Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

3

.docx
Скачиваний:
11
Добавлен:
01.06.2015
Размер:
27.44 Кб
Скачать

Занятие 3. «Изменение концепции образования как важнейшая задача русской культуры второй половины XVIII в.»

  1. «Генеральное учреждение о воспитании в России юношества обоего пола»: содержание образовательной концепции и проблемы реализации.

Основные начала предпринятой Бецким воспитательной реформы изложены им в докладе: «Генеральное учреждение о воспитании юношества обоего пола», утверждённом императрицей 1 (12) марта 1764 года. В «Генеральном учреждении» — общими афористическими выражениями, а в уставах — по пунктам, в приложении к практическим надобностям, изложены педагогические воззрения западноевропейского рационализма. Взгляды Бецкого на методы воспитания были прогрессивны для своего времени: воспитатели должны быть «добросовестными и примера достойными людьми», обучать без принуждения, с учётом склонностей ребёнка, не применять телесных наказаний.

Бецкой из далеко не совпадающих воззрений Локка, Руссо и Гельвеция, принимая одно и отбрасывая другое, составил цельную систему. В её основе лежала задача создать новую породу людей. Образ нового человека определённо у Бецкого нигде не рисуется, но, судя по разбросанным замечаниям, главной его чертой было отсутствие тех отрицательных свойств, которые были характерны для современников. Отдельные положительные штрихи таковы: «Человек, чувствуя себя человеком, …не должен допускать поступать с собою как с животным»; «чтобы с изящным разумом изящнейшее ещё соединялося сердце»; «человек должен познать правила гражданской жизни».

Екатерина, бывшая, как и Бецкой, последовательницей просветительной философии, сочувствовала этой грандиозной идее, и «Генеральный план» составлен Бецким несомненно после предварительного обсуждения основных его положений совместно с императрицей. Средством достижения «новой породы» является воспитание. Не отрицая значения общего образования, образования ума, Бецкой центр тяжести переносит на образование сердца, на воспитание. «Корень всему злу и добру — воспитание», говорит он. «Украшенный или просвещенный науками разум не делает еще доброго и прямого гражданина, но во многих случаях паче во вред бывает, если кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродетелях».

Согласно с Руссо, Бецкой признает, что человек от природы не зол, а добр, и душа ребенка подобна воску, на котором можно писать что угодно. Бецкой предлагает воспитательным учреждениям писать на ней доброе: «Утверждать сердце юношей в похвальных склонностях, возбуждать в них охоту к трудолюбию, и чтобы страшились праздности; научить их пристойному поведению, учтивости, соболезнованию о бедных, несчастливых; обучать их домостроительству…, особливо же вкоренять в них… склонность к опрятности и чистоте».

Важно образовать в этом направлении сначала первое поколение, «новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, и так следуя из родов в роды, в будущие веки».

Но воспитание не может достигнуть своей цели, если первые воспитываемые поколения не будут совершенно изолированы от смежных с ними старших, погрязших в невежестве, рутине и пороках. Эту мысль, лишь слегка намеченную Руссо («нет врожденных пороков и злодейств, но дурные примеры их внушают»), Бецкой развил до крайних пределов. Между старым поколением и новым, по мысли Бецкого, надо создать искусственную преграду, дабы первое, «зверообразное и неистовое в словах и поступках» лишилось возможности оказывать какое-либо влияние на второе. Такой искусственной преградой должны были служить закрытые учебные заведения (интернаты), где, под руководством просвещенных наставников, дети и юноши выдерживались бы до тех пор, пока не окрепнет их сердце и не созреет ум, то есть до 18—20 лет.

Подобно Локку, Бецкой признавал значение физического воспитания и необходимость считаться с темпераментом ребенка, а подобно Руссо «полагал надобность следовать по стопам натуры, не превозмогая и не переламывая её, но способствуя ей». С идеей педагогической Бецкой сливал и политико-социальное стремление: создать в России образованное третье сословие, «третий чин людей». Он видел, как росло на Западе нравственное, политическое и особенно экономическое значение этого сословия, и сожалел, что в России только «два чина установлены: дворяне и крестьяне», а купцы, мещане, ремесленники и связанные с этими званиями отрасли государственной жизни значения не имели.

