Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Олеарий Путешествие в Московию

.pdf
Скачиваний:
281
Добавлен:
08.04.2015
Размер:
8.66 Mб
Скачать

162 АДАМ

зывают 5ик8Н. Подобного рода пере­ движение мы видели в Нарве, где полковник Порт для нашего увесе­ ления велел некоторым финнам из числа своих солдат съезжать с боль­ шого холма перед городом. Самоед­ ские лыжи называются «нартами», как справедливо указывает Гвагнин в описании области Пермской. Их са­ поги также из подобных меховых шкурок, внутри выложены мехом и доходят до колен.

Северные олени по величине и внешности почти схожи с обыкно­ венными оленями, имеют белый с серым мех и широкие ноги, как у коров. Мы несколько штук видели в московском Кремле. Самоеды так приручают их, что они свободно при­ ходят и уходят. Их употребляют вме­ сто лошадей, впрягая их в неболь­ шие легкие сани, которые устроены вроде получелноков или лодок; на них они чрезвычайно быстро ездят.

И голландцы в 1596 г. по Р. X., во время второго своего путешествия на север, невдалеке от Вейгата застали подобных самоедов. Они пишут об этом так. Когда они 31 августа этого года у Вейгата прошли милю по суше, то они застали человек 20 это­ го народа. Сначала они сочли их со­ вершенно дикими. Действительно, самоеды, прежде всего, прибегли к луку и стрелам, с которыми они очень хорошо умеют обходиться, и хотели напасть на голландцев, как на непрошеных гостей. Когда они, од­ нако, услыхали от русского перевод­ чика — ведь, как сказано, самоеды понимают по-русски, — что голлан­ дцы пришли не врагами, а друзья­ ми, они сложили лук и стрелы, при­ ветствовали, любезно кланяясь, голландцев, пустились в разговор с

ОЛЕАРИЙ

Xними и сообщили хорошие сведения

оположении суши и моря. Они каза­ лись, однако, весьма робкими и не­ доверчивыми, несмотря на то, что голландцы обращались с ними лю­ безно и выказывали доброжелатель­ ность. Когда одному из них подан был сухарь, он, правда, принял ею по­ чтительно, сейчас же откусил от него

истал его есть, но все время при этом робко озирался; когда они услыхали раздавшийся издали со стороны моря выстрел из ружья, они испугались и заскакали, точно бешеные. Об этом можно прочитать подробнее в выше­ упомянутом морском путешествии, голландской печати. Из описаний и рисунков голландских также видно, что самоеды заплетали свои волосы в длинные косы, причем они свеши­ вались сзади через их одежды. Подоб­ ного явления я не замечал у тех, кого я видел в Москве. Один из них, ко­ торого, после рассказа о их, по на­ шему мнению, суровой и трудной жизни, спросили, между прочим, о том, как им понравились страна и жизнь московитов и не чувствуют ли они охоты жить скорее здесь, чем в собственной своей стране, — отве­ чал на это так: «Правда, Московия немало ему нравится, но та страна, в которой он родился, нравится ему гораздо больше, чем все другие стра­ ны; там для них жизнь привычная, и они вполне удобно и хорошо могут жить там. Он даже не сомневается, что если бы великий князь знал о доброй их жизни и о великолепии ее, то он оставил бы столицу и пересе­ лился к ним на жизнь».

Эти люди были настроены по­ добно Улиссу, который — как Мурет говорит по 1 книге Цицерона «Ое огаюге» — скорее желал жить в сво-

Эти народы раньше, будучи язычниками, почитали солнце и луну и резные идолы — как об этом мож­ но узнать из неоднократно уже упо­ мянутого описания морского путеше­ ствия. Голландцы на мысе или на углу Вейгата нашли расставленными не­ сколько сот подобных грубых и бес­ форменно вырезанных идолов: когда они, уходя из этой страны, захвати­ ли один из идолов с собою, то ка­ кой-то самоед последовал за ними и с жестами, свидетельствовавшими о волнении, попросил вернуть ему изображение и отнес его на место.
Приблизительно 23 года тому назад самоеды присылали посольство к великому князю и просили его о присоединении к русской вере. Это и было сделано, и епископ владимир­ ский с несколькими попами или свя­ щенниками был послан туда, чтобы обучить их вере и крестить.
Для всех нас край родной неизъяснимо мил, Забыть его нельзя— то свыше наших сил!
Где лучше, чем в Москве? что Скифии скудней?
Но сердце варвара тоскует лишь о ней.

ОПИСАНИЕ

ей скалистой и суровой родине, чем

уКалипсо среди всяких удовольствий

иувеселений; об этом можно прочи­ тать у Гомера в [V] песне «Одиссеи». Можно сказать и с Овидием (lib. 1 de Ponto eleg. [3].):

ПУТЕШЕСТВИЯ

163

XXXVII.

