Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Осипов Г.В. Социология. Основы общей теории / Социология. Основы общей теории

.pdf
Скачиваний:
1731
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
13.93 Mб
Скачать

Глава 9. Социальная стратификация

343

шим обществу приспособиться к меняющимся условиями на каждом новом витке развития. Вместе с тем сама эта структура имеет объективные предпосылки своего развития, закономер­ ности внутренней трансформации, которые необходимо учи­ тывать в ходе социологического анализа.

Рассмотрим некоторые фундаментальные предпосылки, оп­ ределяющие стратификационные изменения. Выше отмечалась важная роль в процессах расслоения фактора социального исто­ рического времени, т. е. их сопряженности с определенным набо­ ром экономических, политических и социокультурных условий жизни, базисных предпосылок развития, характерных для той или иной эпохи. Выделение и функционирование слоев невоз­ можно без опоры на такие прочные образования, как институ­ циональные связи, традиционные нормы поведения и обычаи, законодательно-правовые установления, общепринятые цен­ ности и символы. Основные единицы стратификации (слой, класс) воспроизводят себя на основе прочных механизмов преемственности своих важнейших привилегий и прав. Все это свидетельствует о долгосрочном действии определенных сто­ рон и характеристик стратификационных процессов.

Вместе с тем разные аспекты и элементы слоеобразования имеют различные временные периоды действия. На микромас­ штабном уровне процессов (в этом качестве фигурирует пери­ од активной жизни одного поколения — 25—30 лет) имеет место наиболее очевидная для наблюдателя смена стратифика­ ционных состояний и признаков. Речь идет о внешнем выраже­ нии статусных положений, об общественной шкале предпочте­ ний и оценок, о многих элементах образа жизни и поведения представителей разных слоев. Признаки этого уровня сравни­ тельно легко поддаются фиксации и во многих случаях измере­ нию. На целый ряд явлений и процессов данного уровня мож­ но воздействовать посредством управленческих мер, немалое влияние оказывают на них и заимствования из других обществ

икультур.

Встратификационной структуре есть характеристики, кото­ рые определяются более длительными временными рамками, сравнимыми с активным периодом жизни двух-трех и более поколений (50—150 лет). Таковы периоды существования от­ дельных слоев, сословий и классов; те или иные формы иму­ щественных отношений; юридически закрепленные виды взаи-

344 Раздел третий. Социальные структуры

модействия между основными классами и слоями. На этот уро­ вень труднее воздействовать управленческими мерами; заим­ ствования если и продолжают существовать в его рамках, то в сильно измененном виде и после того, как пройдут «обработ­ ку» в масштабах реагирования и переместятся на уровень на­ циональных традиций.

Наконец, есть исключительно прочные явления'и длитель­ ные процессы слоеобразования, связанные, например, с от­ ношениями родства, с пониманием социальной роли соб­ ственности и богатства, с устойчивыми формами организации На этом уровне слоеобразования действуют традиционные для данного общества виды занятости и формы организации труда; функционируют кастовые или дословные системы, а также се­ тевые отношения групповых связей, сохраняются монархичес­ кие династии и т. п. Здесь сказывается уклад жизни, выступаю­ щий как определенный способ существования данной страны, народа.

Примером исторически длительного разделения общества на замкнутые социальные группы служит кастовая система Индии. Ее зачатки появились еще в глубокой древности, но сохраняющийся институт каст продолжает существовать и се­ годня, хотя в заметно ослабленном виде. В своих наиболее пос­ ледовательных формах кастовая система включала в себя по принципу иерархий множество кастовых и внутри кастовых групп, высшее место среди которых занимали брахманы (жре­ цы). Человек в течение жизни принадлежал к одной касте, если не исключался из нее за нарушение законов; свободный переход из одной касты в другую в подавляющем числе случа­ ев был невозможен. Для многих каст существовал точно уста­ новленный род занятий. Во взаимодействии между членами од­ ной касты и членами разных каст действовало множество предписаний и запретов, касающихся таких аспектов поведе­ ния, как брак, питание, профессиональное занятие1.

Рассмотрим, под влиянием каких факторов происходят стратификационные сдвиги в обществе современного типа Мощным фактором слоеобразований выступают процессы урба­ низации. Это связано с особой ролью современного города в

1 См : Боги, брахманы, люди Четыре тысячи лет индуизма Пер. с чеш М., 1969 С. 327.

