Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Юрислингв-ка-9.doc
Скачиваний:
22
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
1.11 Mб
Скачать

«Направлены ли приведённые в листовке фразы на разжигание расовой, национальной и религиозной розни?»

Основание для проведения исследования:обращение от В.М.Брагинского, помощника депутата Государственной думы Г.А.Явлинского, с просьбой о проведении лингвистической экспертизы двух текстов – агитационной листовки, выпущенной РОПО «Славянский мир» (органом горноалтайской организации КПРФ) в марте 2000 года, в период кампании по выборам Президента Российской Федерации, и статьи «Ай, Моська, знать, она сильна…», опубликованной газетой «Постскриптум» (г. Горно-Алтайск) 14 декабря 2000 года (ксерокопии текстов прилагаются).

Эксперты: декан факультета журналистики МГУ, профессор, докор филолгических наук Засурский Я.Н., доцент кафедры стилистики факультета журналистки МГУ, кандидат филологических наук, действителный член Гилдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Кара-Мурза Е.С.

Существо проблемы. В обоих текстах резкие негативные характеристики даются деятелям партии «Яблоко» - ее лидеру Г.А.Явлинскому и руководителю местного отделении партии Н.Г.Думновой. По поводу содержания листовки РОПО «Славянский мир» партия «Яблоко» обратилась в городской суд Горно-Алтайска с иском о распространении в ней клеветнических сведений, порочащих честь и достоинство кандидата в президенты Г.А.Явлинского (ст.ст. 129 и 152 УК), а также призывов, носящих признаки возбуждения национальной розни (ст. 29 Конституции РФ, ст. 282 УК, ст. 4 Закона РФ о СМИ). Городская и республиканская прокуратуры постановили прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления, в частности, на основании «Заключения психолого-социологической экспертизы», сделанной в Учебно-научно-производственном комплексе Алтайского государственного университета (копия заключения прилагается). После появления в горноалтайской газете «Постскриптум» статьи «Ай, Моська, знать, она сильна…», направленной против Н.Г.Думновой, руководство партии «Яблоко» возобновило иск в отношении автора листовки, а теперь и авторов газетной статьи по признакам ст.199, 1 УК РФ. Постановление о проведении лингвистической экспертизы старший дознаватель ОВД Горноалтайска, ст. лейтенант милиции А.В.Полянская адресовала кафедре русского языка и литературы Томского государственного университета. Представители Г.А.Явлинского обратились к декану факультета журналистики МГУ, профессору, доктору филологических наук Я.Н.Засурскому с просьбой дать экспертное заключение, осветив те же вопросы, которые поставлены перед лингвистами-экспертами из Томского университета.

Вопросы

1.Являются ли высказывания Ю.И.Поздеева в контексте его листовки клеветой и оскорблением личности Г.А.Явлинского, содержит ли текст листовки сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию председателя Российской демократической партии «Яблоко»?

2.Нарушают ли высказывания, приводимые в листовке, равноправие граждан в зависимости от расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, причиняют ли они вред правам и законным интересам граждан? Направлены ли приведенные в листовке фразы на разжигание расовой, национальной и религиозной розни?

3.Являются ли оскорблением личности высказывания и сведения, распространенные публично газетой «Постскриптум» в статье под указанным выше заголовком?

Ответы

Обозначим исходные теоретические позиции, на основании которых будут даны ответы на вопросы и сделаны выводы.

Всякое произведение словесности следует анализировать в соответствии с теми законами (стилистическими нормами и правилами текстопорождения), которым оно подчиняется, согласно которым оно сочиняется. На экспертизу представлены тексты, функционирующие в массовой коммуникации и предназначенные для формирования общественного мнения, т.е.тексты публицистического характера. Один из них относится к жанруагитационной листовки, а второй – к жанрукритической статьи,которая выражаетнегативную оценку авторами ее персонажа и старается убедить читательскую аудиторию в своем мнении. Стилистической нормой любого публицистического текста является конструктивный принцип «ЭКСПРЕССИЯ – СТАНДАРТ», в соответствии с которым журналист, создавая текст, выбирает такие языковые средства и использует такие приемы организации материала, чтобы читатель максимально быстро и полно воспринял имеющуюся в текстеинформациюи одновременно осознал владеющие авторомэмоции, распознал егомненияи к нимприсоединился, стал ихразделять. Важнейшей содержательной и стилистической чертой публицистического текста является СОЦИАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ – анализ и оценка любого явления действительности (прежде всего - социального, политического, экономического процесса, ситуации, общественного деятеля) с точки зрения определенной группы. При этом авторы публицистического текста выступают выразителями не столько своей индивидуальной, сколькогрупповой или партийной точки зрения, которую они призваныотстаиватьипропагандироватьвсеми своими силами, в то время как точку зрения политического противника принято всяческиразоблачать и дискредитировать. По «Толковому словарю русского языка» С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой (М., 4 изд., доп., 1997) значение слова дискредитировать таково: «Подорвать (подрывать) доверие к кому-чему-н., умалить (умалять) чей-н. авторитет». В наивысшей степени социальная оценочность относительно политических движений и их лидеров и участников (в том числе оценок отчетливо негативных по отношению к политическим противникам и отчетливо позитивных – к сторонникам) проявляется в публицистических жанрах агитационной и аналитической (особенно – критической) направленности. Кроме того, сущностной содержательной чертой публицистического текста является выражениеавторского мнения, обусловленногопартийной идеологией,основывающегося на определенной картине мираи призванного формировать аналогичное по содержанию общественное мнение у массовой аудитории. Так что наличие в экспертируемых текстах партийной точки зрения (мнения), неотъемлемой составной частью которого являются социально ориентированныеоценки, обусловлено самой сферой политической коммуникации, в которой они возникли,и в целомсоответствует их жанровым особенностям. Более того,наличиев них мнений и оценок соответствует конституционным нормам - свободе мысли и слова (Конституция РФ, ст. 29, п. 1), свободе массовой информации (ст. 29, п.5).