(Книга III, глава 5)

О самих русских — в отношении их внешнего вида и одежды

Nescio qua natale solum dulcedine

Мы, прежде всего, рассмотрим

cunctos

внешний быт московитов, или рус­

Ducit, et immemores non sinit esse sui. ских, то есть их наружность, их стро­ Quid melius *Roma, Scythio quid frigoreение, а также их одежду, а затем об­ peius? ратимся к внутреннему их быту, то

Hue tarnen ex illa Barbants urbe fugit. есть — их душевным свойствам, спо­ собностям и нравам. Мужчины у рус­ ских, большею частью, рослые, тол­ стые и крепкие люди, кожею и натуральным цветом своим сходные с другими европейцами. Они очень почитают длинные бороды и толстые животы, и те, у кого эти качества имеются, пользуются у них большим почетом. Его царское величество та­ ких людей из числа купцов назнача­ ет обыкновенно для присутствия при публичных аудиенциях послов, пола­ гая, что этим усилено будет торже­ ственное величие [приема]. Усы у них свисают низко над ртом.

Волосы на голове только их попы или священники носят длинные, све­ шивающиеся на плечи; у других они коротко острижены. Вельможи даже дают сбривать эти волосы, полагая в этом красоту. Подобное мнение не разделяется Амвросием. Он говорит: «По деревьям можно судить, в чем краса главы человеческой; возьми у дерева листву, и все дерево станет неприятным на вид». Может быть взя­ то это у Овидия:

Позорен так же точно череп без волос,

Как куцый скот, без листьев куст, без трав покос.

164

АДАМ

Однако, как только кто-либо погрешит в чем-нибудь перед его цар­ ским величеством или узнает, что он впал в немилость, он беспорядочно отпускает волосы до тех пор, пока длится немилость. Может быть, обы­ чай этот перенят ими у греков, ко­ торым они вообще стараются подра­ жать: ведь Плутарх рассказывает, что греки, когда с ними случалось боль­ шое несчастье, ходили с длинными, отпущенными волосами. Женщины же, в таких случаях, стригли свои волосы.

Женщины среднего роста, в об­ щем красиво сложены, нежны лицом и телом, но в городах они все румя­ нятся и белятся, притом так грубо и заметно, что кажется, будто кто-ни­ будь пригоршнею муки провел по лицу их и кистью выкрасил щеки в красную краску. Они чернят также, а иногда окрашивают в коричневый цвет брови и ресницы.

Некоторых женщин соседки их или гостьи их бесед принуждают так накрашиваться (даже несмотря на то, что они от природы краси­ вее, чем их делают румяна) — что­ бы вид естественной красоты не затмевал искусственной. Нечто по­ добное произошло в наше время. Знатнейшего вельможи и боярина князя Ивана Борисовича Черкас­ ского супруга, очень красивая ли­ цом, сначала не хотела румянить­ ся. Однако ее стали донимать жены других бояр, зачем она желает от­ носиться с презрением к обычаям и привычкам их страны и позорить других женщин своим образом дей­ ствий. При помощи мужей своих они добились того, что и этой от природы прекрасной женщине пришлось белиться и румяниться и,

ОЛЕАРИЙ

А так сказать, при ясном солнечном дне зажигать свечу.

Так как беление и румяненье происходят открыто, то жених обык­ новенно накануне свадьбы, между другими подарками, присылает сво­ ей невесте и ящик с румянами — как об этом будет еще рассказано при описании их обыкновенных свадеб.

Женщины скручивают свои во­ лосы под шапками, взрослые же де­ вицы оставляют их сплетенными в косу на спине, привязывая при этом внизу косы красную шелковую кисть.

У детей моложе 10 лет — как де­ вочек, так и мальчиков — они стри­ гут головы и оставляют только с обе­ их сторон длинные свисающие локоны. Чтобы отличить девочек, они продевают им большие серебряные или медные серьги в уши.

Одежда мужчин у них почти сход­ на с греческою. Их сорочки широки, но коротки и еле покрывают седали­ ще; вокруг шеи они гладки и без складок, а спинная часть от плеч под­ кроена в виде треугольника и шита красным шелком. У некоторых из них клинышки под мышками, а также по сторонам сделаны очень искусно из красной тафты. У богатых вороты со­ рочек (которые шириною с добрый большой палец) точно так же, как полоска спереди (сверху вниз) и ме­ ста вокруг кистей рук — вышиты пе­ стрым крашеным шелком, а то и зо­ лотом и жемчугом; в таких случаях ворот выступает под кафтаном; во­ рот у них застегивается двумя боль­ шими жемчужинами, а также золо­ тыми или серебряными застежками. Штаны их вверху широки и, при по­ мощи особой ленты, могут по жела­ нию суживаться и расширяться. На сорочку и штаны они надевают уз-

166

АДАМ

висят длинные кисти. Рукава у них почти такой же длины, как и кафта­ ны, но очень узки; их они на руках собирают во многие складки, так что едва удается просунуть руки; иногда же, идя, они дают рукавам свисать ниже рук. Некоторые рабы и легко­ мысленные сорванцы носят в таких рукавах камни и кистени, что нелег­ ко заметить: нередко, в особенности ночью, с таким оружием они напа­ дают и убивают людей.

