Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Осипов Г.В. Социология. Основы общей теории / Социология. Основы общей теории

.pdf
Скачиваний:
1731
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
13.93 Mб
Скачать

Глава 9. Социальная стратификация

353

Основным ресурсом государства по мере его укрепления и расширения границ оставались обширные земельные про­ странства и труд крестьян-обшинников. Мошь государственной системы долгое время держалась на приумножении этого ре­ сурса, что в значительной степени определяло стратификаци­ онные процессы в обществе1. Гораздо слабее были развиты такие факторы стратификации, как процессы урбанизации, развитие частной собственности, самоуправление на местах, создание сети информационно-познавательных и образовательных центров. Вес это предопределило укорененность в российском обществе XVI—XIX вв. слабо динамичной структуры населения. Основной частью общества выступали крестьяне, элитными группами были дворянство и частично совпадающие с ним бюрократия, армейс­ кое офицерство.

Реформы Петра I, по существу, не нарушали расстановку сил в социальной структуре. Выбранные для общегосудар­ ственной перестройки средства не выходили за пределы им­ перских феодальных отношений. Введенная Петром I система сословного деления, которая закрепляла место разных катего­ рий населения в социальной иерархии, затормозила естествен­ ные процессы расслоения. Сословия являлись общественными слоями, представители которых имели права и обязанности, закрепленные наследственно-правовым образом. Система вклю­ чала в себя как привилешрованные сословия (в частности, их представители освобождались от податей и от воинской повин­ ности), так и непривилегированные сословия. К первым при­ надлежали дворянство, почетные граждане, духовенство, ку­ печество. К представителям этих сословий государство применя­ ло различные стимулы, нацеливающие их на государственную и военную службу, общественно полезную активность. Неприви­ легированными сословиями были мещанство, цеховое сосло­ вие, крестьянство, казачество. Представители этих сословий в обязательном порядке платили подати и/или несли воинскую службу. Основная часть сословных обязанностей и социальных прав наследовалась и не могла быть произвольно изменена че­ ловеком. Вместе с тем существовали некоторые каналы, позво­ лявшие представителям одного сословия переходить в другое.

1 См Зарубина //. //. Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства М , 1998.

354

Раздел третий. Социальные структуры

В частности, при

выполнении некоторых требований допуска­

лось занятие невысоких государственных должностей детьми духовных лиц, мещан, что позволяло им менять свой статус.

В результате выборочных заимствований из западноевропейс­ кой культуры произошло размежевание основной части населе­ ния страны на низшие (народные) слои и на представителей высших сословий, среди которых в середине XIX в. появился оригинальный культурный слой — русская интеллигенция. По­ началу этот слой представлял круг образованных людей (как правило, это были выходцы из дворянства), приобщенных к анализу путей развития России. Позже этот круг лиц заметно пополнился интеллектуалами, т. е. людьми, профессионально занимавшимися высококвалифицированным трудом — инжене­ рами, врачами, учителями, художниками, учеными.

Реформы второй половины XIX и первого десятилетия XX в. выражали попытку правящих кругов включить российское об­ щество в динамичное движение развитых стран мира при со­ хранении прежних социально-политических и сословных ра­ мок. Частично эти усилия можно признать успешными, судя хотя бы по такому показателю, как рост городского населения и всего связанного с этим комплекса изменений в социальной практике страны. Как известно, несмотря на то что накануне революции 1917 г. Россия продолжала оставаться крестьянской страной (из 165 млн. человек населения 75% работоспособной части занималось сельским хозяйством), тем не менее всего за пять предреволюционных десятилетий — по историческим масштабам срок невелик — городское население страны вы­ росло более чем втрое — на 16 млн. человек1.

Помимо крестьян работоспособная часть населения в то время распределялась по разным сферам хозяйства следующим образом: около 10% трудилось в обрабатывающей промышлен­ ности и в сфере ремесел; около 5% — в сфере торговли; 4,5% работников было занято в личном услужении и на частной службе; работа у 1,6% была связана с транспортом, почтой, телеграфом; 0,75% работников состояло на государственной и общественной службе2.

