Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Юрислингв-ка-9.doc
Скачиваний:
22
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
1.11 Mб
Скачать

«Язык, данный господом богом» и «русский шовинизм»

На разрешение экспертов поставлены следующие вопросы:

  1. Содержатся ли в данных статьях языковые средства, содержащие отрицательные эмоциональные оценки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных её лиц как её представителей, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, и если да, то в чём они выражаются?

  2. Способны ли языковые средства в данных статьях оказать влияние на читателей путем формирования возбуждения чувства ненависти или вражды в отношении данной нации и религии или отдельных лиц как ее представителей?

  3. Содержится ли в данных статьях информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Необходимость проведения лингвистической экспертизы статей В. А. Сата и В.Д. Кудирмекова предполагают первый и второй вопросы, поставленные перед экспертной комиссией:

1. Содержатся ли в данных статьях языковые средства, содержащие отрицательные эмоциональные оценки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных её лиц как её представителей, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, и если да, то в чём они выражаются?

  1. Способны ли языковые средства в данных статьях оказать влияние на читателей путем формирования возбуждения чувства ненависти или вражды в отношении данной нации и религии или отдельных лиц как ее представителей?

Методы лингвистической экспертизы

При выполнении лингвистической экспертизы были использованы следующие лингвистические методики:

1. Коммуникативно-смысловой анализ текста статьи с позиции его функциональной направленности и подчиненности функции отдельных языковых средств.

2. Структурный анализ каждой статьи, с помощью которого выделяются отдельные структурные части текста, представляющие собой целостные фрагменты смысла, и их логические связи.

3. Нормативный анализ текста в целом и отдельных частей (на основе норм понимания, вытекающих из лексико-семантических, грамматических и других норм русского языка)

4. Стилистический анализ текста, заключающийся в нормативно-стилистической оценке употребленных в тексте слов и выражений,

5. Психолингвистический анализ текста в целом и его отдельных компонентов, заключающейся в определении их способности воздействовать на языковое сознание читателей в определенном направлении

6. Анализ текста как публицистического произведения, осуществляемый с точки зрения норм публицистического стиля и построения текстов СМИ.

Источники и материалы лингвистической экспертизы

Галяшина Е.И. Основы судебного речеведения. М., 2003; Колтунова М.В. Язык и деловое общение: нормы, риторика, этикет. М., 2000; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка М., 1996; Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы: Для судей и др. / Под ред. проф. М.В. Горбаневского. М., 2004; Понятия чести, достоинства и деловой репутации в текстах права и СМИ: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами. М., 2004; Профессиональная этика журналиста: документы и справочные материалы. М., Галерия, 2002; Рекомендации об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды. Утверждены Заместителем Генерального прокурора РФ М.Б. Катышевым 29.06.99 года. Большой словарь русской разговорной экспрессивной речи. – СПб: Норинт, 2004; Русская грамматика, М., 1982; Словарь русского языка в 4-х тт. / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1981–1984; Современный толковый словарь русского языка. – СПб: Норинт, 2001; Теория и практика судебной экспертизы. СПб, 2003; Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации. М., 2002; Юрислингвистика-1: проблемы и перспективы. – Барнаул, 1999; Юрислингвистика-3: проблемы юрислингвистической экспертизы.– Барнаул, 2002; Юрислингвистика-5: юридические аспекты права и лингвистические аспекты языка. – Барнаул, 2004.

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАТЬИ «У СИЛЬНОГО ВСЕГДА БЕССИЛЬНЫЙ ВИНОВАТ»

Основной пафос данной статьи заключается в споре с церковным братством при Горно-Алтайской церкви, которое (если исходить из текста статьи) отрицает участие Алтайской духовной миссии к событиям 21 июня 1904 года в долине Теренг. Церковное братство, по мнению автора статьи, представляет миссию как мученицу, не желает честно признаться в ее злодеяниях, нести груз ответственности и просить прощения за злодеяния перед алтайским народом. Автор стремится доказать причастность русской православной церкви к событиям 1904 года цитированием различных источников, сопровождая его своим комментарием, направленным на изобличение нынешнего церковного братства как лицемерного и лживого.

Данная цель определяет выбор языковых средств и их семантики, оценка которых требуется от лингвистической экспертизы.

Вопрос 1. Содержатся ли в данных статьях языковые средства, содержащие отрицательные эмоциональные оценки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, если да, то в чем они выражаются?

Для более точного и определенного ответа необходимо разделить данный большой вопрос, на отдельные частные вопросы, каждый из которых достаточно самостоятелен (независим от других). Эти отдельные частные вопросы следующие:

1.1. «Содержатся ли отрицательные эмоциональные оценки и характеристики в отношении какой –либо нации»? – Нет, не содержатся.Национальные аспекты событий 1904 года не акцентированы. Говоря об участии местного населения в описываемых событиях 1904 года, автор текста (и авторы приведенных цитат) употребляют выражения «крестьяне», «каратели», «ополчение», но их национальность прямо не называется.