Глава 9. Социальная стратификация

345

формировании культурно-коммуникационной сети, т. е. систе­ мы линий связи, путей и центров, по которым перемещаются экономические и социальные ресурсы, политические и духов­ ные импульсы. Именно культурно-коммуникационная сеть и город как узловой центр пересечения ее линий являются оча­ гами преобразования исходных форм жизнедеятельности в бо­ лее сложные, отвечающие новым потребностям, что, в свою очередь, порождает новые виды деятельности, создает иные шкалы социальных предпочтений и статусов, отличные от тех, которые формируются у сельского населения.

В качестве фактора социальной динамики и, следовательно, стимула стратификационных сдвигов выступает интенсивное взаимодействие с развитыми странами, с дифференцированными культурами мира. В этом случае общество вырабатывает объек­ тивные критерии оценки своего развития, получая новые сти­ мулы изменения нормативных ткал статусов и позиций. Под воздействием столкновения с другой культурой государствен­ ные органы могут осуществлять отдельные заимствования из­ вне, что также неизбежно отразится на социальной структуре.

Важнейшим фактором, стимулирующим изменение страти­ фикационной структуры, выступает социальная напряжен­ ность, кризис, ведущие к социальной дезинтеграции. Дисбалансы между сферами и областями жизнедеятельности, усиление социального напряжения из-за разности уровня жизни и ин­ тересов представителей разных социальных классов и слоев — все это свидетельствует о нарушении равновесия во взаимо­ действии социальных систем между собой и с внешней средой, о рассогласовании стратегий, целей и способов деятельности разных социальных слоев. Устранение социальной дезинтегра­ ции требует от общества, в частности от управленческой элиты, активных социальных слоев, институциональных изменений, преобразования наиболее сложных областей социального взаи­ модействия.

Одним из наиболее распространенных способов решения социальных проблем являются реформаторские меры, а также Целостная политика, направленная на модернизационные преоб­ разования общества. Целенаправленная трансформация разных сфер жизнедеятельности сопровождается одновременным из­ менением отношений между социальными классами, слоями, группами. Одни слои теряют свои преимущества и постепенно

346 Раздел третий. Социальные структуры

могут исчезнуть из жизни общества, в то время как другие усиливаются или вновь зарождаются, приобретая те или иные преимущества.

Необходимо уточнить масштабы воздействия управленческо­ го фактора на процессы стратификации. В целостном виде про­ цессы слоеобразования, на каком бы уровне — макроили микровременном, групповом, индивидуальном и общесоциаль­ ном — они ни действовали, носят спонтанный характер. Хотя множество элементов в этих процессах складывается из целеполагающих действий людей, из их намерений, продуманных от­ ношений, но их суммарное наложение друг на друга делает их исключительно сложными для рационального регулирования.

Управленческий разум, воля социальных групп способны упо­ рядочить некоторые (порой достаточно существенные) узлы и звенья в стратификационных механизмах. Роль управленческого фактора, как правило, резко возрастает на определенных этапах социального развития — в условиях кризиса, реформ, а также в ситуации, когда из набора альтернатив необходимо выбрать ре­ шение, определяющее будущее состояние социальной структуры. Но рационально-управленческие меры выполняют роль далеко не единственных инструментов в стратификационном делении. По своей природе целостные процессы стратификации сходны с такими саморегулирующимися системами, за счет которых про­ исходит выживание общества, как система разделения труда, ры­ ночные отношения, процессы урбанизации.

В качестве фактора слоеобразования выступают информаци­ онно-познавательные процессы. Способы познания окружающего мира, характер и качество моделей рационализации социаль­ ной действительности, интенсивность информационных пото­ ков в обществе — все это воздействует на определенные сторо­ ны социальной дифференциации, а через это — и на расслое­ ние. Так, новая информация и расширение познавательного пространства способны трансформировать шкалу предпочте­ ний, способы взаимодействия людей. Научные открытия чере.! целый ряд промежуточных звеньев способствуют рождению новых отраслей производства, что влечет за собой перераспре­ деление кадров между экономическими отраслями, хозяй­ ственными укладами, а также изменяет технологический ба­ зис, рождает новые профессии.

