Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Олеарий Путешествие в Московию

.pdf
Скачиваний:
351
Добавлен:
08.04.2015
Размер:
8.66 Mб
Скачать

220

АДАМ

ОЛЕАРИЙ

 

 

посланник по имени Яков Козлов,

д царского

величества, именующий

по другому делу, был прислан к

себя родным сыном царя Василия

Хмельницкому; он увидел здесь Ти­

Ивановича Шуйского (не оставивше­

мошку, узнал его и стал в добрых

го, однако, никакого мужского по­

словах уговаривать, чтобы он бросил

томства)

и называющий

себя

беганье и вернулся опять в Москву:

Iohannes Sinensis, явился в Сток­

ошибка с великокняжескими день­

гольм; поэтому желательно,

чтобы,

гами легко может быть прощена ему

ради соседственной дружбы,

озна­

по заступничеству добрых друзей. В то

ченный Лжешуйский был выдан это­

время еще не знали, что он выдавал

му их посланному». Названный Шуй­

себя за сына великого князя Шуйс­

ский, однако, еще до прибытия

кого. Тимошка, однако, не захотел

гонца, уже успел собраться в путь и

поверить другу, и так как нечистая

уйти в Лифляндию. Оставшийся слу­

совесть гнала его дальше, то он опять

га его Костька, т. е. Константин, был

исчез и в 1648 г. бежал в Турцию, дал

здесь пойман, закован во многие

себя обрезать и принял магометанс­

цепи и отправлен в Москву. Тимош­

кую веру. Так как здесь из-за блудно­

ка, правда, был заключен под стра­

го дела, им совершенного, угрожала

жу в Ревеле по розыскному письму

опасность его голове, он тайно бе­

ее величества королевы шведской, но

жал, отправился в Италию, в Рим, и

вырвался на волю и бежал. Тем вре­

здесь принял римско-католическую

менем мать Тимошки и все, кто были

веру. Отсюда он отправился в Авст­

в доброй дружбе с беглецом, из про­

рию, в Вену, а

затем в 1660 г. в

стого подозрения в существовании

Трансильванию

или Семиградье к

заговора, были заключены в тюрь­

князю Ракоци. Этот последний его

му, подверглись пытке, а иные и

принял, поверил хитрым его увере­

померли при этом. Уйдя из Лифлян­

ниям, сильно пожалел его и, по убе­

дии, Тимошка отправился в Брабант

дительной его просьбе, отпустил с

и был, как он сам пишет, у эрцгер­

рекомендациею к другим государям.

цога Леопольда. Отсюда направился

Отсюда направился он в Швецию,

он в Лейпциг и Виттенберг с поля­

где правившая в то время королева

ком, по имени Стефаном Липов-

Христина, ради

рекомендательного

ским, принял здесь аугсбургское ис­

письма князя Ракоци, оказала ему

поведание и причастился, как это

всяческую милость и отпустила от

видно из собственной его исповеди,

себя с хорошими подарками. Тем вре­

писанной по-латыни, снабженной

менем русские купцы, находившие­

его собственноручною подписью и

ся в Стокгольме, сообщили в Моск­

печатью и по сию пору находящейся

ву о прибытии в Стокгольм такого

в означенном университете. Наконец

человека. Его царское величество ве­

он прибыл в Голштинию и явился в

лел немедленно же послать к ее ко­

Нейштадт, где его поймал и заклю­

ролевскому величеству в Швецию

чил под стражу русский купец, по

писца Козлова с письмом такого со­

имени Петр Микляев из Новгорода,

держания: «Дошло до сведения его

также высланный с царскими розыс­

царского величества, что некий рус­

кными грамотами к немецким кня­

ский, к большому ущербу для его

зьям и монархам. Отсюда его, по

ОПИСАНИЕ

приличествующей случаю просьбе, полученной от того же русского, и также и со стороны знатного купца в Любеке, доставили в княжескую ре­ зиденцию Готторп и держали здесь до тех пор, пока от его царского ве­ личества не были отправлены специ­ альные грамоты и гонцы к его княжеской светлости в Шлезвиглштинию.