1.2. «Содержатся ли отрицательные эмоциональные оценки и характеристики в отношении какой –либо религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей»?

Да, содержатся. Объектом резко отрицательных оценок и характеристик в статье выступают как церковники - современники тех событий, так и нынешние деятели церкви. Первые обвиняются в злодеяниях, вторые в лицемерии, лжи, нежелании покаяться. Так, например, автор пишет следующее: « Воистину нужно быть бессовестным, чтобы отрицать причастность церкви и начальника Алтайской Духовной миссии епископа Бийского Макария (Павлова) к трагедии в долине Теренг».

Принадлежность к определенной религии осуждаемых отдельный деятелей Православной церкви и церковных организаций в целом прямо не называется, но она легко и однозначно квалифицируется даже минимально грамотным читателем, поскольку речь идет о конкретных событиях, конкретных лицах и организациях. Это христианствов его православном варианте.

Из отдельных лиц в статье называется только начальник Алтайской Духовной миссии епископ Бийский Макарий (Павлов)

    1. Есть ли средства, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, если да, то в чем они выражаются?

Прямых призывов к враждебному отношению к церкви в исследуемом тексте нет. При ответе на этот вопрос (в пределах лингвистической компетенции), мы исходим из следующего тезиса: языковое выражение отрицательного мнения о чем-либо или о ком-либо само по себе не означает осознанной направленности автора на возбуждение вражды к критикуемому (отрицаемому) объекту. Присутствие направленности на возбуждение вражды предполагает наличие прямого призыва к враждебному отношению к данному объекту.

(Вопрос о том, в какой мере формирование отрицательного образа объекта - в данном случае православной церкви - в сознании читателя может способствовать к перерастанию отрицательного отношения к враждебному, не относится к компетенции лингвиста. Можно лишь заметить за пределами лингвистической экспертизы, что в религиозной сфере возможность такого перерастания существенно усиливается, что предполагает особую осторожность, взвешенность использования отрицательных языковых характеристик какой-либо религии, носителей этой религии и институтов, обслуживающих ее, такой толерантности автор явно не проявляет, что обнаруживается в одностороннем подборе фактов, аргументов и оценок).

Вопрос 2. Способны ли языковые средства в данных статьях оказать влияние на читателей путем формирования возбуждения чувства ненависти или вражды в отношении данной нации и религии или отдельных лиц как ее представителей?

Средства формирования негативного образа православной церкви на Алтае в анализируемой статье следующие. Во-первых, оно осуществляется приведением только отрицательных ее характеристик, выражаемых словами и фразами типа «злодеяние», «ужасное злодеяние», «бессовестные», «церковная братва распространяет ложь». Так, автор комментирует события 1904 года: «В царской России все злодеяния совершались под призывом: «За веру, царя и отечество». На первом месте всегда стояла вера, которая благословляла на все с нормами современного русского языка, которые определяют понимание текста рядовым читателем, слово «подвиг» имеет высокое положительное значение («героический самоотверженный поступок» - Ожегов, с. 532) и не предполагает включение в его значения смысла «злодеяние», как это делает автор статьи, такая подмена усиливает обобщенную отрицательную оценку уже даже не церкви, а веры в целом. Во-вторых, одним из наиболее сильных средств выражения отрицательного отношения является замена словосочетания «церковное братство» в конце статьи на словосочетание «церковная братва» («братва» по данным современных словарей русского языка – жаргонное слово), что направлено на резкое снижение образа православной церкви на Алтае). Важно подчеркнуть, что, высказывая негативное отношение к церкви, автор не находит никаких слов, которые бы говорили о том, что православная церковь совершала также и другие, в том числе достойные деяния. В-третьих, направленный подбор негативных цитат из источников (следует отметить, что источники в статье конкретно не представляются читателю; называются лишь авторы цитат : Людмила Шерстова, Владимир Бахметьев), с помощью которых отрицательный образ церкви усиливается, поскольку цитаты в обыденном сознании отождествляются с объективностью.

Таким образом, анализ показывает, что языковые средства отрицательной характеристики алтайской православной церкви, не содержат призыва к действиям против нее, но могут формировать негативное отношение к ней у тех читателей, которые склонны доверять печатному слову вообще и которые могут принять на веру анализируемую публикацию В. Сата в частности.

