Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Осипов Г.В. Социология. Основы общей теории / Социология. Основы общей теории

.pdf
Скачиваний:
1954
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
13.93 Mб
Скачать

Глава 17. Социальное развитие

653

социальных изменений. Тут важно отметить такие показатели, как улучшение условий труда, обретение человеческой лично­ стью большей свободы, политических и социальных прав (что зафиксировано во Всемирной декларации о правах человека), усложнение задач, стоящих перед современными обществами, и увеличение технических, социальных возможностей их ре­ шения. Наконец, беспрецедентное развитие в последние два - три века образования, науки, техники, предоставивших совре­ менному человеку возможности гуманизировать и демократи­ зировать свой образ жизни и социальные институты.

Вместе с тем важно не впасть в эйфорию такого оптими­ стического понимания прогресса. Дело в том, что чрезвычайно трудно перевести общетеоретическое понимание социального прогресса на конкретный язык социологии. Можно ли, к при­ меру, однозначно утверждать, что этапы преобразования зако­ нодательной власти в России в XX в (Государственная дума в дореволюционной России, Верховный Совет — в советский период, Федеральное Собрание — в послесоветский период) являются этапами прогрессивного развития? А можно ли счи­ тать, что образ жизни современного человека в развитой стра­ не является более прогрессивным, чем, положим, образ жиз­ ни людей в средневековой Европе или в эпоху античной Гре­ ции? Вопросы очень непростые.

К этому следует добавить, что в международной социологи­ ческой литературе начала XX в. было значительно больше уве­ ренности в наличии социального прогресса, чем в конце века. В начале века проблема прогресса живо обсуждалась фактичес­ ки всеми крупными социологами. Некоторые статьи на эту тему опубликованы в сборнике «Новые идеи в социологии. Сб. третий. Что такое прогресс» (СПб., 1914). В частности, это ста­ тьи: П. А. Сорокина «Обзор теорий и основных проблем про­ гресса», Е. В. де-Роберти «Идея прогресса», М. Вебсра «Эволю­ ция и прогресс» и др. В конце 60-х гг. известный французский социолог и философ Р. Арон издает книгу с символическим на­ званием «Разочарование в прогрессе», в которой обосновывает мысль о невозможности осуществления на практике высоких идеалов, порождаемых прогрессом науки и техники, и это ведет к распространению настроений социального пессимизма.

Видный современный западный социолог, президент (в на­ стоящее время) Международной социологической ассоциации

654 Раздел пятый Социальные изменения и социальное развитие

И. Валлерстайн в этой связи делает весьма осторожное утверж­ дение: «Представляется, что в моральном и интеллектуальном отношении гораздо надежнее допустить возможность прогресса, но такая возможность не будет означать его неизбежности»1.

Противоречивый характер социального прогресса. При рас­ смотрении подобных вопросов, видимо, нужно прежде всего выделить некоторые сферы, области социальной жизни, отно­ сительно которых можно прямо сказать о неприменимости по­ нятия прогресса к этим областям, хотя они и подвержены зна­ чительной эволюции. Этапы в эволюции этих областей никоим образом нельзя считать этапами прогрессивного развития от простого к сложному, от менее совершенного к более совер­ шенному. Сюда относится прежде всего область искусства. Ис­ кусство как социальный институт не стоит на месте, оно по­ стоянно подвержено изменениям. Однако понятие прогресса неприменимо, когда рассматривается художественная, эстети­ ческая сторона искусства. Как можно применять его, к приме­ ру, при сравнении Эсхила и Л. Толстого, Данте и Пушкина, Чайковского и Прокофьева и т. д. Можно говорить лишь об оп­ ределенном прогрессе технических средств создания, сохране­ ния и распространения произведений искусства. Гусиное перо, авторучка, пишущая машинка, персональный компьютер; про­ стая граммофонная пластинка, долгоиграющая грампластинка, магнитная лента, CD; рукописная книга, печатная книга, мик­ рофильм и т. д. — все эти линии в каких-то определенных отно­ шениях можно считать линиями технического прогресса. Но они, как это очевидно, не затрагивают художественную цен­ ность, эстетическую значимость произведений искусства.