Его царское величество, ради этого Тимошки, рассылал время от времени к европейским королям, князьям и государям послов и гон­ цов и выхлопатывал розыскные гра­ моты, чтобы беглец нигде не мог чув­ ствовать себя в безопасности, но везде, где бы его ни встретили, мог быть схвачен. Поэтому как только его царское величество узнал от послан­ ника, по этому делу отправленного в Швецию, что Тимошка захвачен в Нейшгадте в Голштинии, как он тот­ час же отправил к его княжеской светлости двух гонцов, одного за дру­ гим, с грамотою одинакового содер­ жания.

Письмо его величества царя мос­ ковского к его светлости князю шлезвиглштинскому.

«Бога Всемогущаго, во всем все творящаго и добрыми утешениями все народы охраняющаго, в Святой Троице возвеличеннаго и в единстве славимаго Господа Бога нашего ми­ лостью, промыслом, мощью, силою и волею избранные соблюдать и со­ держать великую российскую держа­ ву, держа в руках скипетр истинной христианской веры, и охраняя дру­ гая увеличенныя и вновь приобретенныя государства, с помощью Божиею, в мире и без смятения, до века, — мы, великий государь царь и

ПУТЕШЕСТВИЯ

221

Авеликий князь Алексей Михайлович

ипр. (с обычным полным титулом), державнейшему Фридерику, наслед­ нику норвежскому, герцогу шлезвигскому, голштинскому, стормарнскому и дитмарсенскому, графу ольденбургскому и дельменгорстскому [объявляем] наш любезный при­ вет.

Вминувшем 1644 г.— по московитскому календарю 7152 — обокра­ ли нашу царскаго величества казну Тимошка Анкудинов да Костька Ко­ нюхов, которые от наказания смерт­ ною казнью бежали из земель наше­ го царскаго величества в Константинополь и там приняли му­ сульманство. Так как они и там со­ вершили злые поступки, то они вновь бежали от наказания смертной каз­ нью и прибыли в Польшу и Литву, вызвали смуту у государей, и нахо­ дились в войске запорожских казаков

угенерала Федота Хмельницкаго, который обоих вышеназванных на­ ших воров и изменников, по прика­ занию великаго государя Иоанна Казимира, нашего брата, короля польскаго, должен был схватить и передать посланным к нему короля польскаго дворянину Ермоличу и нашему дворянину Петру Протасьеву; по этому делу означенный Хмель­ ницкий особо писал к нашему цар­ скому величеству. Однако воры и изменники наши бежали в Рим и приняли там латинскую веру, а за­ тем бежали к другим государям, за­ тевая у них смуту и переменив имена свои. Один из них Тимошка называл себя Шуйским, а в иных местах Бтепяз'ом, Костька же выдавал себя за его слугу. Оба появились и в швед­ ском королевстве, где их узнали наши купцы из Новгорода и иных городов.

222

АДАМ

После этого их схватили, а именно Тимошку арестовал генерал в Реве­ ле, а Костьку генерал в Нарйе, но оба генерала не хотели, без указа ве­ ликой королевы шведской, выдать нам обоих изменников. После этого мы писали к великой королеве чрез нашего дворянина N14, чтоб она при­ казала обоих вышеназванных наших изменников передать нам, на что ве­ ликая королева шведская согласилась и генералу в Ревеле письмом своим указала, чтобы оба наши изменника были переданы дворянину нашему, когда он из Стокгольма прибудет в Ревель. Когда, однако, дворянин наш из Стокгольма прибыл в Ревель, то ему был передан только изменник Костька. Что же касается Тимошки, то он бежал из-под ареста, и пока наш дворянин находился в Ревеле, нигде не мог быть найден. Однако, позже он в Голштинии, в Нейштадте, был схвачен и брошен в темницу. Поэтому мы и послали к вашей люб­ ви с нашего царскаго величества письмом посланника Василия Шпилькина с несколькими из наших подданных, чтобы вы указали пере­ дать ему означеннаго нашего измен­ ника и переслать его нам. (До сих пор первое письмо от 31 октября 1652 г. и второе от 5 января 1653 г. были слово в слово схожи одно с другим. В пос­ леднем дальше прибавлено.) Но в минувшем году в декабре месяце при­ был к нам Петр Микляев из Новго­ рода и доставил нашему царскому величеству от ваших, советников до­ казательство, что он с Иоганном фонреном из Любека схватил озна­ ченнаго нашему величеству изменни­ ка в вашем городе Нейштадте, что ими принесена вам жалоба и сооб­