1См.. Рашин Л. Г. Население России за сто лет: Статистические очер­ ки М, 1956 С. 25

2См.: Рубакин //. А. Россия в цифрах: Страна. Народ. Сословия Классы. СПб., 1912. С. 96

Глава 9. Социальная стратификация

355

В зависимости от организации труда и наличия частной соб­ ственности наиболее распространенной фигурой работника был мелкий товаропроизводитель — крестьянин-общинник, ремес­ ленник, кустарь. Представители мелкотоварного производства и сферы услуг в городах (извозчики, сапожники и др.) коопери­ ровались в артели, товарищества и т. п. Значение этих форм организации совместного труда в отечественном мелкотоварном производстве до середины 20-х гг. неуклонно повышалось.

Наемный рабочий, свободно предлагающий свою силу к про­ даже, — это явление накануне революции в России недостаточно распространенное (удельный вес рабочих в структуре занятых — 9,3%). Рабочие концентрировались в ряде регионов — московс­ ком, санкт-петербургском, уральском. Наиболее многочисленные категории рабочих — металлурги, железнодорожники.

В конце XIX — начале XX в. в России происходило станов­ ление буржуазно-предпринимательских слоев. Слой крупной, средней буржуазии и землевладельцев в городе и на селе со­ ставлял 16,3% от населения страны, а только крупная буржуа­ зия и землевладельцы — всего 2,5%. Наиболее крупными соб­ ственниками оставались царь и правительство1.

Все эти особенности отечественных процессов расслоения объясняют, почему идеи П. А. Столыпина о формировании в стране слоя крепких хозяев встречади далеко не благоприятный прием как в правительственных кругах, так и среди образован­ ных слоев общества. Даже среди интеллигенции было распрост­ ранено убеждение, что развитой промышленности и высокой культуры труда Россия достигнет, минуя капиталистические формы организации труда и собственности.

Анализ доходов разных групп населения Российской импе­ рии свидетельствует о том, что по уровню благосостояния об­ щество было крайне поляризовано. Из 165 млн. человек лишь 696 700 человек имели ежегодный доход свыше 1000 руб. (на­ пример, доход крупного заводчика составлял 210 тыс. руб. в год). Остальная часть населения имела доход от 0 до 1000 руб. Среднегодовая зарплата чернорабочего составляла 238 руб., поденного рабочего у помещика и того меньше — 56—63 руб.2

1 См.: Изменение социальной структуры советского общества — ок­ тябрь 1917—1920 гг. М., 1976 С 258, Селунская В. М. Социальная структу­ ра советского общества. История и современность. М., 1987. С. 11 — 12.

2 См.: Рубакин Н. А. Указ. соч. С. 208-209.

356

Раздел третий. Социальные структуры

Вместе с тем в рамках старого режима мощно заявили о себе

тенденции формирования

новых массово-демократических

форм жизни. По свидетельству отечественного исследователя того периода Г. П. Федотова, представители «новой демократии» не были ни дворянами, ни крестьянами, ни интеллигентами, их называли «разночинцами». Иногда это был чеховский теле­ графист или писарь, иногда парикмахер, приказчик, реже ра­ бочий или студент, «спускающийся» в народ. Постепенно с разночинством начал сливаться и выделявшийся из пролетариата его верхний слой, представители которого хотя и «отрывались от станка», но в ряды интеллигенции не переходили. Затем уже и деревня стала поставлять свою честолюбивую молодежь1.

Октябрьская революция 1917 г. унаследовала эту, по суще­ ству, объективную тенденцию формирования «новой демокра­ тии» и отменила прежнее сословное деление общества. В стране создалась новая ситуация применительно к стратификацион­ ным процессам, в частности, была предпринята беспрецедент­ ная в истории попытка управленческими мерами рейдировать разделение людей на классы и слои. В результате фактически сводилась к нулю роль имущественных критериев дифферен­ циации, поскольку частная собственность на средства произ­ водства упразднялась. Вместо разнообразных форм индивиду­ альных доходов вводилась фиксированная заработная плата разным категориям работников на государственных предприя­ тиях, и как итог: дистрибутивный тип экономических отноше­ ний получил преимущественное распространение, сначала ни­ велировав, а затем сведя на нет отношения рыночного типа. Все это свидетельствовало о том, что демократические тенден­ ции уже тогда воплощались в стране иначе, нежели это имело место в обществе западноевропейского типа.