Аналогичным образом следует оценивать и эволюцию неко­ торых других социальных институтов и явлений. Видимо, к ним относятся мировые религии. То же самое можно сказать о фун­ даментальных философских системах: их эволюция за время ин­ теллектуальной истории имеет место, но понятие прогресса от­ носительно всего философского содержания этих систем (не по­ литических позиций авторов) здесь вряд ли применимо.

Вместе с тем следует выделить и такие сферы жизнедея­ тельности общества, как социальные институты, историческое развитие которых совершенно ясно может быть квалифициро-

1 Валлерстайн И. Социальное изменение вечно9 Ничто никогда не из­ меняется? // Социологические исследования. 1997. № 1. С 21.

Глава 17. Социальное развитие

655

вано как прогресс. К ним относят в первую очередь науку, тех­ нику, технологию. Каждый новый шаг, каждый новый этап в развитии науки, техники, технологии являются шагом и эта­ пом в их прогрессе. Не случайно сложилось и такое понятие, как научно-технический прогресс.

Но наиболее часто социолог сталкивается с такими соци­ альными структурами и процессами, в эволюции которых про­ гресс может быть зафиксирован, но он осуществляется очень противоречиво. Нужно сказать, что социология должна видеть все разнообразие типов социальных изменений. Прогресс не является единственным типом. Существует еще и такой тип, как регресс, по своей направленности противоположный про­ грессу. Это развитие от высшего к низшему, от сложного к простому, деградация, понижение уровня организации, ослаб­ ление и затухание функций, застой. Наряду с этими типами существуют и так называемые тупиковые линии развития, приводящие к гибели тех или иных социокультурных форм и структур. Примерами могут служить разрушение и гибель неко­ торых культур и цивилизаций в истории общества.

Противоречивый характер социального прогресса проявля­ ется и в том, что развитие многих социальных структур и про­ цессов, явлений, объектов ведет одновременно к их продвиже­ нию вперед в одних направлениях и к отступлению, возвратам назад в других направлениях; к совершенствованию, улучше­ нию в одном и деструкции, ухудшению в другом, к их про­ грессу в одних отношениях и к регрессу или тупикам в других отношениях.

Оценку характера социальных изменений производят и по их результатам. Конечно, оценки могут быть и субъективными, но могут основываться и на достаточно объективных показате­ лях. К субъективным оценкам можно отнести такие, которые исходят из желаний, стремлений, позиций отдельных групп или слоев населения или даже отдельных личностей. Главную роль тут играет удовлетворенность социальных групп проис­ шедшими или происходящими изменениями. Если то или иное социальное изменение имеет негативные последствия для по­ ложения, статуса некоторой (допустим, небольшой) группы, оно обычно и оценивается ею как ненужное, неправильное, даже антинародное, антигосударственное. Хотя для других групп и большинства общества оно может иметь важное поло-

656 Раздел пятый. Социальные изменения и социальное развитие

жительное значение. Но бывает и наоборот, когда от измене­ ний выигрывает меньшинство, а проигрывает явное большин­ ство. В любом случае представители выигравшей группы будут оценивать результаты изменений как положительные, а проиг­ равшие — как отрицательные.

Гуманистический смысл критериев социального прогресса. Что касается конкретных критериев социального прогресса, то по этому вопросу также ведутся дискуссии между представителя­ ми разных социологических школ и направлений. Наиболее предпочтительны позиции тех авторов, которые стремятся придать критерием социального прогресса гуманистический смысл. Дело в том, что недостаточно говорить о социальных изменениях, в том числе и о социальном развитии, только как об объективно совершающихся процессах, «процессах в себе», говоря философским языком. Не менее важны и другие их сто­ роны — их обращенность к человеку, группам, обществу в це­ лом. Ведь задача заключается не только в том, чтобы зафикси­ ровать сам факт социальных изменений и социального разви­ тия, определить их виды, выявить движущие силы и т. д. Задача еще и в том, чтобы обнажить их гуманистический (или антигу­ манистический) смысл — ведут ли они к благосостоянию че­ ловека, его процветанию или ухудшают уровень и качество его жизни.

