Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Byenkroft_L._Mujya_Tiranyi_Kak_Ostanov.a4.pdf
Скачиваний:
43
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
1.52 Mб
Скачать

Л. Бэнкрофт. «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость»

труд как нечто само собой разумеющееся и обращаться с вами, как с прислугой?

Да______ Нет______

Поддерживает ли он ваши сильные стороны вместо того, чтобы стараться подорвать их?

Да______ Нет______

Был ли у вас яростный спор с ним, в ходе которого он продемонстрировал свою готовность вести себя без жестокости?

Да______ Нет______

Ответ «нет» на любой из перечисленных выше вопросов – знак того, что вашему партнеру надо поработать над этим. Если он стремится к изменениям, он будет серьезно относиться к тому, что вы продолжаете выражать озабоченность, и продолжит работу над своими принципами и привычками. Если же он недоволен тем, что вы не удовлетворены изменениями, или критикует вас за это, значит, вскоре жестокость вернется. По опыту знаю: небольшие или даже средние улучшения исчезают со временем. Обычно способны поддерживать свои достижения те, кто меняется полностью. Таким образом, пытаясь сохранить отношения с жестоким мужчиной, вы должны применять к нему даже более высокие стандарты, чем к нежестокому мужчине.

Иногда, когда женщина сообщает мне, что ее партнер ведет себя лучше, выясняется, что он не делает ничего вообще. Он не обзывает ее и не пугает, но… не проводит с ней время, не разговаривает с ней и не проявляет к ней никаких чувств. Он избегает жестокости путем выхода из отношений. Как сказала мне партнерша одного из моих клиентов: «У него будто всего две передачи: злая и нейтральная».

Дистанцирование само по себе может быть хуже избегания. Оно может быть способом наказать вас. Некоторые мои клиенты уходят от партнерш, поняв, что те не будут больше терпеть их жестокости. Но более типичный подход – это сохранить физическое присутствие, переключившись с открытой враждебности на пассивную агрессию. Он учится делать больно тем, что не делает.

Приведенные выше вопросы помогут вам определить разницу между искренним изменением и обычной для вашего партнера схемой прохождения через «хороший» период. Если он действительно на пути к отказу от жестокого обращения, вы заметите колоссальные изменения. Партнерши моих успешных клиентов говорят, что они будто живут с другим человеком.

Очевидные признаки того, что жестокий мужчина не изменился

Ваш партнер может делать заявления или вести себя так, что ясно укажет на то, что не меняется:

Он говорит, что может измениться, только если вы тоже изменитесь.

Он говорит, что может измениться, только если вы «поможете» ему, поддержав его эмоционально, ободрив и простив и проводя с ним много времени. Это часто означает, что он хочет, чтобы вы отказались от перерыва в отношениях.

Он критикует вас за то, что вы не понимаете, насколько он изменился.

Он критикует вас за то, что вы не верите, что его изменения продлятся долго.

Он критикует вас за то, что вы считаете его способным на жестокость, хотя он делал это в прошлом (или угрожал сделать), будто вы должны знать, что «он никогда не совершит ничего подобного», хотя он и совершал.

207

Л. Бэнкрофт. «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость»

Он напоминает о плохих вещах, которые делал раньше, но больше не делает, что превращается в подспудную угрозу.

Он говорит, что вы слишком долго определяетесь, что он не может «ждать вечно», чтобы вы не дали себе времени собраться и правильно оценить, насколько он готов измениться.

Он говорит: «Я меняюсь, я меняюсь», – но вы этого не чувствуете.

Будьте честны с собой

Чтобы принимать мудрые решения о шансах вашего партнера на перемены, будьте честны с собой. Из-за того, что вы любите его, или у вас с ним дети, или оставить его будет трудно по другим причинам, у вас может возникнуть соблазн связать слишком большие надежды с теми небольшими уступками, которые он сделал. Если он не сдвигался с места в течение 5 или 20 лет, а теперь наконец-то сдвинулся на дюйм, ваше изнеможение заставляет вас думать: «Ого! Целый дюйм! Это прогресс!» Вы можете постараться не замечать ярких знаков, указывающих, что его базовые принципы и стратегии поведения остались нетронутыми. Опасайтесь такого самообмана. Я слышал такую душераздирающую тоску в голосах десятков несчастных женщин, говоривших: «Я бы хотела как-то вернуть все эти годы, которые я потратила на ожидание того, что он изменится». Избавьте себя от этой тоски, настаивая не на чем ином, как на полном уважении.