На головы все они надевают шап­ ки. У князей и бояр или государствен­ ных советников во время публичных заседаний надеты шапки из черного лисьего или собольего меха, длиною с локоть: в остальных же случаях они носят бархатные шапочки по наше­ му образцу, подбитые и опушенные черною лисицею или соболем; впро­ чем, у них очень не много меху вы­ ходит наружу. С обеих сторон эти шапочки обшиваются золотым или жемчужным, шнурком. У простых граждан летом шапки из белого вой­ лока, а зимою из сукна, подбитые простым мехом.

Большею частью они, подобно полякам, носят короткие, спереди заостряющиеся сапоги из юфти или персидского сафьяна. О кордуане они ничего не знают. У женщин, в осо­ бенности у девушек, башмаки с очень высокими каблуками: у иных в чет­ верть локтя длиною; эти каблуки сза­ ди, по всему нижнему краю, подби­ ты тонкими гвоздиками. В таких башмаках они не могут много бегать, так как передняя часть башмака с пальцами ног едва доходит до земли.

Женские костюмы подобны муж­ ским; лишь верхние одеяния шире, хотя из того же сукна. У богатых жен­ щин костюмы спереди до низу окай-

ОЛЕАРИЙ

д млены позументами и другими золо-

Ттыми шнурами, у иных же украше­ ны тесемками и кистями, а иногда большими серебряными и оловянны­ ми пуговицами. Рукава вверху не при­ шиты вполне, так что они могут про­ совывать руки и давать рукавам свисать. Однако они не носят кафта­ нов и — еще того менее — четырех­ угольных, поднимающихся на шее воротников. Рукава их сорочек в 6, 8, 10 локтей, — а если они из свет­ лого каттуна, — то и более еще того длиною, но узки; надевая их, они их собирают в мелкие складки. На голо­ вах у них широкие и просторные шапки из золотой парчи, атласа, да­ маста, с золотыми тесьмами, иногда даже шитые золотом и жемчугом и опушенные бобровым мехом; они надевают эти шапки так, что волосы гладко свисают вниз на половину лба. У взрослых девиц на головах боль­ шие лисьи шапки.

Раньше немцы, голландцы, французы и другие иностранцы, же­ лавшие ради службы у великого кня­ зя и торговли пребывать и жить у них, заказывали себе одежды и костюмы наподобие русских; им это приходи­ лось делать даже поневоле, чтобы не встречать оскорблений словом и дей­ ствием со стороны дерзких злоумыш­ ленников. Однако год тому назад нынешний патриарх переменил это обыкновение, основываясь на следу­ ющем случае. Когда однажды в горо­ де происходила большая процессия при участии самого патриарха, и пос­ ледний, по обыкновению, благослов­ лял стоявший кругом народ, немцы, бывшие среди русских, не захотели, подобно русским, проделать перед патриархом ни поклонов, ни крест­ ного знамения. Патриарх на это рас-

168

АДАМ

ственных стран, чтобы была возможность отличить их от русских.

В Москве живет некий князь, по имени Никита Иванович Романов. После царя это знатнейший и бога­ тейший человек, к тому же он близ­ кий родственник царя. Это веселый господин и любитель немецкой му­ зыки. Он не только любит очень ино­ странцев, особенно немцев, но и чувствует большую склонность к их костюмам. Поэтому он велел не раз шить для них польское и немецкое платье, а иногда и сам, ради удоволь­ ствия, надевал его и в нем выезжал на охоту, несмотря на то, что патри­ арх возражал против подобного оде­ яния. Боярин этот, впрочем, иногда и в религиозных вопросах, как ка­ жется, сердил патриарха тем, что отвечал ему коротко, но упрямо. Впрочем, патриарх, в конце концов, все-таки хитростью выманил у него костюмы и добился отказа от них.

XXXVIII

(Книга III, глава 6)

О природе русских, их душевных качествах и нравах

Когда наблюдаешь русских в от­ ношении их душевных качеств, нра­ вов и образа жизни, то их, без со­ мнения, не можешь не причислить к варварам. И так нельзя сказать о них, как в старину говорилось о греках (правда, они хвастаются приходом к ним греков и заимствованиями у этих последних, но, на самом деле, они не имеют от них ни языка, ни искус­ ства), а именно, что они одни — люди умные и с тонким понимани­

ОЛЕАРИЙ

X.ем, а все остальные — негреки — варвары. Русские вовсе не любят сво­ бодных искусств и высоких наук и не имеют никакой охоты заниматься ими. А ведь, между тем, сказано: «Доброе обучение искусствам смяг­ чает нравы и не дает одичать». По­ этому они остаются невеждами и гру­ быми людьми.