Социолог должен стремиться находить более или менее объективные показатели для оценки социальных изменений, квалификации их в качестве прогресса или регресса. Как пра­ вило, в таких ситуациях вырабатывается специальная система социальных показателей, которая может служить основой для оценки. Так, в ИСПИ РАН была разработана обстоятельная «Система социальных показателей российского общества». Она была разделена на четыре группы по сферам общественных от­ ношений: собственно социальную, социально-политическую, социально-экономическую и духовно-нравственную. В каждой из сфер показатели разбиты на три группы по видам измере­ ния: социальные условия как объективные данные, определя­ ющие «фон» общественных отношений; социальные индикато­ ры как количественные характеристики общественных отно­ шений, фиксируемые статистическими методами, и, наконец, социальные показатели как качественные характеристики об­ щественных отношений, фиксируемые социологическими ме-

Глава 17. Социальное развитие

657

тодами. Наложение показателей на сферы общественных отно­ шений позволяет выделить 12 измерительных подсистем, кото­ рые могут служить основой системной оценки уровня развития каждой сферы общественных отношений и общества в целом.

В течение последних десятилетий в разных странах происхо­ дит активное развитие систем социальных, демографических, экономических, других статистических показателей и число таких показателей, выраженных в стоимостной (денежной), натуральной, комбинированной и другой форме, достигает уже нескольких сотен. При этом наряду с разработкой отрасле­ вых показателей осуществляется их синтезирование, объедине­ ние для оценки общего уровня социального развития страны и для целей международных сопоставлений. Так, в Госкомстате России разрабатывается система единой социально-демогра­ фической статистики, которая может быть представлена в виде крупных отраслевых блоков, соответствущих стандартам меж­ дународных сопоставлений: демографическая статистика; ок­ ружающая среда, урбанизация, жилищные условия; здравоох­ ранение и питание; образование; экономическая деятельность населения; социальные группы и мобильность населения; до­ ходы, потребление и благосостояние; социальное обеспечение; досуг и культура; использование времени; общественный по­ рядок и безопасность; социальные отношения; политическая деятельность. Система таких показателей может служить осно­ вой комплексной оценки уровня социального развития того или иного общества и тех возможностей, которые оно предо­ ставляет для развития самого человека.

П р и л о ж е н и е

Социология в России: развитие общества и развитие человека

Стремление к изменениям и к переменам, «жажда к выс­ шему усовершенствованию» (В. Гете) выражают саму суть че­ ловеческой природы. Не случайно И. Кант отмечал в своих «Пролегоменах»: разум человеческий так склонен к созида­ нию, что много раз он возводил башню, а потом опять сносил ее, чтобы посмотреть, крепко ли лежит фундамент.

658Раздел пятый. Социальные изменения и социальное развитие

Всовременных условиях все явственнее проявляются глав­ ные особенности изменений, происходящих в социальных сис­ темах, — в них импульс движения исходит, прежде всего, от потребностей человека. Он субъект и мера общественного раз­ вития. Из этого следует, что ныне любая программа, стратегия или политика перестают быть конструктивными, если они не способствуют переходу от «человекозатратной» к «человекосберегающей» и «чсловекоразвивающей» эволюции. Поэтому, не впадая в крайности и односторонность, не преуменьшая, в ча­ стности, значения экономики, политики и идеологии, под­ черкнем, что причины кризисов и катастроф в обществе, а так­ же неудач в проведении реформ коренятся в социальной состав­ ляющей происходящих изменений. Под ней мы понимаем целостную, органическую систему условий и факторов челове­ ческой жизнедеятельности, проявляющихся в потребностях, интересах и ценностях как различных слоев и групп общества, так и отдельной личности и определяющих в конечном счете направленность и характер поведения, деятельности людей.

Трудно в связи со сказанным переоценить значение социологии в обосновании и выборе оптимальных путей и способов транс­ формации общества и развития человека.

«Ядро» современной социологической мысли заключается в принципе: человек не только продукт общественных отноше­ ний, но и главный источник развития общества, его творец, созидатель, ответственный за состояние общественной жизни. Не случайно поэтому основной проблемой, главным «предме­ том» социологии сегодня является процесс формирования

субъекта социального действия, адекватного новой реальности. С этих позиций социологическая наука подходит и к оценке современных российских реформ.