ОЛЕАРИЙ

дщено о его воровстве, и что, в силу этого, вы приказали его доставить из вашего княжескаго города Нейштадта в Готторп и содержать под силь­ ной стражею. Поэтому мы и посыла­ ем с настоящим нашего царскаго величества письмом означеннаго Петра Микляева, чтобы вы, соглас­ но с первым и настоящим нашим письмом, приказали передать вышеозначеннаго арестанта и нашего из­ менника нашим посланникам Шпилькину и Петру Микляеву и дру­ гим нашим подданным, и соизволи­ ли, через них, переслать его к нам, дабы изменник не бежал и не вы­ звал дальнейших беспокойства и сму­ ты. За то и наше царское величество,

всвою очередь, окажем вашей люб­ ви всякую услугу, когда в этом будет необходимость.

Вор и изменник нашего царскаго величества по имени Тимошка — весьма низКаго звания. Он сын про­ стого торговца холстами, отца его зовут Демкою Анкудиновым из Пред­ местья Вологды, его мать — Соломонидкою, а сына, который еще жив, Сережкою. Означенный Ти­ мошка служил в Москве в новой чет­ верти и обворовал нашу казну, убил свою жену и сжег ее в своем доме, вследствие чего сгорели одновремен­ но и дома многих других людей и многим нашим подданным нанесен был убыток. Поэтому он приговорен

ксмерти, бежал и находится в бегах вплоть до настоящаго времени, выз­ вав во многих странах беспокойство. Дано в нашей царскаго величества столице Москве 5 января в год от сотворения мира 7161 (от Р. Хр. — 1653)».

Третье и последнее письмо к его

I

ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

223

 

 

ч

 

 

княжеской светлости по тому же по­ воду было отослано 17 октября того же года, после чего пленник был передан русским.

Один из посланников, доставив­ ших эти письма и отвезших пленни­ ка, был, как видно из этого письма и как уже сказано, [Василий] Григо­ рьевич] Шпилькин, писец, бывший сотоварищ Тимошки в канцелярии «четверти», у которого Тимошка об­ манным образом выманил драгоцен­ ности его жены. Когда ему однажды было разрешено видеть пленника и разговаривать с ним в присутствии нескольких знатных придворных чи­ нов, Тимошка важною походкою выступил к нему навстречу, предста­ вился, будто он его никогда не ви­ дал, не хотел даже говорить с ним по-русски, но требовал, чтобы тот говорил с ним на сарматском язы­ ке, которого Шпилькин не знал. Ког­ да Шпилькин спросил: «Не он ли Тимошка Анкудинов, обокравший великокняжескую казну и совершив­ ший другие злодейства?», он ответил: «Весьма возможно, что негодяй, по имени Тимошка Анкудинов, и обо­ крал казну великого князя (здесь го­ ворят «обокрасть казну великого кня­ зя» не про кражу со взломом в самой казне, но про утайку денег, которые должны были идти в казну или при­ надлежали казне), но его лично это не касается, так как его имя 1оЬаппе8 8гиеп818, по-сарматски — Шуйский». В это время он не хотел сказать, что он — сын великого князя Василия Ивановича Шуйского. Когда, одна­ ко, Шпилькин еще дольше с ним стал говорить и начал напоминать ему про прежнюю его жизнь, он на­ чал смеяться над ним и ругать его:

он говорил, что не может признать его посланником, что он, как видно из его фамилии, очевидно, торговец шпильками.