Однако вопрос в том, какпользуются журналисты свободой слова,какреализуют в анализируемых текстах законное право высказыватьмнениеи стилистически оправданную возможность выставлятьоценки.

К сожалению, для журналистского творчества в постсоветской России характерно злоупотребление свободой слова. Во-первых, это нарушение фундаментальных прав личности:ее дискриминация по расовому, национальному, социальному, религиозному или языковому признакам (Конституция РФ, ст. 29, п. 2), клевета, оскорбление (УК РФ, ст.129 и 130), нарушение личных неимущественных благ граждан, таких как достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация и ряд других (ГК РФ, ст.ст. 150 и 152). Во-вторых, эторазжиганиев средствах массовой коммуникации национальной, классовой, социальной, религиознойнетерпимости и розни(Закон РФ о СМИ, ст. 4),пропаганда экстремизма. Таким образом, распространяемые в текстах массовой коммуникации сведения и мнения могут, при наличии признаков вышеупомянутых преступлений, противоречить нормам, зафиксированным в национальном и международном законодательстве. Налицо коллизия норм.

По общему мнению теоретиков и практиков современной отечественной массовой коммуникации (МК), для нее характерны разнонаправленные и неоднозначно оцениваемые тенденции. В том числе это негативная тенденция пренебрежения правами личности, нормами морали и национально-культурными традициями. Сложилась особая агрессивная, издевательская стилистическая манера, называемая стебовой журналистикой,для которой, как говорится, нет ничего святого. Эта манера проявляется в изданиях преимущественно оппозиционных, причем как правооппозиционных (либерально-демократических), так и левооппозиционных (коммуно-патриотических). В такой ситуации особое значение приобретает способность самого журналистского сообщества к саморедактированию, способность отказываться не только отнеправовых способов изложения информации и формулировки мнений, подлежащих преследованию по закону, но и отнравственно ущербных приемов изложения, которые должны быть подвергнуты корпоративной критике и выведены из профессионального обихода.

В ходе экспертизы были использованы теоретические построения и методики анализа текстов, применяемые в таких направлениях, как функциональная стилистика, стилистика массовокоммуникативных жанров, а также теория речевых актов, логический анализ языка, лингвистическая семантика. В них реализуются современные коммуникативно-когнитивные подходы к языку и тексту,позволяющие экспертам адекватно интерпретировать речевое произведение в аспекте 1)его коммуникативного замысла (интенции), 2)его ближайших и дальнейших целей (иллокутивных сил) в зависимости от того, на кого рассчитан текст (является ли егоадресатомперсонаж текста, или массовая аудитория, или и тот, и другая), а также прогнозировать его предполагаемый внеречевой результат (перлокуцию) в области знаний, мнений, чувств и поведения аудитории. Лингвистическая экспертиза, выполненная на таких теоретических основаниях, традиционно применяется в делах о клевете и оскорблении, а также в делах по защите чести, достоинства и деловой репутации (сошлемся на опыт работы Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС, веб-сайтыwww.expertizy.narod.ruиwww.rusexpert.ru), которая подгтовила ряд научно-методических публикаций по проблемам лингвистической экспертизы, например книгу «Цена слова», вышедшую недавно третьим изданием).

Примененная к делам об ОСКОРБЛЕНИИ, указанная комлексная методика определяет наличие в текстах оценочных суждений, в частности сформулированных в неприличной форме -а именно с помощьюинвективной (оскорбительной)лексики, и обнаруживает наличиеинвективного замыслав тексте, лишенном внешних признаков оскорбительности, т.е. помогает выявить признаки ОСКОРБЛЕНИЯ, УМАЛЕНИЯ ЧЕСТИ И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ, УНИЖЕНИЯ ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ. Согласно лингвистическим исследованиям, в русском языке выявляется 8 групп инвективной (оскорбительной) лексики. Наличие слов из этих групп в некоем тексте является несомненным признаком оскорбления (см. «Цена слова», с. 333-340).

Лингвисты различают высказывания о событии(фактологические суждения) иоценочные суждения. Оценочные суждения представляют собой разновидностьмнений, в которых автор высказывает свою точку зрения относительно свойств и качеств (положительных или отрицательных) любого объекта внешнего мира, включая персонажей текста, а также выражает свои эмоции, положительные или отрицательные, по этому поводу. Оценка, будучи разновидностью мнения, также не поддается верификации, т.е. не проверяется на истинность, на соответсвие действительности. Если она сформулирована в выражениях, не соответствующих литературным или этическим нормам, то в соответствии с законами восприятия она может вызвать у персонажа текста (даже если он не является непосредственным адресатом текста) чувство обиды и даже оскорбленности. В таком случае лингвисты должны определить обоснованность такого чувства, то есть обнаружить словесные признаки оскорбления – инвективную лексику,а также выявить подлинную коммуникативную цель автора, если в тексте нет явных признаков неприличной формы(УК РФ, ст. 130), а читатель считает себя оскорбленным. Соответственнозадача лингвистов-экспертов применительно к настоящему запросу – определить, есть ли в анализируемых текстах подобная лексика, а также каковы их истинные коммуникативные цели.