Новым в стратификации советского типа следует признать резкое возрастание роли государственных властных полномо­ чий и тесно связанной с этим и во многом новой для мировой практики системы организации труда. Посредством в основном рычагов управленческого регулирования происходило переме­ щение рабочей силы из деревни в город, из одних отраслей в другие. Однако следует признать, что многие из этих приемов регулирования и в смягченной форме закрепились в практике

1 См.: Федотов Г. П Революция идет // Он же. Судьбы и грехи Рос­ сии. СПб., 1991. Т 1.С. 159-160.

Глава 9. Социальная стратификация

357

модернизации неевропейских стран, о чем свидетельствует со­ временный опыт государств Юго-Восточной Азии.

В ходе Первой мировой войны, после разгрома иностран­ ной интервенции и завершения Гражданской войны, в про­ цессе коллективизации и индустриализации в обществе посте­ пенно сокращались в численности, а затем и вовсе перестали существовать слои, которые развивались в течение нескольких столетий, — дворяне, купцы, мелкие и крупные собственники, функциональная значимость и сущность других социальных единиц (крестьян, ремесленников) претерпели значительное изменение. Ряд социальных классов и слоев (рабочие, военные, чиновничий аппарат) получили мощный стимул к численному росту и повышению своего статуса Начиная с 30-х гг., быстро увеличивалось число работников интеллектуального труда — ИТР, врачей, учителей, работников науки и культуры; прав­ да, при этом существенно снижалась роль юристов, правове­ дов, банковских работников.

Историческая объективность требует признать, что советс­ кая модель организации труда и социальных связей позволила решить многие задачи модернизационного плана, которые не удавалось решить в условиях самодержавно-имперской модели. В этот период были интенсифицированы процессы урбаниза­ ции, и в короткие (по историческим масштабам) сроки завер­ шен первый этап индустриализации, началось интенсивное ос­ воение северных и восточных территорий. Одно из наиболее важных последствий осуществленных перемен связано с разру­ шением консервативной культуры русского крестьянства и ак­ тивизацией той его части, которая переселилась в город и включилась в промышленное производство.

Социальная структура советского общества 30—50-х гг. ха­ рактеризовалась рядом признаков, которые позволяли ей ре­ шить много важных задач индустриального развития, но тор­ мозили свободный отклик на динамизм мировой экономики. Укажем наиболее важные из этих признаков:

• подчиненность социальной структуры политическому ре­ гулированию при усилении репрессивной доминанты в отдель­ ные периоды и в конкретных условиях;

• слабое разделение труда и недостаточная дифференциа­ ция социальных ролей;

• уравнительная оплата труда, основанная на дистрибутив­ ном типе хозяйственных отношений;

358

Раздел третий. Социальные структуры

неадекватная шкала ценностей и поощрений, на которой были более всего значимыми признаки лояльности (происхож­ дение, партийность), но недооценивались инициатива, добро­ совестный труд, предприимчивость;

слабая правовая защищенность гражданина и работника, почти полное отсутствие прав защиты собственника, потреби­ теля, пользователя;

человеческие отношения в значительной степени высту­ пали как дескриптивные (предписывающие), но не были четко ориентированы на личное сотрудничество, групповой и инди­ видуальный успех;

социальные связи и отношения в целом сохраняли мно­ жество признаков патриархально-традиционных характерис­ тик; урбанизация продолжала сохранять незавершенный харак­ тер, что отражалось на образе жизни многих слоев горожан.

Советские авторы рассматривали структуру советского обще­ ства в рамках классовой теории — два класса и одна прослойка1 Зарубежные авторы неоднократно предпринимали попытки разработать стратификационные модели советского общества 30—50-х гг. Приведем в качестве примера модель, автором ко­ торой является американский социолог А. Инкельс и которая включает в себя девять слоев.

Первый слой — правящая элита: руководители партии, правительства, высшее военное руководство, высшие чинов­ ники; представители этого слоя обладают фактически бесконт­ рольной властью, огромными возможностями умножать свои ма­ териальные доходы, социальные привилегии; неподвластны су­ дебно-правовым санкциям.

Второй слой — высший: слой интеллигенции: различные ла­ уреаты, видные ученые, известные художники, обладатели пре­ стижных наград; у них власти намного меньше, чем у предста­ вителей первого слоя, но материальные вознаграждения значи­ тельны; условия труда и быта благоприятны, имеется целый ряд привилегий по сравнению с рядовыми гражданами; могут рас­ считывать на определенное послабление правовых санкций.

Третий слой — аристократия рабочего класса: ударники пятилеток, стахановцы, зачинатели пропагандистских движе-

1 См . Синявский С. Л. Изменения в социальной структуре советскою общества. М., 1973.