Некоторое время спустя, по вы­ раженному им же самим желанию, через придворного канцлера и совет­ ников, стали спрашивать Тимошку о некоторых пунктах, а именно: «ка­ кого он происхождения и рода? род­ ственник ли он великому князю? почему его великий князь преследу­ ет? чем он мог бы вредить ему?», и Тимошка отвечал частью устно, ча­ стью в особой записке. Его собствен­ ные слова были таковы: «Ведь уже слышали, что я 1опаппе8 8гиеп818 или по-сарматски Ян Шуйский, наречен

всвятом крещении Тимофеем. Я — сын Василия Домициана Шуйского, который имеет свое фамильное имя от лежащего в Московии города Шуи

ипроисходит из фамилии московитской нации. Родился я и воспитан в некоей части королевства польского,

впровинции новгород-северской. вотчинник я в Украине Северской, где у меня собственные именья «Ве­ ликое Болото», близ московитской границы. Нынешний великий князь мне вовсе не родственник, так как отец его только из дворян) мой же отец был из княжеского рода. Так как великий князь знает это, то он и пре­ следует меня. Хан татарский, ныне воюющий с короною польскою, под­ стрекал меня враждебно напасть на московитскую землю, но я, помня, что мои древние предки называли эту страну своим отечеством, из любви к ней, не сделал подобной попыт­ ки, то есть не пытался на насилие ответить насилием. Я бы мог послать

вземлю великого князя 100000 са-

224

АДАМ ОЛЕАРИЙ

бель, но Бог да хранит меня от по­ добного поступка и т. д.». То же самое излагал он и в письме на имя патри­ арха. Первый московитский послан­ ник, прибывший из Швеции, явив­ шись к нему, стал с ним дружелюбно говорить и посоветовал ему обратить­ ся с прошением на имя патриарха, имеющего большое влияние на ве­ ликого князя и легко могущего сво­ им заступничеством вновь вернуть ему милость; и сам посланник также обещал похлопотать.. Шуйский, по­ ложившись было на слова этого рус­ ского, передал ему закрытое письмо на имя патриарха, в котором, между прочим, говорилось: он родился рус­ ским и в крещении наречен Тимо­ феем (отсюда уменьшительное — Тимошка), его прельщали, чтобы он послал в страну 300000 сабель, но ночью явился ему ангел, увещевав­ ший его не предпринимать ничего подобного против собственного оте­ чества и религии; он принял это к сердцу и хотел вновь в мире идти домой; недавно в Нейштадте ему сно­ ва можно было освободиться, но он не захотел этого сделать, чтобы иметь возможность представиться и с по­ сланниками вновь вернуться в Мос­ кву. Когда, однако, посланник вскрыл это письмо и прочел его в моем присутствии, Тимошка стал отрицать свою руку и сказал: он ни­ чего об этом не знает; он показал дру­ гого рода почерк и ругал и поносил посланника так, что тот, не будучи в состоянии стерпеть, плюнул на письмо и бросил его ему в лицо. Ти­ мошка тотчас же разорвал письмо на мелкие кусочки.

Своими непостоянными и пере­ менчивыми речами и записками Ти­ мошка достаточно ясно выказал, что

А он стоит на лживой основе. Иногда он говорил: «Он — русский и сын великого князя Василия Ивановича», а в переданной записке он называл своего отца Василием Домицианом. Между тем известно, что из трех бра­ тьев Шуйских — а других Шуйских тогда и не было в России — никто не назывался так. То опять он отрицал свое русское происхождение и писал

ввышеупомянутой записке: «Я могу доказать с очевидностью, что — хотя тело мое нестерпимыми муками и ослаблено — тем не менее ни из язы­ ка, ни из привычек, ни из состоя­ ния моего нельзя вывести, что я мос­ ковит». Он не отпускал бороды, как другие русские. Во время долгих сво­ их путешествий он изучил довольно сносно несколько языков, как-то: латинский, итальянский, турецкий и немецкий, так что на каждом из них мог излагать свои мысли. Он умел также писать по-русски разными по­ черками,1 меняя руку, смотря по тому, как это ему было выгодно. Гра­ моты, приходившие, ради него, от его царского величества к его кня­ жеской светлости он старался пред­ ставить подозрительными и старался