Относительно дел о КЛЕВЕТЕ эксперты прежде всего указывают на границы применимости лингвистической экспертизы. Клевета определяется как «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», ст. 129 УПК РФ. Понятие порочащих сведений, в свою очередь, истолковывается как «не соответствующие действительности сведения, содержание утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, в быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица» (Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 18.У111.1992 г. № 11). Так вот,соответствие сведений действительности не подлежит лингвистической экспертизе.Было или не было какое-то событие – это определяется в ходе судебного расследования. Лингвисты же могут, во-первых, проверить, наскольконепротиворечиво(то есть, в конечном счете, правдиво, в соответствии с действительностью)описывается событие в анализируемом тексте. Во-вторых, они выявляют, в какой лингвистической формесведения подаются читателям: 1)как если бы они действительно имели место и автор об этим определенно знает (то есть как знания) или 2)какими происходившие события кажутся автору (то есть какмнения). В первом случаечитатель воспринимает их как соответствующие действительности– и, следовательно, он воспримет любые сведения, распространяемые авторомв формезнания, как соответствующие действительности (например, что персонаж текста совершил неблаговидный поступок), даже если эти сведения ложны. Таким образом будет достигнутэффект дискредитации персонажа в глазах читателя. Если в ходе расследования оказывается, что эти сведения действительности не соответствуют, то автор может быть обвинен либо в клевете, либо в неумышленном распространении ложных сведений. Но доброе имя опороченного персонажа во мнении читателя восстановить будет уже затруднительно - таким образом,осуществится унижение чести и достоинства персонажа текста. Во втором случаечитатель понимает, что воспринимает события в трактовке автора, то есть как его мнение. В т же время у любого читателя есть способность к рассуждению, уважение к чужому мнению, но и настороженное отношение к нему. Поэтому он заранее настраивается на критическое восприятие мнения автора, А в лингвистической экспертиземнениекак когнитивный (познавательный) феномен не подлежит истолкованию в истинностном аспекте, оно не рассматривается как клевета даже в случае его несовпадения с действительностью, поскольку представляет собойсловесное отображение не действительности, а картины мира автора (или той социальной группы, чью идеологию он выражает). Есликлеветнические сведения опровергаются, томненияне опровергаются, аоспариваются в полемике. Автор волен иметь любое мнение и высказывать его публично – это его конституционное право. Но при этом в соответствии с негласными правилами общения он должен словесно обозначить, что он высказывает свое мнение, а не транслирует знание (т.е. достоверную информацию). В противном случае он является манипулятором, недобросовестным работником массовой коммуникации. Кроме того, выражая свое мнение публично, он как профессионал обязан высказывать его в соответствии с общепринятыми в данном социуме культурными традициями традициями и правилами приличия. Применительно к данным текстам такая исследовательская установка означает, чтолингвисты-эксперты не должны определять соответствие действительности сведений, которые в них распространены, но должны сказать, в какой форме – знаний или мнений – подаются эти сведения и наличествует ли в них информация о нарушении истцом действующего законодательства или моралных принципов, т.е. информация о преступных или безнравственных поступках.

По существу предложенных вопросов эксперты отвечают так:

1.Являются ли высказывания Ю.И.Поздеева в контексте его листовки клеветой и оскорблением личности Г.А.Явлинского? Содержит ли текст листовки сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию председателя Российской демократической партии «Яблоко»?

Проанализируем первый текст. Его жанр - агитационная листовка.Тематическиона посвящена выборам Президента РФ в 2000 году и представляет собой стандартный лист формата А-4, содержащий текст и иллюстрацию, а также выходные данные. Ееближайшая коммуникативная цель– заставить читателей (потенциальных избирателей)проголосовать на выборах за выдвигаемого в данной листовке кандидата (Г.А.Зюганова).Еедальнейшая коммуникативная цельдискредитировать кандидатов-противников(которые являются орицательными персонажами листовки), убедить читателя в их враждебности русскому народу и русскому государству, в их моральной нечистоплотности. Эти однозначно негативные качества обусловлены для авторов тем, что эти политики кажутся им участниками всемирного еврейского заговора против России. Эта специфическая картина мира воспринимается и воспроизводится авторами как единственно правильная, соответствующая действительности.

Хотя, на первый взгляд, лингвистическая экспертиза не дает возможность определить присутствие клеветнических высказываний (точнее, наличие умыслаисоответствие распространенных сведений действительности) в анализируемых текстах, однако на самом деле она обнаруживает еще один важный компонент смысла, который входит в понятие клеветы. Этопредставление об негативной оценке поведения персонажа как недостойного, которая обязательно присутствует в сведениях. Из факта наличия такой отрицательной оценки эксперты делают вывод о том эффекте, который подобные сведения производят на аудиторию: это эффект дискредитации. Ведь если аудитория, воспринимая негативные оценки персонажа-истца, присоединится к ним, то персонаж-истец потеряет ее доверие и уважение. Эта цель, к которой стремится автор и которой страшится истец, называется потерей доброго имени, унижением человеческого достоинства, умалением чести (и деловой репутации - если истец является предпринимателем).

Итак, задача данной лингвистической экспертизы - определить, получил ли читатель из данной листовки негативныесведения о Г.А.Явлинском.

Рассмотрим структуру текста в соответствии с логикой изложения. Ее заголовокгласит:«РУССКИЙ! Будь бдителен! Учись распознавать врага под любой личиной!»Под заголовком расположенаиллюстрация, выполненная в жанре карикатурыи изображающая некоторых кандидатов на пост президента (В.В.Путина, А. Тулеева, В.В.Жириновского, Г.А.Явлинского) как группу по-спортивному одетых детей, ожидающих подарка от приближающегося к ним химерного существа – пчелы с человеческой головой в типично американской шляпе-стетсоне со звездой Давида на тулье и с сумочкой в руках, на которой нарисован знак $.Подзаголовокгласит: «НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ ПРЕЗИДЕНТСКОГО МАРАФОНА». Далее изображенные на листовке кандидаты характеризуются в определенной смысловой перспективе (на основе картины мира, характерной для одного из политических движений современной России, которое объединяет коммунистов и национал-патриотов) – в терминах «еврейского заговора». Фрагмент текста, содержащийхарактеристики кандидатов(далеко не всех, кто выдвигался в 2000 году, а только тех, кого автор объединяет с точки зрения участия в «еврейском заговоре»), представляет собой в композиционном отношении аргументы «от противного»к нижеследующему тезису (то есть автор с их помощью объясняет, почему не надо голосовать за этих кандидатов. По его мнению, потому, что все упомянутые кандидаты связаны в том или ином отношении с международным еврейством (которое, согласно теории «еврейского заговора», делает все, чтобы погубить Россию как государство и русских как самостоятельный народ). В частности, об истце читатель получает такую информацию:

«Григорий Явлинский. Лидер гнилого, насквозь изъеденного червями, типа Юшенкова, «Яблока», объединившего в своих рядах откровенных прозападников, ненавидящих Россию и ее народ.