«В чужих государствах, — рассуждал Бецкой, — третий чин народа, заведенный уже за несколько веков, продолжается из рода в род: но как здесь (в России) сей чин ещё не находится, то мнится, в оном и нужда состоит… Прямое намерение нового учреждения (Воспитательного дома) — произвести людей способных служить отечеству делами рук своих в различных искусствах и ремеслах» . Устройство ряда заведений (воспитательные дома, мещанские училища при шляхетном корпусе и при Академии Художеств), помимо своих прямых и непосредственных задач — воспитывать безродных детей, дать образование детям низших классов, — имело целью именно создание этого «третьего чина людей». Все педагогические планы Бецкого и уставы созданных им заведений собраны в отдельном издании: «Учреждения и Уставы, касающиеся до воспитания в России обоего пола юношества» (СПб., 1774). С усилением дворянской реакции после Крестьянской войны (1773—75) эти воззрения показались слишком либеральными, и Бецкой был отстранён от руководства просветительными учреждениями.

Немаловажное влияние на последующее развитие университетов оказали просветительские идеи Екатерины II и её ближайшего сподвижника И. И. Бецкого. Новая образовательная доктрина была представлена в «Генеральном учреждении о воспитании обоего пола юношества», которое, хотя и не имело прямого отношения к организации университетского образования, заложило ценностные ориентиры, которыми в дальнейшем будет руководствоваться университетское сообщество. В частности, формула «образование человека и гражданина» станет ведущей концептуальной идеей передовой русской педагогической мысли XIX – начала ХХ века.

  1. Реформа Ф.И. Янковича и изменение облика русской школы в 80-е гг. XVIII века.

Приняв австрийскую систему, императрица Екатерина II, ес­тественно, искала в Австрии опытного педагога, который был бы в состоянии ввести ее в России, «устроить» все необходимые учебные учреждения, словом, руководить делом начального на­родного образования. На такого человека указывал еще в Моги­леве Иосиф II. Он рекомендовал ей серба Ф. И. Янковича де Мириево, «показавшего практический опыт в отношении учебного дела в Темешварском банате» (часть Нижней Венгрии), как наи­более подходящего для русских школ не только по родству сербского наречия с русским, но и по исповедуемой вере.

Приглашенный императрицей Екатериной II Ф. И. Янкович де Мириево в течение двадцати с лишним лет неутомимо трудил­ся на пользу народного просвещения в России.

Согласно реформе, разработанной Янковичем народные школы должны были составлять три разряда: малые школы (двухклассные), средние школы (трехклассные) и главные школы (четырехклассные).

В школах первого разряда должны были обучать — в первом классе: чтению и письму, знанию цифр, церковных и римских чисел, сокращенному катехизису, священной истории и первоначальным правилам русской грамматики. Во 2-м — после повторения предыдущего — пространному катехизису без доказательств из священного писания, чтению книги «О должностях человека и гражданина», арифметике 1-й и 2-й части, чистописанию и рисованию.

В школах 2-го разряда к первым двум классам малых школ присоединялся еще третий класс, в котором, при повторении прежнего, должны были учить пространному катехизису с доказательствами из священного писания, чтению и изъяснению евангелия, русской грамматике с упражнениями в правописании, всеобщей истории и всеобщей и русской географии в сокращенном виде и чистописанию.

Школы 3-го разряда (главные) должны были состоять из 4-х классов — курс первых трех тот же, что и в средних школах; в четвертом же классе должны были преподаваться: всеобщая и русская география, всеобщая история более подробно, русская история, математическая география с задачами на глобусе, русская грамматика с упражнениями в письменных упражнениях, употребительных в общежитии, как-то: в письмах, счетах, расписках и т. п., основания геометрии, механики, физики, естественной истории и гражданской архитектуры и рисование.

Подготовка для народных училищ первых учителей, знакомых с требованиями дидактики и педагогики, лежала исключительно на Янковиче. В этом деле он был полным хозяином, экзаменовал молодых людей, желавших посвятить себя учительскому званию, знакомил их с методиками обучения и, по требованию комиссии, назначал на то и другое место, в зависимости от способностей каждого.

