним внимание. Факты, события, людские отношения – все это, на первый взгляд, представляющееся неупорядоченным конгломератом, в процессе действия приходит в строгое и стройное соответствие, иерархию, структуру. Это привлекает к детективу читателей, теле- и кинозрителей. И, в то же время, такой приятный, занимательный жанр в его непосредственно жизненном воплощении – у человека, склонного в своей реальной жизни разыгрывать детективные расследования – становится не очень симпатичным. Вероятно, большинству из нас больше или меньше знакомы «домашние следователи», которые любят проводить настоящие допросы с пристрастием по поводу незакрытой кастрюли или пропавшей расчески. Такие «дознания», если они происходят регулярно, способны вывести из себя даже очень уравновешенного и доброжелательного человека. Особый накал следовательской страсти домашнего (или рабочего) сыщика придает характерное для детектива наличие убежденности в собственной высшей правоте – ведь он не для себя старается, а для людей, ради справедливости.

Что уж тогда говорить о триллере, сочетающем в себе, с одной стороны, точность, узнаваемость, буквально – чувственность деталей и подробностей при переживании героями агрессии потусторонних демонов, а с другой - мотив спасения мира, установления ясной и четкой иерархии, победы над вселенским злом! От триллера – один шаг к простому «ужастику», где, при сохранении леденящих кровь деталей в описаниях вылазок мертвецов и злых духов, теряется надежда на восстановление стабильности и надежности мира. К сожалению, такое мировосприятие делается все более актуальным в связи с ростом проблемы наркомании и токсикомании, а также вовлечения молодежи в секты и объединения, исповедующие агрессивные, тоталитарные и подобные им учения.

Таким образом, каждый из литературных жанров имеет свои специфические, характерные именно для него особенности общения между героями и их отношения к реальной действительности. Психологический анализ этих особенностей показывает, что нередко средствами того или иного жанра можно решать соответствующие задачи развития или коррекции определенных трудностей человеческого общения. С другой стороны, анализ разных видов общения в их сопоставлении с различными жанрами показывает, что любой вид общения имеет ряд серьезных ограничений. Поэтому несоответствие особенностей общения (его жанра) и реальной сложившейся ситуации часто приводит (или может привести) к разным проблемам и конфликтам.

Понимание психологических особенностей театральных жанров и знание связанной с ними специфики общения позволяет психологу, с одной стороны, вычленять некоторые проблемы, имеющиеся у человека, и, с другой, конструировать тот или иной «жизненный» жанр (направленность личности, личностную позицию, установку), позволяющий целенаправленно их скорректировать. Можно даже образно сказать о «переходе» человека из одного жанра в другой. Например, все всегда высмеивающий, предпочитающий позицию «шута», ставший, в конце концов, «пленником» своего «комедийного» мировосприятия, к которому уже никто не относится всерьез человек, путем изменения окраски переживания конкретных деталей и действий, наполнения их чувственным смыслом может быть подведен к близкому, но иному, более «мягкому» и житейски приемлемому жанру – мелодраме. Трагедийное восприятие мира, склонное во всем искать неразрешимые противоречия и безвыходные положения, может быть переосмыслено с позиций «автора» этой же самой трагедии (методы арттерапии) и превратиться в склонность во всем видеть притчу, что, безусловно, значительно разрядит ситуацию. Человек, склонный во всем искать причины и, соответственно, виноватых (детектив), нуждается в усилении эмоционального компонента переживания происходящего и, таким образом, в переходе к драматизированию реальности, что, вероятно, окажется более приемлемым для окружающих и для него самого.

Таким образом, психологу без театра не обойтись. Так что, добро пожаловать в экспериментальный психологический театр, в котором психолог играет разные роли. Итак, роль первая - психолог-актер.