впереданной им записке убедить нас, что эти грамоты вымышлены и фаль­ шивы, так как они не подписаны ни его царским величеством, ни кемлибо из вельмож. «Богу и людям из­ вестно, — говорил он, — что каждое запечатанное письмо, подобно насто­ ящим, лишенное подписи, не может иметь значения». Однако Тимошка ошибался, воображая, что мы не зна­ ем канцелярских обыкновений рус­ ских. Ни одна из царских миссив или грамот к другим государям, даже никакие договоры не подписывают­ ся самим царем; считается достаточ-

ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

225

ным, что они снабжены большою печатью. Бояре же и государственные советники, которые вели перегово­ ры по данному делу, подписывают особую грамоту относительно дого­ воров и подкрепляют ее своими пе­ чатями, которые имеют то же значе­ ние, как если бы подпись была дана самим его царским величеством. Ког­ да Тимошка увидел, что хитрость и обман его разгаданы и что ему не удастся выговорить себе свободу, но что он будет, в конце концов, выдан русским, он из отчаяния думал сам себя лишить жизни. Когда он на пути в Травемюнде, где его должны были посадить на судно, проезжал мимо Нейштадта, он нарочно выбросился из повозки, упал на голову и подва­ лился под колесо, надеясь так покон­ чить с собою, но так как ехали по песку и телега сейчас же останови­ лась, то его невредимого снова по­ садили в телегу и стали еще стара­ тельнее сторожить. Позже на пути в Москву он придумывал разные сред­ ства, чтобы лишить себя жизни; но так как это заметили, то эти сред­ ства были у него отняты прилежною охраною. В общем он был все время довольно весел, вплоть до приезда в Новгород; здесь он начал печалить­ ся и уже от Новгорода до Москвы не желал ни есть ни пить.

Как только прибыли с ним в Москву, его немедленно же отпра­ вили на пытку. Однако во время пыт­ ки и перед смертью своею он вел себя крайне упрямо: можно было предпо­ лагать, что он поступает так, или желая, чтобы его сочли за сумасшед­ шего, или же зная, что все равно он будет казнен, сознается ли в правде или нет; из отчаяния он хотел ско­ рее, чем сознаться, продолжать упор­

ствовать в начатом и продолжавшемся им обмане и злодействе, чтобы ино­ странные государи его постоянством в речах были подкреплены в мыслях, которые он хитростью им внушил. На совесть свою он обращал здесь столь же мало внимания, как раньше при принятии столь многих религий; ве­ роятно, он думал: «Лучше бегом по­ пасть в ад, чем идти туда шагом».

Когда ему на пытке, в присут­ ствии отряженных для этой цели знатнейших государственных совет­ ников, были заданы вопросы о не­ которых пунктах и он был допрошен, он сказал: он не почитает никого, за исключением вельможи и боярина Никиты Ивановича Романова, дос­ тойным вести переговоры с ним. (А боярин этот был давно известен ему своей храбростью и добрым нравом.) Пришлось, вследствие этого, двум из бояр отправиться к Никите и про­ сить его зайти к нему. Тем временем Тимошка попросил пить, и когда ему принесли деревянную чашку с ква­ сом или слабым пивом, он отказал­ ся от кваса и не захотел пить из де­ ревянной чашки, требуя, чтобы ему дали испить меду из серебряного со­ суда. Когда исполнили эту его просьбу, он поднес сосуд ко рту, но отпил лишь немного. Когда теперь боярин Никита с двумя другими бо­ ярами вошли к нему, он смиренно поклонился ему, но еще упорнее стал утверждать, что он сын царя Васи­ лия Ивановича Шуйского. Ему, од­ нако, было сказано и доказано, что он сын Дементия Анкудинова, про­ стого торговца холстом в Вологде, а вовсе не из великокняжеского рода Шуйских. Покойный великий князь Василий Иванович Шуйский вовсе не имел детей, а лишь двух братьев: кня-