Большинство русских дают гру­ бые и невежественные отзывы о вы­ соких, им неизвестных, натуральных

•науках и искусствах в тех случаях, когда они встречают иностранцев, имеющих подобные познания. Так, они, например, астрономию и аст­ рологию считали за волшебную на­ уку. Они полагают, что имеется чтото нечистое в знании и предсказании наперед солнечных и лунных затме­ ний, равно как и действий светил. Поэтому, когда мы вернулись из Пер­ сии, и в Москве стало известно, что великий князь назначает и принима­ ет меня в свои астрономы, то неко­ торые из них стали так говорить: «Вскоре вернется в Москву находив­ шийся в составе голштинского по­ сольства волшебник, умеющий по звездам предсказывать будущее». Вследствие этого люди уже почув­ ствовали ко мне отвращение, и я, узнав о нем, между прочим, по этой причине и воздержался принять при­ глашение.

Впрочем, московитам не столь интересно было, пожалуй, иметь меня в качестве астронома: скорее всего хотели они меня удержать в стране потому, что им стало извест­ но о начерченных мною и нанесен­ ных на карту реке Волге и персид­ ских провинциях, через которые мы проехали.

Когда я позже, в 1643 г., моим

ОПИСАНИЕ

милостивейшим государем вновь был послан в Москву и, ради забавы, в темной комнате при помощи малень­ кого отверстия в стене и вложенного туда шлифованного стекла стал изоб­ ражать в живых цветах все находив­ шееся на улицах против окна, а кан­ цлер в это время зашел ко мне, то он перекрестился и сказал: «Тут, вер­ но, волшебство» — тем более что ведь лошади и люди представлялись иду­ щими вверх ногами.

Хотя они и любят и ценят вра­ чей и их искусство, но, тем не ме­ нее, не желают допустить, чтобы применялись и обсуждались такие общеупотребительные в Германии и других местах средства для лучшего изучения врачевания, как анатоми­ рование человеческих трупов и ске­ леты; ко всему этому русские отно­ сятся с величайшим отвращением.

Несколько лет тому назад опыт­ ный цирюльник, по имени Квирин, голландец, человек веселого нрава, находясь на службе у великого кня­ зя, имел скелет или остов человече­ ский, висевший у него в комнате, на стене, над столом. Однажды он, по своему обыкновению, сидел за сто­ лом и играл на лютне, а в это время стрельцы, которые (как тогда было принято). всегда сторожили на дво­ ре немца, пошли по направлению звука и заглянули в дверь. Когда эти люди заметили кости на стене, они испугались — тем более что увиде­ ли, что скелет движется. Поэтому они ушли и заявили, что у немецкого цирюльника на стене висит мертвое тело, которое движется, когда ци­ рюльник играет на лютне. Этот слух дошел до великого князя и патриар­ ха, которые послали других людей с приказанием внимательно осмотреть

ПУТЕШЕСТВИЯ

169

все, в особенности в то время, когда< цирюльник играет на лютне. Эти люди не только подтвердили показа­ ние первых, но сказали еще, будто мертвец танцевал на стене под звуки Лютни.

Русские этому очень удивились, стали совещаться и решили, что, наверное, цирюльник — волшебник, так что необходимо будет сжечь его вместе с останками его мертвеца. Когда Квирин узнал, что втайне со­ стоялось такое опасное для него за­ ключение, он послал знатного не­ мецкого купца, пользовавшегося расположением вельмож, к князю Ивану Борисовичу Черкасскому, что­ бы сообщить истину и не допустить такого жестокого поступка. Купец сказал боярину: «Из-за такого ске­ лета никоим образом нельзя винить цирюльника в волшебстве. В Герма­ нии принято, чтобы у лучших вра­ чей и цирюльников имелись подоб­ ные костяки; делается это, чтобы, в случае, если у какого-либо живого человека сломана нога или ранена какая-либо часть тела, легче узнать, как взяться за дело и лечить. Если же кости двигались, то это зависело не от игры на лютне, а от ветра, дувше­ го в открытое окно». После этого при­ говор был отменен. Однако Квирину пришлось уехать из страны, а скелет перетащили через Москву-реку и со­ жгли. Подобную же трагедию пред­ полагали они потом сыграть с немец­ ким живописцем Иоганном Детерсеном. Когда во время большо­ го пожара, возникшего в Москве че­ тыре года тому назад, стрельцы по указанному выше способу пришли тушить огонь и ломать соседние дома и при этом застали в доме живопис­ ца старый череп, то они хотели са-