Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Юрислингв-ка-9.doc
Скачиваний:
22
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
1.11 Mб
Скачать

Оскорбительны ли слова «хачик», «хач» ?

На разрешение специалиста поставлены следующие вопросы:

  1. Какое смысловое значение имеет слово «хачи», «хачей», является ли оно оскорбительным и в какой форме это лингвистически выражено?

  1. Является ли слово «хачик», «хач» оскорбительным для какой-либо конкретной нации?

  2. Содержатся ли в выражении, фразе «Сколько можно терпеть Убивай хачей и живи спокойно» специальные языковые или иные средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок против какой-либо нации, расы, религии или социальной религиозной группы или отдельных ее представителей?

  3. Является ли выражение, фраза «Убивай хачей» призывом к какой-либо определенной целенаправленной деятельности?

  4. Какое смысловое значение имеет выражение, фраза «Убивай хачей», носит ли оно публичный характер?

  5. Содержит ли изображение лица человека с пистолетом и надписью «Сколько можно терпеть. Убивай хачей и живи спокойно» призыв к возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни, пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку социальной, расовой, национальной или религиозной или языковой принадлежности?

Общие замечания

В любом языке по тем или иным причинам отсутствует множество однословных наименований предметов и явлений, хотя говорящие имеют о них достаточно четкое представление и понимание. Эти представления ученые называют концептами (мыслительными образами). Например,тех, кто недавно в браке, называютмолодоженами, а как назватьтех, кто давно состоит в браке? Мы хорошо представляем,кто это такие, но в русском языке отсутствует слово для обозначения данного представления (концепта). Говорящие вынуждены использовать несколько слов, чтобы обозначить такое понятие (Говорят:они давно женаты, они столько-то лет состоят в бракеи т.д.).

Такие описательные (несколькословные) обозначения при отсутствии однословного называют лакунами. Однако «если концепт становится предметом широкого обсуждения, - отмечает профессор И.А. Стернин, - можно говорить о формировании его коммуникативной релевантности (важности для общения). Лексическая лакуна в таком случае должна быть заполнена, - для обсуждения концепта его надо называть» (Стернин, 1997, с. 47).

В процессе заполнения лакун жаргонные единицы используются довольно часто. Так вошли в состав разговорной лексики слова из солдатского жаргона дембельидедовщина, милицейские жаргонизмыбомжиопер, уголовные словечки и выражениямент, шестерка, фраер, жадность фраера губит, лапшу на уши вешать(лапша на лагерном сленге означаетложь, обман) и т.д.

Известные политические события и социальные явления актуализировали понятие (концепт) представитель какой-либо из коренных национальностей Кавказа и Закавказья.Этот концепт стал коммуникативно востребованным и по закону экономии речевых усилий в обществе возникла острая необходимость заменить это пространное описание однословным. В административно-правовой сфере появился широко распространившийся более лаконичный описательный оборотлицо кавказской национальности,имеющий официально-деловую стилистическую окраску.

До революции, когда царское правительство вело войну на Кавказе, использовалось слово кавказец, которое выражало концептживущий на Кавказеиливоенный, служивший на Кавказе. Среди образованных людей нашего времени была попытка реанимировать однословное наименованиекавказецдля обозначения концепталицо кавказской национальности, однако почти одновременно с этим в молодежном жаргоне появилось и быстро стало общеизвестным среди русскоязычного населения РФ экспрессивно-негативное однословное наименованиехачик (хач)– от распространенного армянского имениХачик(Быкова, 1998, с.130). Это наименование лиц кавказской национальности до сих пор сохраняет сленговую (жаргонную) окраску и негативную коннотацию, но активно используется в устной речи.

Казалось бы, ничего оскорбительного в этом нет: называет же весь мир русского мужчину Иваном, почему бы не использовать с такой же целью имя Хачик для обозначения мужчины родом с Кавказа и Закавказья? (Кстати, большинство использующих данное слово не соотносят его с именем собственным, т.е. не знают, что это имя собственное).

Однако на уровне подсознаниясловаИваниХачикне являются равнозначными. Дело в том, что «Две национальные культуры никогда не совпадают полностью. Это следует из того, что каждая состоит из национальных и интернациональных элементов» (Комлев, 1966, с. 43-50). То, что в одной культуре воспринимается как нечто хорошее, приятное, в другой может вызывать прямо противоположные впечатления, ощущения (т.е. ассоциации). Это подтверждается целым рядом исследователей (Комлев, Стернин, Томашева и др.). При этом множество слов в любом языке окружено эмоциональными ассоциа­циями (впечатлениями, ощущениями). Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров называют ихконнотативными (дополнительными к основному) (Верещагин Е.М., Костомаров В. Г, 1990).

Например, в русском коллективном национальном сознании имя Иван на уровне интуиции (подсознания) оценивается носителями языка (вызывает у них впечатления) как нечтохорошее, красивое, безопасное, светлое, радостноеи т.д. (см. эмоциональную оценку словаИван(Приложение1 и 2).

Распространенное армянское имя Хач (Хачик) неслучайно выбрано носителями русской жаргонной подсистемы в качестве обозначения лиц кавказской национальности с негативной эмоциональной оценкой, потому что на уровне подсознания данный звуковой комплекс производит впечатление чего-тоотталкивающего, страшного, шероховатого, угловатого, темного, низменного, грубогои т.д. (см. Приложения 3 и 4). В фоносемантике данного слова средствами национального языка (на уровне языкового чутья) передана негативная эмоциональная оценка отношения к лицам кавказской национальности.