8 Зак. 187

226

АДАМ ОЛЕАРИЙ

зя Димитрия Ивановича и Ивана Ивановича Шуйских, которые так­ же не оставили мужского потомства. Эти три брата, вместе с тогдашним патриархом Филаретом Никитичем были отправлены в Польшу в плен, как это указано выше. Старшие два брата умерли в Польше, третий же, по имени Иван Иванович, вместе с патриархом был отпущен на волю, прибыл в Москву и скончался лишь в правление нынешнего великого князя, немного лет тому назад. Было из этого же рода еще одно лицо — именно брат их отца князь Василий Федорович имевший лишь одного сына, а именно князя Михаила Ва­ сильевича Скопина-Шуйского, кото­ рый в то время, когда шведский пол­ ководец занял Великий Новгород, умер, также не оставив наследников. Таким образом, Тимошка не мог быть из рода Шуйских.

Во время пытки ему была пред­ ставлена родная его мать — ныне монахиня; она, горько плача, жало­ валась на его несчастье и увещевала его отказаться от своего безумия, признать истину и умолять царя о милости. Тимошка печально смотрел на нее, но представился, будто не узнает ее. Ему дали очную ставку и с писцом Иваном Песковым, которо­ му он накануне бегства доверил сво­ его сына; одновременно с писцом показали ему и сына. Песков сурово напустился на Тимошку: достаточно уже он пробавлялся ложью и обма­ ном, вызвав и на него, Пескова, высокую его царского величества немилость и причинив ему сердеч­ ную скорбь; вспомнил бы он о Боге и признал правду; не его ли это сын, которого он, Песков, теперь к нему сажает? Следует, однако, знать, что

А сына этого Тимошка произвел на свет не с законной своею женою, а со служанкою. Тимошка посмотрел на обоих, поздоровался с Песковым, но больше не хотел говорить с ним ни слова. Хотя и приводили к нему для очной ставки многих прежних его добрых знакомых и друзей, бывших одновременно с ним писцами, хотя все они увещевали его признать прав­ ду, все-таки он на все их речи, так как достаточно уже был уличен, от­ вечал молчанием. Его осмотрели и нашли, что он был обрезан. Его уве­ ли с места пытки и на другое утро опять привели сюда и допрашивали

онекоторых пунктах. Он, однако, ни на один не желал ответить. Тогда его

спытки перевели на большую пло­ щадь перед Кремлем, прочли о его преступлениях и объявили приговор

онем: его велено было изрубить в куски. Его сейчас же раздели, разло­ жили на земле, отрубили топором сначала правую руку ниже локтя, затем левую ногу ниже колена, по­ том левую руку и правую ногу и мгно­ венно затем голову; казнь он пере­ нес, не выражая страданий. Отрубленные куски тела были наса­ жены на пять поставленных стоймя кольев и стояли так до следующего дня; туловище же осталось на земле между кольями и ночью было съеде­ но собаками. На следующее утро ос­ тавшиеся кости туловища слугами палача были собраны, отрубленные куски вместе с кольями сложены в сани и все это за городом брошено в яму для падали.

Его бывший слуга Костька дол­ жен был смотреть на казнь своего господина. Так как он во всем добро­ вольно сознался, то ему была пода­ рена жизнь, но за нарушение прися-

ОПИСАНИЕ

ги его царскому величеству ему объявлен был такой приговор: ему надлежало отрубить три первых паль­ ца на правой руке. Так как, однако, вера их, прежде всего, требует, что­ бы они крестились и благословлялись правой рукою, то, по заступничеству патриарха, его помиловали: наказа­ ние было совершено над левой ру­ кой. После этого он был сослан в дальний город в Сибири, где ему доставлены все средства для пропи­ тания в течение всей его жизни. В этот же день и час, когда происходила казнь, польского малого посла или посланника, только что прибывше­ го в Москву, вели на аудиенцию и нарочно провели через место казни, чтобы он видел ее и мог сообщить, что Лжешуйский, одно время нахо­ дившийся в Польше, казнен. Вот ка­ ков был на самом деле Лжешуйский и какой он получил конец.

