Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
3542289_teatr_pos_vse.doc
Скачиваний:
57
Добавлен:
31.08.2019
Размер:
489.98 Кб
Скачать

Раздел 5. Психологические особенности доситуативного общения

Итак, мы познакомились с разными видами общения, с разными позициями, которые общающийся субъект может занимать по отношению к партнеру по общению и по отношению к самой ситуации общения. Однако в реальной жизни эти два параметра общения совмещаются, существуют одновременно. Человек в общении занимает сразу, в один и тот же момент, и определенную позицию по отношению к своему партнеру, и к самой ситуации общения. Другими словами, для того, чтобы получить представление об общении того или иного субъекта в конкретном случае, надо вычленить как его отношение к партнеру по общению, так и его позицию по отношению к ситуации. Кроме того, сам научившись занимать те или иные позиции общения, психолог должен иметь четкое представление о том, чем тот или иной вид общения сможет ему помочь или, наоборот, повредить. Другой вопрос, – каков может быть выход из той или иной тупиковой ситуации общения, где задействованы определенные позиции партнеров. Профессиональное использование общения предполагает также и учет того, каким образом тот или иной вид и позиция общения могут быть заданы.

Начнем мы нашу рефлексию с доситуативных форм общения.

5.1 Доситуативная позиция общения с «пристройкой» по отношению к партнеру «пра-мы»

Представьте себе семью, как сейчас называют, «новых русских». Кроме супругов в этой семье есть еще малыш двух-трех лет и его нянька, которая является нянькой не только по должности, но и по своему жизненному призванию.

Вот как-то раз к главе семейства домой приехали для переговоров его деловые партнеры, а заботливая нянька не вовремя предлагает всем пообедать. Причем на вежливый отказ посетителей реагирует весьма своеобразно - начинает рассказывать им о том, что есть надо в положенное время, а то испортишь желудок. В другой раз, когда у хозяев собрались важные гости, она пытается регламентировать количество спиртного и наотрез отказывается положить ребенка спать в позднее, чем обычно. Поскольку подобные случаи повторяются, глава семьи выказывает все большее недовольство по отношению к няне и даже предлагает жене ее сменить. Жена, с одной стороны, понимает раздражение мужа, но, с другой, отчетливо осознает, как такая нянька важна и нужна их ребенку и что другую такую же, да еще более «вышколенную», взять просто негде.

Если попытаться проанализировать эту довольно обыденную ситуацию, то легко увидеть, что мы имеем дело с нянькиной доситуативной позицией общения «пра-мы». Действительно, особенности общения няни позволяют говорить о том, что она ко всем относится с позиции «пра-мы» - и к ребенку, за которым должна ухаживать, и к хозяину дома с его деловыми партнерами, и к пришедшим гостям. Такая позиция для няни, прежде всего, означает совокупный, коллективный субъект, в котором нет различия на отдельных партнеров по общению. С одной стороны эта позиция, как мы уже обсуждали ранее, весьма плодотворна и, как правило, не вызывает протеста у того, по отношению к кому реализуется. Но, с другой стороны, в данном случае речь идет о доситуативном общении, а это означает, что няня не вполне понимает контекст ситуаций, в которых ей приходится принимать участие.

Описание этой ситуации уже красноречиво говорит об ограниченности рассматриваемой позиции. Как мы уже видели, эта позиция может вызывать раздражение, непонимание и даже агрессивность.

Вместе с тем, нельзя не сказать, что данная позиция бывает весьма полезной, когда, например, надо снять какое-либо напряжение. Оказывается, когда кто-то из родителей или даже просто взрослых видит, что у кого-то из членов семьи надвигается конфликт с ребенком, одним из лучших способов предотвратить его бывает вмешаться в ситуацию в позиции доситуативного «пра-мы». Это позволяет переключить партнеров по общению на себя и разрядить уже бушующие страсти.

Аналогичным образом обстоит дело и с некоторыми супружескими конфликтами. Если тот, кто старается помочь ссорящимся, не начинает выяснять вместе с ними кто прав, а кто виноват, не встает на чью-то сторону, противопоставляя себя и одного из участников другому, то «отвлечь» их от причины ссоры и дать возможность посмотреть на ситуацию со стороны может опять-таки доситиуативная позиция пра-мы.

Наконец, еще один аспект использования этой позиции связан с тем, что она помогает преодолеть некоторый, часто психологический барьер при выполнении какого-либо задания. Так, например, испытывающий трудности при решении математических задач ученик часто не может решить предложенную задачу в первую очередь просто потому, что это математическая задача. Реально помочь ему преодолеть это может взрослый (родитель, педагог, психолог), находящийся по отношению к нему в доситуативной позиции «пра-мы».

