Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Ильин И.А. - Собрание сочинений в 10 т. - 1993-1999 / Ильин И.А. - Собрание сочинений в 10 т. - Т. 7. - 1998

.pdf
Скачиваний:
47
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
3.87 Mб
Скачать

И. А. ИЛЬИН

осуществить его «здесь» и «сейчас» всегда означало близящуюся или уже наступившую погибель души (так

ихочется сказать — «нервное истощение»), ибо реализация этой несбыточной мечты относилась к ближайшему будущему, совершенно не считаясь с неумолимыми реальностями природы и человека (в целом — совершенно параноидальное состояние души).

Подготовленное в течение XIX века в лоне социализма и марксизма (знаменитый «прыжок в царство свободы») и возникшее после войны (вследствие «нервного истощения») коммунистическое понимание хилиазма отличается от всех предыдущих трактовок мнимым «научным» обоснованием и жестким волевым началом. И еще: оно принципиально отрицает всякий элемент «того света» и утверждается на безбожном «этом свете» и в безнравственном «сейчас же». Отсюда проповедь разнуздания, поощрение в этом плане всех путей и средств, ставка на животное начало в душе человека, и эта горячечная, напористая спешка в отрицании всего и вся, разрушении

иусмирении.

Ивот усталая, запуганная душа нынешнего человека из своих от безбожия полузачахнувших, полуопусгошенных, в религиозном отношении искалеченных глубин, из своей вечной хилиастической, несбыточной мечты прислушивается к этому призыву, и прислушивается тем внимательнее, чем тяжелее послевоенное положение в стране, чем меньше относительно идеи обновления ей предлагает правящая элита. Знала бы душа германских масс, что уже принес народу коммунистический строй Советской России, что приносит каждый день и как на самом деле выглядит это «тысячелетнее царство», тогда многое в принципе изменилось бы в Германии быстро

ирадикально. Борьба за это понимание только началась; и, пока она еще не набрала силу, варварская, дикая попытка коммунистов установить новый антихристианский

иякобы «социальный» строй будет находить какой-то смутный и нездоровый отзвук в душе германского народа.

Большевизм есть гнойник на живом теле, есть разнуздание черни в одиночку и скопом. Из гнойника и разнуздания не может получиться ничего положительного, ничего созидательного. Об этом хорошо знают коммуни-

140

О БОЛЬШЕВИЗМЕ И КОММУНИЗМЕ

стические вожди, а потому и разнуздывают людей до тех пор, пока не получат возможность надеть на них новые, реальные, коммунистические оковы. Если бы только душа германского народа знала, что это за оковы и каково в них быть реально, успех германского коммунизма очень скоро и безвозвратно пошел бы на убыль. Ибо так называемые «оковы веры, нравственности и права» означают свободу; а настоящие оковы начинаются там, где человеческий дух скован безбожием.

Германии нужны прежде всего правда и знание. Правде и ее постижению должна послужить и эта книга. Этому она предназначена; пусть это предназначение и определяет ее судьбу.

ЯД

Дух и сущность большевизма

1. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА

Современному человечеству придется считаться и иметь дело с новым движением, которое то наскоком, то тихо крадучись овладевает душами людей. Это так называемый большевизм, о сущности которого немецкий народ, да и другие народы, еще не составили себе ясного представления. Не понимают ни причин его возникновения, ни его сущности: не знают ни о его мировоззрении, ни о целях и методах; находятся в неведении и уже поэтому готовы принимать все на веру и надеяться на лучшее. Хотя есть люди, которые бывают в России, откуда явно распространяется это движение, но не зная ни языка, ни истории страны, они оказываются не способны и не имеют возможности ни правильно задать вопрос, ни получить верный ответ. Эти люди видят лишь то, что им показывают, даже не подозревая о том, что увиденное, как показушный спектакль, давно готовилось для них, что их не только «всюду водят», но и обводят вокруг пальца. Они слышат лишь то, что им рассказывают, беседуют лишь с коммунистическими хозяевами и вымуштрованными ими агентами и статистами, а не с по-

141

И. А. ИЛЬИН

рабощенным народом. Так они коллекционируют свои «наблюдения», затем используются как орудие пропаганды, потому что они самым наивным образом вещают и судят о событиях, не обладая достаточной силой суждения.