Владимир Жириновский-Эйдельштейн. Как и его единокровный соплеменник Явлинский, этот еврей изображает из себя «русского патриота» с единственной целью – хорошо заработать».

Следующий блок текста представляет собой основной тезис, обнаруживающий концептуальную основу избирательной кампании КПРФ в Горно-Алтайске:«Принцип государственной власти должен быть нерушим – русские не командуют в Израиле, нечего евреям и их ставленникам командовать в России».

Из этого тезиса автор делает закономерные для него выводы - побудительные (обобщенный А 1 и конкретный А 2) и утвердительный (В), подкрепленные еще однимаргументом в защитукандидата в президенты от своей партии (Б), а также в форме политического логунга оформляетвывод модального долженствовательного значения(то есть смысл этого лозунга таков: «Зюганов обязательно будет| должен быть нашим президентом!»).

«Нанеси удар но еврейскому фашизму (А 1)– голосуй (А 2) за единого народного, русского кандидата! (Б)

Г.А.Зюганов – президент! (В)»

Интерпретируем те фрагменты, где говорится об истце. Сначала Г.А.Явлинский характеризуется как политический деятель: «Лидер гнилого, насквозь изъеденного червями, типа Юшенкова, «Яблока», объединившего в своих рядах откровенных прозападников, ненавидящих Россию и ее народ». Сведение фактологического характера здесь таково: «Явлинский - лидер |партии| «Яблоко». Но кроме того, в этой фразе Явлинскийопосредованнополучает отрицательную характеристику,поскольку является лидером партии,охарактеризованной негативнооценочно- как очень плохая, враждебная России и русскому народу – посредством двух типов номинации (называния) – переносного (метафорического)как «гнилое «Яблоко» и прямого (автологического):по словам автора, в ее рядах находятсяоткровенные прозападники(т.е. люди, исповедующие западную систему ценностей),ненавидящие русский народ.Все выделенные жирным шрифтом слова являются словами с преобладаниемоценочного компонентав общем объеме лексического значения, они выражаютоценкупартии «Яблоко», ее сторонников и ее лидера. Они практически не содержат так называемой дескриптивной (предметно-понятийной) информации. В них сформулировано эмоционально насыщенное (резко отрицательное), политически ангажированноемнениеавтора листовки. Это мнение выражено какоценкаи не подкрепленофактами(конкретными сведениями о вредоносной деятельности «Яблока» и его лидера).

Поскольку в данной опосредованной характеристике Г.А.Явлинского отсутствует конкретная фактическая информация (в чем состоит «прозападничество», кто эти люди, в чем проявляется их ненависть к России), постольку эта характеристика не является клеветой, т.е. распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающее его репутацию (УК РФ, ст. 129). В то же времяэта характеристика не может быть определена и как оскорбление,постольку здесь 1)отсутствуетнепосредственная коммуникативная цель оскорбления как адресованного речевого жанра: обращаясь к персонажу текста как к непосредственному адресату коммуникации, высказать ему свои негативные чувства и оценки его личности, поведения, деятельности и вызвать у него незамедлительную негативную эмоциональную реакцию. Хотя и для автора, и для истца, и для лингвистов-экспертов очевидно, что автор преследовал не только непосредственную агитационную коммуникативную цель, но и несколько опосредованных: во-первых, дискредитирующую политических противников, а во-вторых, оскорбительную, инвективную по отношению к личностям политических противников. 2)В листовке также отсутствует инеприличная форма выражения, а именно нелитературная (обсценная, т.е. матерная, и грубопросторечная) лексика или слова литературного языка, резко отрицательно характеризующие личность персонажа-истца – Г.А.Явлнского. Использованный здесь авторомриторический приемназывается навешиванием ярлыков и не подпадает под статьи законов, однако должен быть осужден как недостойный способ ведения политической агитации с точки зрения корпоративной журналистской этики.

Однако информацию о Г.А. Явлинском читатель получает не только из того пункта текста, который специально ему посвящен (как об этом свидетельствует абзацное членение листовки и наличие графического выделения – подчеркивания). Из пункта листовки, непосредственно посвященного В.В.Жириновскому, читатель получает информацию о национальной принадлежностиГ.А.Явлинского («Как и его единокровный соплеменник Явлинский, этот еврей…» - так вводится информация о В.В.Жириновском). Подобный несфокусированный способ информирования читателя о персонаже называетсяимплицитной предикациейи однозначно расшифровывается читателем, равно как читатель делает адекватный вывод из сравнения двух персонажей, перенося информацию о качествах одного на другого по правилуимпликации. Вот что узнал среднестатистический читатель из этого фрагмента: «Всем известно, что Жириновский еврей. Явлинский назван единокровным соплеменником Жириновского, следовательно, он тоже еврей. Кроме того, они оба нехорошие люди». Эта последняя импликация выводится из иронической коннотации (особого оценочного аспекта семантики), имеющейся у словосочетания «единокровный соплеменник». Таким образом, автор листовки, реализуя общуюриторическую стратегию дискредитацииполитических противников, в своейриторической тактике, как говорят, «переходит на личности» и предлагает очередную негативную формулировку качеств кандидатов в президенты –политических соперников - исходя из национальной принадлежностиобоих претендентов, и Жириновского, и Явлинского. А это эксперты истолковывают, во-первых, как распространение в публичном выступлении сведений, касающихся личной жизни гражданина, без его согласия (ст.49 «Обязанности журналиста» Закона РФ о СМИ). Во-вторых, идеология, на которой основываются негативные характеристики данных персонажей по их национальной принадлежности как евреев, называетсяантисемитизмоми считается одной изпротивоправных, незаконных форм ксенофобии и политического экстремизма.