В любом из перечисленных случаев, конечно, речь идет о некоторой игре в доситуативную позицию, о намеренном нежелании взрослого, или психолога, или вообще того, кто пытается помочь, вникать в содержательное существо конфликта или трудности. Тем самым этот конфликт или трудность низводится в положение чего-то неважного, незначительного, особенно – по сравнению с общей ситуацией эмоционального принятия конфликтующего или затрудняющегося взрослым или психологом. Но именно доситуативность помогает отвлечь субъекта от назревающего скандала, развернувшейся ссоры, боязни математической задачи и всего того, что с ней связано. Отвлечь от всего этого может лишь человек, пребывающий в позиции «пра-мы». Другие позиции, реализуемые в доситуативном общении, могут быть не такими эффективными, так как, с одной стороны, могут не приниматься субъектом, а, с другой, часто предполагают такие дополнительные позиции, при которых оказать помощь человеку невозможно.

Конечно, позиция «пра-мы» накладывает дополнительные условия на партнеров по общению. Как правило, это должны быть хорошо знакомые люди, испытывающие доверие и симпатию друг к другу. Эти люди должны иметь опыт общения. И, наконец, этой позицией должны пользоваться лишь в крайнем случае, не превращая ее в обыденную форму общения, иначе она потеряет свою действенность.

В приведенном нами выше примере няня, во-первых, не была по отношению ко всем членам семьи хорошо знакомым и имеющим доверительные отношения человеком. Вторая ее ошибка заключалась в использовании доситуативной позиции «пра-мы» в самых разных случаях, без разбора, когда у остальных участников общения в ней не было необходимости. Все это и вызвало у хозяина дома соответствующую реакцию, так что он даже готов с ней расстаться.

Выход из этой конфликтной ситуации связан с пониманием того, как может разрешиться и измениться доситуативная позиция «пра-мы». С одной стороны, предложение главы семьи о смене няни вполне реально. Однако позиция няни «пра-мы» по отношению к ребенку не просто адекватна, но вызывает у матери уважение и удовлетворение. Вряд ли для двух-трех летнего ребенка, привязавшегося к няне и хорошо общающегося с ней, перемена близкого человека будет легкой и не вызовет негативных последствий. Что же делать в этой нелегкой и в то же время вполне жизненной ситуации?

Конечно, хозяйка дома или даже сам могут строго настрого запретить няне вмешиваться в их дела и предписать ей заниматься только ребенком. Но, скорее всего, няня, пообещав вполне искренне ни во что не вмешиваться, уже через несколько дней по собственной непосредственности или в результате сложившейся ситуации повторит свою ошибку. А может быть, что тоже вполне реально, няня, обидевшись, сама уйдет из такого дома.

Выход из этого положения может быть найден лишь в смене вида общения. Так, реально «справиться» с няней, не обидев ее, можно только, превратив ее доситуативное «пра-мы» в «пра-мы» ситуативное. Мы уже указывали, что нянина позиция «пра-мы» - это, скорее, особенность ее самосознания. Характер такого человека, скорее всего, связан с тем, что у нее нет близких людей, по отношению к которым эта позиция была бы уместна и желательна. Как правило, это человек не очень молодой, у которого скопилось очень много нежности, заботы, наконец, опыта, реализовать которые ей негде. В этом случае строгий выговор или толкнет ее на поиски нового места для своих намерений или приведет к тому, что, даже дав обещание не вмешиваться, она все равно рано или поздно проявит свою позицию «пра-мы», которая является для нее преобладающей, личностной.

Таким образом, единственным психологически грамотным выходом из этой ситуации будет объяснить няне - как правило, не впрямую, а косвенно и постепенно - смысл тех ситуаций, с которыми ей приходится так или иначе сталкиваться. Конечно, делать это надо не тогда, когда партнеры уже что-то обсуждают, а гости уже собрались, а в другой, спокойной, хорошо ей знакомой ситуации за задушевным разговором. Это, например, может быть совместная уборка посуды после вечернего чая, или обсуждение поведения ребенка после того, как его уложили спать. В любом случае хозяйка (или хозяин) дома, с одной стороны, дают няне возможность реализоваться с ее чувствами и намерениями, а, с другой, рассказывают, знакомят ее с другими ситуациями, иногда даже предлагая ситуации, аналогичные той, что была описана в начале главы. Услышав историю, даже очень похожею на ту, в которой непосредственно принимал участие, человек данного склада не видит сходства и аналогии, зато хорошо понимает всю нелепость описанного поведения. Всестороннее обсуждение такой комичной истории в задушевном разговоре не обидит человека, но даст ему возможность несколько переосмыслить свою внутреннюю позицию, наполнить ее новым содержанием, которое будет уже не противоречить системе ценностей хозяев, а «обслуживать» ее, совпадать с ней.

Как показывает опыт, если построить таким образом коррекцию позиции человека в общении, то он становится полноправным членом семьи и не только не доставляет сложностей и неприятностей, но во многих случаях помогает решать возникающие в разных ситуациях конфликты и проблемы.