У реформ в нашей стране, разумеется, были глубокие, ре­ альные, объективные предпосылки. Это и глобальный кризис человеческой цивилизации в целом, «добавивший» к ее выда­ ющимся научно-техническим и культурным достижениям ка­ тастрофические по своим разрушительным последствиям ка­ таклизмы: войны и революции, расовые, межнациональные и конфессиональные распри, международный терроризм, реаль­ ную опасность ядерного взаимоуничтожения и экономическо­ го коллапса, деградацию духовных, нравственных ценностей, ухудшение экологической обстановки. Это и общий кризис

Глава 17. Социальное развитие

659

технологии и идеологии индустриализма, поставивших челове­ ка на второе место после машины и провозгласивших образ­ цом общественного устройства фабрику. Это формационный кризис коммунизма с его утопической идеологией. Это, нако­ нец, и тяжелое наследие репрессивной тоталитарной системы и поражение Советского Союза в «холодной войне».

Все эти исключительные исторические трудности и кризис­ ные процессы под силу было преодолеть только зрелому соци­ альному субъекту, заинтересованному в утверждении новых реальностей, в постиндустриальном развитии общества и спо­ собному осуществить созидательные реформы с опорой на благоприятную социальную структуру и широкую социальную базу. Такой субъект в стране не сформировался, и это обстоя­ тельство оказалось для нее роковым.

Ввеликой и мощной державе не оказалось социальной силы, способной помочь обществу с полной и беспощадной ясностью осознать, в каком положении оно оказалось и по ка­ кой причине; в каком направлении необходимо двигаться и что конкретно для этого необходимо делать. В обществе не ста­ ло общенациональной идеи, не нашлось и общенациональных лидеров, социальных слоев и общественно-политических сил, могущих предложить органическую для страны концепцию ре­ форм и организовать ее выполнение.

Врезультате, как отмечают многие исследователи, России сверху был навязан такой путь реформ, который выражал не столько мировые и общенациональные тенденции развития, сколько корпоративные интересы борющихся за власть и соб­ ственность группировок старой и новой, центральной и регио­ нальной, местной и т. п. номенклатуры; спекулятивного бизне­ са, отдельных элитарных групп, а также криминальных структур. Перестройка в СССР и радикально-либеральная реформа в Рос­ сии стали примерами попыток коренной трансформации обще­ ственной системы либо в рамках старого способа мышления и действия, — на основе «социалистического выбора», либо при отсутствии своей дороги, своей модели преобразований.

Социологические исследования, которые проводит ИСПИ РАН, представляют собой научный анализ изменений соци­ ально-политической ситуации в России начиная с 1989 г. Ито­ гом этой работы на сегодняшний день стали двенадцать книг: от первой — «Реформирование России: мифы и реальность

660 Раздел пятый. Социальные изменения и социальное развитие

(1989—1994)»', до последней — «Реформирование России: От мифов к реальности. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2000 году»2.

В них дана социологическая экспертиза реформ, основанная на уникальном эмпирическом и статистическом материале, который позволяет увидеть процесс трансформации общества во всей его динамике и системной сложности. Эта экспертиза представляет собой первый в отечественной социологии опыт комплексного анализа социально-политической ситуации в России в период реформ (1989—2000 гг.) с применением но­ вых методов социологических исследований и разновидностей социологического инструментария. Среди них — интегральный индекс и индикаторы социально-политической устойчивости, а также система предельно критических показателей развития общества, которые, по сути, представляют собой новую мет­ рику социального развития.

Исчисление интегрального индекса социально-политиче­ ской устойчивости российского общества ученые ИСПИ РАН ведут с 1992 г. на основе шести социальных индикаторов:

1)отношения населения к курсу экономических реформ;

2)уровня социально-политической отчужденности в обще­

стве;

3)ориентации на необходимость трансформации полити­ ческой системы;

4)доверия населения социальным и политическим инсти­ тутам;

5)оценки обеспечения государством норм жизни демокра­ тического общества;

6)партийных ориентации населения.

Главный вывод ученых — значения интегрального индекса социально-политической устойчивости за весь период рос­ сийских реформ до сих пор находились в зоне кризисного развития3.

1См.: Реформирование России: мифы и реальность / Авт.-сост. Г. В. Оси­ пов. М., 1994

2См.: Реформирование России: От мифов к реальности. Социальная и

социально-политическая ситуация в России в 2000 г В 2 т / Под pea.

Г. В. Осипова, В К Левашова, В. В Локосова. М., 2001.

3 См Россия в поисках стратегии общество и власть. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 1999 г М., 2000. С. 250.