Более того, данный фрагмент текста агитационной листовки, выполняющий функцию аргумента, призван обосновывать и формировать социальную активность аудитории и обеспечивать ее конкретные проявления на президентских выборах, а также имеет яркую негативнооценочную направленность. Поэтому относительно этого фрагмента, а также ряда других, где с позиций антисемитизма даются характеристики другим персонажам текста и высказываются антисемитские убеждения автора, можно утверждать, что распространенная в нем информация должна быть сочтена злоупотреблением свободой массовой информации, потому что явным образом, функционируя как аргумент в предвыборной агитации, способствует разжиганию национальной, классовой, социальной розни и нетерпимости (ст. 4 «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации» и ст.45 «Недопустимость злоупотребления правом на проведение агитации» Закона РФ о СМИ.

При этом фрагмент, посвященный Жириновскому, содержит в себе относительно Г.А.Явлинского еще одну импликацию, т.е. информацию, которая в тексте словесно не выражена, но к которой читатель приходит, восприняв информацию, присутствующую в тексте, и подсознательно делая на ее основе несложную логическую операцию вывода. Целиком этот фрагмент выглядит так: «Владимир Жириновский-Эйдельштейн. Как и его единокровный соплеменник Явлинский, этот еврей изображает из себя «русского патриота» с единственной целью – хорошо заработать». В данном высказывании употребление сравнительного оборота позволяет сделать относительно Г.А.Явлинского еще один вывод: «Как и Жириновский, Явлинский изображает из себя «русского патриота» с единственной целью – хорошо заработать». Коммуникативное намерение этой фразы применительно к обоим персонажам – этообвинение, уличениеих в неблаговидном, двуличном поведении («изображает из себя «русского патриота»») и корыстных устремлениях («с единственной целью – хорошо подзаработать»). На этот раз содержание, негативнооценочное по отношению к персонажам, сформулировано какинтерпретацияповедения и мыслей персонажей, а именно какоценочное суждение(«изображает из себя… с единственной целью…подзаработать» означает «он ведет вебя так, чтобы все думали, что он русский патриот, а на самом деле он так поступает с единственной целью – и эта цель морально порицаемая – получить много денег не за настоящую работу, а за паразитирование на проблемах»). Но под определениеклеветыэтот способ подачи негативной информации, по мнению экспертов, также не подпадает, так как здесь отсутствуют заведомо ложные сведения, распространяемые с умыслом. Ведь указанная (очень вероятная, но не единственно возможная!) интерпретация не формулируется автором в тексте, она вне текста, она совершается в уме читателя. В то же время у истца, Г.А.Явлинского, есть заслуженная репутация политика, ведущего честную политическую деятельность. Естественно, такая интерпретация его деятельности, такие намеки на мотивы его поведения для него являютсяобидными, ощущаются какоскорбление(субъективные, но закономерные эмоции), как унижение его человеческого достоинства. В соответствии со ст. 21 Конституции РФ, «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления», тем более решение журналиста прибегнуть к стратегии дискредитации политика (политиков) ради реализации основной цели своего текста - ради достижения агитационного эффекта.

Однако постановка вопроса о деловой репутацииГ.А.Явлинского неправомерна, так как обладателем деловой репутации является только лицо (физическое или юридическое), включенное в деловой оборот (см. параграф 2.10. «Деловая репутация. Кому она принадлежит?», с.148, в книге А.Р.Ратинова и Г.Х.Ефремовой «Масс-медиа в России. Законы. Конфликты. Правонарушения. 1996-1997», 1998, изданную Фондом защиты гласности). Это понятие, как указывают авторы, не равнозначно, не синонимичнопонятию служебной или профессиональной репутации либо понятию престижа. Но эти последние по нашим законам «неохраноспособны».

2.Второй вопрос эксперты разделяют на три отдельных вопроса: 1)«Нарушают ли высказывания, приводимые в листовке, равноправие граждан в зависимости от расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, убеждений, принадлежности к общественным объединениям?»

На первый вопрос эксперты отвечают положительно. В листовке основанием для резко отрицательной характеристики политиков – политических противников кандидата от КПРФ Г.А.Зюганова является не что иное, как аргументнациональности, и не просто их национальности как таковой, а именно их принадлежность к национальности, получившей особенное значение в истории русской национальной политики и политической борьбы, - еврейской: во-первых, национальной принадлежности некоторых (В.В.Жириновского и Г.А.Явлинского), а во-вторых, причастность ко «всемирному еврейскому заговору» остальных (включая Амангельды Тулеева, который, по словам автора листовки, «решает важную дляСионазадачу – отнять голоса у настоящих русских патриотов перед возможным вторыми туром голосования призвать свой электорат поддержать кандидата от действующегооккупационного режима», и Владимира Путина, который оценивается как «выдвиженец питерскогодемократического 100% еврейского кагала, ученик известногорусофоба Собчака-Финкельштейна, тайный друг Чубайса, преемник Ельцина»). В данной цитате из листовки эксперты подчеркнули негативнооценочные слова, ключевые для «теории еврейского заговора». Акцентирование внимания на национальной принадлежности политика – этонарушение равноправия граждан в зависимости от национальности.Это недостойный прием аргументации, свидетельствующий о низком уровне профессионализма журналиста, применившего это прием. А рассмотренный в концептуальной системе текста, построенной вокруг «еврейского заговора», он говорит о противоправности содержания листовки в целом– о ее концептуальном антисемитизме.