Жестокий мужчина на парной психотерапии

Пытаться решать проблему жестокости путем парной психотерапии – все равно что откручивать гайку в неправильном направлении. Парная терапия разработана для того, чтобы разбираться с обоюдными проблемами. Она может быть эффективна в преодолении барьеров в общении, в распутывании детских проблем, привнесенных каждым партнером в отношения, или для достижения большей близости. Но вы не можете достичь какой-либо из этих целей в обстановке жестокости. Не может быть позитивных коммуникаций, когда одна личность не уважает другую и стремится избежать равенства. Вы не можете совершать погружение в беспомощное состояние, которое является частью работы над эмоциональными травмами раннего детства, если не чувствуете себя в эмоциональной безопасности. И если вы преуспели в достижении большей близости с жестоким партнером, то скоро получите еще большую, чем раньше, травму, поскольку для вас большая близость означает большую уязвимость.

Консультанты семейных пар посылают как жестокому мужчине, так и его женщине неверные сообщения. Первый узнает, что его партнерша «играет на его струнах» и «взрывает его» и что она должна подкорректировать свое поведение так, чтобы не расстраивать его. Это именно то, на что он постоянно жаловался все это время. Положительные изменения в жестоком мужчине могут происходить только в обратно направленном процессе, при полном отказе от мысли, что партнерша играет какую бы то ни было роль в причинах его жестокости. Он также должен перестать фокусироваться на своих чувствах и поведении своей партнерши, а вместо этого обратить внимание на ее чувства и свое поведение. Парная терапия позволяет ему застрять в прошлом. Фактически для некоторых психотерапевтов чувства значат все, а реальность имеет мало отношения к делу. В таком контексте терапевт может сказать: «Но он тоже чувствует, что вы жестоки к нему». Увы, чем больше ваш партнер убеждается, что его недовольство более или менее равно вашему, тем меньше шансов, что он преодолеет свой эгоизм.

208

Л. Бэнкрофт. «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость»

От парной терапии вы получаете ложное сообщение: «Вы можете заставить вашего жестокого партнера обращаться с вами лучше, изменив свое поведение». Жестокость не порождается неудачным развитием отношений. Вы не можете управлять жестокостью партнера, меняя свое поведение, но он хочет, чтобы вы думали, что можете. Он говорит или приводит вас к убеждению, что «перестань делать то, что меня злит, и лучше заботься обо мне, и я перестану быть жестоким». Этого не случится никогда. Но если это сработает и вы прекратите его жестокость, выполняя каждый его каприз, разве это нормальный образ жизни? Если то, как вы ведете себя, является реакцией на угрозу жестокости, то добровольно ли вы участвуете в этих отношениях? Если у вас есть проблемы, которые вам бы хотелось проработать с семейным консультантом, подождите пару лет, в течение которых ваш партнер не проявит ни одного признака жестокости. Затем, возможно, у вас получится проработать проблемы, которые действительно являются взаимными.

Вот о чем я недавно прочел в специальной книге. Психотерапевт достиг с парой соглашения, что мужчина будет избегать пугающего поведения, а женщина в обмен на это станет меньше общаться с подругами, «поскольку ее дружба создает напряжение в браке». В результате психотерапевт помог мужчине использовать угрозу насилия, чтобы получить то, что он хочет, ослабить социальные связи партнерши и лишить ее источника поддержки. То, что психотерапевт назвал добровольным соглашением, на самом деле было принуждением, хотя автор книги не демонстрирует признаков того, чтобы он заметил это.