Благодаря своей биологической природе человек подвержен внушению, подражательности и заразительности. Однако природа внушения не может быть сведена только к физиологическим и психологическим явлениям. Она зависит от взаимодействия и взаимовлияния в процессе общественной жизни (Секретарева, 2005, с. 267), а также от целенаправленного речевого воздействия. Под речевым воздействием понимается «регуляция деятельности одного человека другим человеком при помощи речи. Любой акт речевого общения не происходит ради самого общения: коммуниканты всегда преследуют определенные неречевые цели, которые в итоге влияют на деятельность собеседника. Выразиться нейтрально невозможно: всякое использование языка предполагает воздействующий эффект (Блакар; цит. по Секретарева, 2005, с. 266), т.е. при каждом акте речевого общения осуществляется своего рода «давление» на восприятие мира другим человеком или группой людей (Иссерс; цит. по Секретарева, 2005, с. 266 ).

Восприятие и усвоение информации зависит от готовности людей принять ее воздействие. Проблема внушения связана с восприятием информации, которая настраивает на определенную деятельность. Порог восприятия повышается, если происходит совпадение содержания информации с опытом, установками, стереотипами, т.е. с прежними представлениями человека. В условиях социальной нестабильности, обычно после событий, вызвавших мощный негативный резонанс в обществе (например, война в Чечне, террористические акты, спровоцированные кавказскими боевиками, или накануне каких-то значительных общественных или экономических изменений), когда повышается внушаемость отдельных слоев населения (а сейчас это пенсионеры и молодежь как самые социально незащищенные) ассоциативные реакции на отдельные слова могут актуализироваться. Неслучайно современные суггестивные пиар-технологии делают ставку не на убеждение как способ воздействия с помощью аргументов (область воздействия - сознание), а на внушение – способ воздействия без всяких аргументов (область воздействия – подсознание): просто убей хачей и живи спокойно. В данном случае не приводится никаких доказательств, почему надо убить хачей, за что их надо убить, в чем их вина и т.д. Просто –убей. В русской речевой традиции эффективность подобного способа воздействия (внушения) и ожидаемого результата отражен в поговорке:говори человеку: «Свинья, свинья...», он и захрюкает.

Таким образом, на основании изложенного можно утверждать:

1. По существу первого вопроса. Слово хач (хачи) по смыслу соотносится с наименованием лиц кавказской национальности, используется только в устной речи русскоговорящей части общества и обладает негативной эмоциональной оценкой, заключенной в фоносемантике звуковой оболочки слова, воспринимаемой на уровне подсознания носителями русского языка.

  1. По существу второго вопроса. В силу того, что данная лексема не кодифицирована (не зарегистрирована в словарях), для выяснения ее семантики и ассоциативного значения для лиц кавказской национальности необходимо проведение рецептивного и свободного ассоциативного экспериментов. Данное слово не является нецензурным или ругательным (ругань – грубые, резкие слова, которыми ругают, брань (Ожегов. 1998, с. 560).Ругательство – грубое, бранное выражение (там же ).

  2. По существу третьего вопроса. Фраза«Сколько можно терпеть. Убивай хачей и живи спокойно»содержит негативную установку против представителей кавказской национальности в виде прямого призыва убивать их (уничтожать физически). Все слова фразы использованы в прямом номинативном значении.

  3. По существу четвертого вопроса. Фраза «Убивай хачей» является призывом к целенаправленному массовому убийству лиц кавказской национальности. Лингвистически это выражено множественным числом существительногохачии повелительной формой глаголаубивай, который обращен ко многим, ко всем, кто не является представителем кавказской национальности.

  4. Смысл в данной фразе передан четко и прямо - уничтожать физически лиц кавказской национальности. Призывубиватьносит публичный характер, так как многократно растиражирован в виде компактных листовок и расклеен в местах скопления людей, к которым и обращен призыв.

  5. Лингвист не квалифицирует текст как порочащий, оскорбляющий, разжигающий межнациональную рознь и т.д., т.е. не осуществляет юридическую квалификацию текста.

Цитируемые источники

  1. Верещагин Е.М., Костомаров В. Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского и иностранных языков» М.: Русский язык, 1990.

  2. Быкова Г.В. Лакунарность в лексической системе русского языка. Благовещенск, 1998, с. 5.

  3. Комлев Н.Г. О культурном компоненте лексического значения //Вестник МГУ, серия 10, Филология. 1966. №5. – с. 43-50.

  4. Язык и культура //Материалы методической конференции. – Киев, 1992. – С. 62-64.

  5. Томашева Н.И. Понятие «лакуна» в современной лингвистике. Эмотивные лакуны //Язык и эмоции. – Волгоград: Перемена, 1995. – С. 56.

  6. Психолингвистическая экспертная система ВААЛ (R). – М, 2002 г.

  7. Психолингвистическая экспертная система «Словодел».

  8. Русский толковый словарь под ред. В.В. Лопатина, Л.Е. Лопатиной. – М, 1997. - С. 600.

  9. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М, 1989. – С. 560

  10. Секретарева Е.В. Речевое внушение и речевая манипуляция: к постановке проблемы //Юрислингвистика, вып. 6, Инвективное и манипулятивное функционирование языка. - Изд-во АлтГУ, Барнаул, 2005, с. 266-269

  11. Матвеева О.Н. Методические рекомендации по назначению лингвистической экспертизы //Юрислингвистика, вып. 6, Инвективное и манипулятивное функционирование языка. - Изд-во АлтГУ, Барнаул, 2005, с. 409- 413.

Н.Д. Голев.