Глава 17. Социальное развитие

661

Расчет предельно критических показателей, а также приме­ нение социальных критериев развития исходит из того, что любое общество по каждому своему жизненно важному пара­ метру имеет энтропийную границу, переход за которую несет в себе угрозу гибели его как единого целого. Так, к примеру, мировая практика и научные расчеты показывают, что в мир­ ное время уровень падения промышленного производства не

может быть ниже 30%; доля высокотехнологической

продукции

в экспорте экономически развитых стран — менее

45%; доля

импортных продуктов питания в стране — выше 30%, а доля го­ сударственных ассигнований на науку — ниже 2% от ВВП. Бо­ лее двадцати предельно-критических показателей социальноэкономического развития, разработанных учеными ИСПИ РАН, позволяют сделать вывод, что Россия в конце 90-х гг. вплотную подошла к той последней черте, выход за которую означает разрушение важнейших сфер ее жизнедеятельности1.

Большой интерес с точки зрения выработки современных под­ ходов к получению более достоверной информации об истинном положении дел в мире в целом, а также в различных его частях вызывают специальные всемирные доклады о человеческом раз­ витии, издаваемые начиная с 1990 г. международной организаци­ ей Программа развития ООН (ПРООН). Предложенные ею мето­ дики и измерители общественных изменений позволяют делать сравнительный анализ развития в указанном направлении как отдельных стран, так и их групп, оценивать их экономическую и социальную политику. Актуальность и значение данного нового подхода оказались столь высоки, что с 1994 г. многие страны, которых сегодня уже более ста, включая Россию, публикуют еже­ годные национальные доклады о человеческом развитии.

Принципиально суть и причины растущей привлекательно­ сти идеи и концепции человеческого развития состоят в том, что процессы развития в обществе не могут сводиться только к экономическому росту, объему материальных благ и услуг. По­ этому традиционные макроэкономические показатели — объем валового внутреннего продукта (ВВП) и среднедушевой доход

— нельзя считать адекватными характеристиками развития во всем его многообразии. Более точно и комплексно позволяет его учитывать индекс человеческого развития — ИЧР (иногда на-

1 См. подробнее Покосов В Система предельно-критических показателей развития общества // Наука, политика, предпринимательство. 1998. № 1—2.

662 Раздел пятый. Социальные изменения и социальное развитие

зывают — индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), предложенный ПРООН как комбинация индексов долголетия, образованности и уровня жизни. Почему именно последние выб­ раны в качестве критериев человеческого развития?

На любом этапе развития человечества для людей как осо­ бенно важные всегда остаются, выходят на первый план три ключевые проблемы, три потребности: прожить долгую и здо­ ровую жизнь; приобрести знания; иметь доступ к ресурсам, не­ обходимым для достойного уровня жизни. То или иное решение этих проблем определяет и образ жизни, и перспективы реше­ ния других жизненных вопросов: политической, экономической и социальной свободы, создания семьи, реализации способно­ стей и прав человека, уважения окружающих и самоуважения.

Долголетие характеризует способность прожить долгую и здоровую жизнь, что составляет естественный жизненный вы­ бор и одну из основных универсальных потребностей человека. Базовым показателем долголетия, являющимся одним из наи­ более распространенных показателей международной статисти­ ки, служит средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении.

Образованность представляет собой обретение способностей к получению и накоплению знаний, к общению, обмену ин­ формацией, необходимых для полноправного участия в жизни современного общества и внесения в него своего вклада. Изме­ рителями степени образованности в модели человеческого раз­ вития выступают такие показатели, как уровень грамотности и полнота охвата обучением.

Уровень жизни отражает предоставление доступа к материаль­ ным ресурсам, необходимым для достойного существования, включая ведение здорового образа жизни, обеспечение террито­ риальной и социальной мобильности, обмен информацией и участие в жизни общества. Это измерение, в отличие от ранее пе­ речисленных, открывает возможности, имеющиеся у человека, но не определяет их использование. Для его численного представ­ ления используется такой показатель, как скорректированный ре­ альный ВВП на душу населения (специальный индикатор матери­ ального благосостояния как измерения человеческого развития).

Таким образом, в основе определения совокупности крите­ риев и измерений индекса человеческого развития лежит принцип безусловности выбора, согласно которому каждый че-