Глава 9. Социальная стратификация

359

ний; они имеют высокую зарплату, для них создаются особые условия труда, быта, высокий престиж в обществе; однако представители этого слоя, как и всех остальных слоев, не мо­ гут рассчитывать на послабление правовых санкций или пра­ вовую защиту.

Четвертый слой — интеллигенция, управленцы среднего звена, руководители средних предприятий; их зарплата и дохо­ ды позволяют поддерживать средний уровень жизни.

Пятый слой — мелкие управленцы, бухгалтеры, служащие; они обладают средним уровнем образования, их зарплата едва позволяет придерживаться достаточно низких нормативов среднего уровня жизни.

Шестой слой — преуспевающие работники передовых кол­ хозов и совхозов; они отличаются тем, что имеют льготные ус­ ловия труда (сельскохозяйственная техника, удобрения, по­ мощь городских рабочих и т. п.), у них не самая низкая зара­ ботная плата, которая вместе с доходом с приусадебного участка позволяет сохранять приличный уровень жизни.

Седьмой слой — средне- и малоквалифицированные работ­ ники в городах; их условия жизни и уровень материального благосостояния весьма скромны.

Восьмой слой — средние слои крестьянства; для них харак­ терны тяжелый физический труд, низкая зарплата; отсутствие комфортного отдыха.

Девятый слой — армия заключенных трудовых лагерей1. Подводя итог анализу отечественной практики расслоения

30—50-х гг., можно констатировать, что использованная мо­ дель перехода России к индустриальному обществу явилась ра­ дикальным средством трансформации прежней социальной структуры. В рамках этой модели формировался определенный тип работника, всецело зависящий от государства. Общая обес­ печенность населения работой, стабильность цен на продукты и товары первой необходимости, почти гарантированное пре­ доставление человеку усредненного, достаточно скромного по стандартам развитых стран минимума жизненных благ делали излишним развитое экономическое стимулирование труда, Дифференцированную шкалу оценок и предпочтений, эффек-

1 См : Inkels A. A Social Structure and Mobility in the Soviet Union 1940-1950//Social Stratification/Ed. /. Lopreato N Y., 1974.

360

Раздел третий Социальные структуры

тивную систему социальной мобильности и поощрений. Соци­ альная структура, хотя и претерпевала радикальные измене­ ния, тем не менее сохраняла некоторые характеристики, при­ сущие традиционной структуре.

К 60-м гг. модель социально-экономического развития, ос­ нованная на автократическом централизме и государственной собственности, в основном исчерпала свои потенциальные возможности для эффективного действия, она была способна разрешить ряд приоритетных задач индустриального типа, но оказалась неспособной к саморазвитию, к вхождению в пост­ индустриальное общество. Невозможность централизованно контролировать усложнившиеся хозяйственные связи привела к тому, что наряду с институциональными отношениями в сфере производства и услуг начал складываться скрытый ры­ нок связей, на котором можно было обменять или получить многое — материальные ресурсы, должности, услуги, право не соблюдать закон. Этот промежуточный несовершенной формы рынок (исследователи назвали его «бюрократическим»), по су­ ществу, позволял проводить перераспределение экономичес­ ких и финансовых ресурсов, материальных благ, жизненных ценностей, т с. делать то, что не в состоянии была сделать ин­ ституциональная структура жизнедеятельности.

Такой рынок стимулировал процессы расслоения, однако осуществлял это в скрытой и нередко извращенной форме Взять на себя удовлетворение всех или даже основных потреб­ ностей населения он был не в состоянии. Наличие подобного рынка способствовало формированию немалых по численнос­ ти слоев, источники доходов которых складывались разнооб­ разными, помимо зарплаты, способами, в том числе чере* криминальную деятельность

Наряду с этим в сфере производства резко снижалась эф­ фективность существовавшей системы стимулирования труда В частности, уменьшался разрыв между вознаграждением вы­ сококвалифицированного и низкоквалифицированного труда' Повышался уровень проблематизации жизни людей, так как по мерс усложнения социальных ролей, повышения образова­ тельного уровня, дифференциации запросов населения офи­ циальные структуры были не в состоянии решать возникавшие

1 См Аитов Н А , Филиппов Ф Р Управление развитием структуры советского общества М, 1988 С 42

Глава 9 Социальная стратификация

361

проблемы. Значительная часть людей стала обращаться к не­ санкционированным способам их преодоления — покупать с переплатой товары и услуги, подрабатывать в свободное время ради увеличения дохода и т. п.