В 1785 году комиссия поручила Янковичу составить положение для частных пансионов и школ, которое позже была включена в устав народных училищ, утверждённый 5 августа 1786 года. Согласно положению все частные пансионы и школы должны были быть подчинены, наравне с народными училищами, ведению приказов Общественного Призрения. Воспитание в частных школах, уравненных с народными, должно было отличаться семейным дружелюбием, простотой в образе жизни и совершаться в религиозном духе.

Моральные средства действия на воспитанников определялись в следующих словах наказа:

« Паче всего препоручается содержателям и учителям, дабы они в питомцах и учениках своих старались поселить правила честности и добродетели, предшествуя им в том и делом, и словами: чего ради быть им при них неотлучно и удалять от глаз их все то, что может быть поводом к соблазну... содержать, однако же, в страхе Божием, заставляя их ходить в церковь и молиться, вставая и ложась спать, пред начатием и окончанием учения, пред столом и после стола. Стараться также доставлять им невинные удовольствия, когда есть к тому удобные случаи, обращая оные им в награждение и отдавая всегда преимущества прилежнейшим и благонравнейшим »

Нельзя, однако, не заметить, что на дух учения и воспитания в частных пансионах и школах наказ Янковича имел весьма слабое влияние. Причины этому заключались, с одной стороны, в недостатке воспитателей, соответствовавших идеалу, представленному в наказе, а с другой — в том важном обстоятельстве, что требования тогдашнего общества стояли далеко ниже этого идеала и потому делали возможным существование плохих пансионов, лишь бы учили в них французскому языку и танцам.

Наказ Янковича для частных пансионов содержал смелое для того времени разрешение воспитывать вместе детей мужеского и женского пола, причем содержателям вменялось в обязанность иметь для детей разных полов раздельные комнаты. Эта положение было отменено в 1804 году. Одним из недостатков наказа было то, что в нем говорилось только о частных учителях в пансионах и школах, но были упущены из виду частные учителя, занимающиеся обучением в частных домах. Способ их экзаменовки и отношение их к училищному начальству остались неопределенными. Такая неопределенность, естественно, повлекла за собой ослабление надзора за домашним учением и открыла широкое поле для злоупотреблений, особенно со стороны учителей-иностранцев.

Методика обучения согласно Янковичу должна была состоять из совокупного наставления, совокупного чтения, изображения через начальные буквы, таблиц и опроса.

Янкович был сторонником живого преподавания предметов в противовес бытовавшем тогда схоластическому и механистическому методам обучения. Впоследствии, его методики были распространены, кроме народных училищ, на духовные училища и военные корпуса.

  1. Женское образование в России во второй половине XVIII века: замыслы и результаты.

Екатерина Великая - немка, воспитанная в протестантской среде, смогла явить на российской земле образец современной европейской женщины. Укрепившись на российском престоле в 1763 году, Екатерина Великая хорошо знала, что ей предстоит. Она сознательно взваливала на свои плечи тяжесть, которая была по плечу лишь ей одной.

Женская среда традиционно была особенно консервативной. Считалось незыблемым, что место женщины - у домашнего очага, под покровительством отца или мужа, и образование может лишь испортить её характер. "Прадед не допускал мысли о воспитании детей; в те времена чада должны были удерживаться в чёрном теле в доме родителей, и он за порок считал, чтоб русские дворянки, его дочери, учились иностранным языкам", - вспоминала Е.А.Сабанеева в конце XVIII века 1. Императрице следовало преодолеть вековую традицию. Конечно, долгие годы женского правления в России меняли в какой-то степени взгляд на место женщины в обществе в целом. И всё же, перед императрицей лежала целина - справедливы были слова Екатерины Дашковой о том, что во всей Российской империи можно назвать лишь двух образованных женщин, читавших книги - её саму и Екатерину Великую.