Дома слушают их рассказы, читают их заметки в прессе, чтобы затем перекроить этот недоброкачественный материал согласно собственному легковерию. Так обманутые сами становятся невольными обманщиками (в лучшем случае). А наряду с этим честными мечтателями и ловкачами, легковерными тупицами и хорошо оплачиваемыми агентами по всей стране ведется планомерная, целенаправленная, необычайно умелая пропаганда коммунизма и большевизма то восхвалением, то умолчанием, и не только в коммунистической, но и в буржуазной печати... И сквозь этот все искажающий туман медленно, невероятно медленно только лишь начинает проступать голова Медузы большевизма.

А между тем большевизм как движение давно уже вышел за пределы России. Цели его с самого начала были мировые; и ныне это движение разливается по всему свету. Русская большевистская революция по внешней видимости представляется каким-то «опытом», или «экспериментом», предпринятым для осчастливливания «будущих поколений» и обещающим человечеству «новую свободу». На самом деле это борьба за мировую власть, начатая еще в 1917 году. Она уже развернулась вовсю, и ее линия фронта разделила человечество гораздо сильнее

иглубже, чем линия фронта первой мировой войны. Между двумя борющимися сторонами нет промежутков

ипустот, нет нейтральных сил и безучастных субъектов. Болыпевисгско-коммунистическая организация есть волевой центр, который не признает ни уступок, ни примирения, ни взаимодействия: для него существуют только враги и порабощенные. Все не порабощенные — его враги, а если враги, то все они без исключения сами подлежат порабощению; все уже порабощенные постоянно подозреваются в скрытой вражде. Коммунистический центр, как бы он ни назывался — «Третий Интернационал», «Коммунистическая партия» или еще какнибудь, всегда смотрит на врага как на противника, которого ему предстоит поработить, по существу — как на

142

О БОЛЬШЕВИЗМЕ И КОММУНИЗМЕ

своего будущего раба; а на своего раба — как на бывшего врага или будущего мятежника. Тот, кто заключает с ним договор или союз, может не сомневаться, что чаша с ядом уже поднесена к его губам и что удар в спину последует в подходящий момент. В этой борьбе все наивные и доверчивые становятся орудием своего собственного порабощения, особенно там, где этого меньше всего ожидают. А где пока еще имеется якобы «нейтральная» сила или «безразличный» субъект, там коммунист или еще не добрался до своего врага, или ему удалось ослепить его и незаметно использовать.

В этой борьбе никто не может рассчитывать на «иммунитет» — ни люди, ни организации, ни национальные меньшинства, ни государства. Везде наметилась или уже проявилась внутренняя грань духовного распада и борьбы; но люди или не способны осмыслить ее, или вовсе не хотят замечать, или не имеют мужества и воли признать ее. Между тем фронтовая линия атаки и отравления уже протянулась по всему миру. Хотят этого люди или нет, провидят и осознают или нет, а может, и вовсе не догадываются, но линия фронта уже проведена, яд разливается, психоз распространяется, опасность растет. Тем хуже для духовно слепых или спящих: они спохватятся слишком поздно, и тогда — vae victis!..1

Мир, подвергающийся ныне коммунистическо-боль- шевистскому напору, уже не является сам по себе полным силы и здоровья. Он борется со своими внутренними — духовными, хозяйственными и политическими — трудностями и не справляется с ними. Он внутренно делится и распадается на церкви и государства, на расы и нации, на классы и партии, которые ведут между собой извечную, непрекращающуюся борьбу. Но прежде всего он ослаблен величайшим духовно-религиозным кризисом, сущность которого пока не осознана даже его вождями

икоторый именно в силу этих причин более всего подрывает стойкость и сопротивляемость человеческого духа. Сегодняшний мир разъедают те же соблазны, ему угрожают те же опасности, которые составляют самое существо большевизма-коммунизма и над внедрением которых большевики работают, как мыши над зерном, день