Все эти процессы вели к тому, что социокультурное рас­ слоение российского общества в 70—80-х гг. приобретало еще большую определенность. Одни факторы (происхождение, прошлые заслуги), еще недавно влиявшие на социальную дифференциацию, постепенно утрачивали свое значение; дру­ гие трансформировались (например, дифференцирующая роль должности в центральном аппарате власти могла быть усилена не столько административно, сколько за счет поддержки от­ раслевых или региональных органов). Разделительные функции все больше переходили к тем признакам, значение которых еше недавно неитрализовывалось: в область доходов, объема собственности, связи с зарубежными производителями. Возра­ стала значимость и такого признака, как авторитет в опреде­ ленных кругах, престиж в общественном мнении, что свиде­ тельствовало о динамике шкалы прав, массовых предпочте­ ний, особенно значимой для профессиональных политиков, работников средств массовой информации, науки, искусства.

Еще одна примечательная особенность процессов расслое­ ния этого периода — появление среднеобеспеченных слоев. В данном случае вряд ли можно говорить о среднем классе, поскольку социальная структура советского общества заметно отличалась от структуры западноевропейского общества, а среднеобеспеченные слои можно сблизить со средним классом лишь по некоторым, хотя и важным признакам, прежде всего таким, как повышение жизненного уровня и выравнивание стандарта потребления. Если в середине 50-х гг. советское об­ щество еще сохраняло серьезные свидетельства низкого жиз­ ненного уровня основной массы населения и поляризации на основную часть низкообеспеченных слоев и малочисленные слои с более высоким жизненным уровнем, то в 70-х гг. стати­ стические данные свидетельствовали о повышении уровня жизни больших групп населения1. Происходило более равно­ мерное распределение важнейших материальных благ: заработ­ ной платы, доходов из других источников, обеспеченности жи-

1 См : Римашевская Н. М., Римашевский А. А. Раненство или справед­ ливость М., 1991.

362

Раздел третий. Социальные структуры

лищем и других потребительских услуг, в том числе культурных (образования, квалификации, массовой информации).

В этот период сформировался стандарт образа жизни сред­ него члена российского общества. Его субъект — горожанин либо в первом, либо во втором поколении; он имеет среднее общее, среднее специальное или высшее образование; работа­ ет на государственном предприятии или в учреждении. Он — семейный человек с одним или двумя детьми. Основу благосо­ стояния семьи составляет заработная плата ее взрослых чле­ нов, заметно пополняемая социальными льготами и выплата­ ми из общественных фондов потребления. Членам семьи досту­ пен целый ряд жизненных и культурных благ: обучение детей (от школы до вуза и аспирантуры), медицинское обслужива­ ние, организованный отдых, освоение культурных ценностей Семья имеет двухили трехкомнатную квартиру со стандарт­ ным набором мебели и электробытовых приборов.

Вместе с тем жизненный стандарт среднеобеспеченных сло­ ев советского общества едва ли можно считать устойчивым; их статус постоянно имел тенденцию к обесценению. Так, запро­ сы среднеобеспеченной семьи росли быстрее, чем возможнос­ ти удовлетворить их в рамках господствовавшей системы отно­ шений. Поэтому семья использовала все возможности для уве­ личения материальной обеспеченности как посредством труд;) (через личное подсобное хозяйство, дополнительный зарабо­ ток), так и за счет служебного положения, помощи родствен­ ников, переплаты за нужные услуги, перепродажи дефицит­ ных товаров. Все это отличало среднеобеспеченные слои совет­ ского общества от среднего класса стран Запада.

Новый этап стратификационных процессов начался в 90-х гг . когда российское общество после распада СССР вступило в ста­ дию поиска новых форм социальной организации и ценностных ориентации жизнедеятельности. В стране на институциональнозаконодательной основе начал формироваться мощный негосу­ дарственный сектор с различными типами собственности и субъектами экономической деятельности, в который стали пе­ реходить работники государственных предприятий. Постепенно расширяется численность занятых в сфере посреднической дея­ тельности, обслуживания, финансово-банковских операций В стране начинают складываться группы, занятые новыми вида­ ми деятельности, связанными с рыночными отношениями, —

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.