Впервые вопрос о Ж. о. в Р. возник во 2-й пол. 18 в. В 1764 Екатерина II утвердила "Генеральное учреждение о воспитании юношества обоего пола", ставшее основой правительств. сословной системы образования. Открытием в 1764 Смольного ин-та благородных девиц (для дочерей дворян) и при нем училища для девушек из мещан (1765) было положено начало среднему жен. образованию.

. Здесь девушки получали систематическое образование: их учили новым языкам, литературе, Закону Божьему, алгебре, геометрии, физике, географии, естественной истории, танцам, рукоделию и домоводству...

Именно "благодаря Екатерине II в русской семье впервые появилась образованная женщина и внесла в это последнее убежище дедовских предрассудков струю свежего воздуха и света" . Это были смолянки, которые "привносили в незнакомую и часто совершенно дикую жизнь высокий нравственный склад и живые умственные интересы" 2.

Екатерина Великая сумела к концу своего правления изменить дворянский быт, окружавшее человека пространство 3. А ведь одно неотделимо от другого: человек, изменяясь сам, изменял свою среду и, наоборот, сама среда диктовала определённый стиль бытового поведения.

Итак, образец был задан. Образованная современная русская женщина отныне - это особа, которая владеет одним-двумя иностранными языками, умеет прекрасно излагать свои мысли и в разговоре, и на бумаге. Она следит за новинками науки, литературы и искусства, читает журналы - российские и зарубежные. Она занимается самообразованием всю жизнь. Такая женщина умеет поддержать разговор на любую тему, и разговор этот будет приятен собеседнику. Она играет на музыкальных инструментах, танцует, может сделать портретный набросок и сочинить эпиграмму. Образованная женщина модно и всегда уместно одета. Её манеры безупречны. Она любит прогуляться в саду и, может быть, даже заняться физическими упражнениями. ...Минувшие эпохи, стремительно меняющаяся жизнь и по сей день вносит в этот образец лишь некоторые поправки.

В сущности, на что именно был направлен такой объём образования, воспитания и способ подготовки человека? На развитие его собственной личности, когда человек может проявить себя в разных областях жизни разумно, свободно и без неудобства для окружающих, а, во-вторых, для того, чтобы уметь общаться с другими людьми. Именно этот аспект - цивилизованное общение с другими людьми - был особенно важен.

Способ получения образования и объём его определял отныне в немалой степени и внутренний облик женщины, и её последующую жизнь в целом.

После кончины Екатерины II её невестка, жена нового императора Павла Мария Фёдоровна приняла на себя заботы о женском образовании.

Императрица Мария Фёдоровна была необыкновенной женщиной, и её роль в распространении женского образования в России неоценима. Она посвятила всю свою жизнь, весь её уклад работе в своем особом Ведомстве - ведомстве императрицы Марии. Она сама вела обширную переписку, писала тексты уставов, планы и инструкции по устройству отдельных учреждений, следила буквально за всем: за подбором кадров начальства и преподавателей, за приготовлением пищи, качеством белья, порядком приёма и выпуска воспитанниц, и - нередко - за их дальнейшей судьбой 4. Авторитет Марии Фёдоровны привлекал и пожертвования других членов царской семьи, дворянских и купеческих обществ, частные пожертвования.

Сам взгляд на женское образование у Марии Фёдоровны был принципиально иным, чем в екатерининскую эпоху: с одной стороны, был уже накоплен некоторый опыт, с другой - новая эпоха диктовала менее умозрительный и схематичный, но более реалистичный подход к делу.

Императрица, помимо уже существовавшего Смольного института, учредила Воспитательный дом (1797), Мещанское училище (1797), училище ордена св. Екатерины (1798) и др. Она продумала не только сам процесс воспитания девочек: практичная немка хорошо представляла себе, какое именно будущее ждёт взрослую девушку - выпускницу учебного заведения. В инструкциях начальнице Московского Екатерининского училища Мария Фёдоровна, заботившаяся об особом подходе к каждому, писала: "надо стараться, чтобы воспитанницы привыкли к мысли о бедности.., многие из них будут жить в деревне, у некоторых есть родители, не получившие хорошего воспитания, но нужно приучаться жить с людьми всякого рода".