Как нарушение прав граждан в зависимости от убеждений и принадлежности к общественными организациямследует рассматривать высказывания, содержащие резкую негативную оценку политических движений и направлений мысли, упомянутых в тексте:«гнилого, насквозь изъеденного червями, типа Юшенкова, «Яблока», «демократического100% еврейского кагала» и «откровенныхпрозападников, ненавидящих Россию и ее народ». Употребление слов «демократический» и «прозападник» в пейоративном (пренебрежительном, ругательном) смысле демонстрирует специфический процесс, наблюдаемый лингвистами за последние 10 лет в семантике (значении) многих слов активного политического словаря: они стали использоваться в разных политических объединениях в противоположном значении (это так называемая внутрисловная антонимия). Для сторонников коммунистической и национал-патриотической идеологии вышеуказанные слова обозначают их политических противников, которые демонизируются в соответствии с биполярной интерпретацией мира в пределах этих концепций. Представление своих политических противников и противоположных политических взглядов как врагов, с которыми следует бороться всеми способами, не стесняясь в выражениях, - это давняя русская журналистская традиция, которая активно использовалась «публицистами ленинской школы» (как было принято говорить) и, к сожалению, перешла «по наследству» в российскую массовую коммуникацию.

2) «Причиняют ли эти высказывания вред правам и законным интересам граждан?»

Лингвисты-эксперты обращают внимание истца на то, что законодатель считает возможным причинить вред правам и законным интересам граждан в тех случаях, если 1)нарушено равноправие граждан в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям (УК РФ, гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», ст. 136 «Нарушение равноправия граждан» и 2) нарушена неприкосновенность частной жизни (там же, ст. 137). Эксперты как специалисты в области массовой коммуникации отмечают, что в условиях острой политической борьбы в постсоветской России стали привычными резкие выпады политических противников в адрес друг друга, особенно в периоды предвыборных кампаний. Равноправие участников политической жизни регламентируется избирательным законодательством, а также Законом о СМИ в части, говорящей о правилах ведения предвыборной агитации. Эти вопросы находятся вне компетенции данной экспертизы.

В статье 137 УК РФ имеется формулировка о причинении вреда в случае незаконного собирания или распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну. Но относительно публичных политиков, особенно политиков федерального масштаба, каковыми являются персонажи данной листовки, в том числе истец Г.А.Явлинский, подобные ограничения действуют слабее, так как существует представление об особой общественной значимости всего связанного с политическими деятелями. В статье 49 «Обязанности журналиста» российского Закона о СМИ сказано, что журналист обязан «5)получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественного интереса) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей». Конечно, в многонациональном, поликонфессиональном правовом государстве, каким является Российская Федерация, упоминание о национальности или религиозной принадлежности любого лица является потенциально конфликтогенным.В настоящее время в России национальная принадлежность гражданина считается его частным делом. Однако считается ли законодателем и правоприменителемсведение о национальностиличной или семейной тайной гражданина, распространение которой подходит под статью о нарушении тайны частной жизни?Ответ на этот вопрос находится вне компетенции лингвистов-экспертов.

3) «Направлены ли приведенные в листовке фразы на разжигание расовой, национальной и религиозной розни?» На этот вопрос лингвисты-эксперты отвечают утвердительно.Повторим, что концептуальной основой данной листовки, которая написана в соответствии с партийной идеологией нынешней КПРФ, являетсяантисемитизм- «одна из форм национальной нетерпимости», по «Толковому словарю русского языка» Ожегова – Шведовой (М., 4-е изд., доп.). Распространенность этой точки зрения, наличие ее в целом ряде книжных и периодических российских изданий не отменяют ее неконституционного характера, но лишь свидетельствуют о прискорбной распространенности этого умственного направления в отечественной политике и повседневности. Проанализируемзаголовок – ударный, ключевой компонент текста.Из этого заголовка читатель получает не только прямое побуждение («Будь…! Учись…!»), но и аргумент для него - информацию о наличии у русского человека ВРАГА, к тому же замаскированного («под любой личиной»). Здесь задействован механизмимплицитной предикации, благодаря которому помимоосновной порцииинформации, выраженной в главных членах предложений в этом фрагменте текста, читатель получаетдополнительные сведения в несфокусированном виде,в форме второстепенных членов предложения, подсознательно делает из них выводы как руководство к действию. Это руководство уже выражено словесно, хотя и в абстрактной форме, как призыв «Будь бдителен! Учись распознавать врага под любой личиной!». В качествелогического вывода в заключительном фрагменте текстакакруководство к действию также присутствуетпобудительное высказывание, которое направлено против еврейства как такового, интерпретируемого как носитель крайне вредоносного учения: «Нанеси удар по еврейскому фашизму– голосуй за единого народного русского кандидата!» Этот вывод осуществляется при поддержке предшествующейаргументации, целиком основанной на «теории еврейского заговора» и в этой смысловой перспективе резко отрицательно характеризующей кандидатов в президенты – соперников коммунистического кандидата. Таким образом,в данной листовке пропагандируется ксенофобия, ненависть по отношению к еврейскому народу.Экспертируемый текст написан в жанре политической агитации. Именно антисемитские мотивы предложены в ней какосновная мотивация-движущая сила поведениячитателей этой листовки в качестве избирателей, то естьпредназначеныслужить разжиганию национальной розни.

Обратимся к третьему вопросу и ответим на него в соответствии с теми теоретическими установками, на основании которых анализировался первый текст.

3.Являются ли оскорблением личности высказывания и сведения, распространенные публично газетой «Постскриптум» в статье под указанным выше заголовком?