Консультирование семейных пар может вызвать регресс для жертвы жестокого обращения. Чем больше она настаивает на том, что следует обратить внимание на грубое и запугивающее поведение ее партнера, тем чаще может слышать от психотерапевта: «Кажется, вы настроены возложить всю вину на него и отказываетесь взглянуть на свое участие в этом». Психотерапевт тем самым непреднамеренно воспроизводит отношение к вещам, свойственное жестокому мужчине, и женщина вынуждена защищать себя, а это именно то, чего ей меньше всего нужно. Я знаю много случаев, когда психотерапевт и жестокий мужчина заканчивали тем, что создавали некую команду, и женщина получала еще один психологический удар. Большинство психотерапевтов в таких ситуациях имеют добрые намерения, но не понимают проявлений жестокости и позволяют жестокому мужчине формировать их восприятие.

Присутствие психотерапевта может придать вам смелости открыться своему партнеру в таких вещах, о которых вы обычно умалчиваете в целях безопасности. Но это не обязательно будет иметь положительные последствия. Жестокий мужчина может отомстить женщине за открытые заявления во время сеанса. Позже, когда он будет кричать на вас: «Ты унизила меня перед психотерапевтом, ты выставила меня плохим парнем, ты говорила о слишком личных вещах!»

Ирэн, жена моего клиента Квентина, проходила с мужем курс парной терапии приблизительно полгода. Однажды, думая, что настало время для решительных действий, терапевт сказал: «Эффективность сеансов снизилась, и мне кажется, я знаю почему. Ирэн, вы недостаточно открываетесь, вы должны пойти на больший эмоциональный риск». Он был прав: неделю за неделей Ирэн действительно рассказывала слишком мало. И она решила отважиться на этот шаг. Она рассказала психотерапевту о том, что Квентин жесток в обращении с ней, проявляет физическое и психологическое насилие. Глаза Квентина покраснели, будто он был готов расплакаться. «Я отказывался признавать свое насилие, – сказал он психотерапевту, – и не хотел думать о том, как это отражается на Ирэн». Психотерапевт почувствовал, что критический барьер преодолен. «Теперь, – решил он, – ваша совместная работа начнет приносить результаты!»

209

Л. Бэнкрофт. «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость»

На пути домой Квентин держал одной рукой руль, а другой сжимал прядь волос Ирэн и равномерно бил ее головой о приборную панель с криком: «Я говорил тебе держать язык за зубами, сука! Ты мне обещала! Подлая лгунья!»

Если консультирование пар – это единственный вид помощи, которую ваш партнер готов получить, желая обеспечить себе гарантированную возможность обвинить вас в про-

блеме, вы можете подумать: «Что ж, это лучше, чем ничего. Возможно, терапевт увидит то, что он делает, и убедит его обратиться за помощью». Но даже если психотерапевт сделает что-то подобное – а такое бывает крайне редко, – ваш партнер просто скажет: «Ты настроила психотерапевта против меня», – точно так же, как он обходится со всеми другими проблемами.

Некоторые специалисты говорили мне: «Работая с парой, в отношениях которой присутствует жестокость, я настаиваю на четком соглашении, что во время терапии не будет проявлений жестокости при мне и никаких последствий за то, что было сказано в ходе сеанса». Подобные соглашения, увы, бессмысленны, поскольку жестокий мужчина не чув-

ствует никакой обязанности соблюдать их: практически каждый мой клиент чувствовал себя вправе нарушить данное им слово, если у него была для этого «достаточно серьезная причина», каковой является всякая ситуация, когда партнерша его сильно расстроила. Психотерапевты США и Канады все больше отказываются работать с парами или заниматься семейной психотерапией с участием жестокого мужчины, и это ответственное поведение с их стороны.

Жестокий мужчина на индивидуальной психотерапии

Чем больше мой клиент получает психотерапии, тем бессмысленней с ним работать. Высоко «терапевтизированный» жестокий мужчина становится скользкой: используя психологические концепты, он вычисляет уязвимые места партнерши, чтобы рассеять ее восприятие жестокости. Он не берет на себя ответственности ни за одно из своих действий. Он перемещается в мир, где существует только неблагоприятная динамика, искаженные коммуникации и символические действия. Он ожидает вознаграждения за свою эмоциональную открытость, бережного обхождения из-за своей «беззащитности», сговора в отношении уклонения темы ущерба, который он нанес, и похвал за его способность проникать в суть. Много лет назад один агрессор, использовавший физическое насилие, рассказал: «Психотерапия открыла мне глаза: когда я ударил жену, я на самом деле бил не ее. Я бил свою мать!» Он откинулся назад, ожидая одобрения его самопознанию. Мой коллега не впечатлился и сказал: «Нет. Вы ударили свою жену».