иночь. Все эти трудности, деления, соблазны и опасно-

1 4 3

IL А. ИЛЬИН

сти образуют раны или каверны, в них вливается большевистский яд, образуя все новые очаги болезни, которые чреваты отравлением или заражением всего организма. То, что только в видениях когда-то представало пустынникам Востока, стало ныне реальным, повседневным фактом: сила врага-искусигеля, сила отравления (а возможно, «заражения») как бы охватила все сплошной крепостной стеной. Но эту силу не стоит преувеличивать: человечество должно с ней бороться, ее необходимо победить, но для этого люди прежде всего должны открыть глаза себе и другим.

Сущность этой борьбы, ее цели и методы каждый из нас должен раз навсегда продумать. Все, что на одной стороне является упущением, трудностью или внутренней опасностью, ее минусом, есть победное преимущество, шанс на успех, плюс на другой стороне. Всякий недостаток разумения, бдительности, силы, воли, умения, образования, таланта, храбрости, чести, организованности, гениального водительства, полщического искусства и прозорливости политической идеи, оружия или денежных средств в лагере граждан-патриотов своей родины есть выигрыш, есть успех в болыиевистско-ком- мунистическом лагере. Коммунисты хорошо это знают; и зная, умеют использовать в свою пользу. Они используют все: борьбу между отдельными державами; трения между метрополией и колониями (Англия, Голландия, Франция, Испания); цели черной расы и брожение среди желтой; настроения среди национальных меньшинств во всем мире; религиозные трения; свободы либерального государства и политические трудности демократии; кризис ^шровой экономики и возможности демпинга; социалистическую пропаганду и наивную заносчив!оств национальных партий; революционность латинских народов и англосаксонскую медлительность; безбожие современного школьного учителя и расшатанность современной семьи; безволие профессорских кругов и безыдейность политиков; жадность капиталистов и не имеющих собственности пролетариев; доверчивость одних, легкомыслие других, продажность третьих... Но самое главное — всеобщий кризис мировоззрения и всеобщую смуту в душах.

144

О БОЛЬШЕВИЗМЕ И КОММУНИЗМЕ

Успех большевизма-коммунизма в мире, которым он уже отмечен, объясняется не только его волей к власти, которой поистине одержимы эти люди, но прежде всего

направлением, по которому он движется, и болезненным состоянием остального, еще не завоеванного им мира.

Итак, во-первых, — волевая энергия большевиков. Эта волевая энергия действительно велика и концен-

трирована. К самостоятельному мышлению душа коммуниста не расположена вовсе: будучи непросвещенной и самонадеянной, она думает только строго по шаблонам партийного образца. Душа коммуниста также вовсе не склонна к чувству и восприятию, она черства и в этой черствости самоуверенна, из мира чувств в ней сохранились разве что зависть, ненависть и жажда мести. Но истинный коммунист — это, как правило, волевой человек. Упорно, стойко и непреклонно рвется он к мировой власти. Коммунисты знают точно свои цели и пути, по которым они должны идти; своих целей они стремятся достичь всевозможными средствами или, точнее, добиться их силой. У них есть идея — порочная и гибельная; у них есть и «план борьбы» — правда, лукавый и свирепый; и все-таки у них есть и то и другое — идея и план., Некоммунисты, напротив, сами не знают, чего они хотят; они расколоты, у них нет единства, цели их различны и часто противоположны; они думают только о том, как обессилить друг друга, а значит, и самих себя. У них нет спасительной — духовной, политической и социальной — идеи, которую они могли бы противопоставить коммунистам и тем самым увлечь за собой массы. Нет у них и плана, с помощью которого они сумели бы предотвратить эту мировую заразу. А если где-нибудь и появляется такого рода идея (например, в фашизме), то ею пользуются украдкой, как домашним снадобьем, целебным для себя и гибельным для соседей.