Некоторые характеристики процессов стратификации в пост­ индустриальном обществе и в развивающихся странах. Процессы

Глава 9. Социальная стратификация

347

расслоения в современном мире весьма многообразны и порой трудносопоставимы друг с другом1 Объясняется это целым ря­ дом базисных факторов, которые определяют конкретную кар­ тину расслоения в том или ином обществе. Вместе с тем в XX в. существовал некоторый набор общих тенденций, определяю­ щих стратификационную картину в странах, находящихся на сходных уровнях хозяйственного, политического и обществен­ ного развития. Рассмотрим эти тенденции на примере постин­ дустриального общества и на примере традиционных обществ, осваивающих современную динамику развития.

Начиная с 70-х гг., ведущие страны Запада демонстрируют ряд новых социальных характеристик, что заставляет теоретиков говорить о рождении постиндустриального общества, идущего на смену индустриальному. Ряд аналитиков второй половины XX в. — О. Тоффлер, Д. Белл, А. Турен, Р. Дарендорф, Ю. Хабермас, Э. Гидденс, П. Бурдье и др., анализируя особенности пост­ индустриального общества, выделяют его признаки, которые впрямую связаны с процессами стратификации и социальной мобильности. По их мнению, отличие постиндустриального об­ щества состоит в росте научных знаний и увеличении объемов циркулируемой информации, что сопровождается перемещени­ ем тяжести социальной динамики из сферы экономики в сферы науки, образования, информационных потоков2.

Таким образом, доступ к знаниями и социально значимой информации становится основным ресурсом социальной дина­ мики такого общества и, следовательно, критерием социальной дифференциации, а также показателем социального положения людей. Экономический капитал и материальные ресурсы в по­ стиндустриальном обществе уже не в состоянии быть ключевы­ ми факторами развития, уступая место информации, помно­ женной на знания и техноло1ии. Следовательно, значимость прежнего классового деления — собственники—несобственни­ ки — также снижается, заменяясь социальным разделением на тех, кто владеет информацией, и тех, кто ею не владеет.

П. Бурдье в связи с указанными тенденциями разрабатывает концепцию «символического (или культурною) капитала и

' См. об этом Логаи М , Пеласси Д. Сравнительная политическая со­ циологи. М., 1994

2 См Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас Новосибирск, 1995

348 Раздел третий. Социальные структуры

культурной идентичности», в которой классовая иерархия заме­ няется статусной иерархией, обусловленной ценностными ориентациями и образовательным потенциалом социальных групп. Современная элита состоит в основном из представителей интел­ лектуальных, профессиональных элит, среди которых ценятся не происхождение и материальное положение сами по себе, а преж­ де всею компетентность, знания, навыки обновления своих про­ фессиональных качеств, т. е. культурный капитал, который позво­ ляет его обладателям сохранять социальное лидерство, распоря­ жаться ресурсами разною рода, присваивать дефицитные блага1.

Исследователи также считают, что на появление новых осо­ бенностей социального порядка в постиндустриальном обществе значительное воздействие оказывают глобальные процессы, свя­ занные с распространением транснациональных экономических связей, разного рода услуг и информационных потоков. Вместе с тем в них возрастает значение региональных и межрегиональных связей как внутри той или иной страны, так и между разными странами. Например, может меняться к лучшему уровень занято­ сти, а также уровень жизни и элементы образа жизни, включая и формы отдыха представителей тех региональных сообществ, тер­ ритория которых становится местом дислокации транснацио­ нальных компаний, информационных центров.

Данные тенденции стратификационного деления присущи западным странам, перешедшим черту, отделяющую их от ин­ дустриального состояния, осваивающим постиндустриальное развитие. Иная стратификационная картина складывается на этом же отрезке времени в неевропейских странах, которые еще недавно относились к традиционным обществам, но которые после удачной модернизации демонстрируют высокие темпы экономических и общественных перемен, сохраняя вместе с тем свою культурную идентичность. Эти тенденции рассмотрим на примере стратификационных изменений в ряде стран Юго-Вос­ точной Азии: Индонезии, Сингапуре, Таиланде, Малайзии, на Филиппинах, которые называют новыми индустриальными странами второй волны (индустриальными странами первой волны выступают Япония, Южная Корея, Тайвань и др.).