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАТЬИ «НЕЛЬЗЯ СПАСТИ НАРОД, КОТОРЫЙ НЕ ЖЕЛАЕТ СПАСАТЬ СЕБЯ»

Смысл данной статьи раскрывается в заголовке «Нельзя спасти народ, который не желает спасать себя». Речь идет о в основном о русском народе с выходами в историю других народов и человечества вообще. Автор, в частности, пишет: «Который раз население России оказывалось в самом плачевном состоянии, а люди в России никогда не жили хорошо. Что это – случайность? Или это что-то другое, что нам предстоит понять и осмыслить?» Именно осмыслению этого состояния и его субъективной оценке и посвящена статья, из которой вытекает, что бедствия России есть расплата за деяния государства, церкви, народа в целом.

Рассуждения автора достаточно сложны по композиции и внутренней логике. Оно ведется на четырех уровнях.

  • 1) Уровень человека вообще (на этом уровне автор рассуждает о отношения человечества с природой).

  • 2) Уровень верований и религии вообще (на этом уровне ислам, христианство и другие «сильные» религии противопоставляются вере алтайцев).

  • 3) Уровень истории российского государства и православной церкви (в основном это история их порочных деяний, вины и бедствий).

  • 4) Наконец, уровень обсуждения конкретного события в долине реки Терен в 1904 году (оно описывается в части, имеющей заголовок «Трагедия, на которую не обратили внимания»).

Основной пафос статьи, ее идейный стержень, заключается в том, что в ней на всех перечисленных уровнях осуществляется противопоставление алтайского народа как носителя высоких позитивных качеств и противостоящих им носителей недостойных внутренних качеств. В статье все уровни и события имеют ярко выраженный «алтаецентризм», его примером может служить сближение дат 21 июня 1904 года и 22 июня 1941 года, с помощью которого читателю внушается внушить мысль о наличии причинно-следственных связей с символическим смыслом.

На первом уровне алтайцы предстают как хранители природы (« и только вера алтайского народа направлена на сохранение всего растительного и животного мира земли», все остальные народы разрушают природу и тем самым разрушают себя. Алтайскому народу приписывается роль спасителя «Кто-то же должен был на Земле нести такую веру, которая сохранит человека от самоуничтожения. Господь бог выбрал для этого алтайцев и наделил их землей, где народ воплотил эту веру в жизнь, чтобы другие могли увидеть е, понять, осмыслить. После чего принять эту веру и веровать» - таков финал анализируемой статьи, воплощающий основную идеологему В.А. Сата – богоизбранность алтайцев.

На втором уровне основные (в статье они называются словами в кавычках: «большие», «сильные», «великие») религии мира обвиняются в монополии на истину, в нетерпимости к другим верованиям, в насильственном приобщении иноверцев к своей вере, в провоцировании и благословлении войн, насилия и жесткости и т. п. Лишь алтайцы не были подвержены этим порокам. Ср.: «Алтайцы своей верой не пытаются доказывать истину, как это делают ислам, православие и др. Они в отличие от других идут к истине и предлагают людям сделать свой выбор не через насилие, клевету и унижение, а через разум, дарованный господом Богом каждому человеку». В частности, в отличие от православия, как утверждает В.А. Сат, «вера алтайского народа не причинила ни одному человеку, народу, государству и т.д. вреда и насилия».

На третьем уровне трактуется история алтайского народа (часть «О чем умалчивает история»). Основной пафос этой части: алтайцы – жертва, Россия – их гонитель. До 1756 года враги боялись покорять Алтай, так как это была священная земля. («Господь Бог не допускал, чтобы на Алтай пришло зло»), а в 1756 году алтайцы сами пожелали войти в состав Российского государства, после чего начались его несчастья: Россия «стала перекраивать земли, одних изгоняли с исконных земель и выселяли, других заселяли, тем самым калеча судьбу народа; … веру народа старались уничтожить».

Последнее обстоятельство привело к событиям 1904 года в долине реки Терен, которым в статье придается особое значение. В образе этого события, как его рисует В.А. Сат, слились все идейные линии статьи. «Никого не жалели православные, получившие благословление на эту бойню от своего епископа. В долине под лучами полуденного солнца остались лежать убитые и тяжелораненые. На скале против места побоища «победители» начертали: «21 июня 1904 года одержана победа над язычеством!» «Победители», возвращаясь домой, продолжали грабить алтайцев, насиловали их женщин» (линия нетерпимости к инаковерию, жестокости православия, православной церкви и православных людей). «Так отблагодарила Россия народ, добровольно вошедший в ее состав. В этот день православие показало свое истинное лицо. Неприязнь к другой вере и человеку другой национальности». (историческая линия).

Из данного исследования общего смысла статьи вытекают ответы на конкретные вопросы, заданные в судебном постановлении.

Вопрос 1. Содержатся ли в данных статьях языковые средства, содержащие отрицательные эмоциональные оценки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, если да, то в чем они выражаются?