Публицистическая статья М.Паклина и Ю.Поздеева под заголовком «Ай, Моська, знать, она сильна…» по своей установке критическая. Ее авторы преследовали две коммуникативные цели (интенции). Ближайшая цель – персональная дискредитация руководителя горноалтайского отделения партии «Яблоко» Н.Г.Думновой. Эта цель обозначает себя в заголовке. Он представляет собой так называемое прецедентное высказывание – всем известную крылатую фразу из басни И.А.Крылова «Слон и Моська». В соответствии с закономерностями функционирования в публицистических текстах крылатых фраз как выразительного средства аллегорическое морально-этическое содержание всей басни оживает в сознании читателя, а негативная оценка персонажа басни Моськи целиком переносится по ассоциации наглавного персонажа статьи– Н.Г.Думнову. С этой тематической и целевой линией связан целый ряд сюжетов. Во всех них Н.Г.Думнова получает резко негативную характеристику за счет формулировок, в которых передача сведений о поступках персонажа сочетается с выражением оценки авторами этих поступков и с характеристиками персонажа как личности. Иногда авторы и вовсе подменяют сведения о поступках Н.Г.Думновой оценкой ее деятельности («главный принцип этой по-базарному крикливой женщины – высказать то, что понравится людям, а там хоть трава не расти»), разоблачением ее самооценки – обратим внимание на регулярное использование авторами кавычек как на прием косвенного выражения негативной оценки - («главная «яблочница» республики Н.Думнова, на полном серьезе называющая себя «крупным политиком», «подъезды были оклеены прокламациями, в которых «народная защитница» выставляла себя героем»), интерпретацией ее намерений («постоянно использует трудную экономическую ситуацию в нашей республике исключительно для удовлетворения собственных амбиций», «а чтобы быть всегда на плаву, она…») и мыслей («она прекрасно понимает, что…»). Она предстает как незадачливый финансист (минисюжет с избранием на пост главы республики С.Зубакина), как плохой политик («она время от времени делает популистские заявления о том…»), как член партии, нечистоплотный по отношению к соратникам (минисюжет с «дележом портфеля» на одной из сессий горсовета и нек. др.), как слабый журналист («Иначе как расценить, что такие серые и посредственные статейки Н.Думновой…») и, наконец, как крайне неприятная личность (негативная характеристика: «эта по-базарному крикливая женщина…», иронические характеристики: «неуемная энергия бывшей соратницы…», «да уж, чего, чего, а «скромности» Н.Думновой не занимать»). Причем авторская оценка подана иногда как мнение (мнение авторов совмещено с риторической фигурой намека: «скорее всего, не случайно известный врач А.Ф.Прищепа, незаслуженно ею оклеветанный не стал с нею связываться, как нам кажется, из чисто медицинских соображений»; перифраза «у читателей глаза на лоб лезут, когда наша «яблочница» называет в газетах саму себя «честной и порядочной», «проницательным человеком», где субъект мнения - читатели), а иногда и как знание («Как всегда, она судит по себе», «Правда, в последнее время г-жа Думнова, чувствуя вседозволенность и полную безнаказанность, стала терять бдительность и все чаще вредить своей репутации») (а это манипулятивный прием по отношению к массовой аудитории). Отметим, что в нескольких случаях авторы пользуются специфическим приемом полемики, который можно условно назвать «Обратите это на себя!» Они описывают в своем изложении, со своим оценочным комментарием риторические стратегии Н.Г.Думновой в политике («Вспомним, сколько визга и воя былопосле того, как …ей не достался ни один из портфелей председателей комиссий. Безуспешной оказалась и ее попытка «бортануть» начфина городской администрации…») и в журналистике («После выхода информации об этом в местной прессе Н.Думнова стала доказывать и свою причастность к этим акциям. И как итог – в республиканских СМИ появились заказные хвалебные статьи в ее адрес» и нек. др.), используя сльно действующий на аудиторию прием внутрицехового разоблачения. В итоге у рядового читателя (мнение которого эксперты моделируют с учетом собственного прочтения статьи) складывается обобщенное, целостное, резко отрицательное впечатление о личности Н.Г. Думновой. Таким образом, основнаякоммуникативная стратегияданного текста применительно кН.Г.Думновойполемическое разоблачение («Анализируя подобные громкие дела сподвижницы Г.Явлинского, убеждаешься, что… Даже если на минуту представить себе, что…, то становится непонятно: зачем…? Это противоречит всем нормам приличия и нравственности»). Главным познавательным (когнитивным) приемом изображения Н.Думновой как персонажа статьи стал прием, называемый«переход на личности»(«Столь же нескромними были ее телодвижения после того, как…»). А в его пределах основными выразительными средствами ее характеристики сталинезначимые характеристики(т.е. характеристики, говорящие о проявлениях характера или деталях поведения, не имеющих никакого значения в контексте общественной деятельности персонажа: «И если бы высокая прическа «патриотки» Думновой подчеркивала бы столь же высокие устремления ее ума, то она поняла бы, что…»). В этом же ряду стоит обозначение героини статьи с помощью негативнооченочного, унизительного прозвища «Полукультурка», который, по утверждению журналистов, придуман горожанами. Все эти приемы, называемые «навешиванием ярлыков», демонстрируютманипулятивную полемику, призванную увести внимание читателя от сущностных свойств персонажа и всей проблематики текста в целом. См. такжеиздевательскийпассаж, в котором авторы хотят не только уязвить ближайшего адресата текста – Н.Думнову, но и обезопасить себя от возможных претензий, как будто в предчувствии иска о защите чести и достоинства применяя специальную конструкцию, выражающую неподсудное мнение, а ненедостоверные(разумеется, в данном случае беллетризованные)сведения: «…напечатали фотку с этого торжества. Кстати, она очень похожа на карточку из свадебного альбома, и при виде такой идиллической сцены у многих поклонников Нины Геннадьевны, ГОВОРЯТ, даже потекли слезы умиления». В наиболее отчетливом виде, в то же время наименее достойном с точки зрения профессиональной этики, этот прием проявился в заключительном абзаце статьи, где авторы, используя в качестве концовки непрямую речевую тактику, высказывают пожелание «новоиспеченному лауреату не уподобляться чеховскому унтеру Пришибееву, совавшему свой нос во все без исключения дела, а заняться чем-нибудь более полезным – заботами о доме, семье». Это пожелание соедует интерпретировать как вторжение в личную сферу, нарушение неприкосновенности частной жизни. Отметим здесь употребление еще одного прецедентного феномена – одиозного литературного героя унтера Пришибеева, а несколько выше намек на еще одну отрицательную героиню русской литературы – пушкинскую старуху из сказки о злолтой рыбке («и если перефразировать здесь известную русскую сказку, она уже не хочет быть простою дкпутатшей, а хочет быть владычицей городскою…»). Сравнение с одиозными литературными персонажами считается одним из приемовоскорбления, унижения чести и достоинства личности.