В прошедшие десятилетия для процессов расслоения этих стран свойственны тенденции, которые были характерны для первоначальных периодов капиталистической индустриализа-

См : Бурдье П Социология политики. М , 1993. С. 43, 56 и лр.

Глава 9. Социальная стратификация

349

ции на Западе. Речь идет о снижении доли крестьянского тру­ да, об изменении удельного веса горожан и жителей села в пользу первых, о становлении рынка наемного труда, о росте числа занятых на мелкотоварном производстве, об увеличении грамотности взрослого населения1.

Вместе с тем после эффективных модернизационных мер в этих странах происходят процессы, свойственные развитому индустриальному обществу: растет число городских агломера­ ций; формируется фабрично-заводской пролетариат; втягива­ ются в современные виды производства женщины; увеличива­ ются масштабы национальной буржуазии, мелких служащих, интеллигенции, военных, а также имеет место становление современной системы образования молодежи, подготовки и переподготовки взрослых2.

Наконец, расслоение этих стран в последнее десятилетие демонстрирует отдельные черты постиндустриального обще­ ства: увеличение оплаты труда за более квалифицированный труд, расширение прослойки квалифицированных рабочих, в том числе тех, которые заняты на производствах с высокими технологиями, а также с экспортоориентированным производ­ ством, рост занятости рабочей силы в сфере услуг, законода­ тельное обеспечение ряда социальных гарантий и т. п.

Сегодня в этом азиатском субрегионе существует сложное пере­ плетение стратификационных характеристик, свойственных разным типам и этапам общественного развития. Наряду с этим в указан­ ных странах складываются вполне отчетливые контуры среднего класса, а в повседневной практике — современные шкалы ценно­ стных предпочтений. Однако, если говорить об уровне жизни сред­ него класса, а также населения в целом, то он заметно ниже, чем в странах Западной Европы или США. Так, если квалифицирован­ ный мастер США или западноевропейской страны в состоянии стать обладателем личного котгеджа или автомобиля, наполнить дом бытовой техникой, то его собрат из Юго-Восточной Азии ли­ шен этих возможностей. В этих странах велика прослойка лиц, живу­ щих крайне аскетично, а также тех, кто живет в нищете'.

1 См . Барышникова О Г., Попов А. В., Шабалина Г. С. Юго-Восточная Азия Люди и труд М., 1999. С. 46-61.

2См там же. С. 85—116.

3См там же. С 183

350

Раздел третий. Социальные структуры

Указанные характеристики позволяют видеть одну из при­ чин интенсивной модернизации стран азиатского субрегиона: сравнительно низкая по меркам развитого общества оплата труда, свои шкалы представлений о жизненном комфорте, не­ высокие притязания людей в области материального благосос­ тояния. В обновлении социальной структуры этих стран велика также роль государственной власти. В указанных странах прово­ дилась специальная политика, разрабатывались государствен­ ные программы, позволяющие регулировать процессы, так или иначе причастные к расслоению: следить за уровнем доходов ряда слоев, регулировать занятость и безработицу, стимулиро­ вать социальное сотрудничество и партнерские отношения меж­ ду основными производительными силами, формировать систе­ му образовательной и профессиональной подготовки, привле­ кать высококвалифицированные кадры, а также дешевую неквалифицированную рабочую силу из-за рубежа. Все это по­ зволило этим странам извлечь немалую выгоду из процессов глобализации, быстро добиться формирования современного стратификационного профиля. В то же время они также сумели избежать углубления социального расслоения, крупных конф­ ронтации между представителями разных слоев, что могло бы привести к срыву модернизации.

П р и л о ж е н и е

Социология в России: особенности стратификационных процессов

российского общества

Процессы расслоения в современном российском обществе вряд ли можно объяснить во всем объеме, если не учитывать исторически действующих в нем механизмов слоеобразования. Эти механизмы в немалой степени определялись характером русской культуры, а на этапе ее становления — географичес­ кими условиями жизни, самим местом расселения восточно­ славянских племен между западноевропейской цивилизацией и цивилизациями Востока.