ХЬУ

(Книга III, глава 13)

О короновании нынешнего великого

князя Алексея Михайловича и о том, как вообще происходит коронование

Как выше сказано, в 1645 г. по Р. X., 12 июля, скончался великий князь Михаил Феодорович всея Рос­ сии. Сейчас же на следующий день, 13 июля, его сын, Алексей Михай­ лович, на 16 году жизни, приветство­ ван был как царь и великий князь всея России, и в тот же день еще, по единогласному решению всех бояр, вельмож и всей общины, коронова­ ли его и присягнули ему.

Это коронование, по стараниям

ПУТЕШЕСТВИЯ

227

Авельможи Бориса Ивановича Моро­ зова, бывшего гофмейстером и вос­ питателем молодого государя, по некоторым причинам, должно было совершиться так быстро, что не все

встране, кто желал, могли явиться для присутствия на нем.

. При короновании московитских великих князей, если оно происхо­ дит по обычному способу, соблю­ дается следующее.

ВМоскву призываются все мит­ рополиты, архиепископы и другие епископы и игумены, князья, вое­ воды и должностные лица, равно как

изнатнейшие купцы со всей России

ииз всех провинций, подчиненных великокняжеской власти.

Когда коронование должно на­ чаться, патриарх с митрополитом и остальным клиром направляются в большую кремлевскую церковь. За ними следует новый великий князь с государственными советниками, боярами и должностными лицами.

Вцеркви устроен высокий помост

втри ступени высотою, выстланный дорогими коврами. На нем стоят три стула, покрытые золотой парчою: один для великого князя, другой для патриарха, а на третьем лежит шап­ ка, осыпанная великолепными дра­ гоценными камнями и крупным жем­ чугом; вверху у нее кисть, к которой прикреплена золотая коронка с ал­ мазами. Рядом с этой шапкой лежит

ивеликолепная одежда из золотой парчи, повсюду кругом осыпанная жемчугом и драгоценными камнями

иподбитая очень черными соболями. Эту одежду, по их словам, великий князь, по имени Димитрий Моно­ мах получил из КафЫ в войну с та­ тарами и назначил служить для ко­ ронования великих князей.

228

АДАМ ОЛЕАРИЙ

Когда царь с боярами входит в церковь, священники начинают петь. После этого патриарх читает молит­ ву, призывая Бога, св. Николая и других святых, чтобы они приняли участие в этом короновании. Потом выступает знатнейший государствен­ ный советник с избранным великим князем, обращается к патриарху с речью и сообщает ему, что они при­ няли в цари ближайшего наследника престола российского государства, и желают, чтобы он, патриарх, благо­ словил и короновал его. После этого патриарх ведет кандидата вверх на помост, сажает его на престол, дер­ жит у лба его золотой, осыпанный великолепными драгоценными кам­ нями крестик и благословляет его. Затем один из митрополитов читает следующую молитву, записанную Петреем в его русской хронике: «Гос­ подь Бог наш, Царь всех царей, Ты, который через пророка Твоего Саму­ ила избрал слугу Твоего Давида и помазал его в цари народа израиль­ ского, услышь теперь нашу молитву, которую мы, недостойные, Тебе при­ носим, и воззри со святой высоты на сего Твоего верного слугу, сидящего здесь на престоле и Тобою возвышен­ ного в цари народа Твоего, спасен­ ного кровью Святого Твоего Сына. Помажь его маслом радости, охрани его силою Твоею, возложи на голову его венец, драгоценными камнями украшенный, дай ему долгую жизнь и дай ему в руки царский скипетр, посади его на престол справедливо­ сти и подчини ему все варварские языки, дай сердцу и уму его всегда находиться в страхе Твоем, чтобы он всю свою жизнь был послушен запо­ ведям Твоим, дай отойти от него всем ересям и ошибкам, научи его, чтобы

он защищал и сохранял все, что ука­ зывает и чего желает святая грече­ ская церковь. Суди народ Твой по справедливости, окажи милость бед­ ным, чтобы они могли войти в жизнь вечную». Эту молитву патриарх за­ ключает громким возгласом: «Твое есть царство, сила и слава, и да бу­ дет с тобою Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой».