Я не встречал жестоких мужчин, добившихся значимых и устойчивых изменений благодаря психотерапии. Беда в том, что если жестокому мужчине удается найти особенно квалифицированного психотерапевта и если терапия особенно успешна, он становится счастливой, хорошо приспособленной жестокой личностью. Это, возможно, хорошая новость для него, но не слишком хорошая для его партнерши. Психотерапия может быть ценным средством в решении проблем, для которых она предназначена, но жестокое обращение с партнершей к ним не принадлежит. Жестокий мужчина должен проходить специальную коррекционную программу.

Коррекционная программа

Чтобы осуществить изменения в жестокой личности, в общем случае требуется четыре элемента: 1) наказание; 2) просвещение; 3) противостояние и 4) личная ответственность. Наказание – первый пункт в списке – в основном проявляется в виде опыта жестокого

210

Л. Бэнкрофт. «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость»

мужчины, связанного с разрывом отношений (по крайней мере временным) или благодаря системе правосудия. Он также может нести наказание в форме критики или неодобрения со стороны других людей.

Коррекционная программа отвечает за пункты 2) и 3), обеспечивая жестокому мужчине просвещение в вопросах жестокого обращения и противостояние его принципам и оправданиям действий. Качественная программа полностью отличается от психотерапии. Главные различия таковы:

Терапия фокусируется на чувствах человека и дает ему сочувствие и поддержку независимо от того, насколько основательны психологические установки, которые привели к возникновению этих чувств. Коррекционная же программа фокусируется на мышлении. Чувства же, обсуждаемые в этой программе, – это чувства партнерши жестокого человека и его детей, но не его.

Психотерапия практически не применяет правил, регулирующих то, что позволено делать человеку в период прохождения терапии. Программа требует, чтобы мужчина воздерживался от любого физического насилия или угроз и работал над снижением вербальной агрессии и других форм психологической жестокости, иначе он не может оставаться в программе.

Психотерапевт обычно не общается с жертвой жестокого мужчины, тогда как консультант коррекционной программы обязательно делает это.

Терапия, как правило, не уделяет внимания ни одной из основных причин жестокости – позиции правомочия, насильственному контролю, неуважению, чувству превосходства, эгоизму или обвинению жертвы. Коррекционная программа концентрируется именно на них.

Программа должна обеспечивать мужчине просвещение в вопросах жестокого обращения, консультировать его, как применять эти концепты в его жизни, и противостоять его жизненным принципам и оправданиям. Психотерапия крайне редко занимается подобными вещами.

В то же время процесс коррекционной программы не более магический, чем любой другой. Существенных изменений в жизни в результате участия в коррекционной программе достигает только тот, кто принимает решение работать по программе, а не тот, кто сидит

иждет, что программа ему «поможет», предполагая, что его, как всегда, обслужат. Клиент, добивающийся успеха, не бьется с консультантами, повторяя им, какие они невежественные идиоты, но и не лобызается с ними, повторяя, что программа помогла ему увидеть свет. Скорее он приходит каждую неделю с серьезным намерением, практикует то, что ему говорят,

иобращает внимание на ущерб, который он нанес.

К сожалению, подавляющее большинство жестоких мужчин выбирают отказ от работы. Дело не в том, что они не могут измениться, а в том, что они решают, что не хотят этого. Они проводят в голове своего рода анализ приходов и расходов и решают, что награда за сохранение контроля над партнершами перевешивает издержки. Они считают, что серьезно рассматривать перспективу, которую рисуют им консультанты, слишком некомфортно и трудно, и она слишком сильно задевает их чувство уверенности во всем – по крайней мере, во всем том, что касается конкретной женщины.

Далее я предлагаю некоторые рекомендации, которые могут позволить вам повысить вероятность того, что ваш партнер будет среди тех, кто преодолел свою склонность к жестокости. Однако помните: окончательный выбор остается за ним. Выражение «можно подвести коня к воде, но нельзя заставить его пить» точно выражает суть ситуации.

211

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]