Сегодня народы живут так, как жили когда-то во время чумы: только бы самому не заразиться, а остальные как хотят; всеобщая опасность воспринимается в лучшем случае как угроза самому себе; чужая беда оценивается только с точки зрения собственной наживы. Никому и в голову не приходит, что от этого узколобого эгоизма

могут погибнуть все.

145

И. А. ИЛЬИН

Нынешний мир представляет собою странное зрелище: воля крепнет во зле и слабеет в добре. Атакующий хочет всего и беззастенчиво прибегает к любым средствам; атакуемый не способен хотеть и слишком мелочен, чтобы бороться по-настоящему.

Кажется, что элите буржуазного мира не так угрожает вражеское превосходство, как собственная слабость.

Успех большевизма в мире объясняется, во-вторых, тем направлением, по которому он движется; в действительности он движется по линии наименьшего сопротивления.

Когда дух человека творит и созидает, он движется по линии наибольшего сопротивления. Духовная культура — в науке, искусстве, политике, экономике — возможна лишь через обуздание страстей, напряженный труд, аскезу; без лишений, страданий и воли она вообще невозможна. Законы духа могут быть осуществлены, лишь подчинив законы природы своей высшей необходимости; вот почему дух предполагает в человеке верность и силу характера. Духовная культура появляется, говоря словами Гегеля, «как роза на кресте современности»...

Большевистская пропаганда, напротив, движется по линии страстей и вожделений, потакая (и разжигая) самым сильным, самым дурным, самым разрушительным из них. Большевик смотрит на человека как на существо, жаждущее удовольствий и прибытка, как существо утомленное и подлежащее разнузданию. К этому существу большевик и обращает свои распаляющие речи и посулы, чтобы позже одурачить и поработить его. Он говорит как бы голосом и словами этого существа, очень ловко высказывая его сокровенные мысли, чтобы увлечь и использовать его.

Дух возвышает человека через страдания и труд. Большевизм сталкивает человека в мелководье животных инстинктов. Дух требует внутренней дисциплины. Большевизм создает массовый психоз, эпидемию. Дух обуздывает. Большевизм разнуздывает; таким образом он и движется по линии наименьшего сопротивления и ведет в пропасть.

В-третьих, успех большевизма объясняется болезненным состоянием остального, еще не завоеванного им мира. В этом мире царят жадность, разобщенность, вза-

146

О БОЛЬШЕВИЗМЕ И КОММУНИЗМЕ

нмная ненависть и духовная слепота. В этом мире есть многочисленные каверны, которые, кажется, жаждут большевистского ада, чтобы раскрыться и стать еще глубже. Нынешний мир уже во многих местах созрел для большевизма и теперь должен пережить эту роковую зрелость.

В чем же сущность большевизма и что это за места, где он вызревает?

2.БОЛЬШЕВИЗМ КАК СОСТОЯНИЕ ДУШИ

ИБЫТОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Большевизму присущ не только определенный политический порядок вещей, а именно диктатура одной партии, исключающая все остальные партии и присваивающая себе монополию на государственную власть. Для большевизма характерна также не только социально-хо- зяйственная программа, а именно радикальная экспроприация всех слоев, обладающих собственностью, беспощадное уничтожение всех недовольных элементов и тотальная социализация экономики — производства, обмена и потребления. Короче, под большевизмом следует понимать не только проводимую методом террора социальную и социалистическую революцию, но прежде всего состояние души.

Всякий строй — республиканский и монархический, социалистический и частно-хозяйственный — зарождается и созревает прежде всего в человеческой душе; источником созидания и главной опорой всякого порядка вещей является человеческая душа, ее установка и настрой. Пока одни будут авторитетно повелевать и запрещать, а другие поддаваться внушению и повиноваться, данный порядок вещей будет существовать и разрушить его будет невозможно. Для того, чтобы порядок жизнеустройства — в политике и хозяйстве — пал, у вождей должна быть подорвана воля к власти, а народ должен отказаться от повиновения. Государственный строй падет лишь тогда, когда правящий слой лишится воли любой ценой принуждать к повиновению, а в подсознании народной души возникнет решимость любой ценой отказаться от повиновения. Искусство править есть не только искусство организовывать и повелевать, но прежде все-

147

И. А. ИЛЬИН

го — искусство не давать повода и возможности подчиненным дойти до отказа от повиновения.