Лингвисты-эксперты цитировали фрагменты в соответствии с подлинником. Они отмечают не только нарушения профессиональной этики при создании текста, при развертывании системы аргументации, но ив целом невысокую культуру речи журналистов: в тексте допущен ряд пунктуационных ошибок (например, ГОРЕ-«ПАТРИОТЫ»), наблюдаются случаи стилистических ошибок и погрешностей: на использование нелитературного слова («попытка бортануть…», «чтобы «забить» этот округ для предстоящих довыборов депутатов», «напечатали фотку с этого торжества»), на нарушение сочетаемости («они возмущались через газету без зазрения совести по поводу того…»), а также неудачные грамматические постоения («И если бы высокая прическа «патриотки» Думновой подчеркивала бы столь же высокие устремления ее ума, то она поняла бы…»).

В общем и целом, данная статья с точки зрения использованных риторических стратегий и тактик, а также состава лексических и тропеических выразительных средств унижает честь и достоинство Н.Г.Думновой как конституционное право личности.

Так называемая дальнейшая коммуникативная цель статьи – политическая дискредитация в глазах горноалтайских избирателей партии «Яблоко» как конкурента национально-патриотических организаций Горного Алтая в предвыборной борьбе.Эта цель обнаруживается с первого абзаца статьи. В дальнейшем она получает развитие в событийном плане текста, достигая кульминации в выводном оценочном суждении относительно этого коллективного персонажа: «Вот оно, истинное лицо этих «горе-патриотов»». Общетекстовая риторическая стратегияприменительно к «Яблоку» та же, что и применительно к его местной руководительнице, -полемическоеразоблачение (т.е. разоблачение с точки зрения авторов текста, а не обязательно обнаружение настоящего положения вещей). Авторы считают (т.е. это их субъективное мнение), что партия «Яблоко» участвует во всемирном еврейском заговоре и печется только о своих политических выгодах: «Русская православная церковь и религиозный праздник Яблочный Спас не имеют никакого отношения ни к сионистскому «Яблоку», ни к какому-либо другому политдвижению» или «А чего стоит открытие нового автобусного маршрута в Сайдыс! Оказывается, это было нужно яблочникам в целях рекламы, только для того, чтобы «забить» этот округ для предстоящих довыборов депутата республики. Они возмущались через газету без всякого зазрения совести по поводу того, что …депутаты не назначилм дату довыборов по этому округу. Выходит, как бы зря они старались, «открывая» новый маршрут. Вот оно, истинное лицо этих горе-«патриотов!» Авторы активно используют действенный (в плане влияния на массовую аудиторию) прием, когда ониинтерпретируютчужие поступки, дела, намерения со своей точки зрения, используяприем навешивания ярлыков,применяя специальныеметатекстовые конструкции(«оказывается», «выходит», «вот оно, истинное…» и мн. др.), на глазах читателей демонстрируя (в риторическом смысле) движение мысли авторов от незнания к знанию. При этом следует отметить, что антисемитизм и в этом тексте проявляется как одна из основ авторской картины мира, интерпретации деятельности партии «Яблоко».

Итоги исследования

Данные тексты выпущены от имени КПРФ, ориентированы на коммунистический и левопатриотический электорат, относятся к публицистическому стилю. Функция листовки – обеспечить голосование в пользу кандидата от КПРФ и обосновать нужное электоральное поведение. Для этого автор Ю.И.Поздеев избирает аргументацию от противного (разоблачение других кандидатов), которое он осуществляет в отчетливой негативнооценочной матере, с явным коммуникативным намерением дискредитироватьполитических оппонентов.Риторическая стратегиядискредитациисодержательно строится на теории «еврейского заговора». А основнаяриторическая тактикаприменительно к политическим противникам –навешивание ярлыковпосредством того, что внимание читателей акцентируется на национальности кандидатов или на их каких-либо других возможных связях с «мировым еврейским кагалом». Этуантисемитскуюриторическую тактику следует признать недопустимой, демонстрирующей злоупотребление свободой массовой информации в плане разжигания национальной розни (Закон о СМИ, ст.4).

Критическая статья«Ай, Моська, знать, она сильна…» предназначена длядискредитацииполитических противников и имеет две мишени – персонально Н.Г.Думнову и совокупно партию «Яблоко» и ее местное отделение.Риторическая стратегияполемическое разоблачение с навешиванием ярлыков. Содержательно интерпретация деятельности партии «Яблоко» построена на типичной для данных авторов аргументации, соответствующей их картине мира, одной из основ которой являетсяантисемитизм. Применительно к персонажу Н.Думновойосновная дискредитирующая стратегия«переход на личность»с использованиемэтически недопустимых приемов: оскорбительных литературных ассоциаций, негативнооценочной лексики, что подрывает ее честь и достоинство.