Следует учитывать влияние на расслоение также инокультурного опыта. В русской культуре оказались аккумулированы разнородные духовные ориентации, что позволяло российско-

Глава 9 Социальная стратификация

351

му обществу осваивать заимствования как с Востока, так и с Запада. С эпохи Московской Руси в обществе начали выделять­ ся важнейшие единицы социального расслоения: двор князя (монарха) и круг приближенных ко двору людей; служилые люди; профессиональные военные и бюрократический аппа­ рат; крестьяне. Другие слои общества (купечество, промыш­ ленники, ремесленники, служители культа) не выполняли та­ кой важной роли, как вышеперечисленные сословия и группы.

Вхозяйственной жизни России сложился своеобразный тип хозяйства, который специалисты называют распределитель­ ным, «раздаточным». Хотя этот тип появился на основе цент­ рализованного государственного управления, тем не менее складывался он спонтанно-исторически, во многом под влия­ нием суровых природно-климатических условий, которые не позволяли сельскому производителю уверенно получать сово­ купный прибавочный продукт, достаточный для интенсивного развития рыночных отношений'.

Вотличие от механизмов купли-продажи, определяющих уровень имущественного благосостояния граждан в условиях рыночной экономики, в хозяйстве распределительного типа доминируют нормы, закрепляющие механизмы распределения жизненных благ. Последние, с одной стороны, способствуют передаче в центр всеми субъектами хозяйственной активности права распоряжения выработанными продуктами (в разные пе­ риоды времени это осуществлялось в виде распределения дани, податей, оброков, повинностей, плановой продукции советской экономики), с другой стороны фиксируют социаль­ но-имущественные статусы граждан, основанные на перерасп­ ределении жизненно важных ресурсов в виде жалования, даре­ ния, общественных фондов потребления, зарплаты. Механиз­ мы рынка в таком типе хозяйствования не приобретали решающего значения, выполняя вспомогательную роль.

Типом хозяйства российского общества определяется и тот факт, что в стране постоянно доминирует государственная собственность. Чиновники и военные получают за службу воз­ награждение, но собственности, защищенной законом, у них

нет. Историческая справедливость требует уточнить, что иму-

1 См . Бессонова О. Э. Раздаток: Институциональная теория хозяйственно­ го развития России. Новосибирск, 1999, Милое Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998. С. 31, 564.

352 Раздел третий. Социальные структуры

щество дворянина отчуждалось лишь в том случае, если он со­ вершал преступление. Вместе с тем длительное отсутствие в стране развитого института частной собственности и преиму­ щественное развитие государственной собственности порожда­ ли, с одной стороны, пассивность в общественных делах ос­ новной части населения, с другой — произвол представителей властных органов, в частности, чиновничьего аппарата. Буржу­ азия как самостоятельная единица социальной стратификации начала оформляться в России после упразднения крепостного права, т. е. только в последней трети XIX — начале XX в.

По сравнению с Западной Европой процессы урбанизации в России проходили в специфической форме. В течение долгого периода русские города, особенно в провинции, в Сибири, имели в основном административное значение, сохраняя аг­ рарный характер Все это говорит о том, что в стране не было почвы для укрепления в городах третьего сословия, которое выступало бы серьезным оппонентом монархической власти. Вместе с тем и в центре и на национальных окраинах развива­ лись слои и субкультуры, порожденные спецификой России как общественного организма: так, начиная с XVII в., на ру­ бежах Московского царства образуются казачьи поселения, в XVI11—XIX вв. в промышленных центрах на правительственных заводах трудятся крепостные рабочие, в XIX в. заявляет о себе такой культурный слой, как русская интеллигенция.

Развитие образования и письменной культуры в нацио­ нальных масштабах поначалу инициировали представители цер­ кви. Лишь с середины XIX в. в стране начала складываться сис­ тема общего, а также профессионального среднего и высшего образования. Происходил этот процесс в основном под государ­ ственным руководством; частные и корпоративные учебные за­ ведения до революции были немногочисленны.

При анализе отечественных процессов расслоения необходимо учитывать и такие факторы, как постоянное включение в границы российской государственности разных народов и региональных со­ обществ, что накладывало на стратификационное деление замет­ ный отпечаток, в частности, постоянно требовало отвлечения из центра материальных, интеллектуальных и кадровых ресурсов1.

1 См Аванесова Г. Л Социокультурная динамика населения Сибири в рамках российскою государства // Цивилизации и культуры Россия и Вос­ ток: Цивилизационные отношения / Отв. ред. Б. С Ерасов. Вып 2 М , 1995

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.