В статье В.А. Сата «Нельзя спасти народ, который не желает спасать себя» нет языковых средств, содержащих прямые отрицательные характеристики какого либо народа как нации.Косвенные отрицательные характеристики содержатся в резко негативной оценке, которой подвергаются в статье Россия как государства (русских) и особенно православие (как вера русского народа). Это закрепляет и общий пафос статьи – народ, которой имеет такое государство и такую религию, поддерживает и верит им, является недостойным народом; ср. в этой связи следующее высказывание В.А. Сата: «Веровать в православие – значит одобрять ее злодеяние в отношении других верующих людей». Он задает риторический вопрос «Почему же у людей не открываются глаза на то, что злодеяния совершаются с благословления людей, стоящих во главе той или иной веры?».

В анализируемой статье имеются много прямых высказываний, содержащих отрицательную оценку православной религиии как учения (в меньшей мере) и как института, то есть церкви (в большей мере). В православии возводят людей, совершивших злодеяния, в ранг святых, «православная церковь благословляла своих верующих на истребление и уничтожение в войнах», в период чеченской войны «служители православной церкви вместо того, чтобы остановить человеческую бойню, напутствуют молодых парней … словами «Благословляем на убийство!».

Вопрос 2. Способны ли языковые средства в данных статьях оказать влияние на читателей путем формирования возбуждения чувства ненависти или вражды в отношении данной нации и религии или отдельных лиц как ее представителей?

Из ответа на первый вопрос вытекает, что языковые средства отрицательной характеристики различных религий мира и восхваления веры алтайского народа не содержат призыва к враждебному отношению к негативно оцениваемым религиям, но могут формировать негативное отношение к ним у читателей-алтайцев

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАТЬИ СТАТЬЯ «ЯЗЫК, ДАННЫЙ ГОСПОДОМ БОГОМ»

Общий смысл статьи заключается в выражении идеи высоких позитивных качеств алтайского языка, дарованному алтайцам самим Богом, который многие из них сейчас не знают или плохо знают. «Вы алтайцы, хорошо знающие язык русского народа, забыли свой родной, но не по вашей вине» – такова главная мысль автора статьи., стремящегося вменить таковую вину прежним и особенно нынешним властям Республики Алтай, которые не знают языка алтайского народа, а значит не любят его и ничего не делают для его развития в республике. Власть в статье ассоциируется с русским народом. В статье рисуется образ власти, притесняющий алтайский язык «Разговаривать на своем родном языке в присутствии бесов, стоящих у руля власти, запрещалось», «за 244 года своего пребывания в составе России, алтайцы так и не стали равноправными гражданами России, у которых есть свой родной язык». Эта идея переносится на Россию в целом и русскую нацию. В силу заданной идеи в статье проходит противопоставление русского языка и языка алтайского, русского и алтайского народов. «Наш язык так же хорош и прекрасен. В нем отсутствуют ругательские слова, оскорбляющие своих родителей и Господа Бога в отличие от русского, где матом выражаются даже дети с трех лет» «…Многие русские стали считать себя какими-то особыми людьми, наделенными привилегиями и правами, что позволяет им диктовать свои условия и требования вплоть до оскорбления народа», в доказательство этого приводятся националистические идеи, высказываемые сторонниками Баркашова, Макашова и Жириновского, которые оцениваются автором статьи как типичные и закономерные национальные идеи русского народа. В этот ряд ставится и «Русский центр», возглавляемый Ю.В. Зарубиным, которому вменяется распространение идеи о грабеже алтайцами русских, для чего последних нужно защищать.

Исходя из сказанного о статье в целом, ответим на вопросы, заданные эксперту.

Вопрос 1. Содержатся ли в данных статьях языковые средства, содержащие отрицательные эмоциональные оценки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо нации, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей, направленные на возбуждение национальной и религиозной ненависти и вражды, если да, то в чем они выражаются?

Русский народ рисуется в статье как высокомерный и шовинистически настроенный.

Многие русские стали считать себя какими-то особыми людьми, наделенными привилегиями и правами, что позволяет им диктовать свои условия и требования вплоть до оскорбления народа.

В русском народе (через язык) с младенческого возраста воспитывается неуважение к Богу и родителям.

«Наш родной (алтайский) язык так же хорош и прекрасен. В нём отсутствуют ругательские слова, оскорбляющие своих родителей и Господа Бога. В отличие от русского, где матом выражаются даже дети с трёх лет, едва научившись говорить» В данном высказывании содержится отрицательная характеристика русского языка как матерного в противоположность алтайскому. Русский язык как национальный автор ставит ниже алтайского.

«… На примере осуждённого за преступления Ефимова, по инициативе которого убили четырёх нерусских…» - в этом высказывании в форме утверждения о факте содержится негативная информация о лице – Ефимове. Его обвиняют в убийстве четырёх нерусских.

Таким образом, ответ на вопрос 1 следующий: В статье имеются отдельные прямые негативные оценочные суждения о языке русского народа и опосредованно – русском народе в целом.