Установка на повелевание с одной стороны и на повиновение, услужение — с другой есть предпосылка и основа всякого политического и социального жизнеустройства.

Вот почему большевизм нужно воспринимать и исследовать прежде всего как душевное состояние. Цель большевистской пропаганды есть не что иное, как определенная подготовка народной души к принятию большевизма; и можно быть уверенным, что если большевикам удастся эта подготовка в Германии, германское государство рухнет как карточный домик.

Что же такое большевизм?

Большевизм есть разложение духа и разнуздание алн- , ности в человеческой душе; духовная безудержность и политическая и нравственная распущенность в чувствах и поведении.

Это разложение и разнуздание не ново в истории человечества: ново его название, обоснование и проповедь. В истории человечества уже не раз бывали подобные периоды духовного разложения и разнуздания — при распаде целых государств, в эпохи политических смут и гражданских войн, после длительных войн с другими государствами, а также в эпоху больших эпидемий средневековья (чума). Ожесточение и отчаяние овладевают тогда человеческими сердцами; люди рискуют всем, и перед лицом смерти отступают многие нравственные сдерживающие факторы; люди позволяют себе все, хватаясь за все. В разные эпохи в доктринах тайных сект можно найти попытки обосновать это духовное разложение, превратить его в систематизированное учение и методу и посредством пропаганды дать этой методе ход. Однако эти попытки никогда не имели решающего успеха и всегда находили свой предел — то в сопротивлении здорового инстинкта и здоровой религиозности, то в решительном отпоре со стороны государственной власти или церкви, то в ограничении естественными рамками конкретного языка и национальности. Заболевшая большевизмом часть человечества обуздывалась или искореня-

148

О БОЛЬШЕВИЗМЕ И КОММУНИЗМЕ

лась здоровым большинством, и ей не удавалось заразить остальных.

Сам по себе большевизм не есть безумие или помешательство; но это несомненно душевно-духовная болезнь. Этим, между прочим, объясняется то обстоятельство, что во главе большевистских восстаний и переворотов оказываются нередко люди или психически неуравновешенные, или нравственно дефективные, в стадии начального помешательства. Так было не только в России (где, например, диагноз о паранойе Ленина предполагался и был поставлен проницательными врачами по его речам, поступкам и декретам задолго до обострения его слабоумия2), но и в Мюнхене, и в Венгрии в период волнений.

Большевизм как духовно-душевная болезнь состоит в том, что в человеке разлагается и ослабевает духовное начало и начинает преобладать начало животного инстинк- та-, конечно, есть немало людей, которые изначально находятся в этом состоянии — они-то и поддаются прежде других процессу большевизации. Животный инстинкт, сбросив с себя духовный закон, становится безудержной алчностью, требующей чувственных удовольствий и земного благополучия (бытовая форма материализма!). Его подспудные формулы: «Все немедленно мне\» и — «Все средства хороши\» Это настроение может охватить целый социальный класс, и тогда он станет революционным классом — как в политической области (власть!), так и в социальной (имущество!). Тоща он начинает гражданскую войну и в случае успеха создает тиранию или

классовую диктатуру в форме республики. Требования его становятся максимальным^, борьба беспощадною и свирепою. Поэтому большевизм есть не что иное, как максимализм и терроризм.

Такое желание — «всех задавить и все прибрать к рукам» (всю власть и все имущество) — может быть связано с социализмом и коммунизмом; но может выступать и с мнимо «буржуазной программой». Древняя Греция и Древний Рим знали такие гражданские войны, в которых ни та ни другая сторона не стремилась к отмене частной собственности, и в то же время обе прибегали к взаимоистреблению, изгнанию и грабежу. Обеими сторонами, «аристократами» и «демократами», владел тогда

149

Соседние файлы в папке Ильин И.А. - Собрание сочинений в 10 т. - 1993-1999