После этой молитвы два еписко­ па должны взять со стула одежду и шапку и держать их в руках, а патри­ арх велит боярам, также вступившим на помост, надеть великому князю одежду. Вновь при этом он благослов­ ляет его. После этого он передает шапку с короною боярам, велит им надеть ее на великого князя и гово­ рит: «Во имя Бога Отца, Бога Сына

иБога Духа Святого» и благословля­ ет его в третий раз. Затем патриарх призывает все духовенство, находя­ щееся в церкви, чтобы каждое из духовных лиц подошло и рукою бла­ гословило великого князя. Когда это совершится, патриарх и великий князь садятся на стулья, но вскоре опять встают. Вслед затем священни­ ки начинают петь ектению: «Госпо­ ди помилуй» и при каждом третьем слове всякий раз называют великого князя. Потом они все опять садятся, один из митрополитов идет к алтарю

иговорит громким голосом: «Бог да сохранит нашего царя и великого князя всея России, возлюбленного Богом и нам дарованного, в добром здравии и долгоденствии». Это же пожелание повторяют другие попы и вельможи, здесь присутствующие или стоящие вне церкви, и при этом под­ нимают восторженные крики. Все вельможи бьют челом его царскому величеству и целуют его руки. После

ОПИСАНИЕ

этого патриарх один выступает перед великим князем и произносит уве­ щательную речь следующего содержания:«Так как ныне он Божиим промыслом государственными, свет­ скими и духовными чинами постав­ лен и венчан великим князем всея России и ему вверено важное управ­ ление странами, то пусть он любит при этом Бога, живет по законам Его и по ним править суд, а также да за­ щищает и распространяет он истин­ ную греческую религию».

После этого вновь произносится великому князю благословение, и он идет в лежащую напротив церковь Михаила Архангела. Тем временем деньги бросаются среди народа, а в церквах вновь поют ектению. Потом великий князь опять отправляется в церковь св. Николая, а затем, в со­ провождении государственных совет­ ников, отправляется в большой зал, где и духовным и светским вельмо­ жам подается великолепное угоще­ ние. При этом так напиваются, что многие из них не знают, как и до­ мой попасть.

Титул, который в настоящее вре­ мя русские дают своему великому князю, — следующего рода:

«Великому государю царю и ве­ ликому князю Алексею Михайлови­ чу всея Великия и Малыя России, самодержцу московскому, киевско­ му, владимирскому, новгородскому, царю казанскому, царю астраханско­ му, царю сибирскому, государю псковскому и великому князю твер­ скому, югорскому, пермскому, вят­ скому, болгарскому и иных, госуда­ рю и великому князю Новгорода низовыя земли, черниговскому, ря­ занскому, ростовскому, ярославско­ му, белоозерскому, удорскому, об-

ПУТЕШЕСТВИЯ

229

Адорскому, кондинскому и всея северныя страны повелителю, государю иверской земли, карталинских и гру­ зинских царей и кабардинской зем­ ли, черкасов и горских князей и мно­ гих иных восточных, западных и северных государств и земель отчичу, дедичу (т. е. со времени многих предков) и наследнику, государю и обладателю».

ХЬУ1

(Книга III, глава 14)

О доходах и расходах великого князя,

о столе его, лейб-медиках и толмачах

Только что упомянутые, заклю­ ченные в титуле, а также и другие земли, провинции и города достав­ ляют ежегодно большой доход в его царского величества казну, причем доход этот определяется в нисколь­ ко миллионов; доходные статьи со­ стоят в податях, налогах, пошлинах, кабаках, торговле и поместьях. Хотя его царского величества подданные обыкновенно и не платят больших податей, но, тем не менее, ввиду большого количества стран и наро­ дов, получаются большие суммы. Когда нужно вести войну, горожа­ не, купцы и торговцы делают тяж­ кие дополнительные взносы. Во вре­ мена бывшего великого князя, когда нужно было вести войну под Смо­ ленском, им пришлось дать «пяти­ ну», т. е. пятуюденьгу со своего иму­ щества. Нынешний царь брал только десятую деньгу. Бояре и вельможи должны, смотря по количеству сво­ их имений, содержать известное ко­ личество всадников на войне. Дворя-